home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 3

Приезд в Теин Пикс Дэйла Купера, специального агента Федерального Бюро Расследований. — Склонности и привычки Купера, его манера вести дневник с помощью диктофона. — Семья Джонсонов. — Свидание Бобби Таундеша и Шейлы Джонсон. — Деспотизм Лео. — Знакомство Дэйла Купера и Гарри Трумена. — Находка под ногтем убитой. — Странная видеокассета. — Новые подробности, находка в сейфе 10 000 долларов и порнографического журнала. — Донна через Эдда Малкастера передает Джозефу Хэрвэю записку. — Владелец бензоколонки Эд Малкастер и его племянник Джозеф. — Дэйл Купер и Гарри Трумен обследуют предполагаемое место преступления. — Носовой платок Лоры Палмер с надписью, сделанной кровью. — Половинка золотого сердечка.

В пятницу следующего дня, в десять утра, в Твин Пикс въехал серебристый «понтиак» с номером Сиэтла. За рулем автомобиля сидел молодой человек лет двадцати пяти — двадцати восьми, одетый в безукоризненный темно-синий костюм консервативного покроя. Миновав дорожный щит с надписью «Добро пожаловать в Твин Пикс!», молодой человек взял небольшой диктофон, — обычно таким пользуются журналисты — и, поднеся его к губам, произнес:

— Даяна, Даяна, я, специальный агент Федерального Бюро Расследований Дэйл Купер, только что въехал в небольшой городок Твин Пикс. В городе совершено убийство семнадцатилетней девочки, дочери уважаемого юриста Лиланда Палмера.

Дэйл Купер, как и абсолютное большинство занятых людей, не любил тратить времени на писание бумаг. Он справедливо считал, что куда быстрее надиктовывать длинный текст машинистке. Дэйл, ведя таким образом подробный дневник на протяжении нескольких лет, накопил не одну кассету. Очень часто Купер наговаривал на диктофон всякие, на первый взгляд, незначительные подробности — вплоть до того, в какой гостинице он останавливался на ночлег и сколько дал чаевых официанту в ресторане, однако только на первый взгляд; Дэйл писал, что в жизни специального агента Федерального Бюро Расследований незначительных вещей просто не бывает.

Вдоль дороги замелькали небольшие аккуратные котеджики и передвижные магазинчики. Купер посмотрел на небо — оно было пасмурным.

— Даяна, Даяна, — продолжал он, — сегодня я проснулся в восемь тридцать утра, это довольно поздно… Когда я жил в Филадельфии и учился в тамошней Академии ФБР, мне приходилось просыпаться не позже шести…

Однажды, несколько лет назад, начальник отдела в Департаменте ФБР начал было подтрунивать над Купером за его слишком подробные звуковые письма, на что тот очень серьезным тоном объяснил, как когда-то в Филадельфии, сразу же после окончания Академии благодаря такой кассете местным сыщикам удалось установить точную хронологию событий в день покушения на местного мэра какими-то террористами и за считанные часы обезвредить преступников. «Если я говорю, что и когда я ел, сколько за это заплатил и в котором часу был в каком-либо месте, — терпеливо объяснял Купер, — это, может быть, и не очень существенно, особенно, если рассматривать любое событие в отрыве от предыдущего и последующего. Но вот если сопоставить все это и рассмотреть в контексте, порой можно придти к весьма удивительным выводам…» «Например?» — поинтересовался начальник отдела. «Хотя бы — как бездарно порой тратим мы свое время, — ответил Купер очень серьезно, — и сколько полезного мы могли бы совершить, будь мы более собранными и организованными… Если честно, то вести такой аудио-дневник я начал только по этой причине…» Как бы то ни было, но вскоре подобная манера вести дневник стала у Дэйла потребностью; в Департаменте ФБР никто — ни сослуживцы, ни начальники — не представляли Купера без небольшого диктофона в руках. Когда же благодаря кассетам Купера в Сиэтле было раскрыто несколько серьезных преступлений, насмешки над Дэйлом сменились неподдельным уважением; у Купера даже появилось несколько подражателей, но вскоре они потеряли интерес к звуковым дневникам — подобная манера требовала необычайного терпения и постоянства характера.

— Даяна, Даяна, — продолжал Купер, — погода в городке весьма скверная, мне кажется, скоро должен начаться то ли дождь, то ли мокрый снег… Небо очень серое…

Дэйл притормозил на перекрестке, пропуская идущих строем детей — видимо, это были школьники младших классов, направляющиеся на экскурсию.

