home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



1

У входа в ресторан «Голубой олимп» Галлахер предъявил свой жетон, увидев который, портье тут же снял засов со стеклянной двери и распахнул ее.

— Мне нужен владелец этого заведения. Где он? — спросил шериф, разглядывая квадратную физиономию вышибалы.

— Пройдете через холл, в дверь за занавеской, свернете направо, по коридору вторая дверь. Но только ресторан откроется через дна часа…

— Меня не интересует ваша кухня, — обронил Галлахер.

Он пересек холл и прошел в дверь за занавеской. Кабинет директора он нашел без особых трудностей и постучал в полированную дверь.

За ней что-то рыкнуло, и Галлахер нажал на бронзовую ручку.

В небольшом, но дорого обставленном кабинете у окна, за массивным резным столом сидел, копошась в документации, лысеющий мужчина лет шестидесяти с невыразительным лицом и оттопыренными ушами.

— На вашей двери написано: Питер Люк. Это вы? — спросил шериф, входя.

Мужчина поднял на него бесцветные рыбьи глаза.

— Пока еще не нашелся человек, который смог бы сменить табличку на двери и занять это кресло. Что вы хотите? — его голос скрипел, как ржавая пила.

— Я шериф Галлахер. — Он приблизился к столу и предъявил свой жетон.

Физиономия хозяина моментально приняла лисье выражение. Он угодливо улыбнулся, оголяя пластмассовые зубы.

— Чем же мы провинились перед полицией, шериф? Вы извините, я не сразу узнал вас. Вы так неожиданно появились…

— Странно, что вы не ждали полицию. Два дня назад убили работника вашего ресторана, а вы удивляетесь.

Белесые брови Люка взлетели вверх.

— Как убили? Кого вы имеете в виду?

— Сэма Вильямса. Галлахер опустился в кресло.

— Очевидно, это кто-то из рабочих? Я ведь не занимаюсь этими вопросами. Кадрами такого сорта ведает мой помощник Рой Стенсон. — Он нажал кнопку. — Одну секунду, сейчас мы все выясним. Не желаете сигару?

— Благодарю, предпочитаю сигареты. Галлахер достал из кармана помятую пачку и закурил.

— Сколько человек работает в вашем ресторане?

— Около тридцати. Не считая музыкантов и танцовщиц кордебалета.

В комнату постучали, и на пороге появился низкорослый толстяк с выжидательной улыбкой на красном лоснящемся лице.

— Вызывали, шеф?

— Да, Рой. К нам наведался шериф округа. У него есть вопросы, которые необходимо выяснить.

— Добрый день, мистер Галлахер. Чем могу служить?

Публика подобного рода знает каждого полицейского города в лицо. Галлахер не был удивлен, что этот тип назвал его по имени.

— Вы в курсе, что один из ваших работников убит два дня назад?

— Разумеется. Я читал заметку в газете. Сэм Вильямс, он работал у нас в котельной.

— Что вы можете сказать о нем? Стенсон пожал плечами.

— Очень мало, сэр. Обычный малый, замечаний по работе не имел… Это, пожалуй, все.

— Сколько времени он работал у вас?

— Года два. Может, немногим больше.

— У него были приятели на работе?

— Ну какие могут быть приятели в котельной? Напарник был. У нас обычно в подвале работают по два человека.

— Кто этот напарник?

— Джо Чемберс.

Галлахер заерзал в кресле, его раздражал этот тип, из которого приходилось тащить сведения клещами.

— Я могу поговорить с этим Чемберсом?

— Сожалею, сэр. Но после этого происшествия Чемберс на работу не явился. Возможно, он и пристукнул своего напарника. У этих цветных та…

— Обычно они вместе уходили из ресторана? — оборвал домыслы управляющего шериф.

— Да. Около двух часов ночи, когда прекращает работать кухня. Заступают они в три дня, за два часа до открытия…

— Почему вы решили, что они уходят вместе?

