home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 7

Ночь в тюрьме. — Диалог Бобби и Майкла. — 10 000 долларов, которые они должны Лео Джонсону. — Размышления Джозефа. — Страшная находка Шейлы. — Ее подозрения. — Джозефа, Бобби и Майка выпускают на свободу. — Звуковой дневник Дэйла Купера.

Сдав Донну подъехавшему к «Дому у дороги» Уильяму Хайверу, и строго отчитав ее при этом, Гарри направился в сторону центра города.

Уильям, молча наблюдая, как Донна деловито грузит в багажник автомобиля велосипед Гарриеты, курил. Когда та закончила и уселась на переднее сидение, Уильям, сев за руль, произнес:

— Ну, как погуляла, доченька?..

Та, обернувшись, произнесла:

— Нормально, па.

Машина Уильяма медленно выехала на шоссе. Доктор Хайвер, сосредоточенно следя за дорогой, молчал.

— Не понимаю, — начал тот, когда они миновали где-то половину пути, — какого черта ты поехала за город, в этот идиотский «Дом у дороги», куда порядочному человеку и заходить-то неприлично?.. Донна, положив ногу на ногу, произнесла:

— Папа, почему ты до сих пор считаешь меня маленькой девочкой, за которой все время надо следить, каждый шаг которой надо контролировать… Я уже достаточно взрослая, мне все-таки — семнадцать лет…

Не оборачиваясь, Уильям ответил:

— Ну, допустим, семнадцать лет — это еще не взрослая… А для меня ты всегда останешься ребенком… — Уильям слегка улыбнулся. — Я ведь твой отец…

— Тем не менее, — сказала Донна довольно резким тоном. — Тем не менее, папа… Не будет же так продолжаться все время… Я ведь тоже имею право кое на что, не правда ли?..

Уильям свернул на улицу, ведущую к их дому.

— На что же?..

— Например — на свою личную жизнь… Вспомни, как ты, будучи еще скаутом, убегал на танцы?..

Уильям удивленно повернул голову.

— А это ты откуда знаешь?..

Девушка хмыкнула.

— Ты сам мне рассказывал.

— Я не мог тебе такого рассказывать, — произнес Уильям очень напористо, тем более, что это была чистой воды правда. — Не мог я рассказывать…

Донна не дала ему договорить:

— Ну, значит если и не ты, то мама — какая, собственно, разница?..

Машина остановилась перед светофором — несмотря на то, что в такие поздние часы автомобильное движение в Твин Пиксе практически прекращалось, он почему-то не был отключен.

Уильям обернулся к дочери.

— Ну ладно, ладно… Давай лучше поговорим о тебе, доченька…

— Пожалуйста… Ты только и делаешь, что говоришь о нас с Гарриет.

— Кстати, о Гарриет, — поняв, что Донна находится в лучшей форме для словесных дуэлей, доктор Харвей решил сменить тему на более нейтральную, — кстати, о Гарриет…

— Что…

— Ты выполнила ее просьбу?..

— Какую именно?..

— Накачала ли ты колесо велосипеда, как она просила тебя?..

Донна утвердительно кивнула.

— Накачала, па, — она неожиданно для Уильяма улыбнулась, — не беспокойся…

Твин Пикс никогда — в отличие от Нью-Йорка, Кливленда или Чикаго — не славился разгулом преступности. Поэтому в городе с населением, превышавшим пятьдесят тысяч, была только одна тюрьма, с восемью небольшими камерами, которая размещалась в том же здании, что и резиденция шерифа. В камерах этих, как правило, сидели не местные жители, а исключительно приезжие — водители большегрузных автомобилей, следовавших в сторону канадской границы, которых полицейские обычно задерживали за пьяное вождение, мелкие хулиганы, попадавшие в каталажку за разбитые стекла, гастролеры-угонщики, иногда посещающие Твин Пикс в поисках чего-нибудь путного… Город не нуждался в большой современной тюрьме, потому что преступления были тут достаточно редки.

