home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



2

Астор задремал и не знал, сколько прошло времени с ухода девчонки. Его разбудил какой-то шум. Он приподнялся с кресла и прислушался. Через несколько секунд он услышал смех, доносившийся с лестничной площадки.

«Неужели это она? — удивился Астор. — Ни разу не слышал ее смеха». Он привык видеть только ее злобные глаза. Следом раздался мужской гогот. Шум шагов где-то совсем рядом.

Лейтенант вскочил и закрыл дверь на щеколду. Притаившись, он прижал ухо к щели.

Замок щелкнул, и голос Джилды сказал: «Прошу вас, мой друг, заходите». Тяжелые шаги ступили на порог следом за цоканьем ее каблучков.

Астор на цыпочках перебрался к стене, разделявшей обе комнаты. Там находилось потайное отверстие. Астор прильнул к нему и начал всматриваться в полумрак. Его рука нащупала рядом с собой фотоаппарат, который он приготовил заранее.

Джилда весело вошла в комнату и небрежно бросила сумочку на стол.

— Ну, что же вы там?

Она включила люстру, и комната озарилась ярким светом. В нее вошел мужчина лет сорока. Крупная голова с залысинами и тонкими усиками, как у Кларка Гейбла. Одет он был в дорогой костюм и чувствовал себя уверенно, как человек, знающий себе цену.

— Неплохая квартирка для такой девчушки, как ты, — сказал он, осматриваясь по сторонам.

— Это квартира родителей. Они упорхнули отдыхать во Флориду.

— Тебе здесь раздолье, малютка.

— Выпить хочешь? — спросила Джилда, подходя к сервировочному столику.

— Налей немного виски, малютка. — Он подошел к ней сзади и взял за талию. — Сладкая девчушка. А ты уже умеешь доставлять удовольствие мужчинам?

— Скоро узнаешь.

Она повернулась лицом к нему и подала стакан с напитком.

Гость сел в кресло и, откинувшись назад, не сводил масляных глаз с Джилды.

— Ну, крошка, раздевайся, я хочу тебя хорошенько рассмотреть.

— А ты решил сидеть одетый?

— Разденусь, но сначала мы немного поиграем. Мне очень нравятся такие девочки, как ты.

— Ты что же думаешь, я с тобой всю ночь дурака валять буду? Нет, миленький, делай свое дело и проваливай. Там другие ждут.

Мужчина засмеялся.

— Не торопись, моя кошечка! Я заплачу тебе за всю ночь. Не стоит суетиться. У меня сегодня то самое настроение, которое дает мне силы надолго.

Джилда на секунду растерялась.

— За ночь я беру триста долларов, — соврала она.

Самодовольный гость засмеялся еще громче.

— Ну, не привирай! А вообще-то мне плевать, ты получишь пятьсот, если будешь умницей.

— А ты не врешь? — неожиданно серьезно спросила она.

Он достал пухлый бумажник и положил перед собой.

— Начнем с платья! Включи-ка музыку, детка.

Немного помедлив, Джилда подошла к приемнику и включила его. Музыка заполнила комнату. Тип в кресле открыл бумажник, достал из него пятидесятидолларовую бумажку и, повертев ее перед собой, бросил на ковер.

— Это только за платье, бросай его рядом. Джилда поняла, что с ним не так-то просто разделаться. Она рванула на себе платье, и оно разлетелось по швам, оголяя ее стройную, гибкую фигурку. Ее маленькая грудь вызывающе торчала вперед, бедра прикрыты узкими ажурными трусиками.

— Танцуй! — заорал от восторга клиент. Астор ожидал чего угодно, но не этого. Ком подступил к горлу, и он сам не мог оторвать взгляда от тела девчонки.

Джилда начала плавное движение в такт музыке. Захмелевший клиент достал еще купюру.

— Снимай остальное, малютка! — вопил он, побагровев.

Узкие трусики слетели на пол. У Асто-ра свело челюсти от напряжения. С трудом скинув чехол с аппарата, он начал щелкать затвором.

Джилда продолжала кружиться перед обезумевшим самцом, который, не отрывая от нее взгляда, все бросал и бросал деньги под ноги танцующей красотке. В момент, когда она оказалась совсем рядом, он поймал ее за руку и, притянув к себе, впился пухлыми губами в ее живот. Она попыталась выскользнуть, но он крепко держал ее за ноги, шаря волосатыми руками по белой коже.

Астор готов был убить этого типа, сейчас он сам желал того же, что получал этот набитый деньгами мешок. Невероятных усилий ему стоило сдержать себя. Джилде чудом удалось вырваться, и она прыгнула на кровать.

— Ну, иди ко мне, дурачок! — позвала она заученной слащавой фразой, услышанной в каком-то третьеразрядном фильме про любовные страсти.

