home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



2

Дикий, истошный крик потряс весь дом. Забыв о предосторожности, мужчины выскочили в коридор второго этажа и ворвались в комнату Бланш.

Женщина сидела на полу, прижавшись к стене. Тело ее тряслось, глаза выкатились, она безумным взглядом уставилась на окно.

— Что? Где?! — крикнул Прайт, сжимая нож в руке.

Бэйли, вооруженный топором, выглядывал из-за его спины.

— Там, в окне! — бормотала Бланш. — Черный! Он заглянул ко мне в окно!

— Мистика! — Прайт готов был растерзать эту истеричку. — Как он мог заглянуть в окно? Здесь нет лестницы, водосточной трубы сроду не было, поблизости не растет ни одного дерева. Абсолютно голая стена.

— Но я же его видела! — не унималась женщина.

— Ты видела негра? — тихо спросил Бэйли. — А я не вижу Рочера. Где он?

— Очевидно, снит. У этого типа железные нервы.

Они вышли в коридор и толкнули соседнюю дверь.

— Джек! Джек, ты здесь? — крикнул Прайт. Бэйли принес подсвечник и подал Прайту.

Они вошли внутрь. Комната была пуста.

— Боже! Еще один! — простонала Бланш.

— Может, тоже сбежал? — подал голос Бэйли. — Надо проверить двери.

Прайт покачал головой.

— Если сбежал, то через окно. Оно разбито. Он осторожно приблизился к выбитой раме, под ногами захрустели стекла. Сверкнула молния. Хирург отскочил назад, словно ужаленный.

Бэйли бросился на пол, роняя топор и загораживаясь руками.

— Пустяк… Молния… — Прижимаясь к стене, Прайт отошел к двери. — Вставай, Бэрт, все живы.

Бэйли поднял голову.

— Думаю, Джека похитили.

— Это невозможно, — возразил, поднимаясь, Бэйли.

— Он здоров, как бизон. Его не так просто взять, — согласилась с ним женщина.

— Если у убийцы, а вероятнее, у убийц, хватило сил повесить Тибса и Доу, то и с Рочером они справятся, — упорствовал Прайт.

— С чего ты взял, что его похитили? — не унималась Бланш.

— Окно закрыто на щеколду. Стекла на полу в комнате. Окно выбили снаружи. Кто-то забрался сюда…

— Но ты только что утверждал, что это невозможно! — перебила его Бланш. — Значит, я действительно видела негра?!

— Странно! Бэрт, ты слышал крики или звон разбитого стекла?

— Нет. Я же спал в чулане. Там нет окон.

— Это тебя спасло. Моя комната на другой стороне, — продолжал рассуждать Прайт, — я ничего не слышал. А ты, Бланш?

— Не знаю. Я что-то почувствовала во сне. Открыла глаза, а передо мной эта ужасная рожа.

— Что значит перед тобой?

— Я спала, сидя в кресле, лицом к окну. Подсвечник стоял на подоконнике… Возможно, мне показалось… кто-то постучал в окно. Все так неожиданно… Мне страшно!

— Который час? — спросил Прайт.

— Четверть пятого, — ответил Бэйли, глядя на наручные часы.

— Скоро рассвет. Тогда и примем необходимые меры.

— Давайте спустимся вниз, — предложила Бланш. — Там на окнах ставни.

Диван стоял на месте, прижатый спинкой к двери. Комната освещалась слабым светом от тлеющих в камине углей. Бланш зажгла свечи.

— Убийца не смог сдвинуть диван и решил действовать через окно. Ловкий, подлец! Попался бы он мне, — ворчал Бэйли, пытаясь придать своему тону внушительность.

Бланш взялась за свое:

— Неужели нет никакого выхода? Должен быть!

Бэйли воздел руки к потолку.

— Но где же он, черт вас побери! Нам скоро придется запереться в подвале и задохнуться там…

— В подвале тебя сожрут крысы, — хмыкнула Бланш. — Спускайся. Они проголодались.