Приехав в здание, где находился его кабинет, Трумен и Купер тут же направились в крыло, в котором размещалась тюрьма. Пройдя в сопровождении Хогга длинным полутемным коридором, они остановились перед большой металлической дверью. Купер и Трумен долго топтались перед дверьми, терпеливо дожидаясь, пока Хогг справится с замком.

По обе стороны тюремного коридора располагались небольшие, но достаточно светлые камеры открытого типа — роль стены, выходящей к надзирателю, выполняла прочная металлическая решетка.

Купер сразу же обратил внимание на то, что Бобби и Майк были помещены Хоггом в одну камеру — это было вопиющим нарушением инструкций, категорически запрещавшей помещать таким образом подозреваемых, задержанных по одному и тому же делу.

Обернувшись к Трумену, Купер негромко произнес:

— Непорядок…

Тот отмахнулся.

— Ничего страшного…

Трумен решил начать допрос с Бобби.

— Итак, — произнес он, — вы задержаны по трем пунктам: во-первых, — он принялся загибать пальцы, — за управление автомобилем в нетрезвом состоянии. Во-вторых, — шериф загнул следующий палец, — за нарушение распоряжения мэра города Милтона о комендантском часе для лиц, которым не исполнился двадцать один год и, в-третьих — за драку в «Доме у дороги». Вы согласны?..

Боб нехотя кивнул.

— Да…

Шериф продолжал:

— Меня интересует последнее. Скажите, почему вы ни с того, ни с сего набросились на Джозефа Хэрвэя?..

Бобби понуро молчал.

— Повторяю вопрос, — произнес Трумен, подражая интонациям Купера, когда тот беседовал с Донной по поводу видеокассеты, — для чего, с какой целью вы набросились на Хэрвэя?..

Глянув на шерифа исподлобья, Таундеш произнес:

— Я не хочу отвечать на этот вопрос…

— Почему?..

После некоторого размышления Бобби сказал:

— У меня есть на это свои причины…

Шериф обернулся к Майку.

— А у вас, мистер Чарлтон, какие причины?..

Майкл посмотрел на своего приятеля — тот сделал ему глазами какой-то едва уловимый знак.

— Я не хочу отвечать ни на один из ваших вопросов, — ответил Чарлтон.

— Что ж, это ваше право, — произнес шериф, — не хотите — не надо…

Он обернулся к Куперу.

— Ну, что ты на это скажешь?..

Видимо, в мыслях шериф уже обращался к агенту Федерального Бюро Расследований на «ты», но он впервые произнес это обращение вслух. Купер умел располагать к себе людей…

Купер как-то неопределенно пожал плечами.

— Ничего…

Шериф кивнул стоявшему рядом Томми Хоггу — тот держал под руку Джозефа, на котором были наручники.

— В соседнюю камеру…

— В третью?..

Шериф на минуту задумался.

— Нет, во вторую…

Четные камеры располагались слева от входа, нечетные — справа.

— Во вторую… Пусть они посидят тут напротив друг друга, поглазеют… Может быть, чего-нибудь вспомнят и расскажут нам утром…

Купер развернулся по направлению к дверям.

— Как? — удивился Гарри Трумен. Как, вы не будете их допрашивать?..

Не оборачиваясь, тот ответил:

— Нет… По-моему, и так все понятно. Я бы сказал — даже слишком понятно…

Шериф покачал головой и вновь, невольно подражая интонациям агента ФБР, произнес:

— Понятно?.. Хм-м-м… Мне, например, абсолютно ничего не понятно…

Когда Джозеф был водворен Хоггом в камеру, и полицейские с агентом ФБР удалились, Бобби наконец-то спокойно вздохнул. Прилегши на жесткий металлический панцирь тюремной койки, он с удовольствием вытянул ноги, и, глянув на Майка, произнес:

— Ну, как будешь выпутываться?..

Тот махнул рукой.

— Не думаю, что мы тут, в этой каталажке, надолго… Завтра утром, самое позднее — послезавтра нас непременно отпустят…

Бобби раздраженно перебил его:

— Я не о том, Майкл… Сам прекрасно знаю, что выпустят, ничего такого мы ведь не совершали, правда?..