Клиент скинул пиджак, бросил его на пол, следом полетело остальное. Секунду он еще смотрел на распростертое тело юной красотки, затем ринулся на нее, как зверь на добычу.

Астор сделал еще снимок и, отбросив камеру в сторону, рванулся к двери.

Дикий крик Джилды испугал его. Он забыл, что должен хлопнуть дверью, зачем и куда надо бежать. На мгновение он застыл на месте. Крик повторился. Астор вздрогнул. Вместо того чтобы снять щеколду, он выбил ногой дверь, выхватил револьвер и влетел в соседнюю, комнату.

— Не шевелитесь. Стреляю! — завопил лейтенант.

Гость вздрогнул и медленно сполз с девчонки:

— Не шевелись, убью! — надрывался полицейский.

— Этот тип приволок меня силой. И хотел изнасиловать. Я не виновата. Он сделал мне больно, он заставил меня, изорвал всю одежду… — кричала Джилда на одном дыхании.

Голый клиент бессмысленно вращал глазами, пытаясь понять, что происходит.

— Я лейтенант полиции. Кто вы такой? — с грозным видом спросил Астор.

Неожиданно наступившую паузу разорвал громкий, раскатистый смех клиента. Его гогот напоминал ржание табуна лошадей.

Астор растерялся, но ненадолго.

— Эй, дубина, прекрати трястись. Сейчас вызову понятых и ты заплачешь!

Смех оборвался.

— Так, значит, вы работаете на пару? Ну, молодцы! Ну, ловкачи!

Астор достал свой жетон.

— Смотри, остолоп! Ты думаешь, я с тобой шутить буду? Где твои документы? Чья квартира?

— Он открыл квартиру своим ключом, — тихо сказала Джилда. — Ключ в правом кармане его пиджака.

Лицо весельчака помрачнело и стало серьезным. Глаза налились кровью.

— Документы в бумажнике на столе, лейтенант. Но только со мной у тебя ничего не выйдет.

— Это мы увидим, парень.

Не опуская револьвера, он левой рукой дотянулся до стола и взял бумажник. В нем Астор обнаружил визитную карточку. От его взгляда не ускользнула пухлая пачка денег. Теперь он был уверен, что они поменяют своего хозяина. В карточке было написано: «Доктор медицины Бэрт Бэйли. Частный кабинет Сатон-стрит 12. Консультации по всем вопросам».

Имя врача на некоторое время смутило Асто-ра. Где-то оно ему уже встречалось… Но где, вспомнить ре мог.

— Ну, что, лейтенант? Будете со мной связываться?

Астор прищурил глаза и взглянул на Бэйли.

— Эта девчонка напишет сейчас заявление, а я вызову понятых, и мы составим протокол. Тридцать лет вам обеспечено, Бэйли.

Астор зловеще ухмыльнулся. Но врач оставался невозмутимым.

— Бросьте валять дурака, лейтенант! Во-первых, это обычная шлюха, а не ребенок, которого испортили. Я элементарно докажу это. Не забывайте, что я врач. Во-вторых, она наркоманка! — Бэйли схватил ее за руку. — Это я понял, как только увидел ее. Напарницу в следующий раз выбирайте поосторожнее. В-третьих, я был не один, когда выловил ее на улице. Мои приятели видели ее. И, кстати, они не легавые псы, а уважаемые и ученые люди. Наше слово против вашего — гиря против мухи! Это вы я сами понимаете. И еще деталь: если мэр узнает, чем занимается лейтенант полиции на паях с малолетней наркоманкой, то тюрьма ждет вас, а не меня. Так что подумайте о ваших планах на будущее, лейтенант.

Астор спокойно выслушал речь Бэйли и понял, что проиграл. Но у него оставался еще один козырь, и пока он его не разыграет, карты не бросит.

— Значит, вы решили кончить это дело полюбовно, мистер Бэйли? Со многими вашими доводами я согласен. Но не считайте меня простофилей. Ваши предложения?

Бэйли опять засмеялся.

— Все просто. Я одеваюсь и ухожу. Обещанные пятьсот долларов я, конечно, вам оставлю за веселый спектакль. Было бы жаль, если ваши старания прошли бы даром. Ну, вас устраивает мое предложение?

Астор убрал револьвер и сел в кресло.

— Одевайтесь, я подумаю, — сказал он холодно.

Джилда презрительно взглянула на сообщника.

— Значит, я зря рвала такое прекрасное платье? Мне снова надевать свое?

— Возьми в шкафу другое, — ответил Астор, наливая себе джин. — Там полно этой мишуры.

Джилда спрыгнула с кровати и направилась к шкафу. Лейтенант потягивал напиток и ждал,.пока лицедеи оденутся.