Прайт не слушал их. Он ходил из угла в угол и рассуждал.

— Своей тупостью мы играем на руку убийце. Если этот парень силен или имеет сообщника, то ему ничего не мешает действовать днем. Но он тихо подкрадывается к своей жертве ночью. Он может совладать только с одним человеком…

— И с Джеком тоже? — тупо глядя на Прай-та, спросила женщина.

— Ты в этом еще не убедилась? Думаю, что сначала он его оглушил, как, впрочем, и тех двоих, а потом оттащил бесчувственное тело к своему дереву… Будь оно проклято!

— Но зачем? Убил бы, и конец!

— Он фанатик! Я прихожу к мысли, что это взбесившийся негр. Он мстит. Мстит за себя и за своего приятеля. Мы их вздернули, он делает то же самое с нами. Дарэк, Рок, возможно, и Рочер, висят на перекладине…

— Но я не желаю, чтобы меня вешали! — завизжала Бланш, стуча себя кулаками по коленям. — Не хочу. Не хочу! — Слезы брызнули из ее глаз.

Бэйли придвинулся к Прайту.

— Но откуда у этого хлюпика столько силы?

— Ты же врач, Бэрт, и должен знать, что есть такое понятие, как предсмертный шок. Человек в агонии способен сдвинуть с места железнодорожный состав. Тщедушного эпилептика четыре санитара не могут удержать во время припадка. Негр в длительном припадке, но скоро он выдохнется, нервы сдадут, и наступит депрессия. Тогда его можно будет взять голыми руками.

— Интересно, кто это будет брать его голыми руками? Возможно, у него и наступит депрессия, но после того, как он всех нас вздернет. Я не верю ни в какие припадки. Этот тип делает свое дело четко и продуманно. Будь он безумен, мы его сцапали бы без проблем.

Прайт подался вперед.

— Какое это имеет значение? Факт тот, что нас убивают поодиночке. Теперь необходимо держаться вместе и ни на шаг не отходить друг от друга. Если он один, то ему нас не одолеть.

— И долго ты предлагаешь так сидеть? Пока не начнем жрать друг друга? Запаса провизии на два дня, не больше.

— У негра вообще ничего нет…

— У него оружие. В лесу полно дичи. Бланш вскочила с мета, ее залитые слезами глаза налились кровью. Взгляд пылал ненавистью.

— При чем здесь негр?! Нет никакого негра! Кто-то из вас двоих это делает!

Мужчины оцепенели.

— Ты рехнулась, идиотка! — Прайт постарался зарядить свой голос хорошей порцией грома, но это не помогло.

— Почему же? В вашей общей кассе лежит кругленькая сумма. Число из шести знаков. Кто-то из вас решил заграбастать все деньги. Остров — удобное место для избавления от конкурентов.

Кровь отхлынула от лица Бэйли.

— Откуда тебе известно про деньги?

— Не будь ребенком, милый! Я работаю с тобой пять лет. У меня есть ключи от твоего стола и сейфа. Я читала всю вашу бухгалтерию. За каждого уничтоженного негра вам шли отчисления, а за активистов и дебоширов вы получали в пять раз больше. Сколько у вас их на счету? Только на этом вонючем острове вы скормили грифам больше трех десятков чернокожих, а ваши суды Линча? При виде цветного у вас слюни капает из пасти… Хватит! Я выскочу сейчас во двор и заору тому негру, если он есть: «Слушай, черный, я не виновата, не трогай меня! Это они во всем виноваты, они убийцы!» Пусть вас вешают, жарят, жрут, а я хочу жить! И не собираюсь расплачиваться за ваши грязные делишки…

— А разве не ты прирезала негра, сука! — зарычал Бэйли.

Бланш вскочила и бросилась к двери. В панике она попыталась сдвинуть с места диван, но Прайт нагнал ее, схватил за волосы и с силой отбросил назад. Она пролетела через всю комнату, ударилась о перила лестницы и сползла на пол.

Прайт вытащил из-за пояса нож.