— Сегодня я позавтракал очень и очень дешево, — продолжал Купер, — за рисовый пудинг, кусочек восхитительного вишневого пирога и чашечку кофе со сливками я отдал всего лишь два доллара двадцать пять центов. Правда, кофе там готовить не умеют… Все-таки, самый лучший кофе я пил в Нью-Йорке, на Манхэттене. Видимо, все дело в том, как правильно его прожарить… Интересно, знают ли об этом в Твин Пиксе? Даяна, я иногда замечаю, что и в небольших городках встречаются приличные кофейни. Видимо, потому, что в провинции очень дорожат постоянными клиентами… Мне кажется, если расследование убийства Лоры Палмер продлится дольше, чем я думаю, мне придется научить готовить настоящий кофе всех хозяев местных баров… Помнится, прошлым летом, расследуя убийство поставщика героина в Спрингфильде, что на границе со штагом Орегон, я научил правильно готовить кофе хозяина бара, что в гостинице «Лос-Анжелос»… Он даже прислал мне в Сиэтл благодарственное письмо — утверждал, что будет обслуживать меня бесплатно в знак благодарности, как только я вновь появлюсь в Спрингфильде… Дьявольская уловка — он ведь прекрасно понимает, что в этой жизни я больше никогда не поеду в этот паршивый городишко… Даяна, Даяна, — Купер, закатав манжету, посмотрел на часы, — сейчас десять часов двенадцать минут утра. Насколько я понимаю, нахожусь недалеко от центра города. Сейчас первым делом следует нанести визит местному шерифу Гарри Трумену… Мне уже говорили в Сиэтле, что он неплохой по-своему парень, только несколько самолюбивый… Что ж, для шерифа такого города, как Твин Пике, это очень даже положительное качество… Интересно, этот шериф действительно родственник того самого Трумена, или только однофамилец… Надо будет спросить у него как-то потактичней… Мне кажется, подобный вопрос ему задавали не однажды в жизни. Если этот парень самолюбивый, он может обидеться на меня. Мне кажется, все самолюбивые люди обидчивы… Недели три назад я уже говорил, как однажды я послал одного своего одноклассника… Он был лучшим учеником нашей школы, очень честолюбивым и обидчивым… Я сказал ему при всех: «Грэг, у тебя все хорошо, только такое большое брюхо, что скоро ты не сможешь трахаться в стандартных позах… Займись спортом, Грэг…» Сейчас Грэг Джэкоби — конгрессмен от штата Айова… Даяна, ты можешь мне не поверить, но он теперь очень худой. Я считаю, что благодаря тому разговору…

Подъехав к зданию городской полиции, Купер плавно затормозил.

— Даяна, Даяна, мне кажется, что в маленьких городках вроде этого люди куда более самолюбивы и обидчивы, чем в больших…

Нажав на «стоп», Купер спрятал диктофон в карман и, хлопнув дверкой машины, направился к входу. Заметив какую-то девушку, он подошел к ней.

— Простите, мисс, — произнес Купер, — мне необходимо встретиться с местным шерифом, Гарри Труменом…

— С шерифом? — переспросила та, — я его секретарша Люси Моран. Если у вас к нему какое-то дело, можете предварительно рассказать мне…

Купер откашлялся.

— Меня зовут Дэйл Купер, — произнес он очень официальным тоном, — и я — специальный агент Федерального Бюро Расследований…

У Люси от удивления округлились глаза.

— Агент ФБР? — Переспросила она.

— Да, — кивнул Купер.

— Агент ФБР? Неужели!.. Только подумать — я впервые в своей жизни вижу настоящего агента Федерального Бюро Расследований! Ой, как интересно!..

Бобби Таундеш действительно был запасным парнем Лоры Палмер, но не только ее; вот уже полгода, как он встречался с Шейлой Джонсон, официанткой закусочной Нормы Дженнингс. Правда, об этом в Твин Пиксе никто не знал — если не считать Нормы, закадычной подруги Шейлы.

Жизнь Шейлы была тяжела и печальна: ее муж, водитель большегрузного «Мака» Лео отличался жутким характером и совершенно диким нравом; это был настоящий деспот, он избивал свою жену по малейшему поводу. В силу своей профессии Лео очень часто, порой неделями, не бывал дома, а, вернувшись, принимался изводить Шейлу идиотскими расспросами — что она делала в его отсутствие, сколько денег и на какие цели потратила, с кем и когда встречалась, какие разговоры велись. При этом Лео всякий раз пытался запутать жену, уличить ее во лжи. Шейла бледнела, краснела и часто действительно путалась в ответах — этого было вполне достаточно, чтобы Лео, обмотав кулак бельевой бечевкой, бил жену.

После очередного избиения Шейла, сидя перед зеркалом в спальне, с ужасом рассматривала синяки и кровоподтеки. Естественно, к ней не раз приходили мысли о мести ненавистному мужу; однажды, дождавшись, пока тот уедет в соседнюю Монтану, Шейла дала уговорить себя Бобу Таундешу — миссис Джонсон считала, что если и стоит изменить мужу, то только с таким смазливым мальчиком, как Боб. Спустя некоторое время встречи с Таундешем стали довольно регулярными, и Шейла с удивлением обнаружила, что соития с Бобом на лоне природы, под сенью елей Добсона, доставляют ей удовольствие. Она даже начала испытывать некое подобие оргазма, чего никогда прежде за собой не наблюдала — ни до свадьбы, ни тем более с мужем…

Сидя за стойкой бара, Шейла нервно курила, все время посматривая на висящие на стене часы.

— Его ждешь? — Спросила с улыбкой Норма, сделав ударение на слове «его». — У вас сегодня что, свидание?..

Шейла затушила сигарету.

— Да, — едва заметно кивнула она.

