home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



2

Проснулся я ночью. Часы на камине показывали три двадцать. Меня что-то разбудило, какой-то посторонний шум. Усевшись на кровати, я прислушался, но, кроме работы часового механизма, ничего не услышал. Сон пропал. Сбросив ноги на пол, я встал и подошел к окну. Весь сад был погружен в темноту, только на маленький отрезок клумбы падал свет от моего окна. В какую-то долю секунды мне показалось, что у клумбы мелькнула тень. Я вздрогнул от неожиданности. Наверное, померещилось. Кто может среди ночи разгуливать по темному саду? Кошка? Собака?

Я подошел к двери и открыл ее. В коридоре было темно. Чернота пугала меня больше всего. С трудом мне удалось нащупать на стене выключатель, и я дернул за шнур. Загорелись боковые бра, развешанные по всему коридору. Я вышел и, прикрыв дверь, остановился. Тишина. Мне пришла в голову мысль осмотреть другие комнаты. Несколько спален, подобных моей, кабинет с массивным резным столом, в конце небольшой кинозал. Он заинтересовал меня. Несколько рядов кресел, у противоположной стены на высоком табурете проектор, за которым разместились полки с металлическими коробками.

Я вошел в зал, подошел к проектору и рассмотрел бабины. На них стояли непонятные мне обозначения. Я вынул первую попавшуюся. В ней была кинопленка. Прекрасное развлечение. В кинопроекторе разобраться было несложно, на каждой кнопке стояли знаки и пояснения, для чего она нужна. Я заправил пленку по стрелке в проектор и нажал на кнопку «пуск». Загорелась лампа, катушка завертелась, экран вспыхнул ярким светом. Сначала на нем мелькали крестики, звездочки, потом появилась надпись "Лос-Анджелес. 20 мая, вилла «Мечта».

Я погасил свет и сел в кресло первого ряда. На экране появилось изображение. Сначала пальмы, затем широкий длинный бассейн с вышкой, в воде кто-то барахтался, потом камера медленно повернулась вправо, и я увидел солидного седого мужчину лет шестидесяти в белом костюме. он удобно устроился в плетеном кресле и попивал из высокого стакана коктейль. Его морщинистое лицо выражало снисходительное одобрение.

Камера поднялась вверх, прошлась по макушкам деревьев и остановилась на трамплине вышки. Через мгновение на нем появилась молодая стройная девушка, ее длинные черные волосы были мокрыми и прилипли к гибкой спине. Она помахала кому-то рукой, подошла к краю и прыгнула ласточкой в воду. Красивый прыжок, почти без брызг. Я вспомнил фотографию, которую принес мне Олаф. Именно эта девушка сидела за рулем «роллс-ройса», и звали ее Джесика Корбет. Камера вновь поднялась на вышку, и на экране появился ее муж Элвис Стар к. Он смеялся, хлопал себя по коленям, затем разбежался и, сделав в воздухе сальто, вошел в воду без единого всплеска. Объектив вновь медленно пополз к трамплину, и я весь напрягся. На вышке стоял я, Сэр, Марчес. Вьющиеся светлые волосы закрывали лоб, лицо было серьезным. Экранный Сэд подошел к краю, подпрыгнул и, сделав в воздухе разворот вокруг оси, полетел вниз. Его прыжок оказался самым неудачным. Камера вновь вернулась к важному старику. Около него стоял негр с подносом, уставленным бокалами, возле шампанского в ведерке. Старик махнул рукой, созывая купающихся и указывая тощим пальцем на поднос. Первым к берегу подплыл Элвис, он ловко поднялся на кафельный берег и подал руку жене. Следом за ними выбрался я. Все сгрудились возле старика, который разливал шампанское. Моя фигура оказалась спиной к объективу, и я заметил кривую полоску на своем правом плече. Разглядеть себя повнимательнее мне не удалось. В следующем кадре вся группа с уже поднятыми бокалами что-то дружно выкрикивала.

Я вскочил с кресла, вернулся к кинопроектору и, перемотав пленку назад, вновь пустил фильм. В тот момент, когда моя спина появилась на экране, я нажал «стоп». Несмотря на плохое качество пленки, у меня не оставалось сомнений, что на моем плече шрам. Дюйма три в длину, не меньше, серпообразный глубокий шрам.

Меня бросило в дрожь. Несколько минут я разглядывал экран, потом выключил проектор и вернулся в свою спальню.

Открыв дверцу встроенного во всю стену шкафа, на которой висело зеркало, я скинул пижамную куртку и осмотрел правое плечо. На теле осталось множество следов от ожогов, но никакого шрама не было! Сколько я ни вертелся перед зеркалом, ничего обнаружить мне так и не удалось. Со злостью я шарахнул по дверце ногой, в шкафу что-то упало.

