home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 17

– Ваше высочество! Ваше высочество, прошу в тронный зал! К вам делегация амазонок!

– Амазонок?!

– Кто такие амазонки? – заинтересовался король Юлейн, с которым в этот послеобеденный час Зелг изучал свежие газеты.

Если существуют домашние хозяйки, значит, где-то должны быть и дикие.

В. Тенин

– Это такие дикие женщины, сир, которые водятся преимущественно на природе – в лесах и полях, сами охотятся и воюют и совершенно отказываются выходить замуж, – коротко пояснил Думгар.

– Какие благородные добрые женщины! – восхитился король. – Их обязательно надо поощрить!

– А какое отношение мы имеем к амазонкам? – спросил Зелг.

– Пока – никакого, – встрял вездесущий Дотт. – Но среди них попадаются такие хорошенькие!

Главный ценитель женской красоты оказался прав. Три величественные воительницы, с достоинством ожидавшие аудиенции в огромном тронном зале, более походили на трех богинь, сошедших с горних высей, скорее ради каприза, нежели из-за реальных проблем.

Многоног-дворецкий лично проследил за тем, чтобы дамам были предоставлены самые удобные и красивые кресла, и сам собственными щупальцами расставил на низеньком столике кувшины с драгоценными винами, блюда с фруктами и легкой закуской, а также вазы со сладостями и десертами. Девы поотнекивались для приличия, но спустя какое-то время уплетали угощение за обе щеки.

Утвердившись на своем внушающем страх и почтение троне, Зелг не без интереса принялся разглядывать гостий. Те в свою очередь внимательно разглядывали герцога и его разношерстную свиту.

Одна из амазонок отличалась чрезмерно развитой мускулатурой и высоким ростом. Ее белокурые косы спадали до середины спины из-под шлема, украшенного по бокам золотыми перепончатыми крыльями. За спиной висели драгоценные ножны с мечом, который она отказалась вручить при входе в тронный зал даже Думгару; а голос у нее был звучный и громкий, как у боевой трубы. При этом фигура ее наводила на воспоминания о поэмах, в которых воспевали богинь-воительниц; а светящиеся нездешним огнем глаза можно было без всякого стеснения сравнивать со звездами.

Две другие были изящнее, женственнее, но, вероятно, возмутились бы, узнав, что к ним применяют подобное определение. Девы были вооружены луками и копьями, за голенищами кожаных сапожек прятались клинки длинных ножей, а их доспехи вполне могли получить первое место на выставке кованых изделий. Все три девы были молоды, хороши собою, горды, сильны, достойны звания «Символ плодородия года» – и чрезвычайно напуганы.

– Я Анарлет – вождь племени амазонок, – сообщила старшая, самая могучая и прекрасная. – А это мои сестры: верховная жрица великой богини Адриэн – Таризан и прорицательница Барта. Мы пришли к тебе просить о помощи и защите, как только услышали, что ты смог победить исчадие мрака Галеаса Проклятого. Наш враг не менее силен и могуществен, и вот уже долгие годы мы теряем своих храбрых сестер в неравной борьбе с супостатом, который послан нам гневающейся Адриэн. Мы не знаем, чем не угодили нашей великой богине, но Барта, наша прорицательница, имела видение, которое явно указывает на тебя. Только ты можешь спасти нас от жестокого врага, который уничтожает наше племя с достойным иного применения упорством и последовательностью.

– В пещерном храме великой воительницы Адриэн устроил свое логово огромный паук, – продолжила Таризан дрогнувшим голосом. – Никому, кто пытался изгнать его оттуда, не удалось уйти живым.

– Я слышал, что амазонки – великие воительницы, – осторожно начал Зелг. – Я не слишком представляю себе того обидчика, который смог бы избежать их мести.

Прорицательница Барта выступила вперед, выпятив грудь такого размера, что потрясенный доктор Дотт шлепнулся из-под потолка к ее ногам.

– Мы пытались изгнать паука своими силами, но за то время, что мы с ним враждуем, в храме бесследно исчезла треть нашего племени. Мы скорбим о наших сестрах, но понимаем, что дальнейшие жертвы будут бесполезными. Мне было видение, что мы должны обратиться за помощью к величайшему герою нашего времени, и, когда почтовые ястребы доставили нам свежие номера «Королевского паникера», «Усыпальницы» и журнала «Сильный пол» и «Твое счастье», мы поняли, что наш спаситель готов помочь нам, нужно только призвать его.

– Мы не знаем, чем прогневили Адриэн, – молвила Таризан, – но мы жаждем исполнить ее волю и вновь заслужить ее благосклонность.

– Это весьма похвально, – буркнул Зелг, – только я тут при чем? Тем более что я совсем не люблю пауков. А они меня. Вы пытались поймать его каким-нибудь изощренным способом?

– Сколько раз, – воскликнула Анарлет, – мы ставили хитроумные капканы и ловушки, но он ни разу не попадался в них. Зато сколько ловушек он с успехом расставил против нас! А наши бедные доверчивые сестры платили жизнью за свои ошибки. Помоги нам, великий некромант. И ты станешь владельцем сокровищ, о которых могут только мечтать иные правители.

Легче всего обходит ловушки тот, кто умеет их расставлять.

Публий Сир

– Так он что, какой-то особенный – ваш паук? – недоверчиво уточнил Зелг, который не мог уяснить себе масштаб проблемы.

– Похоже, эта тварь использует чары, парализующие волю и разум. Ничем иным я не могу объяснить его неуязвимость. Ведь мы посылали против него самых опытных воинов.

