home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 29

— Ты? — ахнул Финлей.

Пикард мрачно усмехнулся.

— Он самый. Поверьте, я очень рад. Вы очень нам помогли, оба. Не могу выразить вам свою признательность. Вы постоянно держали меня в курсе дела. Отдали мне прямо в руки сначала Хабблов, а затем Роско. О большем я не смел даже мечтать.

Финлей словно прирос к полу. Его охватила дрожь.

— Ты? — повторил он.

— Тебе следовало догадаться об этом еще в среду, осел, — ухмыльнулся Пикард. — Я направил коротышку в отель, где останавливался Джо, за два часа до того, как связался с тобой. Ты меня разочаровал. Я рассчитывал, что это объяснение произойдет гораздо раньше.

Он улыбнулся. Финлей отвел взгляд. Посмотрел на меня. Я не знал, что сказать. Вообще не знал, что сказать. Я просто смотрел на огромную тушу Пикарда, загородившую дверной проем. Меня не покидало чувство, что настал мой последний час. Сегодня все будет кончено.

— Встань вон туда, — приказал Пикард. — Рядом с Финлеем.

Двумя гигантскими шагами он прошел на середину комнаты. Его револьвер был направлен на меня. Я машинально отметил, что это новый револьвер 38-го калибра с коротким стволом. Автоматически прикинул, что на таком маленьком расстоянии и он будет достаточно точным. Но, имея дело с 38-м калибром, нельзя быть уверенным, что одной пули хватит для поражения цели. А нас было двое. И у Финлея был служебный револьвер в кобуре под мышкой. Я долю секунды взвешивал все за и против. Затем отказался от этого занятия, так как за спиной Пикарда появился Тил. В левой руке мэр держал свою тяжелую палку. Но правая рукав сжимала полицейское ружье — «Итаку» Маг-10. И не имело значения, куда именно оно было направлено.

— Встань туда, — повторил Пикард.

— Где Роско?

Он рассмеялся. Просто рассмеялся, показывая стволом револьвера, что я должен встать и подойти к Финлею. Я слез со стола. Мне казалось, мои члены налились свинцом. Стиснув зубы, я двинулся вперед с мрачной решимостью калеки, пытающегося ходить.

Я остановился рядом с Финлеем. Тил держал нас под прицелом ружья. Пикард сунул руку за пазуху твидового пиджака Финлея. Достал револьвер из кобуры под мышкой. Бросил его в карман своего безразмерного пиджака. Под тяжестью револьвера пиджак распахнулся. Он имел размеры палатки на двоих. Шагнув вбок, Пикард ощупал меня. Я был без оружия. Моя куртка осталась в багажнике «Бентли». Затем Пикард отступил назад и встал рядом с Тилом. Финлей посмотрел на своего вероломного друга так, будто у него разрывалось сердце.

— Ты что? — спросил Финлей. — Ты забыл, что нас связывает?

Пикард пожал плечами.

— Я же советовал тебе держаться отсюда подальше, — сказал он. — Тогда, в марте, я пытался тебя остановить. Предупреждал. Ведь так, правда? Но ты не хотел меня слушать, не так ли, упрямый осел? Так что ты сам напросился.

Слушая басистый рев агента ФБР, я проникся к Финлею такой жалостью, какую не испытывал к себе самому. Тут в дверях появился Клинер. Его жесткое лицо исказилось в усмешке.

Сверкнули хищные зубы. Он сверлил меня глазами насквозь. В левой руке у него была еще одна «Итака». В правой руке Клинер держал пистолет, из которого был убит Джо. Пистолет был нацелен на меня.

Это был «Рюгер Марк II». Маленький автоматический пистолет 22-го калибра, предназначенный для тайного ношения, оснащенный толстым глушителем. Оружие убийц, предпочитающих подходить вплотную к своим жертвам. Я уставился на пистолет. Девять дней назад конец этого самого глушителя прикоснулся к виску моего брата. Тут не было никаких сомнений. Я это чувствовал.

