home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



1

Дым стоял, как туман в Лондоне поздней осенью. Здесь столько курили, что Бланш с трудом успевала выносить пепельницы. Заметив, что Рочер направился на кухню, хозяйка квартиры немного помедлила, поставила поднос с коктейлями на стол и, улыбнувшись мужчинам, скользнула за дверь. Тим Прайт равнодушно выслушивал старые анекдоты, которые рассказывал ему Дарэк Доу. При этом рассказчик, в отличие от слушателя, давился от смеха.

Бэрт Бэйли и Рокуэл Тибс сидели за ломберным столиком и играли в карты. Время от времени Бэйли наклонялся к уху Тибса и что-то ему нашептывал.

Когда Бланш появилась на кухне, Рочер наливал себе кофе. Она остановилась в проходе и облокотилась на дверной поперечник. Рочер сделал глоток и лениво покосился на женщину. Без традиционного кабинетного камуфляжа она выглядела привлекательно. Ее синие глаза сверкали открытым призывом. Длинные волосы локонами раскинулись по плечам, а грудь в глубоко декольтированном платье порывисто вздымалась. Бланш улыбнулась, показывая полный набор красивых белоснежных зубов, и тихо сказала:

— Ты похож, Джек, на вагнеровского героя. Ну вылитый Зигфрид! Строен, строг, молчалив. — У нее был низкий протяжный голос с какой-то влажной ласковостью — как мокрое махровое полотенце.

— Тебе скучно? Да?

— Ты угадал. Пойдем потанцуем?

— У меня болит нога. Иди танцуй с Бэртом. Бланш фыркнула.

— Он танцует, как овцебык.

— Мне-то что?

Бланш оторвалась от двери и подошла к нему вплотную.

— Скажи, Джек, я тебе нравлюсь? Только не говори «нет»! Я же чувствую, что ты хочешь меня, как и я тебя.

Рочер отставил чашку в сторону.

— Допустим. Ты женщина что надо. У тебя есть голова на плечах и отличная пара ягодиц в придачу.

— Значит, ты берешь меня?

— А что на это скажет Бэрт?

— То же самое, что и Дарэк, ведь ты спишь с его женой.

— Но Бэрт не Дарэк. Ты не боишься, что он вышвырнет тебя с работы?

— А что он может без меня? Загонит толстую задницу в кресло и целый день его полирует. Он беспомощен, как ребенок. А потом, я ему ничем не обязана, я свободная женщина. Никто из них не станет ссориться со мной. Я слишком много знаю.

Он взял ее за талию и прижал к себе.

— Ты можешь переехать ко мне, Джек, — продолжала она, учащенно дыша. — Или тебе крашеная шлюха Дарэка больше нравится?

— У нее такие бездонные глаза… Настолько бездонные, что я понял наконец, что они пусты. Она только и делает, что болтает, не умолкая, но ей ни разу не удалось сказать что-нибудь интересное. Она мне порядком надоела. — Его рука скользнула под блузку Бланш.

— Давай сейчас, Джек. Я изнемогаю…

— Не говори глупости. Когда все уйдут, я вернусь, только выпроводи Бэрта.

Он впился в ее губы. Бланш застонала и прижалась к нему всем телом.

Когда Бланш вернулась в гостиную, Доу прекратил хихикать над своими анекдотами. Он взял со стола два стакана с коктейлем и вернулся к балкону, у двери которого курил сигару Прайт. Доу подал ему стакан и кивнул в сторону кухни.

— Этот Рочер — отвратный тип…

Прайт впервые за весь вечер рассмеялся, будто услышал самый остроумный анекдот.

— Не можешь простить ему Мэдж?

— То, что моя жена стерва, я давно знаю, но он же живет в моем доме. Мог бы соблюдать элементарные приличия.

— Где ему их взять? О чем ты, Дарэк? Уголовник, вырвавшийся на свободу. Для него сейчас любая юбка как оазис в пустыне, а ты о приличиях… Пусть развлекается, он даже не догадывается, что жить ему осталось чуть больше недели. Когда ты вспорешь ему брюхо, то рассчитаешься за все сразу. Доу поморщился.

— Мне этого не очень хочется. Все-таки, что ни говори, он спас мне жизнь!

— Брось ты свои сентиментальности. Рочер для нас только донор, не больше. А главное, его никто нс будет искать. Его нет. Не существует, понимаешь?