— Я ведь тоже задерживаюсь допоздна, сэр. Мало ли что! Так вот, я несколько раз видел их вместе, когда возвращался домой. Они направлялись в сторону негритянского квартала. Это дает повод думать…

— Это не дает вам никаких поводов.

— Но Чемберс на следующий день не явился!

— Вы знаете его адрес?

— Нет. Мы не оформляем рабочих и документацию на них не держим — лишние заботы.

— Заботы? Вы просто избавляете себя от налога. И даете хитрецам возможность получать пособие и одновременно жалованье. Цветных это, конечно, не касается. Их можно вышвырнуть в любой момент, ничего им не заплатив.

— Вы странно рассуждаете, шериф, — вмешался директор, — но в любом случае это касается только нас и налоговой конторы.

Галлахер даже не взглянул в его сторону.

— Вы больше не видели Чемберса?

— Нет. Мы наняли других людей.

— И где его найти, тоже не знаете?

— Полагаю, в гетто. Я же вам говорил, что иногда видел их из машины.

Галлахер встал и загасил сигарету в хрустальной пепельнице.

— Чем вас могло заинтересовать это обыденное дело, шериф? — спросил Люк. — Негритянская резня уже давно никого не удивляет.

Его вопрос остался без ответа. Галлахер направился к выходу. Стенсон услужливо раскрыл перед ним дверь.

— Будем очень рады, мистер Галлахер, если вы посетите нас с супругой. У нас отличная кухня.

— От вашей кухни несет паленым, Стенсон, — ответил шериф, выходя в коридор.

Чарли напевал красивый старый спиричуэл, вычищая мусорные ящики и ставя их вдоль стены дома. Он не услышал, как рядом остановилась полицейская машина, и заметил ее, лишь когда хлопнула дверца.

Высокий мужчина с резкими чертами лица отошел от автомобиля и приблизился к нему, держа руки в карманах светлых брюк.

— Где находится квартира Вильямса? — спросил он властно.

«На кладбище», — хотел ответить пожилой негр, но видя перед собой жесткое лицо и патрульную машину, из которой тот вышел, не решился.

— На четвертом этаже, — Чарли кивнул на подъезд и назвал номер квартиры.

Галлахер поднял голову и осмотрел обшарпанный дом. Стекла во многих окнах заменяли пожелтевшие газетные листы. Он вошел внутрь. В длинном коридоре не горела ни одна лампочка, пахло плесенью. Поставив ногу на первую ступеньку, он невольно подумал: «Не лучше ли достать револьвер? А вдруг где-то за углом притаился чернокожий, готовый проломить мне череп или перерезать горло?» Медленно и осторожно ступая, шериф поднялся на четвертый этаж и постучал в дверь. Через несколько секунд ее приоткрыли, но цепочку не сняли.

На него смотрела седая сухопарая негритянка. Ее черное платье почти сливалось с кожей.

Он достал из кожаного футляра служебный жетон и уже в который раз за сегодняшний день предъявил его.

— Вы, вероятно, из полиции… Сейчас, когда его убили… — это прозвучало как обвинение.

Галлахер сказал неожиданно виноватым тоном:

— Вы правы… Я шериф округа. А вы, вероятно, миссис Вильямс. Позвольте войти, мне необходимо поговорить с вами.

Она сняла цепочку и пропустила его в квартиру.

Эта рано постаревшая женщина была хорошо знакома с нуждой и научилась ей покоряться. Даже сейчас ее лицо выражало скорее ожесточенность, чем горе. Она жестом пригласила шерифа войти в комнату.

Посреди комнаты стоял стол, на нем лампа и пепельница, несколько колченогих стульев прятались по углам. Женщина подошла к столу и включила свет.

— Садитесь, сэр, — сказала она, устраиваясь на краешке кровати.

Галлахер сел и, выдержав паузу, тихо спросил:

— Когда вам стало известно о смерти сына?

— Из утренних газет. Соседи принесли.

— Значит, он был один? Я имею в виду, ваш сын возвращался с работы один?

— Вы полицейский, вам лучше знать.

