home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 7

В оставшиеся дни пребывания Моники в Мадриде ничего особенного не произошло. Керри сблизилась с каким-то молодым голландцем и оставила ее в покое. В пятницу семинар завершился, и она наконец улетела в Лондон.

Как она и предполагала, Стив ожидал ее возле дверей для выхода прибывших пассажиров. Еще издали заметив его белокурую голову, она бросилась к нему в объятия. Они слились у всех на виду в долгом страстном поцелуе, потом он подхватил ее чемоданы и повел к парковочной площадке.

Моника впервые видела Стива в нормальной одежде и поразилась тому, как потрясающе он выглядит. Люди провожали их заинтересованными взглядами. Моника улыбалась и то и дело поглядывала на своего спутника, испытывая приятное волнение. Ей льстило то, что на них обращают внимание, Стив же не придавал этому никакого значения.

Сложив вещи в багажник своего автомобиля, он сел за руль и сказал, пристегиваясь ремнем безопасности:

— На будущий год я собираюсь купить новую тачку. А пока приходится довольствоваться этой колымагой.

— Нормальная машина, вполне комфортабельная, — сказала Моника, хотя даже не обратила внимания на марку.

Стив вырулил со стоянки и поехал в сторону шоссе.

— Ну, рассказывав, как ты проводил здесь без меня время! — сказала Моника, на всякий случай держась рукой за ручку над дверцей.

— Очень спокойно. Правда, вчера мы с Томом сходили в бар. Отдохнули, выпили по бокалу пива и разошлись по домам.

— С каким Томом? — спросила Керри.

— Разве вы с ним не знакомы? Он посещает наш зал почти каждый вечер. Здоровый малый, в лайкровых велосипедных штанишках в обтяжку. Ну, вспомнила?

— Ах, этот Том! Да, вспомнила, — покраснев, ответила Моника.

— Зачем ты постукиваешь правой ногой? Я слишком быстро еду? — спросил Стив.

— Извини, я не нарочно. Просто мне давно не доводилось быть в роли пассажирки, и я немного нервничаю, — сказала Моника.

На всякий случай Стив сбавил скорость.

— Ну, и каков он? — помолчав, спросила Моника.

— Нормальный парень, очень общительный.

На этом его характеристика Тома закончилась. Моника не решилась задавать о нем другие вопросы, опасаясь выдать свой особый интерес к нему, и спросила, куда Стив ее везет.

— К Марио, там очень уютно, — ответил он. — Это в самом центре Лондона.

Моника пожала плечами. Ресторанчик, в который привел ее Стив, ничем не отличался от других итальянских забегаловок: зал был украшен искусственными растениями, в витринах вспыхивали разноцветные огоньки. Кормили там сытно и вкусно. Моника рассказала Стиву о своих впечатлениях о Мадриде, умолчав, разумеется, о приключениях в компании чудаковатых американцев. Он выразил сожаление, что не имеет возможности выезжать за границу за счет своей фирмы.

— Это случается не так уж и часто, два-три раза в году, — успокоила она его. — И ничего особенного в этих зарубежных вояжах нет. Правда, Мадрид мне понравился, красивый город. И люди там живут темпераментные.

Хозяин ресторанчика лично сопроводил их к столику у окна и спросил:

— Что будет пить сеньора? Аперитив?

Когда напитки были заказаны, Моника распечатала упаковку с хрустящей хлебной соломкой и предложила Стиву угощаться.

Он отказался, сказав, что боится растолстеть.

— Я не ела в самолете и умираю с голоду, — сказала она и, отправив соломку в рот, начала аппетитно ею хрустеть.

В компании Стива Моника чувствовала себя легко и спокойно. Возможно, так было потому, что они уже совокуплялись, — это сняло напряжение, сопровождающее, как правило, первое свидание. Сумерки за окном сгущались, вспыхивали яркие огни рекламных щитов. Куда-то торопились прохожие, мчались автомобили. Но долго смотреть в окно Монике не пришлось: вернувшийся к их столику хозяин заведения с торжественным видом произнес:

— Сегодня, господа, у нас имеются для вас особенные блюда! На закуску могу предложить вам авокадо с креветками, отварные ракушки…

Внимательно выслушав весь перечень экзотических блюд, предлагаемых их вниманию, они сообща сделали заказ. Он был очень быстро выполнен, блюда действительно оказались оригинальными и вкусными. Накручивая на вилку непременные макароны, Моника заметила:

— Ты часто здесь бываешь?

— Нет, сегодня только третий раз, — ответил Стив. Он ни разу не упомянул о своей прошлой связи с какой-нибудь женщиной, и это настораживало и интриговало Монику. Она задала несколько наводящих вопросов, но Стив отвечал уклончиво, общими фразами. Может быть, у него было столько партнерш, что все они перепутались в его памяти? Монике казалось, что такой красавец, как он, должен был начать разбивать девичьи сердца уже с подросткового возраста. Ей живо представилось, как толпы поклонниц гоняются за Стивом, вешаются ему на шею и бросаются к его ногам. При такой внешности ему не требовалось прилагать особые усилия, чтобы покорить любую из них.