— Мне кажется, он не придет. Из-за этого страшного убийства Боба все время таскают в полицию… Мне кажется, Гарри Трумен его в чем-то подозревает…

— Но говори ерунды, — прервала подругу Шейла, — не говори ерунды, Норма… — она потянулась за следующей сигаретой.

— Много куришь в последнее время, — как бы между делом заметила Дженнингс, — ты совсем не бережешь себя, Шейла.

Шейла щелкнула зажигалкой.

— Это не твое дело, — отрезала она, — много я курю или нет. Пожила бы хоть несколько дней, как я…

Норма удивленно подняла брови.

— А что тебе, собственно, не нравится? Шейла, не отвечая, глубоко затянулась.

— Знаешь, я где-то вычитала, что женщина бывает раздражительной только по двум причинам: из-за недостатка денег и из-за неудовлетворенности. Твой Лео, хотя и порядочный скот, зарабатывает неплохо, а твой Бобби…

Шейла нервно обернулась к подруге.

— Заткнись…

Та понимающе закивала — она прекрасно понимала, в каком состоянии сейчас Шейла. Норма не раз видела, как ее подруга тихо рыдала в подсобке после очередного избиения…

— Понимаешь, — сказала Норма, — ты ведешь себя не так, как требуют обстоятельства. Да я бы на твоем месте давно бы послала в задницу этого козла Лео вместе с его «Маком», и…

Шейла перебила ее довольно грубо — взаимоотношения с мужем было ее самым болезненным местом:

— Попридержи язык, Норма… Я на своем месте, а ты — на своем. Каждый из нас — на своем месте. Ты бы лучше не перемигивалась с Эдом Малкастером, а то придет из тюрьмы твой муж, узнает…

Бензоколонка Эда Малкастера находилась в нескольких сотнях футов от закусочной Нормы. Весь Твин Пикс знал, что Норма, которая в свое время училась в одном классе с Малкастером, была к нему явно неравнодушна… Что касается мужа Нормы, Хенка Дженнингса, то тот действительно вот уже почти как три года сидел в Федеральной тюрьме; многие в городе утверждали, что якобы за убийство. Впрочем, это была очень темная и запутанная история, о которой горожане, зная жестокий и мстительный характер Хэнка, предпочитали не распространяться…

— Не бойся, — успокоила подругу Норма, — у нас с Эдом просто платоническая любовь… Я люблю его, как брата.

Шейла только хмыкнула.

— Знаю я вашу платоническую любовь… Признайся честно, сколько раз ты кончаешь за один акт?..

Вопрос Шейлы остался без ответа, потому что в это время двери раскрылись, и на пороге появился Боб Таундеш. Норма, едва окинув юношу взглядом, отметила про себя, что вид у последнего был весьма растерянный…

— Привет! — Бобби, подойдя к стойке, поздоровался и протянул руку к пачке сигарет.

— Здравствуй, Бобби, — ответила Шейла, нежно посмотрев на своего юного любовника. — Ты что, хочешь сигарету? Но ведь ты никогда не курил!..

Взяв сигарету, Таундеш щелкнул зажигалкой и сразу же закашлялся.

— Извини, — ответил он, — у меня сегодня был очень тяжелый день. Вот уже вторые сутки мне не дает жить этот чертов шериф…

— Он что, действительно подозревает тебя в этом жутком убийстве? — участливо спросила Шейла.

Боб махнул рукой.

— Вроде бы уже нет… Во всяком случае теперь, когда обнаружена Ронни Пуласки. В тот день я почти все время торчал в его кабинете — алиби, лучше которого и представить себе нельзя…

Выйдя из-за стойки, Шейла нежно приобняла Боба — она ничем не рисковала, в закусочной не было ни единого человека.

— Ну что, поехали? — Шейла просительно посмотрела ему в глаза.

Боб улыбнулся.

— Поехали…

Спустя несколько минут, они неспешно катили в раздолбанном «форде» Таундеша по направлению к котеджику Джонсонов.

— Послушай, дорогая, — произнес Боб, сосредоточенно следя за дорогой, — а где сейчас этот твой… — с его языка едва не слетело ругательство, но в последний момент он произнес: — этот твой муж Лео…

Шейла заулыбалась.

— Слава Богу, теперь он далеко отсюда… Вчера вечером он звонил мне из Монтаны, Солмон-Риверс-Форт. Знаешь такой поселок?..

Боб отрицательно мотнул головой.

— Нет…

Шейла продолжила:

— Я смотрела по карте — это где-то в трехстах милях отсюда. Полтора дня пути…

Таундеш, предвкушая, как он проведет с Шейлой сегодняшнюю ночь, плотоядно заулыбался.

— Отлично… Значит, в нашем распоряжении как минимум сутки…

Выехав на дорогу, ведущую в сторону коттеджа Джонсонов, Бобби с удовольствием отметил, что до него осталось не более трех-четырех минут. Вскоре показался и сам коттедж — типовое двухэтажное здание постройки семидесятых годов. Однако рядом с домом стояла машина Лео…

Боб едва не выпустил руль.

— Сворачивай!.. — в ужасе закричала Шейла. — Сворачивай, Боб!.. Если он сейчас меня увидит тут, с тобой, он убьет и меня, и тебя!..

