home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ЛИЦА ВСЕЛЕННОЙ

В цилиндре управления застыла напряженная тишина. Она прокатилась по разрушенной станции. Обратив невидящий взгляд на карту с изображением создания, готового поглотить нас, я услышал сдавленный возглас Лилит. Я вздрогнул от стука донышка бутылки об стол.

— Не могут они быть кораблями! — Я повернулся и посмотрел на Кена Стара. — Почему вы так считаете?

— Мы изучили очень многие из них, — сказал Кен Стар. — Мы нашли записи сообщений на Магнетите — доклады тех отчаянных людей, которые обследовали остальные камни. Несколько из них имеют форму кораблей — невероятно огромных кораблей.

— Неужели это корабли? — не верил я. — Они же в мили длиной.

Он кивнул, глядя на пустой экран.

— Такова истина.

— Что… — мне пришлось перевести дух, — что с ними случилось?

— Время. — В вибрирующей тишине цилиндра его старческий отчетливый голос звучал как колокол рока. — Время и катастрофа. Я думаю, последний их вояж начался гораздо раньше, чем родилось наше пространство и время.

— Вы знаете, откуда они появились?

Он раскрыл рот, чтобы ответить, однако ничего не сказал и вновь стал смотреть на пустой экран. Старый Хабибула поставил пустую банку из-под икры, и та звякнула, заставив нас вздрогнуть. Взглянув на Лилит, я увидел, что она смотрит в насмешливые рубиновые глаза маленького черепа. Лицо у нее было отчаянным и бескровным. Она медленно повернулась к Кену Стару. Ладошка её лежала в моей руке.

— Я думаю, мы знаем это, — сказала она. — Кажется, ты нам когда-то рассказывал…

— Я вам рассказывал о своей теории пространственно-временной вселенной — нашей вселенной, родившейся при взрыве галактики в этой материнской вселенной. Я думаю, на этих кораблях спасались беженцы из той галактики.

Величественная и трагическая сага! Героями ее, я полагаю, были существа, немного походившие на нас. Мы находили двери, не слишком высокие для людей, а на тех местах, где они, видимо, погибали, фосфорную и кальциевую пыль. Мы не в силах воссоздать их биохимию, но корабли доказывают, что технология у них была развита очень высоко.

Взрываются только старые галактики. Их раса, должно быть, была могущественной и сильной. Остались следы отчаянной борьбы за существование. Вероятно, они добрались до пределов своей галактики, опережая взрыв.

Вся галактика разлетелась за ними словно сто миллионов сверхновых, а они сумели построить флот. Очевидно, в условиях расширения вселенной их галактика оказалась в изоляции, и они пошли на отчаянную попытку межпространственного перелета.

Он опять сделал паузу, глядя на черный круг зеленоватой тьмы, окруженный туманными звездами.

— По иронии судьбы, единственный уцелевший корабль управлялся роботами, — сказал Кен Стар. — Беженцы построили его для того, чтобы он открыл проход из пространства в пространство, чтобы они могли скрыться от взрыва. Когда проход был открыт, он прошел первым, чтобы разведать новый космос и обеспечить плацдарм для вторжения.

Холодная ладонь Лилит сжала мою руку.

— Я не уверен, что все у них пошло плохо, — сказал Кен Стар. — Мы не нашли записей, которые могли бы прочитать. Ничего не нашли, за исключением тех машин. Однако, я полагаю, часть флота была захвачена галактическим взрывом. Ничто другое не смогло бы так смять и оплавить корабли, чтобы мы приняли их потом за природные астероиды.

Я думаю, еще больше их было изувечено, когда они проникли в новую вселенную на слишком большой скорости — дело в том, что их расширяющаяся масса была так же опасна, как и взрывающаяся галактика. Быть может, имели место и другие фатальные случайности — мы можем на этот счет только догадываться. Но самым неприятным сюрпризом для них, видимо, явилась Аномалия во времени.

— Ах, какой ужас! — вздохнул старый Хабибула. — Однако ради драгоценной сыворотки Лиль я согласился бы провести тысячу лет замороженным в чужой вселенной.

Задрожав, он допил вино.

— Должно быть, флоту пришлось ждать, когда роботы подготовят все необходимое для их вторжения, — сказал Кен Стар. — Из-за разницы во времени им пришлось прождать миллионы или сотни миллионов лет, прежде чем роботы смогли послать им сигнал следовать за ними.

К тому времени вся раса, подготовившаяся к вторжению, погибла…

— Выходит, нам противостоят только машины? — прошептал я. — Живых существ там нет?

— Только машины, — кивнул Кен Стар. — Такие, как эти четыре робота.

