home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 13

— Я хочу еще кое-что у тебя спросить, — сказал я.

Финлей начинал терять терпение. Он взглянул на часы.

— Ты лучше не тяни время, Ричер.

Мы шли пешком. Солнце уже спускалось к закату, но жара по-прежнему стояла невыносимая. Я не понимал, как Финлей может терпеть твидовый пиджак и молескиновый жилет. Я провел его в сквер. Пройдя по газону, мы подошли к памятнику старине Каспару Тилу и стали рядом.

— Моррисону отрезали гениталии? — спросил я.

Финлей кивнул, выжидательно глядя на меня.

— Хорошо, — сказал я. — Тогда вот мой вопрос: а их нашли?

Он покачал головой.

— Нет. Мы обыскали весь дом. И мы, и судмедэксперт. Гениталий Моррисона нигде нет.

Сказав это, Финлей усмехнулся. Ему возвращалось профессиональное чувство юмора полицейского.

— Отлично, — сказал я. — Это-то мне и нужно было узнать.

Его улыбка стала еще шире. Достигла глаз.

— Почему? — спросил он. — Ты знаешь, где они?

— Когда будут готовы результаты вскрытия? — спросил я.

Финлей продолжал улыбаться.

— Результаты вскрытия Моррисона ничего не дадут. Его гениталии отрезаны. Больше не соединены с его телом. Их там нет. Они отсутствуют. Так что как их смогут найти при вскрытии?

— Я имел в виду не Моррисона, — сказал я. — Его жену. Когда станет известно, что она съела перед смертью?

Финлей перестал улыбаться. Молча посмотрел на меня.

— Говори, Ричер, — наконец сказал он.

— Хорошо, — согласился я. — Именно для этого мы сюда и пришли, не забыл? Но сначала ответь еще на один вопрос. Часто ли в Маргрейве случаются убийства?

Финлей задумался. Пожал плечами.

— Вообще не бывало. По крайней мере, лет тридцать. Полагаю, с тех пор, как ввели обязательную регистрацию избирателей.

— А сейчас мы имеем четыре убийства за четыре дня, — сказал я. — И очень скоро будет обнаружен пятый труп.

— Пятый? — спросил Финлей. — Кто пятый?

— Хаббл. Считай сам: мой брат, потом этот Шерман Столлер, двое Моррисонов и Хаббл — всего пятеро. Ни одного убийства в течение тридцати лет, и вдруг сразу пять. Вряд ли это совпадение, ведь так?

— Об этом нечего и думать, — согласился Финлей. — Разумеется, все эти убийства связаны.

— Точно, — сказал я. — А теперь я тебе расскажу, что их связывает. Но сначала ты должен уяснить одну вещь, хорошо? Я оказался здесь совершенно случайно. Всю пятницу, субботу и воскресенье до того времени, как были идентифицированы отпечатки пальцев моего брата, я не обращал никакого внимания на происходящее вокруг. Я думал только о том, как бы переждать и поскорее убраться отсюда ко всем чертям.

— Ну и? — спросил Финлей.

— А мне наговорили много всякой всячины. Хаббл многое рассказал мне в Уорбертоне, но я почти не обращал на его слова внимания. Меня это не интересовало, понимаешь? Он рассказывал мне разные вещи, а я его совсем не слушал, так что сейчас я кое-что уже и не вспомню.

— Какие вещи? — спросил Финлей.

И я рассказал ему то, что запомнил. Начал с того же, с чего начал Хаббл. Он запутался в каком-то нечистом деле, и теперь угрожают ему и его жене. Причем угроза слово в слово соответствовала тому, что Финлей увидел сам сегодня утром.

— Ты в этом уверен? — спросил он. — Та же самая угроза?

— Слово в слово, — подтвердил я. — Абсолютно та же самая. Прибить гвоздями к стене, отрезать яйца, заставить жену их съесть, после чего перерезать обоим горло. Хабблу сказали слово в слово то же самое, Финлей. Так что или мы имеем дело с двумя извращенцами, делающими абсолютно одинаковые угрозы, или это еще одна связь.