Я заглянул внутрь, на полу лежал свалившийся с вешалки костюм. Я поднял его и повесил на место, какой-то предмет выпал из кармана. Им оказался блокнот, или, точнее, записная книжка. Устроившись в кресле, я начал перелистывать ее. На первом листе значилось имя Элвиса Старка. Все остальные листы были исписаны телефонами, адресами, какими-то пометками. В боковом кармашке лежала фотография Джесики Корбет. На обратной стороне надпись: «Любимому мужу от любящей жены. Джис». Кроме фотографии я обнаружил квитанцию с пометкой «К. X.», листок с нацарапанным корявым почерком числом 32169 и счет за обед в ресторане «Глобус». Больше в книжке ничего не было.

Войдя в охотничий раж, я перерыл весь шкаф, костюмы, фраки, смокинги, вывернул все карманы, но больше ничего не нашел. Затем обыскал спальню, и тоже безрезультатно. Уже занимался рассвет, когда я закончил эту бесполезную возню.

Измотанный, я подошел к окну и раскрыл его. Солнце уже коснулось макушек пальм, вот-вот оно оживит и цветы. Чем больше я всматривался в клумбу под, окном, тем больше мне казалось, что она помята. Каминные часы отстучали семь раз.

Я переоделся, спустился ни веранду и по гравиевой дорожке обошел дом, прежде чем подойти к тому месту, куда выходили окня спальни. Осмотрев внимательно клумбу, я обнаружил отчетливый свежий след от мужского ботинка. Значит, ночью кто-то разгуливал под моими окнами. Мне не померещилось.

— Вы любите цветы? — услышал я голос за своей спиной.

Я обернулся. В трех футах от меня стоял Джефф, универсал, как назвал его Олаф. Он держал руки в карманах и ухмылялся. Этот тип с перебитым носом был мне определенно неприятен.

— А разве ты не знаешь, что любит твой хозяин?

— Меня наняли месяц назад, и я еще не знаю ваших вкусов.

— Ах, вот оно что! Странно. Кто же работал здесь до тебя?

— Какой-то Грин. Я видел его несколько раз, он знакомил меня с обязанностями, показывал участок.

— Почему он ушел?

— Этого я не знаю. Но не уверен, что ему хотелось уходить.

— А эта кухарка? Агнис. Она тоже недавно работает?

— Не знаю. О ней мне ничего не известно.

— Где тебя выкопали? И чем ты лучше Грина?

— Мне сказали, что здесь требуется крепкий парень, способный охранять дом. А Грин хлюпик.

— Что касается охраны, то с ней-то ты плохо справляешься.

Я ткнул пальцем в след на клумбе. Он покосился на него и ответил, не задумываясь:

— Моя неаккуратность. Случайно наступил.

— Не валяй дурака, Джефф. Твоя нога на два-три размера меньше.

Он растерянно осмотрел свою обувь. Мексиканские желтого цвета мокасины на высоком каблуке ничего не имели общего с отпечатками на клумбе.

— Есть разница? — спросил я. Он промолчал.

— Будешь работать так же — пойдешь вслед за Грином. А теперь подготовь машину, после завтрака поедем покатаемся.

— Да, но мистер Тэйлор не…

— Здесь я хозяин, а не мистер Тэйлор. Делай, что тебе говорят.

Из-за его плеча я увидел, как от калитки к дому направляется Агнис. Я пошел ей навстречу.

— Доброе утро, сэр.

— Здравствуйте, Агнис. Сделайте мне легкий завтрак и принесите наверх.

— Хорошо, сэр.

— Скажите, вы давно здесь работаете?

— Два месяца, сэр.

— Кто работал до нас?

— Не знаю.

— Кто вас нанимал?

— Я состояла на учете в бюро Стокмяна. Мне предложили это место, и я согласилась.

— Где находится это бюро?

— На Парк-Плейс, в центре города. Вернувшись в спальню, я уселся в кресло у телефона. Рядом на столике лежал справочник. Я начал с того, что проштудировал записную книжку Старка, и нашел телефон доктора Финбоу. Больше врачей в книжке не было. Набрав этот номер, я через секунду услышал мелодичный женский голосок:

— Приемная доктора Финбоу.

— Доброе утро, мисс. Вас беспокоят из страховой компании. У нас к вам один вопрос. Проходил ли лечение у доктора Финбоу некий Элвис Старк?

— Доктор Финбоу — лечащий врач мистера Старка, — ответила девушка с готовностью.

— А Сэд Марчес не обращался к доктору?

— Однажды показывался, когда доктор Синклер был в отъезде.

— То есть лечащий врач Марчеса доктор Синклер?

— Так во всяком случае записано в его карточке.

— Благодарю, мисс, за оказанную любезность.

— Не стоит благодарности.