— Смертельно большие машины! — прохрипел старый Хабибула. — По их жутким меркам пространства и времени, мы — какие-то жалкие насекомые…

— Но все же, они машины. — Кен Стар улыбнулся ему. — И прекрасные машины. Они делают то, для чего их создали, только и всего. Я цитирую Жиля. Он исследовал их. Он разобрался в их назначении. Вот почему нам удалось уйти живыми…

— Я думал, что мы ушли. — Старый Хабибула сидел, печально глядя на пустую бутылку. — Пока не узнал, что мы играем в эту игру, в которую нас втянули роботы.

— Игру? — Держа Лилит за руку, я пытался сдержать дрожь. — С роботами?

— Я полагаю, мы играем в нее по их вине. А они играют с того момента, как родилась наша вселенная. Они совершают рейды. Они готовят базу. Они сигнализируют флоту. Конечно, флот не придет, за исключением нескольких камней, которые кочуют взад-вперед, влекомые силами Аномалии.

— И что же будет дальше?

Сидя в напряжении, Кен Стар глядел на экран.

— Будем надеяться, что нам удастся разобраться, — сказал он. — Может быть, роботы придут к выводу, что в план вторжения вкралась ошибка. Надеюсь, они отступят, чтобы попробовать еще раз в другом месте — может быть, в какой-нибудь другой вселенной.

— Думаете, это случится?

— Судя по всему, в прошлом они пытались это сделать. — Он кивнул высохшей головой. — Возможно, сотни или тысячи раз. Корабль-матка достаточно стар, хотя время в Аномалии почти остановилось, а поврежденные корабли проходили её миллионы раз…

— Смотрите! — воскликнул он. — Еще один рой обломков. Видимо, оставшихся после выстрела по нашему астероиду.

Экран снова засиял. Искры и перья света плыли сквозь Аномалию, подбираясь к воронке, словно несомые тем же течением, что и мы, в полуночной вселенной. Они осветили корабль-матку.

Она стала отчетливо видна, ужасно огромная, ужасно необычная и близкая. Бросились в глаза отдельные части — выступы, которые не были дюзами, плоскостями или антеннами. Она быстро вращалась — так быстро, что восемь шаров сливались воедино.

— Она нацелена прямо на нас! — Встревоженный, я повернулся к Кенту Стару. — Что это значит?

— Скоро узнаем.

Я повернулся в сторону карты. Зеленая точка станции находилась в глубине брюха Аномалии. Машина представляла собой яркую красную точку. Мы ползли навстречу друг другу.

— Идем на столкновение, — прохрипел я. — Именно это показывает компьютер. Мы врежемся в нее.

— Не думаю. — Старческий голос Кена Стара был необычно спокойным. — Они не допустят этого. — Он взглянул запавшими глазами на старого Хабибулу. — Жиль, а ты что скажешь?

— Это машины. — Хабибула медленно заморгал. — Они делают то, для чего их построили. Они не питают к нам зла. Они лишены людского коварства. Но если они сочтут, что движение астероида представляет для них угрозу, то они уничтожат нас в тот же миг.

— Следует ли нам покинуть станцию? — Я вопросительно посмотрел на Кена Стара. — Мы могли бы бежать на спасательной ракете под прикрытием станции.

— Слишком поздно об этом думать. — Он печально покачал головой. — Станция недолго будет нас прикрывать. Роботы заметят огонь наших дюз, а они запрограммированы на уничтожение любого неопознанного корабля.

Он взглянул на черную воронку, готовую поглотить нас, на огромный корабль, поджидающий нас у входа. Корабль был похож теперь на один шар в кольце зеленого сияния.

— Придется ждать, — хрипло пробормотал он. — Посмотрим.

Старый Хабибула сидел и смотрел на экран, зажав в руке пустую бутылку, словно в ней содержался какой-нибудь способ бежать.

— Расскажи, как мы нашли этот ужасный корабль, — пробормотал он хрипло. — Расскажи, как он сигналит лазерным лучом, красным как кровь, вызывая флот и не получая ответа. Расскажи, как мы шли на этот сигнал, держась в драгоценной тени мертвого дрейфующего корабля.

Твердый взгляд командора не отрывался от черного колодца перед нами, от ярко-зеленого изображения чудовищной машины в кольце огня. Кен Стар ничего не сказал.

— Расскажи им, как мы проникли на борт, — прохрипел старый Хабибула. — Расскажи, как я нашел волновод. Как я открыл его. Расскажи, как мы покинули ракету и проникли в холодное стальное чрево.

Сияющее кольцо, окружавшее огромную воронку, стало расширяться, пропуская нас. Яркий шар корабля-робота быстро приближался.