— Получается, Моррисон был замешан в той же самой махинации, что и Хаббл? — сказал Финлей.

— Которой заправляют одни и те же люди, — подтвердил я.

Затем я рассказал о том, что Хаббл разговаривал со следователем. После чего этот следователь отправился на встречу с Шерманом Столлером, кем бы он ни был.

— Кто этот следователь? — спросил Финлей. — И каким боком тут участвует Джо?

— Джо и был тем следователем, — сказал я. — Хаббл сказал, что высокий мужчина с бритой головой был тем следователем, который пытался вывести его из-под удара.

— Какого типа расследования проводил твой брат? — спросил Финлей. — Черт возьми, где он работал?

— Не знаю, — сказал я. — Последнее, что я слышал, он работал в Государственном казначействе.

Оторвавшись от памятника, Финлей направился назад на север.

— Мне нужно кое-кому позвонить. Пора заниматься делом.

— Ты иди медленнее, — сказал я. — Я еще не закончил.

Финлей шел по тротуару. Я шел по проезжей части, чтобы не пригибаться под навесами перед каждым магазинчиком. Улица была пустынной, так что о машинах можно было не беспокоиться. Понедельник, два часа дня, в городке ни души.

— С чего ты решил, что Хаббл мертв? — спросил Финлей. Я рассказал ему про очки. Подумав, он согласился.

— Это случилось потому, что он говорил со следователем? Я покачал головой. Мы остановились перед парикмахерской.

— Нет. Об этом они не знали. В противном случае с Хаб-блом расправились бы значительно раньше. Самое позднее, в четверг. Полагаю, решение убрать Хаббла было принято в пятницу, часов в пять. Потому что ты зацепил его за номер телефона, найденный в ботинке Джо. Эти люди решили, что ему нельзя позволить говорить с полицейскими или тюремными охранниками. Поэтому они договорились со Спиви. Однако ребята Спиви не выполнили задачу, поэтому была предпринята новая попытка. По словам жены Хаббла, сегодня утром ему позвонили и попросили остаться дома. Так было подготовлено второе покушение. Похоже, на этот раз сработало.

Финлей медленно кивнул.

— Черт, — выругался он. — Хаббл был нашей единственной зацепкой. Только через него мы могли узнать, что здесь происходит. Ричер, ты должен был надавить на него сильнее, когда у тебя была такая возможность.

— Спасибо, Финлей, — сказал я. — Если бы я знал, что убит мой брат Джо, я бы надавил так сильно, что его крики были бы слышны даже здесь.

Финлей буркнул что-то неопределенное. Мы уселись на скамейку под окном парикмахерской.

— Я спросил у него, что такое pluribus, — сказал я. — Хаббл мне не ответил. Он сказал, что в махинации участвуют десять человек из местных жителей, плюс при необходимости привлекают посторонних. Еще он сказал, что вся эта махинация будет оставаться очень уязвимой до чего-то такого, что произойдет в ближайшее воскресенье.

— А что произойдет в ближайшее воскресенье? — спросил Финлей.

— Хаббл не сказал.

— А ты на него не надавил.

— Я ведь уже говорил тебе, что мне это было неинтересно.

— И он даже не намекнул о том, что за махинация? — спросил Финлей.

— Ни словом.

— Он сказал, кто эти десятеро?

— Нет.

— Проклятье, Ричер, от тебя мало толку, ты это знаешь?

— Извини, Финлей, — сказал я. — Я думал, что Хаббл просто какой-то осел. Поверь, если бы у меня была возможность вернуться назад и переиграть все заново, я бы вел себя совсем по-другому.

— Десять человек? — снова спросил Финлей.

— Не считая его, — подтвердил я. — И не считая Шермана Столлера. Но, полагаю, Моррисона он имел в виду.

— Замечательно, — уныло заметил Финлей. — То есть, мне предстоит найти еще девятерых.

— Одного из них ты найдешь сегодня, — заверил я.