— Мы хотим во всем разобраться. Его нашли, когда поблизости уже никого не было. Возможно, он все же был с приятелем, тогда тот бы вам сообщил о случившемся…

— Я ничего об этом не знаю.

— У него на работе были друзья? Кто, по-вашему, мог видеть его последним?

Женщина на секунду задумалась, потом пожала плечами.

— Поймите, миссис Вильяме, если все будут пожимать плечами, мы не сможем найти преступника.

— Во всяком случае друзья сына его не убивали! — резко произнесла она.

— Я никого не обвиняю. Я хочу разобраться. Неужели вас не возмущает, что убийца гуляет на свободе?

— Они все на свободе. Цветных истребляют, как бешеных псов, и всем на это плевать. Никто не будет искать убийц чернокожего.

— А я именно этим и занимаюсь. Но вы мне должны помочь, одному очень трудно, миссис Вильяме. Он был женят?

— Да. Салли с детьми на похоронах. У меня не хватило сил пойти, сердце слабое.

— Сколько у них детей?

— Четверо. Галлахер понимающе кивнул головой.

— Невестка работает?

— Мост посуду почти что задаром.

— Ваш муж жив? Она опустила голову.

— Много лет назад его завалило в шахте. Там он и похоронен.

Галлахер встал и, немного подумав, спросил:

— А Джо Чемберс к вам не заходил? Женщина еле заметно вздрогнула и бросила на шерифа быстрый взгляд. Немного помолчав, она ответила:

— Да. Джо был здесь.

— Они обычно вместе возвращались домой. А как же в ту ночь?

— Они друзья с детства. Джо — хороший мальчик. Если бы они были вдвоем, этого бы не случилось. Джо простился с Сэмом у кинотеатра, он не пошел домой, а свернул в сторону. У него было свидание с девушкой.

Шериф прищурил глаза.

— Свидание в два часа ночи?

— А вы думали, у них бывает другое время? Они день и ночь проводят на работе. Когда же им еще встречаться?

— Вы знаете, как зовут его девушку?

— Нори. Они собираются пожениться. Я всего не знаю, молодежь сейчас скрытная, но я слышала, что она поет в каком-то кафе для цветных.

— Я бы хотел поговорить с Джо. Где его можно найти?

— На Дэверс-стрит. Это рядом, красный барак в конце улицы. Но они сейчас на похоронах.

Галлахер спустился вниз и сел в машину. Чарли все еще напевал, выгребая мусор. Когда машина отъехала, он проводил ее злобным взглядом.

Развешивая выстиранное белье возле покосившегося ветхого барака, миссис Чемберс услышала скрип калитки и обернулась.

Сначала она увидела рослого парня, направляющегося к ней, а затем черный «форд» с шестиконечной звездой на передней дверце, оставленный у забора. Поняв, кто приехал, она поначалу испугалась, но все же сумела взять себя в руки к тому времени, когда полицейский подошел.

— Добрый день, — сказал он, разглядывая ее в упор.

— Здравствуйте, — ответила она и спрятала глаза в пустой корзине.

— Здесь живет Джо Чемберс?

— Совершенно верно. Проходите в дом.

Женщина тяжело нагнулась и подняла корзину. Она шла, переваливаясь с ноги на ногу. Галлахер следовал за ней. Они поднялись на крыльцо и вошли в жалкое жилище.

Комната были темной, и он прищурил глаза, привыкая к полумраку. Протерев полотенцем стул, очи поставили его перед шерифом и предложили сесть, но он остался стоять.

— Джо сейчас нет. Я его мать. Может быть, я смогу быть нам чем-нибудь полезна?

— Нет. Я должен сам с ним повидаться.

— К сожалению, Джо уехал на неделю к тетке. Она совсем плоха. Вот я его и попросила съездить к старухе.

— Когда же он уехал?

— Два дня назад.

— Где живет его тетка?

— О… далеко… Поселок Рогван, в двухстах милях к северу, у нефтяных скважин.