— Конечно, — согласился Майкл, — конечно же, выпустят, Бобби… Что же тебя тогда так волнует?..

— Как мы будем оправдываться перед Лео.

Видимо, напоминание о Лео Джонсоне было Майклу не очень-то приятно — судя по тому, как он сразу же скривился после слов Таундеша.

— Не знаю…

Бобби продолжал:

— Понимаешь, десять штук баксов — это все-таки деньги, особенно для нас… — он приподнялся с кровати, — ума просто не приложу, где нам их взять…

Майкл предложил:

— Может быть, попросить у него отсрочки?.. Еще раз. Скажем, что деньги вернем через…

Бобби резко перебил его:

— Ты что, Майк, какие могут быть еще отсрочки!.. Да этот человек…

Не окончив, он отвернулся от Чарлтона и тупо уставился в стену.

Майкл, обернувшись к Джозефу — тот лежал в камере напротив, подогнув ноги под себя, причем не было понятно, спит Хэрвэй или же нет, — тихим шепотом сказал:

— Боб, не так громко… Мы не одни тут.

Спустя минут десять Бобби, оторвавшись от рассматривания стены, вновь посмотрел на Майкла:

— Да, приятель, влипли мы с тобой… Ума не приложу, как жить дальше…

Таундеш говорил очень тихо, чтобы его слова не долетали до камеры Джозефа.

Майкл поднял на Таундеша глаза.

— Может быть, эти десять штук как-нибудь самим заработать? Что-нибудь такое…

Бобби махнул рукой — вид у него был просто какой-то обреченный.

— Ну как?..

Майкл предложил:

— Может, заняться какой-нибудь торговлей?.. Покупать оптом, продавать в розницу…

— Э-э-э, все пустое… — он немного помолчал, — ничего у нас с тобой не получится… Говоришь, торговлей?..

— Да…

— Мы с тобой однажды уже занялись торговлей — сам видишь, что из этого получилось…

Да-а-а… — протянул Майкл, — положение просто безвыходное… Послушай, — внезапно он оживился, — послушай, может быть, сказать Лео, что эти десять

штук баксов у нас полиция забрала при задержании?..

Бобби хмыкнул.

— Знаешь, что он скажет? Что он на это скажет?..

— Что?..

— Что это его не волнует. Полиция, не полиция — это наши проблемы. Мы должны ему этих сраных десять тысяч — значит, он их должен получить…

Джозеф Хэрвэй лежал на тюремной койке, подогнув ноги — в камере было холодновато — и, стараясь не прислушиваться к трепу этих идиотов о каких-то десяти тысячах, размышлял:

«Хорошо. Допустим, Лору убили в старом пакгаузе за лесопилкой Пэккардов. Если труп обнаружили утром, следовательно, убийство произошло вечером поздно или же ночью… Интересно, как она там оказалась?..»

Повернувшись на другой бок, он провел рукой по лбу — от недавней драки с Бобом в «Доме у дороги» на лбу осталась небольшая царапина.

«И почему это Донна за меня так переживает? Она ведь видит, что у нас с Лорой… Помнится, Лора как-то то ли в шутку, то ли серьезно сказала, что Донна по уши влюблена в меня — она тогда добавила — „как кошка“, но в тот момент я подумал, что Лора скорее шутит… Интересно, запомнила ли она сама то место, куда спрятала золотое сердечко?..»

Было уже довольно поздно, когда Лео неожиданно для Шейлы стал собираться.

— Ты куда? — забеспокоилась та.

Лео, ничего не отвечая, паковал большую спортивную сумку.

— Куда ты? — повторила свой вопрос Шейла.

Тот, подняв на жену глаза, уставился на нее тяжелым взглядом.

— Не твое дело…

Шейла, которая в глубине души была рада неожиданному отъезду мужа, все-таки решила изобразить обеспокоенность.

— Нет, я просто боюсь… Уже поздно.

Сложив сумку, Лео поставил ее у дверей.