— Расскажи им, как мы прятались и пытались узнать смертельную тайну корабля, — продолжал Хабибула. — Расскажи, как мы попали в каюты, где жили исчезнувшие хозяева. Расскажи, как на нас охотились кровавые роботы, как мы пробрались в этот жуткий главный компьютер.

Освещенная круглым обручем мерцающего зеленоватого огня, каждая часть чужого корабля выглядела яркой и холодной, невероятно огромной, леденяще-непривычной. Крепко держа Лилит за холодную ладошку, я старался держаться — не зная толком, зачем.

— Расскажи им, как мы выбрались оттуда, — прошептал старый Хабибула. — Расскажи, как нам это удалось. Как мы проникли на борт нашего драгоценного корабля. Как мы ждали, пока этот смертельный робот принесет нас обратно, — а ведь он тем временем пролетел половину той вселенной. Расскажи, как мы пролетели через этот огненный обруч.

Глядя на ярко-зеленый диск чужого корабля, увеличивающийся на экране, я произвел быстрые подсчеты. За последние сорок секунд его диаметр удвоился. Это означало, что наша станция за те же сорок секунд прошла половину расстояния. Нам осталось сорок секунд жизни, если ничего не произойдет.

— Расскажи им, как мы вернулись, — хрипел старый Хабибула. — Расскажи, как ты рассчитал угол стерилизующего луча. Расскажи, как мы набрали скорость в тени корабля и проскользнули сквозь обруч с выключенными дюзами, и причалили к драгоценной станции…

Он всхлипнул и замолчал.

— Ларс! — Рука Лилит отчаянно вцепилась в мою руку. — О, Ларс! Аномалия исчезла.

Черная воронка и зеленая машина замерцали и пропали с экрана. Северные звезды сияли там, где они были раньше, в полную силу. Край Света прекратил существование.

Не веря своим глазам, я взглянул на другую стену цилиндра. Прожорливая тварь превратилась в прозрачного серого призрака, тающего на электронной карте.

Яркая магнитная паутина растворилась. Вскоре вся карта опустела, и на ней осталась лишь зеленая крапинка станции.

— Они закрыли ворота, — тихо сказал потрясенный Кен Стар. — Я знал… почти точно знал, что они это сделают. Жиль говорил, что они не позволят нам столкнуться с ними.

— Они — машины, — засопел старый Хабибула. — Они делают, что могут. Не дождавшись флота, они вынуждены были вернуться.

— Я думал… — У меня перехватило дыхание. — Я думал, они выстрелят в нас.

— Мы проникли в главный компьютер, — пропыхтел старый Хабибула. — И разбили немалую толику транзисторов.

— Жиль! — Лилит обняла его, в глазах её горел веселый огонек. — Я никогда не верила в твои похвальбы…

— Однако теперь ты знаешь, что я — бессмертный герой. — Он поцеловал её в губы. — И смертельно голодный герой! В той мертвой вселенной мы встретили достаточно загадок, опасностей и тайн, но не нашли там ни крошки еды и питья. Давайте же принесем еще икры и вина!

— Пойдем в станционный госпиталь, Кен. — Лилит взяла морщинистую руку Кена Стара. — Я хочу взглянуть на наших пациентов, а тебе не мешает сделать укол сыворотки Жиля.

Я остался один в цилиндре. Торжество непонятным образом улетучилось. Станция вновь была в безопасности, под моим командованием — хотя сама задача исчезла. Теперь можно было связаться с базой сектора и попросить помощи.

Я стоял и с тяжелым сердцем ждал Лилит. Здесь, в нашем пространстве и времени, её оружие опять могло действовать. Она снова стала богиней, и ей можно было не бояться тусклого холодного черепа на пальце. Она покинула меня — привычная к полному повиновению, властная над жизнью и смертью.

Я сделал шаг ей вслед, однако я не из тех, кто может преследовать богинь. Я отпустил ее, стараясь не слышать её веселых шуток по адресу Жиля Хабибулы, не видеть её ладони в руке Кена Стара. Одеревенев, я повернулся к компьютеру.

И тут я слышал изумленный голос Лилит:

— Ларс, не думаешь ли ты… не думаешь ли ты, что ты мне больше уже не нужен?

Я повернулся и увидел, как она возвращается, мчась в малой гравитации как белая и прекрасная птица. Я схватил её дрожащими руками, теплую, стремительную и чудесную. В больших бронзовых глазах сияли слезы. Она отчаянно вцепилась в меня — не столько богиня, сколько просто девушка. Я крепко обнял её и поцеловал, сняв отчаяние со своего лица, зная, что я действительно нужен ей.


ЧУДОВИЩНАЯ МАШИНА | На задворках Вселенной |