— Ты, конечно, прав, Тим, но с этим парнем нс так-то легко справиться. Он здоров, как бизон.

— С ним и не надо справляться. Усыпим и кинем на стол. Два часа работы, и свалим остатки в канаву, грифам на ужин.

— Ты предлагаешь увезти его на остров? А если он не захочет?

— Предлог всегда можно найти. Для его же безопасности ему лучше уехать из города.

— Резонно. Давай выпьем за успех дела. Доу заменил пустые стаканы на полные. Бэрт Бэйли покосился на приятелей, болтавших у балкона, и еще ближе склонился к уху Тибса.

— Понимаешь, Рок, я не хочу, чтобы ребята знали об этом. Так глупо влипнуть! Этот фараон слишком хитер.

Тибс сунул сигарету в рот и прикурил.

— Да, история. И ты думаешь, этот лейтенант уже что-нибудь предпринял?

Бэйли сокрушенно кивнул.

— Надо поговорить с мэром. Он сумеет заткнуть ему пасть.

— Брукс и так взбешен из-за девчонки и негра, а тут еще это… я даже рот раскрыть боюсь…

— Спокойно, Бэрт. Нам есть, чем убедить его. Мы нашли донора. Это очень важно! А поставить на место какого-то фараона ему ничего не стоит.

— Боюсь, Рок, ты недооцениваешь этого парня. Он малый не промах. К тому же у него есть фотографии.

— Когда ты должен с ним встретиться?

— Через два дня.

— Я думаю, мы уладим это дело. Бэйли вздохнул.

— Сколько неприятностей за последнее время, голова идет кругом… А как та девчонка? Пришла в себя?

— Нет. И не придет. — Тибс дотянулся до поднеся и взял бокал с вином. — Я перевел ее к себе. Она находится под хорошим присмотром, сейчас ей колют намбутал. Через пару недель она уже ничего не вспомнит и никого не узнает.

— Это же рискованно, Рок.

— Никакого риска. У нес был сильный шок, который вылился в маниакальный психоз, амнезию и так далее. Мы же предупреждали, что случай очень серьезный, и никто нс удивится такому исходу.

— А если она не выдержит? Она же ребенок.

— Выдержит. Но ребенком так и останется.

На всю жизнь. Ей придется играть в куклы до глубокой старости. Она для нас неопасна. Другое дело ее мать, которая может устроить шумиху в прессе. А то и хуже. Подумай только, что может произойти, если она встретится с негром и тот ей все расскажет.

— Ты меня пугаешь, Рок!

— Негр молчит, пока понимает, что ему никто не поверит. Стоит зашуметь репортерам, он сообразит, кто его союзник и к кому надо идти за помощью.

— Черномазого необходимо убрать.

— Как ты догадлив! Ну, так убери. Кто тебе мешает…

Тибс умолк, увидев появившихся в гостиной Бланш и Рочера.

Лицо женщины горело, глаза лихорадочно блестели. В руках она несла кофейник, а Рочер чашки.

— Кажется, этот малый и до Бланш добрался, — раздраженно проворчал Бэйли.

— Но ты же сам говорил, что она тебе в тягость, — прошептал Тибс.

— Что-то все мы сегодня подозрительно трезвые! — воскликнул Прайт, отходя от окна.

— Лично я хочу есть, а не пить, — сказал Рочер, беря с тарелки сэндвич с ветчиной.

— Каждому свое. А я выпью!

Прайт принялся откупоривать бутылку джина.

— Кто хочет кофе? — спросила Бланш.

— Пожалуй, только я, — отозвался Доу.

Он тоже заметил состояние Бланш и радовался про себя, что Рочер переключился на подружку Бэйли.

Звонок в дверь прервал начавшееся застолье. Мужчины переглянулись.

— Кто бы это мог быть? Прайт покосился на Бланш.

— Вероятно, посыльный от зеленщика, — неуверенно ответила женщина. — Я заказывала овощи.

Она встала и вышла в холл, прикрыв за собой дверь.

— Что-то вы, ребята, больно дерганные, — заметил Рочер. — Живете на широкую ногу, всего вдоволь, а комплексуете.

— Кстати о ноге. Как твоя нога? — спросил Тибс.

— Все в порядке! Хирурги не ударили в грязь лицом.

Все замерли, глядя на дверь. Следом за Бланш в комнату вошел высокий красавец в голубом костюме. Бэйли побледнел.

