home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 26

Мне нужно было очень тщательно выбрать место, куда поставить «Бентли». Машина должна была казаться оставленной где попало, но при этом мимо нее нельзя было бы протиснуться. Я долго двигал ее на дюйм сюда, на дюйм туда. В конце концов, поставил ее в начале дорожки, ведущей к дому Хаббла, вывернув передние колеса. Со стороны она выглядела так, будто я торопился и в спешке бросил ее где придется.

Еще мне было нужно, чтобы дом выглядел так, будто я нахожусь в нем. Ничто так не бросается в глаза, как пустой дом. Его выдает тишина, общая атмосфера заброшенности. Все неподвижно. Нет вибрации жизни. Поэтому я отпер входную дверь ключом с большой связки, которую мне дала Чарли, прошел по нему и зажег кое-где свет. Включил в гостиной телевизор и убавил звук. Проделал то же самое с приемником на кухне. Кое-где задернул занавески. Вышел на улицу. Осмотрел свою работу и остался доволен. Дом выглядел так, будто в нем кто-то есть.

Далее первая остановка у гардероба в прихожей. Я искал перчатки. В Солнечном поясе найти их весьма непросто. Здесь они почти не нужны. Но у Хаббла были перчатки. Две пары, аккуратно положенные на полку. Одна пара — горнолыжные перчатки. Светло-зеленые, с бледно-лиловым оттенком. Мне от них не было никакого толку. Я хотел что-то темное. Вторая пара оказалась как раз тем, что мне нужно. Модные перчатки из тонкой черной кожи. Перчатки банкира. Очень мягкие, словно вторая кожа.

Горнолыжные перчатки подтолкнули меня к поискам шапочки. Если Хабблы зимой ездят в Колорадо, у них должно быть все снаряжение. Я нашел целую коробку шапок. Одна из них была вязаная, из синтетических волокон. Низ отворачивался, образуя ушки. Шапка была темно-зеленой. Сойдет.

Следующей остановкой стала спальня хозяев. Я отыскал туалетный столик Чарли. Он оказался больше, чем некоторые из комнат, в которых мне приходилось жить. Косметики было море. Самой разнообразной. Я взял тюбик водостойкой туши для ресниц и отправился в ванную. Вымазал лицо. Затем застегнул куртку, надел шапку и перчатки. Вернулся в спальню и проверил результат в зеркале во весь рост в дверях гардероба. Неплохо. Подойдет для ночной работы.

Я вернулся на улицу. Запер входную дверь. Над головой грохотали черные грозовые тучи. Было очень темно. Остановившись у входной двери, я снова проверил свое снаряжение. Положил пистолет во внутренний карман куртки. Опустил молнию и проверил, легко ли он достается. Пистолет мгновенно очутился у меня в руке. Готовый и запертый. На предохранителе. Запас патронов в правом верхнем наружном кармане. Нож в левом боковом кармане. Дубинка в правом боковом кармане. Ботинки тщательно зашнурованы.

Я прошел по дорожке мимо «Бентли», удалившись от него ярдов на двенадцать — пятнадцать. Раздвинул кусты и занял место, откуда дорожка просматривалась в обе стороны. Я сел на холодную землю и приготовился ждать. В засаде все решает умение ждать. Если противник осторожен, он придет или очень рано, или очень поздно. Когда, по его расчетам, его никто не ждет. Так что как бы рано он ни пришел, нужно быть в засаде раньше него. Как бы он ни пришел поздно, нужно его дождаться. Ждать приходится, словно в каком-то трансе. Требуется бесконечное терпение. Бесполезно суетиться, волноваться. Надо просто ждать. Ничего не делать, ни о чем не думать, не тратя энергию. Затем стремительно действовать. Через час, через пять часов, через день, через неделю. Умение ждать — большое искусство.

Была без четверти полночь, когда я занял место в засаде. Над головой бурлила гроза. Воздух был похож на бульон. Темнота стояла кромешная. Гроза началась около полуночи. По листве застучали капли размером с четвертьдолларовые монеты. За считанные секунды дождь превратился в потоп. Я сидел словно в душевой кабине. В небе грохотал гром. Темноту разрывали молнии. На мгновение в саду становилось ясно как днем. Я сидел под проливным дождем и ждал. Десять минут. Пятнадцать.