Таундеш со всей силы нажал на тормоз — «форд» занесло на скользкой дороге. Высадив из машины Шейлу, Таундеш развернулся и на полной скорости поехал в обратном направлении…

По выражению лица Лео Шейла сразу же поняла: сейчас ее будут бить.

— Ну, что скажешь? — произнес Лео, едва его жена появилась на пороге, — как ты провела все это время? С кем встречалась, чем занималась?..

Шейла осторожно уселась на краешек табуретки.

— Как обычно, Лео, — ответила она, — все, как обычно… Работаю…

Посмотрев в лицо Шейлы, Лео прищурился — это не предвещало ничего хорошего.

— Значит, работала, — медленно произнес он, — работала, говоришь?..

— Да…

— Работала — это хорошо… А чем ты занималась в свободное время?..

Шейла растерянно заморгала.

— Ну, как всегда, Лео… Книжки читала, смотрела телевизор… Что еще… Да, кстати, — она решила как-то переменить тему разговора, — кстати, а ты знаешь, в нашем городе произошло ужасное со…

Лео оборвал ее на полуслове:

— Знаю, знаю… Меня это не интересует… Можешь не рассказывать — все об этом только и говорят.

Встав со своего места, Лео неожиданно взял пепельницу и, высыпав ее содержимое на пол, принялся внимательно изучать окурки.

— Что это ты делаешь? — недоумевающе спросила Шейла.

Лео, оставив ее вопрос без внимания, продолжал рассматривать сигаретные фильтры. Наконец, окончив это занятие, он обернулся к жене.

— Послушай, — медленно произнес он, — какие сигареты ты обычно куришь?..

Шейла, словно ожидая удара, втянула голову в плечи и произнесла:

— Какие придется… Ты ведь знаешь, я всегда хватаю на прилавках первое, что попадется под руку…

Не говоря ни слова, Лео поднялся и, подойдя к Шейле, с явным удовольствием ударил ее в лицо — та только ойкнула.

— А теперь слушай меня, — произнес Лео, — слушай внимательно, чтобы мне не пришлось повторять… — Он повторно замахнулся на Шейлу — та зажмурилась, ожидая нового удара; однако его не последовало. — Слушай меня очень внимательно, — продолжил Лео, насладившись произведенным эффектом. — С нынешнего дня ты будешь курить сигареты только одной марки… И чтобы мне не пришлось тебе этого повторять…

Шейла, поспешно поднявшись с табуретки, кинулась собирать рассыпанные по полу окурки.

— Понятно? — спросил Лео.

Та едва слышно, одними губами произнесла:

— Да…

— Не слышу!.. — внезапно заорал ее муж, — не слышу, что ты там промямлила. Повтори громче — понятно или же не понятно?..

Быстро убрав окурки и сигаретный пепел, Шейла поднялась и деревянным голосом произнесла:

— Понятно…

Пройдя в кабинет шерифа, Дэйл Купер осмотрелся: он не в первый раз бывал в кабинетах шерифов провинциальных городков, и всякий раз удивлялся скудности фантазии, с которой те обставляли свои апартаменты. Угловатая мебель, несколько разноцветных телефонов на обшарпанном столе, засиженная мухами карта города на крашенной маслом стене. После официального знакомства Купер сразу же перешел к делу:

— Значит, так, шериф: у вас есть хоть кто-то, кого вы подозреваете?..

Трумен несколько секунд раздумывал, стоит ли говорить этому заезжему о своих подозрениях насчет Боба Таундеша и, поколебавшись, решил, что стоит. «Все-таки нам с ним какое-то время работать вместе, — подумал Трумен, — а они там, в ФБР, все-таки профессионалы…»

— Есть. — Кивнул Гарри, — то есть, я хотел сказать — были… У этой Лоры Палмер был парень, Боб Таундеш. Я действительно подозревал его кое в чем, но с последним происшествием — имею в виду Ронни Пуласки — он никаким образом не связан. Ее обнаружили вчера, а у Боба есть алиби…

Купер заложил ногу за ногу и, внимательно посмотрев на Трумена, продолжил:

— Так… Вы делали обыск дома у Палмеров?..

Такая манера разговора — слишком, на взгляд Трумена, деловая — явно не понравилась шерифу. «Этот тип, похоже, воображает себя Джеймсом Бондом, — подумал он, — наверняка сейчас начнет меня поучать, как надо вести следствие…»

Трумен сухо кивнул.

— Да, сделали.

— И каковы результаты?..

Не отвечая, Гарри открыл шухляду письменного стола и, вытащив оттуда видеокассету, молча протянул ее Куперу.

— Вы уже просмотрели ее?

Шериф отрицательно мотнул головой.

— Нет, не успели. Энди Брендон принес мне ее всего полчаса назад.

Дэйл коротко кивнул в ответ.

— Хорошо. Мы обязательно посмотрим ее. А теперь я хотел бы осмотреть труп.

Спустя полчаса полицейский «ниссан-патроль» подъехал к зданию городской клиники.

Морг в клинике находился не в подвале, как обычно принято, а на последнем этаже. Трумен открыл дверцы лифта.