— Не подходи, мерзавец! — завопила Бланш, выхватив из коробки бутылку виски.

Прайт сжал челюсти и сделал шаг вперед. — Смотри, Бэрт! Он и тебя прикончит! Это он всех повесил! — неистово голосила женщина, вжимаясь в угол. — Для него человека убить — раз плюнуть.

— Для тебя тоже, — прохрипел Бэйли. — И для меня ничего не стоит.

Бэйли взял со стола топор, с которым в течение последних суток не расставался, и сжал ручку. Прайт резко остановился и опустил руки.

— Боже! Мы совсем рехнулись. До чего можно дойти.

Он тяжело опустился на стул.

— Вместе находиться хуже, чем поодиночке, — заключил Бэйли. Напряжение не отпускало его.

Разъяренная Бланш не унималась:

— Кто из вас убийца? Пусть слушает меня! Убивай последнего живого, а меня не трогай. Я не имела дел с неграми, и ваши деньги мне не нужны. Мне ничего не надо. Я хочу жить! Больше ничего! Я никому не скажу про деньги. Я уеду из города, из Техаса и никогда сюда не вернусь…

Бэйли сверкнул глазами.

— Заткнись! Деньги тут ни при чем. У нас хватит денег на всех. Наш клан…

— Значит, это ты, Бэрт? — Бланш встала перед ним на колени. — Помилуй меня, миленький, что хочешь делай, только не убивай!

Бэйли с силой влепил ей пощечину.

— Идиотка! При чем тут деньги? Дело в политике. И ты это знаешь. Наш клан…

— Врешь! — с новой силой взревела женщина. Она вскочила и отбежала в другой конец комнаты. — Врешь! «Ваш клан», «политика», плевать тебе на политику! Вы просто с жиру беситесь, скоты! Только теперь хвосты поприжали. Вышла вам эта девчонка Грэйс боком. Если бы не она, все продолжалось бы вечно. Резали бы себе черномазых, а тут осечка — малолетка белая! Весь город на дыбы подняли! Если народ узнает, кто это сделал… вас линчуют на центральной площади или сожгут на кресте…

— Все! — заорал Прайт. — Хватит! Договорилась, мразь! Мало того, что ты знаешь о деньгах, тик у тебя и язык за зубами не держится. Ты а любую минуту нас продашь!

Прайт сжал нож и шагнул к женщине. Бланш прижалась к стене. — Теперь не имеет значения, повесят нас или нет, но ты с острова не уйдешь живой. Даже если кто-то из нас и хочет завладеть деньгами, он, оставшись один, тебя не пощадит. Ты тут же начнешь его шантажировать, стоит тебе выбраться на волю. Будешь требовать долю… а то и все -деньги. Шлюха ненасытная. И не думай, что такие люди остаются живыми. Кому нужен камень на шее? Ты слишком много знаешь, Бланш!

Прайт сделал еще шаг.

Бэйли оказался за его спиной. Он не раздумывал: взмах руки — и топор вонзился в спину Прайта, перерубая позвоночник. Нечеловеческий вопль Принта сотряс воздух. Нелепо взмахнув руками, он с грохотом рухнул на пол.

— Я так и думала, что это ты, Бэрт! Это ты их всех… Да?

Бэйли, остолбенев, смотрел на истекающего кровью Прайта.

— Нет, — сдавленно произнес он. — Просто Тим стал опасен. Он поверил в твой бред с деньгами. Я видел, как загорелись его глаза, а я знаю, что это такое…

— Значит…

— Значит, что ничего не изменилось. Опасность осталась прежней. Твоя бабья дурь вынудила меня сделать это. Я убил человека, который мог быть полезен в борьбе с охотником.

— Нет, Бэрт, ты убил охотника. Нам больше некого опасаться. Это был Тим Прайт! Он всех повесил, а ты убил его!…

— Чушь! Ты же сама видела негра в окне.

— Мне все это приснилось. Я была слишком перенапряжена. Теперь все позади. Тим хотел завладеть кассой. Я давно подозревала его. Однажды он признался мне, что хочет уехать на север и открыть свою клинику, для этого ему не хватало только денег.