— Добрый вечер, джентльмены. Меня зовут Дин Астор. Я помощник шерифа округа. — Он достал служебный жетон и предъявил его присутствующим. — С некоторыми из вас я уже знаком.

Бланш недоуменно пожала плечами.

— Он сказал, что ему необходимо с вами поговорить.

— Мы действительно знакомы, — раздраженно произнес Доу. — Но что у нас может быть общего с полицейским?

У Бэйли задрожали колени. Астор ехидно улыбнулся.

— Не торопитесь с выводами, мистер Доу. Надеюсь, никто из вас не держит заряженный револьвер в кармане? Не делайте глупостей. Я тот самый человек, который вам сейчас нужен.

— Послушай, парень, тут в тебе никто не нуждается, — рявкнул Прайт. — По-моему, ты ошибся дверью.

— Напрасно вы так считаете, мистер Прайт, — тем же тоном продолжал Астор, стоя в дверях. — Я докажу вам обратное. Но сначала я, пожалуй, сяду.

— Вы решили, что ваше присутствие украсит нашу компанию? — с издевкой спросил Тибс.

— Не исключено, — спокойно ответил Астор, повернув стул спинкой вперед и устраиваясь на нем. Несколько секунд он осматривал присутствующих, затем неуловимым движением выхватил револьвер и взвел курок.

— Всем руки на стол. Я хочу быть уверен, что во время нашей беседы никто из вас не выкинет какой-нибудь фокус. Вы не так безобидны, как хотите казаться. Эта штука будет молчать, если вы проявите благоразумие.

Четверо озлобленных мужчин положили руки на стол. Теперь Астор был удовлетворен.

— Вам не кажется, приятель, что вы рискуете потерять работу? — холодно процедил Прайт.

— Некоторые рискуют потерять жизнь. Я тоже люблю рисковать, но на сей раз имею санкцию свыше, мистер Прайт. — Глаза его прищурились и цепляли взглядом каждого сидящего. — Всех вас я знаю, кроме мистера Тибса. Теперь мне ясно, что именно он был четвертым.

— Что значит четвертым?

Астор пропустил мимо ушей вопрос психиатра.

— Что касается пятого, то я не уверен, что этого человека зовут Адамс Норт, — полицейский кивнул в сторону Рочера. — Но в данный момент это не важно. Важно то, что четверо из вас совершили два тяжких преступления. Неделю назад! Согласно законам нашего штата, подобные деяния наказываются смертной казнью. Дело ваше дрянь!

— Этот тип сумасшедший! — прохрипел Тибс.

Четыре пары глаз бегали, словно бильярдные шары по сукну, ища выхода, но постоянно натыкались на тупую морду револьвера.

— Вы забыли, как провели прошлую воскресную ночь? Я могу напомнить.

Доу хотел было вскочить, но Прайт остановил его.

— Успокойся, Дарэк. У этого типа нет никаких доказательств.

— Извините, но я не в курсе, — тихо сказал Рочер. — Давайте послушаем лейтенанта. В конце концов, надо выяснить, зачем он сюда пришел.

Рочер обдумывал ситуацию. У него на резинке под брюками находился нож. Обычная предосторожность. Если дело примет крутой оборот, он сумеет опередить фараона.

Астор был в восторге: эти люди его боятся. Респектабельные, напыщенные, развращенные хозяева жизни. Но теперь они поменялись ролями.

— Ваше счастье, что об этом знаю я, а не Галлахер… — Астор наслаждался их страхом. — Но всякое может случиться…

— На что намекаете? — спросил Драят.

— Могу без намеков. В данный момент я на вашей стороне. Не прячьте глаза, мистер Бэйли. Забудем нашу последнюю встречу.

Доу и Прайт удивленно посмотрели на смертельно-бледное лицо приятеля.

— Что значит «на нашей стороне»? — раздраженно спросил Тибс. — Объясните!

— Объясняю. Я имел доверительную беседу с мистером Бруксом. — Все, кроме Рочера, одновременно подались вперед, не отрывая взглядов от полицейского. — Он просил меня помочь вам, я дал согласие. Один я не могу закрыть такую брешь, мне нужно содействие. Придется вам поиграть в активность, джентльмены. Убийство и изнасилование не шутка. Только совместными усилиями мы сможем замять эту историю. Для этого я здесь!

Наступила томительная тишина. Помощник шерифа не вызывал доверия, но выбора не было.