— Прошу…— кивнул он Куперу.

Гарри никак не мог запомнить, на какую кнопку надо нажать — от частых прикосновений цифры на них давно вытерлись. Шериф ткнул наугад первую попавшуюся, и лифт плавно поехал наверх. Через несколько секунд он остановился, и шериф, открыв дверцы, вышел на коридор. За ним последовал Купер.

Рядом с лифтом находился пост медсестры. Присев на краешек стула, какой-то мужчина в белом халате с поволокой во взгляде, выдававшей в нем скрытого эротомана, рассказывал молоденькой медсестре некую жуткую историю — до слуха Купера долетали обрывки фраз: «Ей было всего четырнадцать… „Ее трахал отчим…“ „У нее еще не было даже месячных…“

Подняв голову, мужчина в белом халате сразу же заметил вышедших из лифта Купера и Трумена.

— Одну минуточку, — кивнул он медсестре, — потом дорасскажу… — Привстав, он быстро подошел к шерифу и его спутнику и, фамильярно поздоровавшись (Дэйл Купер позже отметил в своем звуковом дневнике, что у этого типа было очень вялое рукопожатие и потная рука), произнес:

— Лоуренс Джакоби, доктор. Очень приятно, мистер Трумен. — Обернувшись к Куперу, он развязно поинтересовался: — А вы кто будете?..

Этот тип почему-то сразу же не понравился Дэйлу, и он, смерив его презрительным взглядом, медленно произнес, глядя в глаза:

— Купер. Дэйл Купер, специальный агент Федерального Бюро Расследований.

Доктор Джакоби заулыбался, всем своим видом стремясь доказать, что знакомство с агентом Федерального Бюро Расследований доставляет ему огромное, ни с чем не сравнимое удовольствие.

— Вы, видимо, прибыли сюда из Сиэтла?

Купер холодно кивнул.

— Да.

— Наверное, в связи с этим, — Джакоби щелкнул пальцами, — с этим ужасающим убийством?

— Совершенно верно…

Голос доктора опустился до доверительного шепота.

— А вы знаете, эта… Лора Палмер, она несколько раз обращалась ко мне…

— Доктор Джакоби, — оборвал шериф Лоуренса на полуслове, — об этом вы расскажете нам как-нибудь в другой раз. Извините, мы очень торопимся, нам необходимо обследовать труп.

Поднимаясь по лестнице, Купер поинтересовался:

— А этот Джакоби, он кто — гинеколог?..

— Нет, — ответил шериф, не оборачиваясь, — это психиатр. Он сравнительно недавно приехал в наш город. До этого жил в Калифорнии, занимался трудными подростками. Специализировался исключительно на сексуальных посягательствах на несовершеннолетних.

— А почему он приехал в Твин Пике?

— Это какая-то очень темная и запутанная история, — ответил шериф, — я точно не знаю… И вообще, этот доктор Джакоби немного, как бы это поточней выразиться… со странностями… У него есть маленький пунктик — он завернут на своей аквариумной рыбке Розалине, каждый день таскает из зоомагазина сушеных дафний… Говорят, что он даже беседует с ней… Впрочем, я сам этого никогда не видел и не слышал…

Наглухо застегнутый ярко-оранжевый мешок был единственной бросающейся в глаза вещью в помещении морга. Он лежал на старом оцинкованном столе, отражаясь в дверцах стеклянного шкафа, стоявшего напротив.

Шериф осторожно расстегнул замок-молнию. Куперу сразу же бросились в глаза скомканные пряди длинных льняных волос…

Несмотря на то, что тело, как и положено в подобных случаях, было тщательно забальзамировано, его уже кое-где тронуло тлением. Зеленоватые трупные пятна виднелись на кистях рук, на животе — ниже пупка они сливались с лобковыми волосами, и, особенно на груди…

Шериф отвел глаза — за истекшие полутора суток он еще никак не мог свыкнуться с мыслью, что это тело — все, что осталось от дочери адвоката Лиланда Палмера.

Купер же, наоборот, смотрел на тело Лоры разве что как на вещественное доказательство преступления — и не более того.

«Это потому, — решил Трумен, — что он не знал ее лично, при жизни…»

Купер, аккуратно натянув резиновые перчатки, вытащил из нагрудного кармана небольшой, сверкающий никелированными поверхностями пинцет, и, взяв руку покойной, принялся внимательно осматривать ее ногти.

«Завидное хладнокровие, — с неподдельным уважением отметил про себя шериф, — я бы наверняка так не смог, это уж точно…»

Наконец Купер, обнаружив то, что искал, извлек из-под ногтя убитой маленький прямоугольный квадратик бумаги и с торжествующим видом протянул его шерифу, держа квадратик бумаги на пинцете.

Трумен, осторожно взяв из рук Купера пинцет, поднес его к глазам. На квадратике была изображена буква «Р».

— Что это может быть? — задумчиво поинтересовался Купер.

Шериф пожал плечами.

— Не знаю…

— Может быть, чьи-то инициалы?..