Черный пикап, который я последний раз видел на стоянке перед ресторанчиком Ино, остановился на противоположной стороне улицы. Двигатель работал на холостых оборотах. Малыш Клинер, положив голову на руку, таращился на меня из окна. Финлей его не видел. Он смотрел прямо перед собой.

— Полагаю, ты думаешь о Моррисоне, — сказал я.

— А чего о нем думать? Он ведь мертв, правильно?

— Но как он умер? — продолжал я. — Что это должно тебе говорить?

Он пожал плечами.

— Кто-то устроил ему показательную смерть? Сделал предостережение?

— В самую точку, Финлей, — согласился я. — Но где Мор-рисон допустил ошибку?

— Полагаю, он что-то испортил, — предположил Финлей.

— В самую точку, Финлей, — повторил я. — Ему велели замести следы на складе после того, что произошло в четверг ночью. Это была его задача. Знаешь, он ведь действительно был там в полночь.

— Вот как? — удивился Финлей. — Ты же говорил, он все придумал от начала до конца.

— Не совсем, — поправил его я. — Меня он там не видел. Не мог видеть, потому что меня там не было. Но вот сам он там был. И видел Джо.

— Да? — спросил Финлей. — Почему ты так решил?

— Помнишь, когда Моррисон впервые увидел меня в пятницу? В кабинете? Он смотрел на меня так, словно уже где-то видел, но не может вспомнить, где именно. Потому что на самом деле он видел Джо. Моррисон заметил сходство. То же самое говорил Хаббл. Он сказал, что я похож на следователя.

— Получается, Моррисон был там? Это он стрелял?

— Не могу себе этого представить, — сказал я. — Джо был достаточно опытный и осторожный. Он не допустил бы, чтобы его застрелил жирный кретин Моррисон. Стрелял кто-то другой. Я также не могу себе представить Моррисона маньяком. После таких физических упражнений он свалился бы с сердечным приступом. По-моему, Моррисон был третьим. Тем, кто должен был замести следы. Но он не проверил ботинки Джо. Из-за этого Хаббла притащили в полицейский участок. Кого-то это очень разозлило. Это означало, что Хаббла придется убрать. И Моррисон был убит в наказание.

— Хорошенькое наказание, — заметил Финлей.

— Кроме того, это предостережение, — продолжал я. — Задумайся над этим.

— Над чем? Это предостережение обращено не ко мне.

— Тогда к кому?

— Кому делают подобные предостережения? Следующему по списку, правильно?

Я кивнул.

— Теперь понимаешь, почему меня так беспокоило, кто станет новым начальником полиции?

Финлей снова уставился себе под ноги.

— Проклятье! — выругался он. — Ты считаешь, новый начальник полиции также замешан в этом деле?

— Иначе и быть не может, — сказал я. — Зачем этим людям был нужен Моррисон? Не за какие-то выдающиеся личные качества, ведь так? Им просто нужен свой человек в полиции. Потому что они используют его в каких-то своих целях. Так что Моррисона могли убрать только в том случае, если ему уже была готова замена. И кто бы это ни был, нам придется иметь дело с очень опасным человеком. Потому что у него перед глазами будет пример Моррисона. Этому человеку шепнули: видишь, что мы сделали с Моррисоном? То же самое будет и с тобой, если ты нас подведешь.

— Так кто же он? — спросил Финлей. — Кто будет новым начальником полиции?

— Вот это я как раз у тебя и спрашивал, — сказал я.

Мы посидели молча на скамейке перед парикмахерской, наслаждаясь солнечными лучами, заглядывающими под маркизы из полосатой ткани.

— Только ты, я и Роско, — наконец сказал я. — Пока что безопаснее всего предполагать, что все остальные враги.

— Почему Роско? — спросил Финлей.

— По многим причинам. Но в первую очередь потому, что она так старалась вытащить меня из Уорбертона. Моррисон пытался свалить на меня то, что произошло в четверг ночью, так? Значит, если бы Роско была замешана, она бы не стала вытаскивать меня из тюрьмы. Но она меня вытащила. То есть, Роско тянула в противоположную сторону. Следовательно, если Моррисон преступник, она чиста.