— Никто из нас четверых не собирался захватывать кассу. И Прайт не помышлял никого из нас убивать. Он должен был сделать здесь уникальную операцию. Пересадка здоровых почек больному пациенту. Для этого мы привезли сюда Рочера. Рочер — донор. За операцию нам обещано сто тысяч долларов…

— Вот он и намеревался получить их один. Зачем ему делить такие деньги на четверых? Ты наивен, Бэрт. Вспомни, как он радовался, когда мы поехали на остров. Он сказал, что давно ждал этой минуты… Правильно, ждал! У него появился удобный случай разделаться со всеми вами…

— Ерунда! Как бы он оправдался перед Бруксом? Нас не просто списать со счетов.

— Пустяк! Он все свалил бы на негра.

— Но негра же нет, — опешил Бэйли.

— Вспомни, идея взять на остров негров принадлежала Прайту. Об этом говорил Доу еще в первый вечер. Тим все учел. Когда все уснули, он вышел во двор, прирезал негра и оттащил его в лес. Затем вернулся, оглушил Доу и повесил его.

Так он перевешал бы всех, а потом рассказал бы Бруксу сказку про негра-убийцу, но только изменил бы концовку. Примерно так: когда он остался один, ему удалось одолеть негра, который поджидал его в лесу. Он наверняка валяется там и сейчас. Причем, Тим мог бы показать все наглядно, даже экспертов вызвать.

— Это смешно! — сказал Бэйли с сомнением в голосе. — Этому никто не поверил бы!

— Но мы-то ему поверили! Верили и сидели здесь двое суток взаперти…

Наступило долгое молчание. Бэйли внимательней разглядывал Бланш, глаза его сузились, и он тихо произнес:

— В одном Тим был прав. Ты не должна уйти с острова живой. Ты опаснее всех чернокожих вместе взятых.

Бланш вздрогнула.

— Что ты задумал, Бэрт… Вспомни, кем я была для тебя все эти годы…

— Была, но предала меня. И будешь предавать.

— Бэрт! Пять лет я была твоей секретаршей и подстилкой. Опасной ты меня не считал! Я знала о всех ваших делах, о деньгах, о ваших вылазках на остров. Даже о девчонке я знала, но молчала, а теперь ты перестал мне верить, Бэрт?

— То было раньше. Четверых ты боялась, что ты могла сделать? Сейчас остался я один.

— И хорошо. Я еще больше…

— Ты предала меня, как только увидела этого каторжника. Не задумываясь, прыгнула в постель. Сюда ты тоже приехала ради него.

— Чепуха! Это просто мимолетное увлечение. Он мне не нужен, неотесанный чурбан! Такие, как он, — пять центов пучок. Я всегда любила только тебя, Бэрт. Думаешь, за пять лет, пока я с тобой, мне не встречались настоящие мужчины? Полно!

— И со всеми ты спала. Я тебе не верю. Ты работала только потому, что я хорошо оплачивал твой труд и постель. Ты имела все, что хотела. Тебе некуда было деваться, тебя все устраивало. Любая женщина согласилась бы на такие условия.

Этого Бланш вынести не могла.

— Да на моем месте ни одна дура не осталась бы с тобой и дня! Спать с такой образиной за жалкие гроши? Да какая…

— Для удовольствия ты покупала за пять центов пучок. Ты забыла, где я подобрал тебя, грязная шлюха!

— Наглец! Я погубила лучшие годы в твоем вонючем кабинете. Ты должен боготворить меня!

— И выложить перед тобой всю нашу кассу?

Бланш схватила с пола бутылку и запустила в Бэйли.

— Я сама ее возьму!

Ему удалось увернуться, и посудина угодила в камин. Грохнул взрыв, как от динамита. Один осколок впился в щеку Бэйли, кровь хлынула на рубашку.

— Ну вот и все, стерва! Он рванулся к женщине.

Бланш отскочила в сторону, и Бэйли растянулся на диване.