Пикард и Тил обошли стол. Тил уселся в кресло. Пикард навис у него за спиной. Клинер жестом приказал нам с Финлеем садиться. В качестве жезла он использовал ствол ружья. Резкие, отрывистые движения. Мы сели рядом, напротив большого стола, отделанного красным деревом, глядя на Тила. Закрыв дверь в кабинет, Клинер прислонился к ней. Он держал ружье в одной руке, у бедра, нацелив мне в голову. Пистолет 22-го калибра, оснащенный глушителем, был направлен в пол.

Я поочередно пристально осмотрел всех трех врагов. На сморщенном старческом лице Тила, похожем на пергамент, застыла ненависть. Он был потрясен. Никак не мог прийти в себя. Был в полном отчаянии. На грани срыва. Сейчас Тил выглядел на двадцать лет старше того холеного старика, которого я впервые увидел в понедельник. Пикард держался лучше. Он сохранял спокойствие великого спортсмена. Олимпийского чемпиона, заглянувшего в гости в школу, в которой когда-то учился. Но вокруг глаз у него появилась сетка морщинок. Он нервно постукивал пальцем по бедру. В нем чувствовалось внутреннее напряжение.

Я искоса взглянул на Клинера. Затем посмотрел ему прямо в лицо. Смотреть особенно было не на что. Поджарый и жилистый, он казался высушенным. Стоял не шелохнувшись. Абсолютно неподвижно. Его лицо и осанка ничего не выдавали. Клинер напоминал изваяние, высеченное из дерева. Но глаза его горели злобной энергией.

Тил с грохотом выдвинул ящик письменного стола. Достал кассетный магнитофон, которым пользовался во время моего допроса Финлей. Протянул стоящему у него за спиной Пикарду. Положив револьвер на стол, агент ФБР завозился со спутанными проводами. Включил магнитофон в сеть. Не стал трогать микрофон. Никто не собирался ничего записывать. Нам хотели дать кое-что прослушать. Протянув руку, Тил нажал кнопку устройства внутренней связи. В тишине было отчетливо слышно, как в дежурном помещении зазвонил звонок.

— Бейкер! — сказал Тил. — Пожалуйста, зайди к нам.

Клинер отошел от двери, и вошел Бейкер. Он был в форме.

Служебный револьвер 38-го калибра в кобуре. Бейкер посмотрел на меня. Нахмурился. В руке у него были две кассеты. Тил забрал их. Выбрал вторую.

— Послушай эту запись, — сказал он. — Ты найдешь ее очень интересной.

Вставив кассету, он захлопнул крышку. Нажал клавишу воспроизведения.

Зажужжал мотор, из динамика послышалось шипение. Сквозь него я различил гулкое эхо замкнутого помещения. Затем послышался голос Роско. Громкий, взволнованный. Он наполнил тишину кабинета.

— Ричер? Я хочу кое о чем тебя попросить. Выполни все то, что тебе скажут, иначе со мной произойдет большая беда. Если у тебя есть сомнения по поводу того, что меня ждет, загляни в морг и прочти отчет о вскрытии миссис Моррисон. Вот что меня ждет. Так что вытащи меня отсюда, хорошо, Ричер? На этом заканчиваю.

Голос умолк. Остались лишь гул и шипение. Я успел услышать испуганное восклицание, как будто Роско грубо оттащили от микрофона. Затем Тил выключил магнитофон. Я молча смотрел на него. Температура моего тела опустилась до абсолютного нуля. Я больше не чувствовал в себе ничего человеческого.

Пикард и Бейкер посмотрели на меня. Удовлетворенно усмехнулись. Как будто держали на руках козырные карты. Тил открыл крышку и достал кассету. Положил ее на стол. Показал мне вторую кассету и вставил ее в магнитофон. Закрыл крышку и нажал клавишу воспроизведения.

— Еще одна запись. Послушай.

Послышалось то же самое шипение. То же самое гулкое эхо. Затем голос Чарли Хаббл. Она была в истерике. То же самое с ней случилось в понедельник утром, на залитой ярким солнцем дорожке перед домом.