Я опустил трубку на рычаг и занялся справочником. Доктора Синклера найти было нетрудно, его приемная находилась на Гардиан-стрит, 1231.

На сегодня я занятие себе нашел. Мне хватало туману в мозгах, чтобы позволить кому-то затуманивать их еще больше.

Агнис принесла на подносе завтрак и составила его на журнальный столик. Два яйца, гренки, кофе и сок.

— Благодарю вас. Обедать я буду часов в шесть.

— А как же ленч?

— Поем в городе, у меня там дела. Когда она вышла, я с аппетитом позавтракал, надел плащ, спустился в сад и направился к гаражу. Найти его среди зарослей сада и множества аллей было не так просто. Наконец я вышел на открытую площадку, где стояло двухэтажное кирпичное здание, первый этаж занимал гараж, двери его были распахнуты настежь. Второй этаж — жилой.

Я заглянул внутрь. Джефф протирал стекла голубого, сверкающего никелем огромного «кадиллака». В глубине гаража стояла еще одна машина, старого выпуска, видавший виды «форд».

— А это что за колымага?

Джефф обернулся.

— Это моя машина. Только зря вы думаете, что она никудышняя. Я с ней, правда, изрядно повозился, но теперь она по своему ходу не уступит вашей.

— Ладно. Поехали.

Он сел за руль и вывел машину на аллею. Я устроился на заднем сиденье.

— Поедем в город. Гардиан-стрит, 1231. Ты знаешь, где это?

— Да, конечно. Три месяца я проработал таксистом в Санта-Монике, а потом в отделении для перчаток лежит подробнейшая карта-справочник всей Калифорнии, так что мы вряд ли заблудимся.

Мой новый шофер завел новую машину и повез нового хозяина в город, петляя по дорожкам сада.

— Только не гони сильно, от высоких скоростей у меня кружится голова.

Мы выехали за ворота, миновали поселок и минут через пять уже катили по шоссе.

— Ты говоришь, что работал таксистом. Кем ты был до этого? Давно живешь в Калифорнии?

— Нет. Я из Монтаны. Раньше занимался боксом, потом, после смерти матери, перебрался во Фриско и работал в доках, а год назад пересел за руль такси. Вообще-то я люблю путешествовать.

— Ты не женат?

— Женитьба мне не по карману. Семью надо кормить. Я уже привык к одиночеству. Сам себе хозяин.

Через сорок минут он остановил машину.

— Приехали. Гардиан-стрит, 1231.

— О'кей. Жди здесь.

Я вышел, поднялся на крыльцо стандартного серого здания и прочел табличку на двери:

«Доктор Хэдли Синклер. Прием по договоренности».

Я нажал кнопку звонка и стал ждать. Дверь открыли почти сразу же, и очаровательная шатенка в белом халатике спросила:

— Вы записаны? Проходите, — не дождавшись ответа, она пропустила меня в просторную приемную, с креслами вдоль стен и столом у деревянной резной двери.

— Как о вас доложить?

— Дело в том, мисс, что я представитель страховой компании. У меня только один вопрос к доктору Синклеру, касающийся его пациента. Я отвлеку его буквально на минуту.

— Подождите здесь, я узнаю у доктора, сможет ли он принять вас.

Девушка исчезла за роскошной темной дверью, и не успел я осмотреться, как она появилась вновь.

— Зайдите, пожалуйста.

Доктор Синклер был молод, где-то около тридцати. Худощав, сутуловат, с умными проницательными глазами, в очках. Мне, правда, показалось, что это не очки, а обычные стекла, и носит он их для солидности.

— Извините… — начал я.

— Я уже все знаю, — перебил он. — Объясните мне цель вашего визита.

— Хорошо, буду краток. Очевидно, вы уже знаете, что ваш бывший пациент, Сэд Марчес, погиб в автомобильной катастрофе…

— Что вы говорите? — он был искренне поражен, и эта непосредственность превратили его в мальчишку. — Впервые слышу об этом!

— Сожалею, но это так. Сэд Марчес застрахован на крупную сумму, наша компания проводит в связи с этим следствие. У меня к вам только один вопрос, доктор Синклер. Какие особые приметы имел Сэд Марчес?

Он задумался, снял очки и с минуту смотрел в окно. Я не мешал ему.

— А, ну как же! — неожиданно воскликнул он. — У мистера Марчеса был шрам. Ни правом предплечье, выше лопатки, дугообразный шрам. Его происхождения я не знаю, никогда о нем не спрашивал. Но это очень убедительная примети.

— Благодарю вас. Не смею больше отнимать ваше драгоценное время.

Я надел шляпу и вышел. Секретарши проводила мепя до двери.

Итак, ясно было одно: Сэд Марчес имеет шрам, которого не имею я.


предыдущая глава | Шанс выжить | cледующая глава