Посмотрев на меня, Финлей вздохнул.

— Значит, нас только трое? А ты парень осторожный, Ричер.

— А ты чего хотел? Финлей, здесь убивают людей. И одним из них был мой брат.

Мы встали. Малыш Клинер, заглушив двигатель, вышел из пикапа. Медленно пошел по тротуару. Финлей потер лицо руками, словно умываясь без воды.

— И что дальше? — спросил он.

— У тебя много работы, — сказал я. — Ты должен отвести Роско в сторону и ввести ее в курс дела, хорошо? Передай, чтобы она была очень осторожна. Затем тебе надо будет позвонить в Вашингтон и узнать, чем занимался Джо.

— Хорошо, — согласился Финлей. — Ну, а ты? Я кивнул на мальчишку Клинера.

— А я собираюсь поговорить с этим парнем. Он что-то слишком пристально смотрит на меня.

В тот момент, когда молодой Клинер приблизился ко мне, одновременно произошли две вещи. Во-первых, Финлей поспешно ушел. Во-вторых, у меня за спиной послышался шум опускающихся жалюзи в витрине парикмахерской. Я оглянулся. Казалось, на всей планете не осталось никого кроме нас с мальчишкой Клинером.

Вблизи он представлял собой любопытное зрелище. Маленьким его никак нельзя было назвать. Рост около шести футов двух дюймов, вес приблизительно сто девяносто фунтов, наполненный беспокойной энергией. В его глазах светился ум, но при этом они горели также каким-то странным огнем. По ним я определил, что передо мной далеко не самый рассудительный человек на земле. Малыш Клинер подошел и остановился прямо передо мной, молча глядя в глаза.

— Ты зашел на чужую территорию, — наконец сказал он.

— Этот тротуар принадлежит тебе? — спросил я.

— Можешь в этом не сомневаться. Фонд моего отца заплатил за каждый квадратный дюйм. За каждую плитку. Но я имею в виду не тротуар. Я имею в виду мисс Роско. Она моя. Моя с того самого момента, как я ее впервые увидел. И она меня ждет. Ждет уже пять лет, пока не придет время.

Я спокойно выдержал его взгляд.

— Ты понимаешь английский язык? — спросил я.

Парень напрягся. Начал переминаться с ноги на ногу.

— Я человек понятливый, — продолжал я. — Как только мисс Роско скажет, что предпочитает тебя мне, меня здесь больше не будет. До тех пор держись от меня подальше. Ты все понял?

Парень вскипел, и вдруг все переменилось. Как будто он подчинялся командам пульта дистанционного управления, и кто-то нажал кнопку, переключаясь на другой канал. Мгновенно остыв, парень пожал плечами и по-мальчишески широко улыбнулся.

— Хорошо, — сказал он. — Надеюсь, ты на меня не в обиде?

Он протянул руку, предлагая ее пожать, и едва не провел меня. В самую последнюю долю секунды я отдернул свою руку чуть назад, схватив его не за ладонь, а за пальцы. Это старый армейский трюк. Человек делает вид, будто собирается пожать тебе руку, но на самом деле он хочет ее стиснуть. Своеобразный ритуал больших мачо. Надо быть начеку. Вовремя отдернуть руку назад и давить что есть силы. Давить пальцы, а не ладонь. И тогда твой противник ничего не сможет поделать. Если все сделать правильно, победа будет за тобой.

Малыш Клинер начал ломать мне руку, но у него не было никаких шансов. Он что есть силы сжимал мою ладонь, глядя мне в глаза, ждал, что я сломаюсь. У него ничего не получилось. Я стиснул его пальцы, затем еще раз, уже сильнее, после чего выпустил его руку, развернулся и пошел прочь. Я успел пройти добрых шестьдесят ярдов, прежде чем послышался звук ожившего двигателя пикапа. Машина уехала на юг, и ее шум растворился в полуденном зное.


Глава 12 | Этаж смерти | Глава 14