— Мне необходимо выехать в Монтану… Я совсем забыл — как-то очень давно подписал выгодный договор на перевозку леса, там у одного мужика с транспортом

проблемы… — он принялся одеваться, — платит вдвойне больше обычного. Не хочу упустить такой выгодный заказ.

Подойдя к мужу, Шейла отогнула воротник его куртки и, осмотрев, критически покачала головой.

— Одень свежую… Я недавно постирала.

Лео улыбнулся — то ли в ответ на предложение Шейлы, то ли просто так.

— Хорошо, — он быстро скинул грязную куртку, — хорошо, давай другую. Кстати, у меня в машине много нестираного белья, так что заодно…

Лео вышел, и спустя несколько минут, вернулся, держа в руках огромный целлофановый пакет, наполненный скомканными рубашками.

— Постирай, — он небрежно кинул пакет на пол, рядом со стиральной машиной, — чтобы к моему приезду…— не договорив, он направился на выход.

Шейла, покосившись на пакет, несмело поинтересовалась у мужа:

— Когда тебя ждать?..

Тот, не оборачиваясь, произнес:

— Не знаю… Может быть, дня через два. — Взявшись за дверную ручку, он добавил. — В общем, я позвоню. Как только управлюсь, сразу же…

Не договорив, Лео вышел на улицу. Спустя несколько минут, до слуха Шейлы долетел низкий вибрирующий звук его большегрузного «Мака».

«Слава Богу!..» — подумала Шейла. — «Хоть несколько дней спокойной жизни…»

Протянувшись к целлофановому пакету, Шейла вывалила рубашки на пол и, быстро включив стиральную машину — свадебный подарок Лео — стала по одной закладывать их в агрегат. Неожиданно ее взгляд упал на рубаху, забрызганную какой-то темной, уже засохшей жидкостью. Шейла, которая в свое время закончила курсы медсестер, сразу же поняла, что это такое — вне всякого сомнения, это была засохшая кровь.

«Боже… — подумала она, — Боже, откуда?..»

Осмотревшись по сторонам, Шейла быстро спрятала свою страшную находку в нижний ящик стоявшего тут же комода, после чего в беспокойстве опустилась на табурет.

«Откуда это, — принялась размышлять она, как только немного успокоилась, откуда это появилось?.. Может быть, Лео как-то случайно поранился?.. Нет, я не заметила на нем ни одного свежего шрама, ни одного пореза… Может быть, поранился кто-то из его знакомых, и Лео, не имея никакого подручного перевязочного материала, был вынужден перевязать рану своей рубашкой?.. Тоже не очень-то похоже. Во-первых, в „Маке“ всегда есть хорошая аптечка, где уйма всяких бинтов, пластырей и всего такого, а во-вторых — Лео не такой человек, чтобы пожертвовать своей вещью даже для помощи кому-нибудь…»

Размышления Шейлы оборвал неожиданно вошедший Лео. Шейла, быстро подняв на него глаза, спросила голосом, в котором прозвучал испуг:

— Лео, в чем дело? Что-то случилось?..

Тот, ничего не отвечая, нагнулся и, взяв с пола целлофан, в котором лежало грязное белье, принялся внимательно осматривать его.

Шейла вновь поинтересовалась:

— Лео, что-то произошло?.. Ты что-то забыл с собой взять? Что-то ищешь?..

Тот, не поднимая на Шейлу глаз, буркнул:

— Да…

— Могу ли я помочь тебе?..

Не отвечая, Лео, приоткрыв внешнюю крышку стиральной машины, посмотрел на булькающую воду. Шейла продолжила:

— Что ты ищешь?.. Лео отмахнулся.

— Да так, я, кажется, оставил в какой-то рубашке стодолларовую банкноту… Боюсь, что я ее уже никогда не увижу.

Шейла прекрасно знала мужа, чтобы сразу же догадаться, что он врет.