— Не так просто меня ухлопать! Бланш в секунду оказалась у стола, где лежал нож, Бэйли вскочил и прыгнул ей вдогонку, вытянув вперед руки. Прыжок достиг цели: женщина пролетела мимо стола, споткнулась и упала. Бэйли бросился на нее и накрыл своим торсом. Бланш удалось выскользнуть и вцепиться ему в лиф острыми ногтями. Он завопил от боли и схватил ее за горло. Он сжимал пальцы изо всех сил, давил на нее всем своим весом до тех пор, пока Бланш не побагровела. Глаза ее вылезли из орбит. Окровавленные руки ослабли и упали на иол. Она еще раз дернулась и застыла. Бэйли с трудом поднялся на ноги. Силы иссякли, он даже не чувствовал боли, кровь заливала всю одежду, на лице остались целыми только глаза. Пошатываясь, он добрел до кресла и рухнул в него. Со всеми было покончено! Бэйли взял со стола бутылку и выпил из горлышка добрую ее половину. На искореженном лице появилось подобие улыбки. Теперь он твердо знал, что деньги принадлежат ему. Только ему. Он даже знал, как оправдаться перед мэром. Бланш ему все рассказала…

Бэйли долго и неподвижно сидел в мертвой тишине. Приторно-солоноватый запах крови заполнял душную, закупоренную со всех сторон комнату. Неожиданно до его ушей отчетливо донесся звук шагов. Он вздрогнул. Скрипнула верхняя ступенька лестницы. Бэйли успел забыть об опасности извне, настолько Бланш внушила ему, что убийца Прайт. Скрип повторился. Бэйли, как завороженный, смотрел на лестницу. У него не осталось сил для сопротивления. У него не было сил даже пошевелиться. Он обреченно смотрел в ту сторону, откуда приближалась смерть.

Сначала появилась нога, потом другая, затем туловище и, наконец, человек во весь рост. Он медленно спустился вниз и остановился у трупа Бланш. Бэйли с трудом смог выдавить из себя хриплое восклицание:

— Рочер!

— Я вижу, Бэрт, ты вышел победителем? Я полагал, им будешь не ты.

— Джек.

— Нет. Джека Рочера не существует. Мое имя Энтони Грэйс. Тем двоим я тоже представился. Надеюсь, ты не забыл девочку двенадцати лет. Ее звали Бэтти. Ты был четвертым. Наступила твоя очередь.

— Но ты…

— Нет, я жив. Остальных вешать не имело смысла. Вы же не люди. Я был уверен, что вы сами перегрызете друг другу глотки, как пауки в банке.

Грэйс достал из заднего кармана наручники.

— Что ты намерен делать? — спросил Бэйли. Он все еще сидел и не мог шелохнуться. Ноги отказали ему.

Грэйс вырвал его из кресла и подтащил к Бланш. Бэйли не мог стоять и упал рядом с трупом женщины. Грэйс защелкнул одно кольцо наручника на руке Бланш, второе на запястье Бэйли.

— Она не хотела с тобой разлучаться. Оставайся с ней навсегда.

— Тони! Пощади! Что будет со мной?

— Ничего. Ты сам понимаешь, что с таким грузом никуда не денешься. Проживешь ты недолго, но это будет достойная тебя смерть.

Грэйс с отвращением выдернул топор из спины Прайта и бросил его на стол. Следом полетели все ножи и острые предметы. Все это он завернул в скатерть и, не глядя на обезумевшего Бэйли, поднялся на второй этаж. Пройдя через спальню, он вскочил на подоконник и, не раздумывая, спрыгнул во двор. Рыхлая земля смягчила падение. Он легко поднялся и направился к озеру. У пирса он выбросил тяжелый узел в воду и двинулся дальше по тропинке на запад. Минут через десять он свернул в камышовые заросли и добрался до привязанной к коряге лодке. Забравшись в нее, Грэйс запустил двигатель и направил ревущий катер на юг.


предыдущая глава | Прежде, чем уйти | cледующая глава