Они приехали в двадцать минут первого. Ливень не утихал, раскатисто гремел гром. Я услышал шум подъезжающего грузовика только тогда, когда он уже свернул на дорожку. В сорока футах от меня под колесами заскрипел гравий. Это был темно-зеленый грузовик-фургон. С золотыми буквами на кузове. Фонд Клинера. Такой же, какой во вторник утром я видел у дома Роско. Машина проскрипела в шести футах от меня. Широкие шины по гравию. То, что видел Финлей у дома Моррисона. Следы, оставленные широкими шинами.

Грузовик остановился в нескольких ярдах от меня. Резко затормозил перед «Бентли». Не смог проехать мимо. Остановился именно там, где я хотел. Двигатель заглох, щелкнул стояночный тормоз.

Первым вышел водитель. На нем был белый нейлоновый комбинезон с натянутым на голову капюшоном. На лице хирургическая маска. Водитель был в тонких резиновых перчатках. На ногах резиновые галоши. Выпрыгнув из кабины, он подошел к задней двери. Мне была знакома эта походка. Знакомо высокое, крепкое тело. Длинные сильные руки. Это был мальчишка Клинер. Он пришел, чтобы лично меня убить.

Клинер-младший хлопнул ладонью по задней двери. Раздался глухой удар. Затем он повернул ручку и открыл дверь. Из фургона вылезли четверо. Все одетые так же, как он. Белые нейлоновые комбинезоны, натянутые на головы капюшоны, маски, перчатки, резиновые галоши. Двое несли сумки. У двоих были ружья. Всего пятеро. Я ждал четверых. Пятеро — это немного сложнее. Зато продуктивнее.

На незваных гостей обрушился ливень. Крупные капли с громкими шлепками разбивались о жесткий нейлон, звенели о металлическую крышу. Время от времени сверкала молния, давая мне возможность увидеть этих призраков. Беглецов из ада. Зрелище было жуткое. Впервые у меня возникли сомнения, справился бы я с этими убийцами ночью в понедельник. Но сегодня я должен был с ними справиться. На моей стороне будет преимущество внезапности. Я стану кошмаром-невидимкой, бесчинствующим среди них.

Командовал Клинер. Он достал из кузова фомку. Знаком показал троим следовать за ним, и они направились под проливным дождем к дому. Пятый остался ждать умашины. Спасаясь от ливня, он должен будет забраться в кабину. И точно, пятый убийца посмотрел на черное небо, посмотрел на сиденье водителя. Я достал дубинку. Выбрался из кустов. Услышать меня было нельзя. Ревел дождь.

Повернувшись ко мне спиной, убийца шагнул к двери кабины. На мгновение закрыв глаза, я представил себе Джо, с обезображенным лицом лежащего на столе в морге. Представил Роско, дрожащую от страха, смотрящую на мокрые следы у себя дома. Затем бросился вперед. Подскочил к убийце сзади. Ударил его дубинкой по затылку. Дубинка была тяжелая, и я вложил в удар всю силу. Я почувствовал, как хрустнули кости черепа. Убийца повалился на гравий как подкошенный. Он лежал ничком, а дождь колотил по нейлоновому комбинезону. Я сломал ему шею мощным ударом ноги. Один готов.

Протащив труп по дорожке, я бросил его рядом с грузовиком. Подошел к кабине и вытащил ключ из замка зажигания. Прокрался к дому. Убрал дубинку в карман. Достал нож и раскрыл лезвие. Я не хотел использовать пистолет. Слишком шумный, не спасет даже гроза. Я приоткрыл входную дверь. Замок был выломан, деревянный косяк расщеплен. Фомка валялась на полу.