Галлахер не верил ни единому слову. Эта женщина не умела лгать и все время прятала глаза. Она и села спиной к единственному окну, чтобы он не мог наблюдать за ее лицом.

— Вы уверены, что он именно там?

— Конечно. Я же сказала, сестра очень больна… моя сестра, а Джо к ней привязан с малолетства, — выпалила она. — Может быть, хотите кофе?

— Спасибо, лучше воды.

— Одну секундочку.

Она исчезла за занавеской.

Галлахсру показалось, что женщина обрадована возможностью оборвать разговор. Но ему действительно хотелось пить. Он уже собрался сесть на предложенный ему стул, но что-то остановило его. Это было так неожиданно, что на мгновение он растерялся. Его взгляд привлек предмет, лежавший на диване у окна… Медленно шериф приблизился к нему и нагнулся, разглядывая небрежно брошенные на подушку черные брюки. Ему не надо было напрягать зрение, чтобы заметить: вырван клок ткани возле бокового кармана. Сомнений не было, лоскут от этих брюк он обнаружил на щеколде окна в квартире Клэр Грэйс.

— Прошу вас, мистер. Ваша вода, — раздался за его спиной хрипловатый голос миссис Чемберс.

Галлахер с трудом поборол в себе вспыхнувшую ярость. Сделанное им открытие ставило все на свои места.

Он неспешно повернулся, подошел к женщине, взял из ее рук стакан и выпил ледяную воду.

— Я вижу, вы из полиции, мистер? Что-нибудь случилось?

Шериф поставил стакан на стол. Он теперь понимал, что следует соблюдать осторожность.

— Вы правы. Два дня назад убили приятеля вашего сына. Вы в курсе?

— Джо говорил мне… Это ужасно!

— Но раз он уехал, то я вам задам несколько вопросов. Во сколько ваш сын пришел с работы третьего дня?

Она задумалась и чуть отступила назад.

— В два часа ночи, — сказала она после паузы.

— Вы в этом уверены?

— Да. Я еще не спала и приготовила ему ужин. Он поел и лег спать.

Шериф осмотрел комнату, но нигде не обнаружил часов.

— Каким образом вы определили время? Ее брови слегка дрогнули.

— У Джо есть наручные часы. Когда он приходит домой, то снимает их. Так было и на этот раз. Он снял часы и пошел умываться. Я накрывала на стол и случайно задела их. Они упали на пол. Я очень испугалась! Мне бы от него попало, если бы я их испортила. Я подобрала часы и осмотрела их. Слава богу, секундная стрелка двигалась. Вот я и запомнила, что было два часа с минутами.

Врать она совсем не умела.

— О'кей. Я еще загляну к вам, когда возникнут новые вопросы.

Он резко повернулся и вышел. Злость кипела к нем. Проезжая по грязным кварталам гетто, шериф, вцепившись в рулевое колесо, злился больше на самого себя. Значит, он ошибался, считая негра невиновным. Убийство и изнасилование — дело его рук! Старуха Вильяме сказала, что Чемберс простился с ее сыном возле кинотеатра и отправился к своей подружке. Буквально через квартал Вильямса убили. По заключению экспертизы, он убит в два часа ночи. Мать Чем-берса утверждает, что ее сын в два был уже дома, а наутро укатил к тетке. При этом наплевал па работу, которую не так-то просто найти. И если он уехал утром, то когда он успел узнать об убийстве и рассказать о нем матери? И наконец, каким образом лоскут от его брюк оказался на окне и квартире Кэтти Грэйс, которую изнасиловали тоже примерно в два часа?… Минутку. Старуха Вильямс утверждает, что Джо на похоронах Сэма. Сплошная ложь! В любом случае, Чсмберса необходимо найти и допросить.

Теперь Галлахер не сомневался, что Чемберс участник событий, происшедших два дня назад.

Он круто развернул руль и поехал в пригород, где находилось кладбище для цветных.


предыдущая глава | Прежде, чем уйти | cледующая глава