Стив оказался тактичным собеседником и не расспрашивал Монику о ее прежних любовниках. Она вскользь упомянула о своей продолжительной связи с Майклом, но Стив словно бы пропустил это замечание мимо ушей. Однако ей хотелось, чтобы он понял ее непростое душевное состояние, и она сама стала развивать эту тему. Тогда Стив спросил:

— Почему же все так внезапно кончилось? Почему вы с ним расстались?

— Потому что между нами встала другая женщина, — ответила Моника.

— Как? Через десять лет совместной жизни? — Стив изумленно вскинул брови. — У меня не укладывается это в голове! Какой ужас! Какое подлое коварство! Должно быть, для тебя это было ударом.

— Да, я сильно переживала и до сих пор не полностью оправилась, — призналась Моника.

— Вы с ним все еще встречаетесь?

— Нет, разумеется! После разрыва мы виделись только раз.

— Не понимаю, как он мог увлечься другой женщиной, имея такую любовницу, как ты, — со вздохом произнес Стив.

Моника смущенно потупилась.

— Из всякого правила бывают исключения, — тихо промолвила она.

Беседу прервал официант, подошедший к ним, чтобы убрать грязную посуду.

Стив начал расспрашивать Монику о ее работе и коллегах. Ответы он выслушивал очень внимательно, глядя ей в глаза. Глаза его потемнели, он постоянно с восхищением оглядывал ее фигуру. Щеки Моники вскоре стали пунцовыми, она поймала себя на том, что говорит чересчур много, но не могла остановиться, испытывая потребность выговориться. Время от времени Стив делал замечания или просил ее рассказать ему о себе что-нибудь еще.

Официант принес счет, Моника открыла было сумочку" Но Стив предостерегающе взмахнул рукой, настаивая на том, чтобы заплатил он. Моника неохотно уступила, Понимая, что для него это важно.

— Огромное спасибо за чудесный вечер, — произнесла она и положила на его руку свою ладонь.

Он ответил ей подкупающей улыбкой.

Потом они поехали к ней домой.

— Не хочешь зайти? — спросила она.

— С удовольствием, но ведь ты устала, должно быть, с дороги…

— Ты так считаешь? — Моника кокетливо усмехнулась.

— Я подумал, что ты предпочла бы пораньше лечь спать, — нервно улыбнувшись, сказал Стив.

— Нет, я так рано никогда не ложусь, — сказала Моника, недоумевая, почему он так нервничает.

Он покорно поднялся вместе с ней в ее квартиру на лифте. Она усадила его на диван и угостила кофе.

— Может быть, посмотрим телевизор? В Испании, по-моему, показывают только футбол и корриду.

Моника включила телевизор и села рядом со Стивом. Ее клонило в сон, но в постель она хотела лечь вместе со своим белокурым другом. Заметив, что он даже не пригубил кофе, она спросила:

— Почему ты не пьешь кофе?

— Я не люблю его без молока, — ответил Стив.

— К сожалению, молока нет! — сказала Моника.

— Ничего страшного! — Стив положил руку ей на колено. У него были сильные длинные пальцы, поросшие рыжими волосиками, как у сказочного великана. По сравнению с ними пальчики Моники казались кукольными. Она погладила его по руке и предложила:

— Может быть, ляжем в постель?

Стив не ответил, но молча привлек ее к себе и поцеловал в губы. Она обняла его за плечи и прошептала:

— Пошли скорее ляжем в постельку!

Стив не стал возражать.

Едва войдя в спальню, Моника начала раздеваться.

Застыв возле кровати, Стив вперил в нее изумленный взгляд, словно бы не веря, что его ожидает божественное наслаждение. Она легла и, взяв его за руку, потянула на себя. Стив скинул туфли, лег рядом с ней на бок и стал нежно ее гладить, лаская восторженным взглядом. Моника закрыла глаза и расслабилась, млея от его прикосновений. Стив наклонился и стал лизать и сосать ее груди. Соски моментально отвердели. Моника плотнее прижалась к нему, расстегнула ремень, пряжка которого холодила ей живот, и стала расстегивать пуговицы на ширинке. Петушок Стива нахохлился и начал выбираться из-под резинки трусов. Моника пришла ему на помощь и сжала в руке головку.