— Ничего, — поспешила она его успокоить, — ничего страшного. Сто долларов — не Бог весть какие большие деньги, Лео, не переживай…

Лео, злобно посмотрев на жену, спросил:

— Ты в стиральную машину положила все, что тут было, — он кивнул на пакет, — или…

— Все, все, не волнуйся, — замахала руками Шейла, — я ведь не знала, что у тебя в карманах деньги…

Видимо, Лео вполне удовлетворился таким ответом и, еще раз злобно посмотрев на Шейлу, удалился…

Купер, проснувшись, посмотрел на стоявшие в кабинете шерифа часы — было без пятнадцати семь утра. Вчера агент ФБР как-то совершенно незаметно для себя заснул в кабинете Гарри.

Двери неслышно раскрылись, и на пороге появилась Люси — в ее руках была небольшая чашка. По кабинету шерифа распространился аромат свежесваренного кофе.

Люси протянула Куперу чашку.

— Ваш кофе, сэр…

Тот, поднявшись с кресла, взял чашку и поставил рядом с собой на столик.

— А, Люси?.. Доброе утро… Вы что, тоже ночевали тут?..

Люси улыбнулась.

— Нет… Я только что пришла, и, заметив на вешалке ваше пальто, поняла… — она с некоторой жеманностью, как показалось Дэйлу, опустила глаза, — поняла, что вам

необходимо как-то взбодриться…

Купер сделал небольшой глоток из чашки.

— Спасибо… Кстати, Люси, а откуда вы знаете, что я

люблю кофе?..

Люси вздохнула.

— Личный секретарь шерифа Трумена все должен знать… Работа такая…

Допив кофе, Купер сразу почувствовал в себе прилив новых сил.

— Да, кстати, — произнес он, — а где сейчас Гарри Трумен?..

— Доброе утро, Дэйл, — в дверном проеме появился шериф, — вы вчера заснули прямо тут, и я не решился будить вас… Надеюсь, вы не слишком утомились…

Купер улыбнулся.

— Нет, ничего себя чувствую… — поднявшись, он подошел к столу, — ну, Гарри, как вы собираетесь поступить с теми тремя подростками?.. Мне кажется, что у них

была бессонная ночь, не так ли?..

Шериф сделал очень серьезное лицо.

— Собираюсь их как следует допросить… — заметив по лицу Купера, что тот не согласен с его решением, Трумен поспешил поинтересоваться: — А у вас что, есть на

этот счет какое-то другое мнение?..

Купер внимательно посмотрел в лицо Гарри.

— Да…

— Какое же?..

— Мне кажется, их следует отпустить…

Гарри на этот раз не стал спрашивать Дэйла, почему он решил поступить именно так, чтобы лишний раз не показаться в глазах агента ФБР смешным, недалеким и некомпетентным. Он поморщился, словно что-то прикидывая в уме и, после небольшой паузы согласился:

— Хорошо… — шериф обернулся к своей секретарше, — Люси, как только появится Хогг или Брендон, распорядись, чтобы они отпустили всех троих…

Позавтракав, Купер на короткое время распрощался с Труменом и направился в свой гостиничный номер — не для того, чтобы как следует выспаться, а чтобы продолжить свои аудио-послания к Даяне…

Сидя за столиком в небольшой комнатке отеля «Флауэр», он надиктовывал:

— Даяна, Даяна, прошло двадцать два часа с того времени, как я прибыл в Твин Пикс. За сутки расследование кое-как подвинулось, во всяком случае, мне удалось выяснить и кое-что о личности и характере этой Лоры Палмер, и о ее ближайшем окружении. Вне всякого сомнения, ее лучшая подруга Донна Хайвер прекрасно и во всех подробностях осведомлена о закулисной жизни, которую вела покойная. Она явно не хочет об этом говорить, чтобы не испортить себе репутацию… Ни Бобби Таундеш, ни, тем более, его приятель Майкл Чарлтон к убийству Лоры Палмер не имеют отношения — во всяком случае, непосредственного… Хотя, как мне кажется, следовало бы поговорить с Джозефом Хэрвэем — вполне возможно, что он кое-что может сказать по этому поводу. Неожиданно для себя нащупал классический любовный треугольник, как в голливудских кино-мелодрамах, на которые мы так любили с тобой когда-то ходить — Донна любит Джозефа, а тот, в свою очередь, никак не может забыть покойную Лору… Хотя, очень даже возможно, что последняя, ведя образ жизни… — Купер несколько секунд подыскивал нужное слово, — образ жизни, далекий от того, который считается в Твин Пиксе скромным для девушки ее возраста, жила не только с ним и Бобби Таундешем, но и еще… Даяна, Даяна, не сердись за мои оценки; я прекрасно, не хуже тебя знаю формулу древних — о мертвых либо хорошо, либо никак, но в данном случае она не имеет к делу никакого отношения… В мою задачу входит расследование убийства…