Дом был большой. Убийцам потребуется время на то, чтобы его обыскать. Я предположил, что сначала они будут держаться вместе. Все четверо. Затем разделятся. Я слышал громкие шаги на втором этаже. Я вышел на улицу, ожидая, когда один из них спустится вниз. Я ждал, прижавшись к стене рядом с выломанной дверью. Под защитой козырька. Дождь хлестал потоками. Настоящий тропический ливень.

Я прождал почти пять минут, пока, наконец, один из убийц не спустился вниз. Я услышал скрип его шагов в прихожей. Открылась дверь гардероба. Я шагнул в дом. Убийца стоял ко мне спиной. Это был один из вооруженных ружьями, высокий, но легче меня. Я подкрался к нему сзади. Протянул левую руку. Вонзил пальцы ему в глаза. Он выронил ружье. Оно с глухим стуком упало на ковер. Я развернул убийцу и потащил его к двери. Под проливной дождь. Глубже вонзая пальцы в глаза. Запрокинул ему голову назад. Перерезал горло. Одним изящным движением это не делается. Все не так, как в кино. Ни один нож не будет для этого достаточно острым. В человеческом горле полно всяческих хрящей. Их нужно перепиливать, с силой водя ножом взад и вперед. Это требует времени. Но результат получается отличный. К тому моменту, как горло перепилено до кости, человек уже мертв. Этот убийца не стал исключением. Кровь из перерезанного горла хлынула фонтаном, смешиваясь с дождем. Он обмяк у меня в руках. Двое готовы.

Я протащил труп по дорожке, держа за капюшон. Не было смысла подхватывать его подмышки или за ноги. В этом случае у него оторвалась бы голова. Я оставил труп на траве. Вернулся бегом в дом. Подобрал ружье и поморщился. Это было серьезное оружие — «Итака Маг-10». Мне приходилось иметь дело с таким в армии. Патрон ужасающей силы. Недаром это ружье прозвали «бетонным забором». Выстрел такой мощный, что убивает всех в салоне легкового автомобиля. При встрече с противником лицом к лицу Маг-10 производит опустошающее действие. Магазин вмещает всего три патрона, но, как мы шутили, после того как из этого ружья будет сделано три выстрела, сражение обязательно закончится.

В качестве основного оружия я все же оставил нож. Он бесшумный. Но как дополнительное оружие ружье лучше «Дезерт Игла». Тщательно прицеливаться из ружья — ненужная роскошь. Оно выплевывает широкий конус свинца. Если Маг-10 хотя бы приблизительно направлен в сторону цели, попадание обеспечено.

Спасаясь от потопа, я шагнул в выломанную дверь и прижался к стене. Стал ждать. По моим расчетам, убийцы вот-вот начнут выходить из дома. Меня они не нашли, зато потеряли того, которого я только что завалил. Поэтому они начнут выходить из дома. Это неизбежно. Они не смогут оставаться внутри бесконечно долго. Я ждал. Прошло десять минут. Со второго этажа доносился скрип половиц. Я не обращал на него внимание. Рано или поздно убийцы выйдут ко мне.

Наконец они вышли. Двое. Одновременно. Я колебался лишь мгновение. Убийцы вышли под дождь, и крупные капли забарабанили по нейлоновым капюшонам. Я снова достал дубинку. Зажал ее в правой руке. С первым я справился без особых проблем. Ударил его тяжелой дубинкой по затылку, буквально оторвав голову, но второй успел отскочить в сторону, так что, мой удар не совсем достиг цели. Дубинка попала по ключице, и убийца упал на колени. Я ткнул его кулаком левой руки в лицо. Приготовился ударить дубинкой. Мне пришлось бить дважды, чтобы сломать ему шею. Парень оказался крепким, но недостаточно. Четверо готовы.

Я протащил два трупа под проливным дождем по гравийной дорожке. Положил их рядом с первым. Итог: я уложил четверых и завладел одним ружьем. Ключи от грузовика лежали у меня в кармане. На свободе еще разгуливал мальчишка Клинер с ружьем.

Я нигде не мог его найти. Не знал, где он может быть. Я зашел в дом и прислушался. Ничего не услышал. Стук дождя по крыше и гравию на улице был слишком громким. Надевал маску шума на все остальные звуки. Если мальчишка всполошится и начнет двигаться осторожно, я его не услышу. Это создавало определенные сложности.