Стив нетерпеливо заерзал на матраце, на его лице читалось вожделение. Моника ускорила движения рукой, и его дыхание участилось. Полностью доверившись ей, Стив замер, позволяя ей делать с ним все, что ей хотелось. Моника поцеловала его в губы, и пенис моментально начал вздрагивать в ее руке. Она снова поцеловала его и просунула ему в рот язык. Ему следовало бы встать и раздеться, но она чувствовала себя в этот момент настолько хорошо, что не хотела ни на мгновение прерывать наслаждение.

Стив тяжело задышал и застонал, охваченный порывом сладострастия. Его бедра пришли в движение, ноздри чувственно раздувались. Монике было приятно, что она возбуждает этого могучего белокурого красавца. Особенно ей льстило то, что он целиком был в ее власти. Если бы ей захотелось, она могла бы рукой довести его до семяизвержения. Сильнее стиснув в ладони его пенис, она еще раз крепко поцеловала Стива в губы. Это возымело неожиданный эффект: он зарычал и стал быстрее двигать торсом, очевидно, перестав контролировать себя и торопясь извергнуть семя. Глаза его вылезли из орбит, из горла вырвался хрип, он дернулся и внезапно обмяк. Моника почувствовала, что ее рука стала влажной и липкой: произошла эякуляция.

Она вытащила руку из джинсов, убрала прядь волос с его лба и с любовью взглянула на его блаженное лицо. Стив лежал, закрыв глаза, и улыбался, словно большой ребенок. Монике было приятно, что она так быстро довела его до оргазма. От избытка нежных чувств она наклонилась и, поцеловав его в губы, спросила:

— Ты рад, что мы снова вместе?

Потом Моника заставила Стива встать и раздеться. Он побросал джинсы, рубашку и белье на пол возле кровати и повернулся к Монике лицом. Его могучий фаллос блестел между мускулистых ног. Она погладила его рукой, кожа оказалась мягкой и шелковистой. Моника снова прилегла на кровати, положив на подушку голову и грациозно вытянув ноги. Стив встал рядом с ней на колени и начал ее целовать — сначала в подбородок, потом в шею, затем стал сосать ей груди и облизывать пупок. Она сладострастно изгибалась и улыбалась, глядя на его взлохмаченную шевелюру. Стив вошел во вкус и принялся ласкать ртом ее промежность. Моника согнула в коленях и раздвинула ноги, что еще больше подстегнуло Стива, и он впился ртом в преддверие лона.

Глубоко просовывая во влагалище свой шустрый язык, он прихватывал зубами ее расцветающий нежный бутончик, одновременно потирая кончиком носа трепетные складки половых губ. Все это он проделывал с неподдельным вдохновением, по велению сердца, и от этого его ласки были ей приятны вдвойне. Стив упивался всем происходящим в этот чудный момент, и Моника поощряла его легкими вздохами и повизгиванием.

Она словно бы таяла от прикосновений его языка и губ, не оставлявших без внимания ни одного укромного уголка ее пушистой киски. Она поглаживала пальцами его волосы и любовалась напрягшимися мышцами. Ей стало странно, что совсем недавно она сомневалась, стоит ли ей возобновлять свидания со Стивом. Слава Богу, ей удалось преодолеть свою мнительность и нервозность! Впредь ей нужно чаще расслабляться и наслаждаться жизнью, не задумываясь о возможных последствиях. Ведь, как знала она теперь на собственном горьком опыте, предвидеть ход событий невозможно, суровая реальность часто перечеркивает все планы и надежды.

Моника сжала Стива бедрами, и он плотнее прижался лицом к ее промежности. Движения его языка обрели размеренный, ровный темп, и вскоре бедра и низ живота Моники напряглись и затрепетали. Она томно охнула, когда он коснулся клитора своей верхней губой, и пронзительно вскрикнула, как только он стал дразнить клитор языком. По нервам пробежал электрический ток, она запустила пальцы в его волосы и закусила губу. Стоны ее непроизвольно стали громче, всю ее промежность словно бы свело, по бедрам растекся жар, и она поняла, что близка к оргазму. Но испытать его ей хотелось не от оральных ласк, а почувствовав внутри себя плоть Стива.

— Иди ко мне, — хрипло сказала она, взяв его за уши и пытаясь оторвать от своей распаленной промежности. — Войди в меня скорее!

Стив распрямился и, переведя дух, лег на нее. Моника жадно сжала рукой пенис и направила его в нужное место. Издав довольный рык, Стив вогнал в нее свое любовное орудие до упора. Она обхватила руками его плечи и закинула ноги ему на спину. Он принялся резво скакать на ней, быстро двигая торсом. Моника впилась ногтями в его кожу и стала работать бедрами в одном ритме с ним, крича:

— Да, да, да! О Боже!