— Может быть, — ответил шериф, — в Твин Пиксе больше пятидесяти тысяч населения, наверняка имена и фамилии многих жителей начинаются с этой буквы…

— Хорошо, — кивнул в ответ Купер после некоторого раздумья, — хорошо. А как на ваш взгляд, это не может быть первой буквой названия какого-нибудь заведения… Например, бара, казино, ночного клуба?..

— В Твин Пиксе только одно увеселительное заведение, — ответил шериф, — так называемый «Дом у дороги»…

Купер, аккуратно положив свою находку в маленький полиэтиленовый пакет, направился к дверям. Трумен, застегнув мешок с телом Лоры Палмер — при этом он старался не смотреть на труп — последовал за ним…

Сидя перед телевизором с подключенным видеомагнитофоном, Купер и Трумен в который уже раз просматривали найденную в доме Палмеров кассету. Как Купер и предполагал, просмотр ничего не дал. На экране всякий раз появлялись кадры, запечатлевшие Лору и ее подругу Донну на каком-то пикнике — девочки радостно выкрикивали какие-то глупости, кривлялись, корчили смешные физиономии — словом, вели себя как маленькие дети.

— Все понятно, — упавшим голосом произнес Трумен. — Все понятно.

Купер медленно обернулся.

— Ну, и что же вам понятно? Например, мне — абсолютно ничего…

— Мне кажется, — ответил шериф, — нам это ничего не даст. Ну, нормальный уик-энд, девочки выбрались на природу, бегают, дурачатся… Не понимаю, какое отношение это может иметь к убийству?..

Купер молча покачал головой.

— Хорошо, — произнес он после небольшой паузы, — хорошо, шериф. Если вам все понятно, ответьте мне в таком случае, кто это мог снимать?..

Шериф на мгновение осекся и задумался.

«Действительно, — подумал он, — действительно, раз эта видеокассета существует, следовательно, ее кто-то снимал… Интересно, кто?» — Трумен вновь почувствовал к Куперу уважение; его возникшая было неприязнь к «этому заезжему агенту ФБР из Сиэтла» мгновенно улетучилась. — Наверняка, камера была у кого-то, кто хорошо знаком и с Лорой, и с ее подружкой Донной…»

Купер со скрытой иронией посмотрел на шерифа.

— Какие у вас будут на этот счет соображения?

— Не знаю, — ответил Трумен с некоторым замешательством. — Ничего не могу сказать…

— А мне кажется, — Дэйл нажал «стоп» на пульте дистанционного управления, — мне кажется, нам следует сейчас же допросить Донну.

— Отличная мысль! — воскликнул Трумен. — И как это я сам не догадался?.. Сейчас же пошлю за ней кого-нибудь из помощников…

Спустя полчаса Энди Брендон вошел в кабинет вместе с Донной Хайвер.

— Итак, — начал Купер, едва поздоровавшись с девушкой, — итак, мисс Хайвер, вы только что видели любительский видеофильм.

— Да, — ответила она с некоторым, как показалось Трумену, вызовом. — Да, видела…

Купер продолжал:

— Вы признаете, что на видеоленте запечатлены ваша покойная подруга Лора Палмер и вы?..

Домна утвердительно кивнула. — Да.

— Скажите, когда снимался этот видеофильм?..

Донна Хайвер наморщила лоб, пытаясь вспомнить время.

— Мне кажется, — ответила она после непродолжительной паузы, — это было месяца три или три с половиной назад, точно не помню… Кажется, в середине ноября прошлого года…

Купер внимательно посмотрел на нее.

— А теперь попрошу вас ответить на главный вопрос: кто снимал эту видеокассету?..

Трумен внимательно следил за реакцией девушки — по тому, как изменилась она в лице, едва услышав вопрос агента ФБР, шериф понял, что она взволновалась.

— Я точно не помню… Это было так давно…

Купер строго посмотрел на Донну. «Словно школьный учитель», — подумал Трумен.

— Донна Хайвер, я вынужден напомнить вам, что за дачу ложных свидетельских показании вы можете быть привлечены к уголовной ответственности… Итак, повторяю вопрос: кто снимал этот видеофильм?..

Донна опустила глаза.

— Я не хотела бы говорить об этом… Ну, если хотите, я могу вспомнить… Мне кажется, это была какая-то заезжая туристка, я видела ее в первый и в последний раз… Мы с Лорой попросили ее заснять нас…

— Хорошо, — кивнул Купер, — не хотите говорить об этом — не надо. А теперь попрошу вас еще разок просмотреть видеокассету.

Прокрутив запись назад, Дэйл нажал кнопку «стоп» в тот момент, когда неизвестный оператор крупным планом запечатлел лицо Лоры — и Трумен, и Донна сразу же обратили внимание, что в зрачке Палмер заметно какое-то расплывчатое изображение человека в мотоциклетном шлеме, сидящего за изогнутым рулем «Харлей-Дэвидсона».

— Ну, что вы на это скажете? — обратился Купер к девушке. — Кто это такой?..