Застегнув последнюю пуговицу на пиджаке, Бэйли взял со стола свой бумажник, отсчитал деньги и бросил их на ковер, где уже лежало несколько купюр.

— Ваш гонорар. А теперь мне пора.

— Мы еще не закончили наш разговор, мистер Бэйли.

— Разве? — удивился врач.

— Джилда, принеси мне одну штуку из соседней комнаты. Она лежит на столе.

Бэйли насторожился.

— Что вы еще придумали, лейтенант? Учтите, я ни перед чем не остановлюсь…

— Вот в этом я сомневаюсь.

Астор поставил пустой стакан, встал и подошел к противоположной стене.

— Видите вот это отверстие? Оно хорошо замаскировано, его можно заметить, если очень внимательно осмотреть комнату, но у вас были занятия поинтересней, так что я на этот счет не беспокоился.

Бэйли подошел к стене и заметил дыру размером с кулак, искусно обведенную рамкой, на расстоянии ее можно было принять за темную фотографию.

— И что из этого следует? — с тревогой спросил врач.

В комнату вернулась Джилда с фотоаппаратом в руках.

— Ты про эту штуку говорил? Астор быстро выхватил у нее камеру.

— Да, детка! — Он повернулся к Бэйли. — Возможно, меня выгонят с работы, и даже из города. В крайнем случае посадят на пару лет в тюрьму, но за эту пленку я получу от любой редакции достаточно денег, чтобы прожить весело даже в тюрьме. Если меня выдворят из штата, то я не заплачу. Опытные полицейские нужны везде. А вот что касается вас, драгоценный доктор, то вы лишитесь своей практики и всех пациентов, как только они увидят голую задницу своего кумира на малолетке. Я уж не говорю о скандальном бракоразводном процессе. Вы станете знамениты на всю страну, Бэйли, но не.благодаря вашим познаниям в медицине. Через неделю вам придется как страусу прятать голову в песок. Даже дети на улицах будут тыкать на вас пальцами. Как вам нравится такая перспектива?

У Бэйли задрожал подбородок. Его карта была бита, и он сознавал, что этот хитрый лис своего не упустит.

— Сколько же вы хотите за пленку?

— Десять тысяч! Учтите, если вы начнете торговаться, то я повышу цену.

Джилда от удивления раскрыла рот и присела на край кровати.

— У меня нет сейчас таких денег, лейтенант. — Он выгреб из бумажника все. — Здесь две тысячи. — В его дрожащих руках деньги шуршали, как осенние листья на ветру.

— О'кей, Бэйли. Остальные восемь передадите мне через два дня. Я позвоню вам и сообщу место, куда вы их привезете.

— Л где гарантия, что вы не используете пленку?

— Я отдам ее вам при встрече. В обмен на деньги.

— Вы считаете, что такому человеку, как вы, можно верить?

— А у вас нет выбора, милый док. И не ждите, пока я передумаю. А то вы побежите за мной так резво, что у вас штаны обуглятся. Идите. Вы мне больше не нужны. Готовьте деньги и ждите звонка.

Понурой походкой Бэйли побрел к выходу. Когда дверь за ним закрылась, Астор рассмеялся.

— Так им и надо! Самодовольные псы! Джилда тяжело вздохнула.

— От таких аттракционов недолго и в сумасшедший дом угодить. С меня хватит. Гони деньги и я уматываю.

— Ты можешь с моей помощью в другой дом угодить, если тебе этот не по вкусу, крошка! Ладно, на сегодня хватит, ты неплохо поработала.

Он сгреб все деньги и отсчитал тысячу.

— Вот, получи! Здесь целое состояние. Подумай, сколько ночей тебе пришлось бы потеть за такие деньги. Завтра будешь ждать меня здесь в семь вечера. Не явишься, я раздавлю тебя, как муху на стекле. Теперь мы повязаны одной веревочкой, как принято говорить в гангстерских фильмах.

Джилда выхватила из его рук деньги и выбежала из квартиры, с силой хлопнув дверью.

Астор с облегчением вздохнул и рухнул в кресло. Выпив порцию виски, он закурил и довольно улыбнулся, «Ну, Бэйли, теперь ты у меня запоешь!» — подумал он и содрогнулся. «БЭЙЛИ!» — память кольнула в темя. Как же это он сразу не вспомнил?! Записка, найденная в машине! Бэйли, врач! Избитый неграми Доу, тоже врач. И он упоминается в анонимке! Значит, все они врачи, эти любители малолеток. От такого открытия его даже пот прошиб. Астор ликовал. Теперь вес они у него на крючке! Немного пошевелить мозгами, и из этих растяп можно выкачать целое состояние!


предыдущая глава | Прежде, чем уйти | cледующая глава