Подбадриваемый ее пронзительными сладострастными воплями, Стив перешел в галоп. И Моника почувствовала, что у нее перехватило горло. Твердый, словно гранит, фаллос яростно долбил изнутри ее пупок. Она заскрипела зубами и, громко взвизгнув, замотала из стороны в сторону головой. Ее пятки непроизвольно заколотили по его бокам, ногти расцарапали ему спину до крови. Лицо Моники исказилось в чувственной гримасе, экстаз достиг своего пика. Она вцепилась пальцами в его тугие ягодицы и взорвалась изнутри. Взревев как обезумевший бык, Стив излил в ее лоно семя и, охнув, замер, придавив Монику своим обмякшим телом.

Не разжимая объятий, Моника блаженствовала, качаясь на волнах оргазма, из глаз ее струились слезы чистой радости, время от времени она заливалась звонким истерическим смехом. Такой божественной радости ей еще никогда не доводилось испытывать. Стив взглянул на нее и стал покрывать поцелуями ее мокрое лицо. Его пенис снова отвердел. Моника стиснула его стенками влагалища и ощутила новый прилив вожделения, хотя уже почти успокоилась. Так налетевший ветерок поднимает рябь на гладкой поверхности лесного озера. Издав тихий стон, она прижалась к лицу Стива щекой и просунула палец ему в анус. Он стал медленно и размеренно овладевать ею, загоняя член все глубже и глубже в лоно, пока лицо его не побагровело и он снова не исторг в лоно струю спермы, содрогнувшись всем своим горячим молодым телом.

Потом они еще долго лежали обнявшись, охваченные приятной истомой. Наконец Стив перекатился на спину и закрыл глаза. Она погладила его по груди и сказала:

— Поговори со мной о чем-нибудь! Мне приятен твой голос.

— Хочешь, я скажу, что ты чудо?

— Да, говори, — закрыв глаза, промурлыкала Моника.

— Ты сказка! — произнес он чувственным голосом.

Ее щеки зарделись, она втянула носом воздух и уловила особый запах его тела, чистый, с оттенком мускусного мыла и дорогого одеколона. Ей было приятно лежать в постели рядом с мужчиной после стольких дней одиночества. Проживя почти десять лет с Майклом, Моника мучилась бессонницей в первые недели после разрыва с ним. Ей не хватало его запаха и тепла, она плакала и ворочалась с боку на бок, проклиная свою злую судьбу. И вот теперь она вновь обрела надежду и душевный покой. Положив ладонь Стиву на грудь, Моника моментально уснула.

Проснулась она от прикосновения пальцев Стива к ее щеке. Он улыбнулся, когда она открыла глаза, и сказал, что приготовил для нее чай. На нем был надет ее махровый халат, и весь он казался таким же свежим и бодрым, как льющийся в окно солнечный свет. Моника сладко потянулась, словно большая кошка, и подумала, что она, должно быть, выглядит помятой и растрепанной. Стив принес ей дымящуюся чашку чаю, залез под одеяло и сказал:

— В буфете я обнаружил сухое молоко.

— Умница! — воскликнула она. — Который час?

— Почти девять утра, — ответил он.

— Еще рано, давай еще поспим!

— Я проснулся и уже больше не засну.

Моника зевнула, и Стив стал потихоньку ласкать ее. Поначалу она молча наслаждалась прикосновением его рук к ее заветным местечкам, потом начала урчать от блаженства, наконец не выдержала и, вздохнув, прижалась к нему всем телом.

— Ты всегда такой бодрый по утрам? — спросила она, сжав в руке его твердый член.

Он погладил ее набухшие груди и, поцеловав в шею, ответил:

— Как же я могу оставаться спокойным, лежа рядом с такой красавицей?

Она улыбнулась, и он тотчас же принялся сосать ее отвердевший сосок, потирая ладонью клитор и срамные губы. Моника сжала бедра и начала двигать вверх и вниз рукой, чувствуя, как крепнет и твердеет его пенис. Ноги ее непроизвольно раздвинулись, и Стив просунул во влагалище палец.

Эти неторопливые утренние ласки быстро взбодрили Монику, и она снова впала в лихорадочный экстаз. Еще немного поработав рукой, она повернулась к Стиву спиной и слегка приподняла ногу. Стив вошел в ее влажное лоно до упора, и она застонала, ощутив в себе его твердую мужскую плоть. Стив стал медленно овладевать ею, она закрыла глаза и погрузилась в нирвану. Когда же она очнулась, на часах было уже половина одиннадцатого.

— Проклятие! — в сердцах воскликнула она. — Я совсем забыла, что договорилась с Джилл вместе пройтись сегодня по магазинам. Извини, но мне нужно бежать.

Они быстро оделись, он вызвался подвезти ее на своей машине, но она сказала, что хочет прогуляться. На прощание она крепко обняла его и поблагодарила за чудесный ужин и великолепную ночь.

— Когда мы снова увидимся? — спросил он.

— Скоро. Я позвоню тебе в тренажерный зал, — ответила она и пожала ему руку.


* * * | Шарм одиночества | * * *