Я прокрался в комнату, выходящую в сад. Дождь колотил по крыше. Я застыл и прислушался. Услышал шаги мальчишки в прихожей. Он открыл входную дверь. Вышел на улицу. Если он повернет направо, то наткнется на троих своих мертвых дружков, сложенных на лужайке. Но он повернул налево. Прошел мимо окон комнаты, в которой я находился, направляясь по мокрой траве в сад. Я видел, как он прошел под потоками воды, футах в восьми от меня. Он был похож на призрак, сжимающий в руках длинное черное ружье.

У меня в кармане был ключ от двери в сад. На общей связке. Я отпер дверь и вышел на улицу. Дождь ударил мне в лицо струей из брандспойта. Я прокрался в сад. Мальчишка Клинер стоял на траве, глядя вниз на большой бассейн. Пригнувшись, я следил за ним. С расстояния двадцать метров до меня доносился стук капель по белому нейлону. Небо то и дело разрывали молнии. Непрерывно грохотал гром.

Я не хотел использовать Маг-10. Мне нужно было избавиться от трупов. Пусть старик Клинер терзается в неведении. Пусть гадает, что произошло, и куда пропал его сын. Это выведет его из равновесия, что было очень важно для моей собственной безопасности. Я не мог оставить за собой никаких следов. Если выстрелить в мальчишку из огромной «Итаки», получится много грязи. Избавиться от трупа будет крайне сложно. Просто потому, что невозможно будет собрать его целиком. Я ждал.

Мальчишка стал спускаться к бассейну. Я пошел следом за ним, двигаясь по мокрой траве. Мальчишка шел медленно. Он был встревожен. Он остался один. Натянутый на лицо капюшон затруднял ему обзор. Он постоянно крутил головой по сторонам, неестественно, словно механизм. Мальчишка остановился на краю бассейна. Я был в ярде от него. Качаясь влево и вправо, влево и вправо, держась вне поле его зрения, когда он поворачивал голову. Его огромное ружье было направлено на наполненный до краев бассейн.

Если следовать книгам, которые я когда-то читал, и кино, я должен был сразиться с Клинером благородно. Я ведь вступился за своего брата. А передо мной стоял тот, кто колотил его ногами словно мешок с тряпьем. Мы должны были сразиться с ним лицом к лицу. Мальчишка должен был узнать, кто его противник. И почему ему суждено умереть. Благородный поединок, мужчина с мужчиной. Но в жизни все не так. Джо рассмеялся бы, если бы я стал действовать так.

Я изо всей силы ударил Клинера-младшего по голове. Как раз в тот момент, когда он начал разворачиваться, чтобы вернуться в дом. Дубинка скользнула по мокрому нейлону, и момент инерции тяжелой свинчатки вывел меня из равновесия. Я пошатнулся, словно поскользнувшись на льду, и упал. Мальчишка развернулся и вскинул ружье. Дослал патрон в патронник. Я выбросил руку вперед, отбивая ствол в сторону. Откатился вправо, уходя с линии огня. Мальчишка нажал на спусковой крючок, прогремел оглушительный выстрел, перекрывающий самый громкий раскат грома. Дробь ушла в соседнее дерево, и послышался треск веток.

Могучая отдача отбросила мальчишку назад, но он смог перезарядить ружье. Я услышал угрожающий сдвоенный щелчок затвора. Я лежал на спине на кафельных плитках, но мне удалось вскочить, схватить ружье обеими руками и направить ствол вверх. Мальчишка снова выстрелил в воздух. Еще один оглушительный грохот. На этот раз я присоединил свой вес к силе отдачи и вырвал ружье из рук Клинера. Замахнулся и врезал прикладом ему по лицу. Удар не получился. У «Итаки» на прикладе толстая резиновая подушка, защищающая плечо стрелка от убийственной отдачи. Сейчас она защитила лицо мальчишки от моего удара. Он просто отшатнулся назад. Я бросился на него, хватая за ноги. Опрокинул его в бассейн. Он грузно плюхнулся в воду. Я прыгнул на него сверху.