Нажав на «стоп», Купер перемотал кассету назад и прослушал ее. Дойдя до места, на котором остановился, он вновь включил запись.

— Даяна, Даяна, мне кажется, убийство Лоры Палмер и насилие над Роннетой Пуласки — не последние преступления, с которыми мне придется столкнуться тут… Вне сомнения, те, кто считает смерть Палмер и насилие над Пуласки делом рук какого-то жуткого маньяка-одиночки, заблуждаются… Так могут думать разве что дилетанты, начитавшиеся дешевых детективов — вроде тех, что продаются в газетном ларьке недалеко от Департамента ФБР в нашем городе — помнишь, мы с тобой еще смеялись, читая эти глупые и никчемные книжки?.. Ты еще говорила, что писатели их сразу же набирают на компьютер, даже не редактируя?.. Кстати, в Твин Пиксе подобная литература весьма популярна… Я недавно беседовал с одним продавцом книг, он утверждает, что живет только благодаря этому хламу… — Купер переставил кассету на другую сторону. — Даяна, Даяна, все это, конечно же, очень занятно, но я приехал в Твин Пикс не для того, чтобы надиктовывать тебе о бульварной литературе, а для расследования убийства Лоры Палмер… Вообще, это имя Лора — довольно странное для штата Вашингтон — не правда ли?.. Лора, Лури, Лаура… Помнишь, мы как-то ходили с тобой на концерт классического вокала, там кто-то исполнял романс Листа на стихи, кажется, Гейне, — «Как дух Лауры»… Почему-то так некстати вспомнилось… Шериф дал мне прочитать кое-что в дневнике убитой — кстати, она была очень даже неглупой девчонкой… Весьма точно охарактеризовала и самого Трумена — впрочем, у него нашлось достаточно ума, чтобы обратить на это мое внимание… Трумен — скрытый честолюбец, я тебе об этом уже, кажется, говорил… Впрочем, я не собираюсь надолго задерживаться в этом городке — не думаю, что расследование убийства затянется больше, чем на неделю… Не такие дела расследовали, правда, Даяна?.. Помнишь, как я гонялся по всей Оклахоме за одним гнусным мексиканцем, который ввозил в штат килограммы кокаина?.. Вот то действительно было серьезное дело — никто и никогда в меня не стрелял столько, как тот чертов мексиканец… А Оклахома, что ни говори — побольше Твин Пикса… И тот чертов мексиканец был все-таки профессионалом… Нет, нет ничего хуже, чем хорошо организованная преступность… — Купер сделал небольшой глоток кофе из термоса, который стоял тут же, на столике, — Даяна, Даяна, мне следует закругляться… Пока что единственный вывод на сегодня — так это то, что расследование этого убийства будет нелегким… Ну все, пока, передай привет маме и сестрам. Кстати, надеюсь, ты не показывала им эти кассеты? Представляешь, тут, в городке даже я стесняюсь отправлять тебе эти звуковые письма при всех — возможно, меня заподозрят в сумасшествии и прекратят воспринимать всерьез… А для агента Федерального Бюро Расследований нет ничего хуже, чем когда его перестают воспринимать всерьез… Интересно, как бы отнесся шериф Трумен, если бы узнал о моем звуковом дневнике?.. Я думаю, — Купер слегка улыбнулся, — что как минимум не понял бы смысла такого поступка… Впрочем, — добавил он, — впрочем, Даяна, не исключено, что стал бы подражать мне… Кстати, очень любопытная деталь — я заметил, что Гарри Трумен мне кое в чем начинает подражать — пока только невольно, подсознательно… Значит, я сразу же вошел в доверие… Это приятно. Гарри Трумен, по-моему, до сих пор не женат, я понял это по его плохо отутюженным сорочкам, хотя его секретарша Люси — вот молодец! — поддерживает Трумена, как только может… Даяна, Даяна, только не обижайся, конечно же, Люси — хорошая девчонка и профессиональная секретарша — кстати, она неплохо готовит кофе — но до тебя ей очень далеко… Я не могу представить ни одного человека, который бы согласился переносить мои мысли на бумагу с аудиокассеты… Даяна, Даяна, как хорошо у тебя это получается… Просто представить не могу, чтобы я без тебя делал… Ничего, когда приеду в Сиэтл, мы обязательно поужинаем вместе в самом лучшем ресторане. Даяна, я даже знаю, что ты сейчас думаешь, слушая это послание — всегда, мол, обещаю, что мы вместе поужинаем, а потом отнекиваюсь из-за якобы отсутствия времени… Ну, честное слово, как только вернусь в Сиэтл — первым делом в ресторан. С тобой. Ну все, закругляюсь. Надо сейчас купить новую кассету — все кончились…