Донна молча опустила глаза; лицо ее, смуглое от природы, неестественно побледнело…

— Донна, — произнес Купер, стараясь казаться как можно более мягким. — Донна, произошло жестокое убийство. Жертвой стала ваша лучшая подруга. Мне кажется, помочь следствию — в ваших интересах…

Девушка продолжала молчать — казалось, еще несколько секунд, и она расплачется…

— Что ж, — произнес Купер, — если вы не хотите помочь нам установить убийцу — это ваше дело… Можете идти, — Купер выключил телевизор, давая таким образом понять, что разговор закончен…

Пройдя в кабинет шерифа, Купер с удивлением обнаружил прекрасно сервированный стол. На белоснежной скатерти, застланной прямо поверх обшарпанного стола Трумена, стояла вазочка с печеньем явно домашнего изготовления и, что самое главное — две чашки кофе — судя по аромату, только что приготовленного…

— Прошу, — кивнул Гарри.

Сев за стол, Купер с удовольствием отхлебнул из чашки маленький глоток и с удивлением обернулся к Трумену.

— Никогда бы не подумал, что в Твин Пиксе придется пить такой замечательно приготовленный кофе…

Трумен слегка улыбнулся.

— Это — заслуга моей секретарши Люси Моран… Кстати, печенье она печет сама. Попробуйте, — шериф придвинул к Дэйлу вазочку. — А вы что, тоже любите кофе? Может быть, хотите по-венски? Со сливками?..

Купер улыбнулся — Гарри отметил, что впервые за время их кратковременного знакомства агент ФБР действительно улыбнулся искренне.

— Спасибо, — мягко ответил он, — я считаю, что продукты следует потреблять в чистом виде, без примесей… Особенно такой божественный…

В последующие пятнадцать минут Купер наговорил о кофе столько, сколько шериф никогда не слышал за всю свою жизнь. Это укрепило его симпатии к Дэйлу — Гарри также не мог жить без кофе…

Когда Люси убрала со стола, Купер, вытащив из кармана сигару, закурил, в двери без стука вошел Томми Хогг и, молча протянув шерифу запаянный в целлофан пакет, тут же удалился.

— Что это? — поинтересовался Купер.

Гарри улыбнулся.

— Я тут тоже кое-что предпринял со своей стороны. Я выяснил, что Лора Палмер арендовала сейф в отделении местного банка. Получив согласие ее отца, я направил туда своего заместителя, который в присутствии понятых вскрыл его…

Купер, взяв из рук Трумена пакет, разорвал целлофан.

В нем находилась большая пачка долларов, в основном — купюрами по пять и по десять, и журнал в глянцевой обложке, с изображением обнаженных женщин.

Дэйл, послюнявив пальцы, быстро пересчитал деньги — в пачке было ровно десять тысяч.

— Это — ее деньги? — Купер с некоторым удивлением протянул доллары Трумену, который, повертев их в руках, спрятал в шуфляду своего письменного стола и тут же закрыл ее на два оборота ключа.

— Видимо, ее, — ответил шериф после некоторого раздумья, — хотя, не исключено, что кто-то мог дать их Лоре на сохранение…

— Так, хорошо, — задумчиво произнес Купер, — это уже кое-что. Теперь посмотрим, что это за журнал… «Суперплоть», — прочитал он название. — Ага, это тоже любопытно. Насколько я понимаю, это — чтиво для гиперсексуальных подростков и престарелых онанистов. Классика жанра. Типично порнографическое издание в стиле так называемого «хард-порно»… Никак не могу понять, что заставляло покойную держать его в сейфе…

Купер пролистал несколько страничек.

— Что-нибудь интересное? — поинтересовался шериф.

Протянув Трумену журнал, Дэйл указал пальцем на фотографию обнаженной девицы, снятой в совершенно вызывающей позе…

— Узнаете, кто это?..

Гарри не мог поверить своим глазам — вне всякого сомнения, это была Лора Палмер…

— Господи, неужели? — воскликнул он и брезгливо положил журнал на стол. — Этого просто не может быть!..

— Тем не менее, это действительно так, — произнес Купер. — В данном случае, шериф, перед нами не порнографическое издание, а вещественное доказательство, документ, из которого явствует, что Лора Палмер действительно была порномоделью…

Но ведь весь Твин Пике знал ее как исключительно порядочную и достойную девушку! — Трумен никак не мог поверить в слова Купера, — никто в городе ни за что не мог бы подумать, что она…

Купер, наклонясь к Гарри, произнес:

— В тихом омуте черти водятся… Слышали, наверное, такую поговорку. Интересно знать, известно ли что-нибудь об этом ее родителям?..

Трумен отрицательно покачал головой.

— Наверняка — ничего. Если бы Лиланд узнал, это был бы такой скандал…

Наступила пауза. Шериф в это время пытался представить реакцию отца покойной, если бы тому стало хоть что-то известно, Купер же попробовал как-то связать найденные в сейфе десять тысяч долларов и компрометирующий покойную фотоснимок. Первым прервал молчание Трумен.

— А эти деньги… Я не думаю, что они в самом деле принадлежали Лоре…

Купер скривился в усмешке.

— Разумеется… Не могла же она их сэкономить на мороженом и кино…

— Нет, я не то хотел сказать… Мне кажется, Лора действительно получила их от кого-то на сохранение… Мне кажется, что их владелец вскоре должен как-то дать о себе знать.