Мы боролись в глубокой части бассейна. Каждый старался ухватить противника. Хлестал дождь. Хлорка разъедала глаза и нос. Мне удалось схватить Клинера за шею. Сорвать нейлоновый капюшон и стиснуть ему горло. Утопить его голову под воду. Я давил изо всех силы. Тот ариец в Уорбертоне полагал, что душит меня, но это были объятия возлюбленного в сравнении с тем, что я сейчас делал с мальчишкой Клинером. Я буквально отрывал ему голову. Я давил и крутил ему шею и держал его под водой до тех пор, пока он не умер. Много времени это не заняло. В подобной ситуации все происходит быстро. Тот, кто первым оказался под водой, там и остается. Это мог быть и я.

Вынырнув, я жадно глотнул воздух, задыхаясь от зловония хлорки. Сверху на меня хлестал ливень. Трудно было определить, где кончалась вода и начинался воздух. Оставив труп плавать, я поплыл к берегу. Вылез из бассейна и попытался отдышаться. Гроза была кошмарной. Грозовые раскаты слились в один сплошной рев, молнии сверкали одна за другой. Дождь лил не переставая, как из ведра. Наверное, я остался бы более сухим, если бы не вылезал из бассейна. Но меня ждали дела.

Я залез обратно в воду, чтобы достать труп мальчишки. Он плавал в метре от края. Я подтянул его к стенке. Вылез из бассейна. Схватил обеими руками нейлон и потащил труп к себе. Он весил целую тонну. Я положил его на плитку, и из рукавов и штанин хлынули потоки воды. Оставив труп, я, пошатываясь, пошел к гаражу.

Идти было непросто. Моя одежда промокла насквозь. Я чувствовал себя так, будто на мне была кольчуга. Но я дошел до гаража и нашел нужный ключ. Отпер ворота и зажег свет. Гараж был на три машины. Но теперь там стоял только второй «Бентли». Машина Хаббла, той же модели, что и у Чарли. Темно-зеленая, с любовью отдраенная до блеска. Я увидел в ней свое отражение. Мне было нужно что-нибудь вроде тележки, какой пользуются садовники. В гараже было полно садового инвентаря. Огромная самоходная газонокосилка, шланги, инструмент. В углу стояло что-то похожее на тележку с большими колесами со спицами, как у велосипеда.

Я выкатил ее на улицу и направился к бассейну. Отыскал два ружья и мокрую дубинку. Бросил ружья в тележку и положил дубинку в карман. Проверил, что на трупе Клинера остались ботинки, и уложил его на тележку. Покатил тележку к дому по дорожке. Протиснулся мимо «Бентли» и подъехал к грузовику сзади. Открыл дверь кузова и перевалил труп внутрь. Забрался туда сам и оттащил труп в глубину. По крыше барабанил дождь. Затем я запихнул в кузов труп водителя и положил рядом с мальчишкой Клинером. Бросил на них сверху ружья. Двое уложены.

Потом я отправился с тележкой туда, где сложил остальных трех. Они лежали на мокрой траве, а дождь с ревом колотил по их уродливым нарядам. Я отвез их к машине, на которой они приехали. Уложил всех пятерых в кузов.

Затем вернулся под проливным дождем назад в гараж. Поставил тележку в угол, где она и была. Взял с полки фонарик. Я хотел посмотреть на тех парней, которых привез с собой Клинер-младший. Возвратившись бегом к машине, я залез в кузов. Включил фонарик и склонился над грудой трупов.

Мальчишку Клинера я узнал сразу. С остальных я стащил капюшоны и сорвал маски. Осветил лучом фонарика лица. Двое оказались охранниками со склада. Я наблюдал за ними в бинокль в четверг и был уверен в этом. Быть может, я не поклялся бы в этом под присягой, но сейчас меня не интересовали подобные юридические формальности.