Шериф, поднявшись из-за стола, с видимым удовольствием прошелся по кабинету, разминая ступни. Подойдя к окошку, он одернул штору и открыл форточку — в кабинете было накурено. С наслаждением вдохнув в легкие холодный воздух, Гарри подумал: «Ну, наверное, пора домой… Так, что я еще на сегодня не сделал?..» — принялся вспоминать он, однако после событий минувших суток ему удавалось это с трудом — вне всякого сомнения, прошедший день был, наверное, самым насыщенным в карьере Трумена на посту шерифа Твин Пикса. «В морг насчет тела позвонил? — задал сам себе вопрос Трумен и тут же ответил на него: — Позвонил… Бензин в „ниссан“ залил? Кажется, да…»

Размышления Гарри прервал скрип входных дверей.

— Мистер Трумен, — услыхал он ставший уже знакомым голос и обернулся: перед ним стоял Купер.

— Только что выяснил, что в Твин Пиксе нет ни одного магазина, который бы работал круглосуточно, — произнес он, — хотел купить кассету для диктофона -

оказывается, все закрыто… Вы о чем-то размышляли, Гарри?.. — поинтересовался Купер, словно забыв, что он уже был с Труменом на «ты».

Тот передернул плечами.

— Так… Вспоминал, все ли я на сегодня сделал…

Купер улыбнулся одними уголками губ.

— Страдаете забывчивостью?

— Как сказать… Да, вот еще что — я же забыл напомнить Томми, чтобы он выпустил из каталажки задержанных, — вспомнил шериф.

Его рука уже потянулась к кнопке селектора внутренней связи, на языке вертелась фраза: «Отпусти всех троих к чертовой матери!..»

Но потом шериф Твин Пикса Гарри Трумен передумал:

— Знаешь что, Дэйл?

— Догадываюсь.

— Не стоит решать сгоряча, к тому же день еще не начался.

— Я хочу спать.

Специальный агент ФБР хотел вновь устроиться в кресле, даже вытянул ноги.

— Я думаю, выпускать Бобби и Майкла, хорошо поразмыслив, не стоит.

Гарри стоял перед Дэйлом, широко расставив ноги.

— Ты, шериф, тебе и решать.

— Так вот, Дэйл, я тебе командую: иди в отель и поспи оставшихся пару часов.

— Соблазнительное предложение.

— Не зря же я тебе устроил один из лучших номеров, не каждому такое достается.

— А как же наши пленники?

— Посидят до утра.

— Ладно, Гарри, я пойду спать, тем более, матрац в номере что надо.

— Приходи с утра, тогда и решим.

— А кофе будет?

— Даже будут домашние бутерброды.

Мужчины распрощались, хотя им и предстояло увидеться всего через несколько часов.


Глава 6 | Твин Пикс: Расследование убийства. Книга 1 | Глава 8