— Что же вы предлагаете? — осторожно спросил Прайт.

— Одно преступление влечет за собой другое. Это не аксиома, а необходимость. Следующая на очереди Клэр Грэйс. Она слишком активна и уже обошла вас на вираже. Вчера Грэйс пыталась попасть на прием к прокурору. К счастью, он уезжал в Остин и их встреча не состоялась.

Астор видел перед собой напряженные лица. Жалкие трусы! Он решил, что револьвер ему больше не понадобится, и убрал его в карман.

— Как это сделать?

С жирного лица Тибса скатывались капельки пота.

— Решите сами, кто из вас пойдет на это. Я лишь гарантирую твердое алиби. У меня есть на примете человек, которого можно обвинить в этом убийстве.

— Может быть, вы сами… Мы хорошо заплатим, — дрожащим голосом предложил Доу.

— Я не могу делать два дела сразу. У меня своя работа.

Все молчали.

— Струсили! — усмехнулась Бланш. — Вы способны только малолеток трахать. Герои!

— Я что-то слышал о деньгах, — тихо сказал Рочер. — Сколько?

— Десять тысяч, — прохрипел Тибс.

— О'кей! Я берусь.

Бланш с восторгом смотрела на Рочера. Она не ошиблась в нем.

— Единственный мужчина среди вас!

— Когда? — деловым тоном спросил Рочер.

— Сегодня ночью, — ответил Астор. — В десять часов я заступаю на дежурство и буду ждать вас на углу Гордон-сквер и Двенадцатой авеню. Там получите дальнейшие инструкции. Когда с бабой будет покончено, займемся негром. Пока все.

— Вы знаете, где его найти? — спросил Прайт.

— У меня есть идейка на этот счет. Но сначала следует решить первый вопрос.

— Я сама отвезу тебя, Адаме, на эту встречу, — пропела Бланш, сделав акцент на имени.

Рочер усмехнулся.

— Договорились! — Астор поднялся. — Я жду вас, Норт. Если вам нравится это имя, я не возражаю.

— Оставьте его в покое, лейтенант, — вспыхнул Тибс. — Это наш человек, а какое он носит имя, никого не касается.

— Не стоит раздражаться. Я же сказал вам, что сегодня мы заодно.

Он коротко кивнул я вышел из квартиры.

— Ну и хлыщ! Ну и мошенник! — воскликнул Прайт.

— Сказать об Асторе, что он мошенник — это то же, что заявить: «Шекспир писал пьесы», — наконец раскрыл рот Бэйли. — У него своя теория. Он на шантаже и аферах набил себе руку. Такого не обведешь…

— Пусть лучше мочится из нашей палатки наружу, чем наоборот.

— Интересно, как это его прижал к стенке Брукс? — задумчиво протянул Бэйли. — С таким материалом этот Астор мог бы вить из нас веревки.

— Значит, у Брукса материала больше. Ты забыл о его картотеке? У него весь город под колпаком.

— Главное, теперь Астор сделает все, что скажет Брукс, — добавил Тибс. — А мы Бруксу очень нужны.

— Не забывайте про Джека! — вмешалась Бланш. — Чего бы вы без него стоили?

— Трудно сказать, чего мы стоили бы, — ухмыльнулся Бэйли. — Зато нам ясно, что Джек стоит десять тысяч.

Рочер усмехнулся.

— Вы дешево купили себе жизнь. Уверен, что газовая камера на четверых стоит дороже. Но я не хапуга.

Он вышел на балкон. Бланш последовала за ним. После прокуренной комнаты оба полной грудью вдыхали вечернюю прохладу. Женщина положила руку на плечо Рочера.

— Чересчур шикарная коляска для обычного фараона. — Он кивнул на садившегося в машину Астора. — Такие покупки можно оплатить, если хорошо играешь в жмурки с законом и умеешь делать вид, что не замечаешь, как кто-то обделывает свои делишки.

— Так устроен мир, милый, и не ему менять заведенный порядок, — прошептала Бланш, прижимаясь к Рочеру.

— Да. Он всего-навсего воет вместе со всеми.

— Тебе надо отдохнуть. Идем, я провожу тебя в свою комнату.

— Ты права.

Они вернулись в гостиную и прошли в спальню Бланш под пристальным взглядом мужчин. Когда дверь за ними прикрылась, Бэйли ударил кулаком по столу. — Сучка!


предыдущая глава | Прежде, чем уйти | cледующая глава