— Хаб? Это Чарли. Со мной дети. Я говорю не из дома, ты понимаешь, что это значит? Я хочу, чтобы ты знал: если ты не вернешься, с детьми произойдет что-то страшное. Мне сказали, ты знаешь, что именно. То же самое, чем угрожали нам с тобой, но только это сделают с детьми. Так что немедленно возвращайся домой, хорошо?

Голос сорвался на пропитанный ужасом вой и умолк, сменившись гулким шипением. Тил нажал клавишу остановки, достал кассету и осторожно положил ее на край стола. Прямо передо мной. Затем вперед шагнул Клинер.

— Эту кассету ты возьмешь с собой, — сказал он. — Ты отнесешь ее туда, где спрятал Хаббла, и дашь ему прослушать.

Мы с Финлеем переглянулись. Молча глядя друг на друга в полном изумлении. Затем я повернулся к Клинеру.

— Вы уже убили Хаббла, — сказал я.

Клинер поколебался.

— Не корми меня дерьмом. Мы собирались с ним разобраться, но ты успел его спрятать. Чарли нам все сказала.

— Так сказала Чарли?

— Мы спросили у нее, где Хаббл, — продолжал Клинер. — Она заверила нас, что ты сможешь его найти. Не думаю, что она врет. Мы держали нож между ногами ее девчонки. Чарли очень упорно пыталась убедить нас в том, что ее муж где-то близко. Она сказала, что ты ему объяснил, где прятаться. Сказала, что ты сможешь его найти. Будет лучше для всех, если она сказала правду.

— Вы его убили, — повторил я. — Я ничего не знаю о нем. Кивнув, Клинер вздохнул.

— Кончай пороть чушь, — тихо произнес он. — Ты его прячешь, а он нам нужен. Нужен срочно. Мы ждать не можем. У нас налаженное дело. Так что есть разные варианты. Можно выбить из тебя всю правду. Мы об этом уже думали. Это ведь вопрос времени, так? Но мы пришли к выводу, что ты можешь направить нас по ложному следу, а как раз сейчас нам нельзя терять ни минуты. У тебя ведь мелькнула такая мысль, верно?

Он ждал от меня ответа. Я молчал.

— Так что мы поступим вот как, — продолжил Клинер. — Пикард поедет вместе с тобой за Хабблом. Как только вы его найдете, Пикард мне позвонит на сотовый телефон. Он знает номер. После чего вы втроем вернетесь сюда. Понятно?

Я молчал.

— Где он? — вдруг спросил Клинер.

Я начал было отвечать, но он поднял руку, останавливая меня.

— Как я уже говорил, кончай пороть чушь. Ты сейчас, наверное, судорожно ломаешь голову, пытаясь придумать, как отделаться от Пикарда. У тебя ничего не получится.

Я молча пожал плечами.

— С этим две проблемы. Во-первых, сомневаюсь, что ты сможешь отделаться от Пикарда. Сомневаюсь, что это вообще кому-либо по силам. От него еще никто не уходил. Кроме того, номер моего сотового телефона нигде не записан. Пикард держит его в голове.

Я снова пожал плечами. Клинер предусмотрел все. С таким врагом мне еще не приходилось иметь дело.

— Позволь мне сделать еще пару уточнений, — продолжал он. — Нам не известно, где именно находится Хаббл. И ты вряд ли скажешь нам правду. Поэтому мы сделаем вот что. Мы установим лимит времени.

Умолкнув, Клинер подошел к Финлею. Поднял пистолет 22-го калибра, приставив дуло к его виску. Надавил так, что Финлей был вынужден наклонить голову набок.

— Вот этот полицейский отправится в камеру, — сказал Клинер. — Его прикуют к решетке. Если Пикард не позвонит мне завтра за час до рассвета, я направлю свое ружье на камеру и разнесу этого полицейского в клочья. Затем я заставлю очаровательную мисс Роско губкой смыть его со стены. Потом я дам тебе еще час. Если Пикард не позвонит мне до того времени, как солнце поднимется над горизонтом, я лично займусь очаровательной мисс Роско. Ей придется долго мучиться, Ричер. Но сначала будет много секса. Очень много. Положись на мое слово, Ричер. Мы с Тилом проведем целый час в милой беседе, обсуждая, что именно сделаем с мисс Роско.