Оставшихся двоих я опознал точно. У меня не возникло никаких сомнений. Это был отряд прикрытия, бравший меня в пятницу. Эти двое приехали вместе с Бейкером и Стивенсоном в ресторан, чтобы меня арестовать. Потом я несколько раз видел их в полицейском участке. Значит, они тоже входили в банду. Тайные помощники мэра Тила.

Выбравшись из кузова, я отнес фонарик в гараж. Запер ворота и пробежал под дождем к входной двери. Отыскал сумки, принесенные убийцами. Бросил их в прихожую и зажег свет. Заглянул в сумки. Запасные комплекты перчаток и масок.

Коробка патронов 10-го калибра к ружью. Молоток. Коробка шестидюймовых гвоздей. И четыре ножа. Медицинских. Такие ножи могут обрезать одним своим видом.

Обежав дом, я запер дверь в сад. Прошел на кухню. Открыл дверцу духовки и вывернул свои карманы. Разложил все на полу. Нашел в шкафчике два противня. Разобрал «Дезерт Игл» и уложил детали на один из них. Рядом насыпал патроны. Нож, дубинку, ключи от «Бентли», деньги и бумаги положил на другой. Поставив противни в духовку, я включил ее на минимум.

Выйдя из дома, я, как мог, прикрыл расщепленную дверь. Обежал «Бентли» и забрался в кабину грузовика фонда Клинера. Повозился с незнакомыми ключами и завел двигатель. Осторожно проехал задом по дорожке и вывернул на Бекман-драйв. Покатился под уклон в город. Щетки дворников работали, что есть силы, борясь с дождем. Я обогнул сквер с церковью. Свернул направо и поехал на юг. Весь городок словно вымер. Кроме меня на дороге никого не было.

Проехав от сквера триста ярдов на юг, я свернул к дому Моррисона. Подогнал грузовик к самому дому и поставил его рядом с «Линкольном». Запер двери. Подбежал к ограде и зашвырнул ключи далеко в поле. Плотнее укутался в куртку, спасаясь от ливня, и пошел назад, напряженно думая.

Субботе уже исполнился час от роду. Значит, до воскресенья осталось меньше суток. Все вырисовывалось достаточно четко. Мне были достоверно известны три факта. Во-первых, Клинеру нужна специальная бумага. Во-вторых, в Штатах достать такую бумагу нельзя. Факт номер три заключался в том, что склад был чем-то забит.

Еще меня беспокоили надписи на ящиках с кондиционерами. Не клеймо завода-изготовителя. Не напечатанный текст. Другое. Серийные номера. На тех коробках, что я видел, серийные номера были написаны от руки в специальных рамках. Я это хорошо запомнил. По словам полицейских из Джексонвилля, то же самое было на ящиках в грузовике Столлера, остановленного за превышение скорости. Длинные серийные номера, написанные от руки. Но зачем они были нужны? Ящики сами по себе были хорошим прикрытием, отличной маскировкой. Мысль возить что-то во Флориду и дальше в ящиках из-под кондиционеров была гениальной. Этот товар не вызывал никаких подозрений. Ящики обманули джексонвилльских полицейских. Полицейским даже в голову не пришло в них заглянуть. Но мне не давали покоя серийные номера. Если в ящиках не было электрических приборов, зачем писать на них серийные номера? Маскировка доводилась до абсурда. Так что же, черт побери, означали эти серийные номера? Что, черт побери, находилось в этих проклятых ящиках?

Я без конца повторял себе этот вопрос. В конце концов, ответил на него Джо. Я шел под дождем, вспоминая слова Кельстейна о дотошности. Старый профессор сказал, что мой брат очаровал его точностью, с какой формулировал свои мысли. Я это знал. Я вспомнил список, напечатанный Джо в качестве памятки самому себе. Гордые прописные буквы. Столбик инициалов. Столбик телефонных номеров. Две приписки внизу. Гараж Столлеров. Досье Грея на Клинера. Мне нужно было опять посмотреть на список. Внезапно я почувствовал, что если хочу узнать, что Клипер перевозил в этих ящиках, стоит съездить в гараж Столлеров и еще раз взглянуть.


Глава 25 | Этаж смерти | Глава 27