И, видя колебания некроманта, Анарлет весьма своевременно заметила:

– Понимаем, что ты занятой чародей и что просьбы о помощи и щедрые предложения сыплются на тебя со всех сторон. Однако благодарность амазонок превзойдет самые смелые ожидания. Мы предлагаем тебе отряд наших самых храбрых и сильных сестер, которые будут до конца помогать тебе в твоем важном деле и никогда не покинут и не предадут тебя. Слово амазонок крепче стали, спроси кого хочешь. А чтобы перевесить возможные сомнения, колебания и убедительные доводы других просителей, мы принесли тебе небольшой задаток. – И дева царственным жестом указала на огромный сундук, который Зелг по ошибке посчитал собственной мебелью.

– Сокровища? – оживился Думгар, покидая свое место за спиной у повелителя. – Дайте-ка я посмотрю, что там?

– Дары, достойные украсить сокровищницу любого властителя, – отвечала Барта несколько неувереннее, чем ей бы того хотелось. Впрочем, фигура Думгара внушала невольное почтение и трепет, и даже самые сильные натуры ничего не могли поделать с непроизвольной реакцией на первое впечатление.

Приподняв пальцем крышку сундука (амазонки восторженно переглянулись), голем одобрительно похмыкал:

– Я вижу тут как минимум три бесценных предмета, необходимых в хозяйстве некроманта. И несколько украшений, заслуживающих внимания королевских особ. Мессир Зелг благодарит вас за дары, храбрые дамы.

– Я? А, да, конечно, спасибо, спасибо, спасибо, – спохватился Зелг, давая себе слово непременно научиться говорить так же весомо и значимо, как и домоправитель. – Спасибо, – добавил он, если кому-то еще было неясно.

– Мы тут формируем череполк «Великая Тякюсения», – сообщил минотавр, не давая герцогу вклиниться со следующей фразой. – После сражения с тварями Бэхитехвальда он сильно поредел, а многие ветераны были отпущены милордом да Кассаром на покой, который заслужили беспримерной отвагой и героизмом. Так вот, не могли бы вы…

– Могли бы, – быстро ответила догадливая Таризан. – Там, в храме, нашли последний приют многие наши сестры, что при жизни считались лучшими бойцами. И мы не будем против, если мессир да Кассар даст им вторую жизнь. Думаю, они и сами изъявили бы свое согласие сражаться под знаменами столь прославленных военачальников, как милорд Зелг и милорд Такангор, да еще и на благо всего племени.

Анарлет и Барта изумленно воззрились на жрицу, но та выпятила подбородок, что означало крайнюю степень решительности, и подвела итог:

– На празднике в честь дня Великой Охоты Адриэн я объявлю, что тебе, Барта, было видение и что сие есть жертва, положенная на алтарь нашей богини. Что?! – грозно переспросила она.

С Таризан никто никогда не спорил, вот и теперь Барта насупилась, но покорно подтвердила:

– Видение, большое такое, яркое видение. Ни с чем не спутаешь.

– Вот это мужской разговор! – похвалил Такангор. Анарлет опустила голову, и ее щеки покрылись легким румянцем.

– На что спорим, доктор, – зашептал Мадарьяга, – что у амазонок нелюбовь к мужчинам не распространяется на минотавров мужского пола?

– Чего тут спорить, тут подглядывать надо, – отмахнулся Дотт. – Чтоб не пропустить кульминационной сцены. А как ты думаешь, у джентльмена элегантного возраста и с прекрасной фигурой есть какие-то шансы?

– У меня? – уточнил вампир.

– У меня!

– А где ты видел у себя фигуру?

– Ну, это я фигурально выражаясь…

– Боюсь, друг мой, на сей раз нам придется удовлетвориться ролью незримых наблюдателей.

– Лучше, чем ничего.

– Постойте, постойте, – замахал руками вконец растерявшийся Зелг. – Мы что, согласились исполнить их просьбу?

– Да, – отвечал честный Думгар. – Мы согласились, что вы, милорд, им поможете. – И, обращаясь к амазонкам, добавил: – Сделайте честь, отобедайте с нами.

– С удовольствием, – улыбнулась Анарлет. – Мессир, мы сердечно благодарим вас. Мы знали, что герой Кассарии не откажет в помощи своим соотечественникам.

– Тут недалеко, – утешила его Барта. – Пообедаем, и можно пускаться в дорогу.

– Они что, тоже где-то здесь живут? – прошептал Зелг с некоторым испугом.

– Можно считать их близкими соседями, – ответил Думгар. – Вашему высочеству выгодно взять их под свой протекторат. Тогда впоследствии можно подумать и о том, как бы обложить их необременительной для них, но приятной для нас круглой суммой налога. Да и без налога имеет смысл обзавестись такими союзниками.

– То есть они живут у нас под боком, – не мог успокоиться герцог. – И эти… девы? И паук? И их пещерная, но гневная Адриэн?!

– В ваших силах вычеркнуть из списка хотя бы паука.

– Думгар, я терпеть не могу пауков.

– Тем проще вам будет с ним разобраться. Никаких личных симпатий, мешающих исходу событий. Посмотрите на это дело вот с какой стороны: неужели вы оставите без поддержки и помощи одиноких, слабых женщин, которым просто не на кого опереться? Вообразите, как им трудно, милорд.

Быть женщиной очень трудно еще и потому, что в основном приходится иметь дело с мужчинами.

Джозеф Конрад

Зелг жалобно оглянулся на свиту в поисках пресловутой поддержки, но с ужасом обнаружил, что все уже мысленно видят его свершающим очередной подвиг и согласно кивают в такт своим светлым мечтам. Он хотел было кинуться за советом к Такангору, но тот уже был недосягаем. Его со всех сторон окружила вниманием Анарлет, и до ушей некроманта донесся ее воркующий низкий голос:

– Вы никогда-никогда не похищали дев и не уносили их в свой лабиринт? И что – неужели никогда не хотелось попробовать?


* * * | Некромерон | * * *