Клинер надавил пистолетом на ухо Финлею с такой силой, что тот едва не свалился со стула. Финлей поджал губы. Клинер ухмылялся. Я улыбнулся. Клинер может считать себя покойником. Шансов у него не больше, чем у человека, спрыгнувшего с крыши небоскреба. Он еще не долетел до земли. Но он уже прыгнул.

— Ты все понял? — сказал Клинер, обращаясь ко мне. — Звонишь в шесть утра — спасаешь жизнь мистеру Финлею. Звонишь в семь — спасаешь жизнь мисс Роско. И не шути с Пикардом. Кроме него номер телефона больше никто не знает.

Я снова пожал плечами.

— Ты все понял? — повторил он.

— Кажется, понял. Хаббл сбежал, и вы не знаете, где его найти. Ты ведь это хотел мне сказать?

Все молчали.

— Ты не можешь его найти, да? — продолжал я. — Ты бестолковый козел, Клинер. Ты кусок дерьма. Ты мнишь себя большим умником, но ты не можешь найти Хаббла. Ты не смог бы найти свою задницу, даже если бы я дал тебе зеркало на палочке.

Я услышал, что Финлей перестал дышать. Он решил, что я играю с его жизнью. Но старик Клинер оставил его в покое.

Снова подошел ко мне. Побледнел. Я буквально ощущал исходящее от него напряжение. А сам я старался привыкнуть к тому, что Хаббл до сих пор жив. Он был мертв для меня всю неделю, и вдруг снова ожил. Он жив и где-то прячется. Прятался всю неделю, а его тем временем усиленно искали. Он в бегах. В понедельник утром его не вытащили из собственного дома. Он вышел сам. Учуял неладное в звонке, предлагавшем ему остаться дома, и пустился в бега. С тех пор его не могут найти. Пол Хаббл дал ту маленькую зацепочку, которая была мне нужна.

— Что у Хаббла есть такого, что он вам так нужен? — спросил я.

Клинер пожал плечами.

— Он остался последним необрубленным концом. Обо всем остальном я позаботился. Я не откажусь от своего дела только потому, что какому-то ослу вроде Хаббла вздумалось поиграть со мной в прятки. Мало ли, что он может наболтать. Поэтому Хаббл нужен мне здесь. Там, где я смогу за ним присмотреть. И ты мне его найдешь.

Подавшись вперед, я посмотрел ему прямо в глаза.

— А твой сын никак не может отыскать Хаббла? — тихо спросил я.

Все притихли. Я подался вперед еще больше.

— Передай своему сыну, пусть найдет Хаббла.

Клинер молчал.

— Клинер, где твой сын? — не унимался я.

Клинер не отвечал.

— Что с ним? Ты не знаешь?

Он знал и в то же время не знал. Я чувствовал это. Клинер боялся взглянуть правде в глаза. Он отправил своего сына за моей головой, и тот не вернулся. Так что он знал, но не хотел признаться себе в этом. Жесткие черты его лица обмякли. Клинер хотел знать правду. Но он не мог спросить меня. Он хотел ненавидеть меня за то, что я убил его сына, но не мог позволить себе и этого. Потому что, сделав это, он признался бы себе в страшной правде.

Я смотрел ему прямо в глаза. Клинеру хотелось поднять ружье и разнести меня в облако кровавой росы, но он не мог. Потому что я был нужен ему, чтобы вернуть Хаббла. Внутри у него все бурлило. Ему хотелось пристрелить меня на месте. Но сорок тонн денег были для него важнее собственного сына.

Я смотрел в эти немигающие мертвые глаза.

— Где твой сын, Клинер? — тихо произнес я.

В кабинете воцарилась мертвая тишина.

— Уберите его отсюда, — наконец сказал Клинер. — Ричер, если ты через минуту не выйдешь отсюда, я пристрелю этого полицейского.

Я встал. Окинул взглядом всех присутствующих. Кивнул Финлею. Направился к выходу. Пикард последовал за мной, бесшумно затворив дверь.


Глава 28 | Этаж смерти | Глава 30