— Разумеется, — поддержал его Купер, — еще бы!.. Десять тысяч долларов — не те деньги, чтобы просто так, за здорово живешь, подарить…

— Значит, будем ждать, пока объявится их владелец? — поинтересовался шериф.

— Да, — согласился Дэйл. — Придется…

Выйдя из кабинета шерифа, Донна сразу же направилась на поиски Джозефа Хэрвэя, того самого мотоциклиста, который и запечатлел ее с Лорой на той видеокассете. Однако ее поиски были тщетными — Джозефа нигде не было.

«Надо предупредить его, — все время вертелось в голове девушки, — надо, во что бы то ни стало, найти Джозефа и предупредить… Из-за этой дурацкой кассеты его начнут подозревать… Он невиновен… Надо предупредить…»

Наконец, отчаявшись отыскать Джозефа в городе, Донна решилась отправиться к его дяде со стороны матери — Эду Малкастеру, владельцу единственной в Твин Пиксе бензоколонки.

Эд Малкастер, или как его еще иногда называли в городе — Большой Эд — приходился Джозефу дядей, младшим братом его матери. Мать Хэрвэя, журналистка, практически все время находилась в разъездах по Тихоокеанскому побережью, собирая материалы для своего издания на протяжении от Сиэтла до Сан-Диего, штат Калифорния; она не столь часто наведывалась в Твин Пикс. Таким образом, Джозеф, к зависти сверстников, жил один…

Старенький «плимут» несся по неширокой трассе в сторону коттеджа Малкастера. Донна прекрасно знала, что на такой скорости машина почти всегда начинает вибрировать, и, несмотря на всю поспешность, старалась, чтобы стрелка спидометра не заходила за критическую отметку пятидесяти миль в час. Запах горячего масла, грохот изношенного донельзя двигателя, жалобный скрип коробки передач — все это воскрешало в памяти смутные воспоминания о том, как в детстве ее с Лорой катал на «форде-мустанге» отец… Они с подругой всегда видели впереди, всю дорогу хохоча и визжа от восторга.

Сейчас Донна сидела за рулем сама, ведя машину сквозь вечерние сумерки — было шесть вечера, навстречу мелькавшим огням встречных автомобилей. У нее было время подумать, но на фоне мыслей тотчас же возникали воспоминания о недавних событиях — смерть Лоры, исчезновение и находка этой тихони Пуласки, трахнутой где-то за пакгаузами, странные подозрения заезжего агента ФБР Купера по отношению к Джозефу… Все это порождало острую тревогу.

Донна резко затормозила перед домом Малкастера. И выйдя из машины, она заметила сидящего на крыльце Эда.

— Привет, — поздоровалась девушка. Тот кивнул в ответ.

— Здравствуй. — Подойдя к нему, она тут же, без подготовки спросила:

— Послушай, Джозеф у тебя?..

— Нет, — ответил Эд, — он заезжал ко мне утром. Сказал, что, может быть, заедет еще разок, часов

Донна вытащила из сумочки блокнот и авторучку, написала несколько слов и, вырвав листок, протянула его Малкастеру.

— Как увидишь, передай ему это…

Эд протянул руку за запиской.

— Можно прочесть? — улыбнулся он. — Что ни говори, а он мой племянник…

Донна равнодушно кивнула.

— Читай. Там нет ничего такого… предосудительного…

Эд развернул записку.

«Сегодня в девять тридцать в доме у дороги», — прочитал он.

Донна пояснила:

— Мне необходимо встретиться с ним. Не знаю, но, кажется, у Джозефа могут быть неприятности…

Эд добродушно улыбнулся.

— Какие еще? Выгонят из школы за прогулы? Ничего страшного, без куска хлеба он никогда не останется… Пойдет работать ко мне…

В это время рядом с коттеджиком притормозил старый белый «сеат»; многочисленные царапины на кузове, оторванный бампер и разветвленная паутина трещин на лобовом стекле свидетельствовали, что он явно куплен на автомобильном кладбище.

— Эй, Донна!..

Девушка обернулась и заметила сидящего в автомобиле Майкла Чарлтона — все в Твин Пиксе были уверены, что это ее постоянный кавалер.

— Да…

— Послушай… Нам с тобой необходимо поговорить.

Донна отмахнулась.

— Я не хочу с тобой разговаривать, Майк… У меня нет настроения, извини… Как-нибудь в другой раз.

Чарлтон продолжал настаивать:

— А я повторяю — сейчас же садись ко мне в машину. У Бобби серьезные неприятности, нам надо…

— А пошел бы ты со своим Бобби подальше! — неожиданно выругалась девушка.

— То есть… — угрожающим тоном начал было Майкл, но его тут же осадил Эд:

— Послушай, приятель, проваливай-ка отсюда…

— А ты кто такой?..

— Это — мой дом, Майкл, и теперь я не хочу тебя тут видеть, — твердо произнес Малкастер. — Проваливай отсюда…

— Хорошо, — процедил Майкл сквозь зубы, — хорошо… Только вот Бобби…

Когда Чарлтон, наконец, уехал, Донна вновь спросила Малкастера:

— Так ты передашь?..

Тот поспешил ее заверить:

— Передам, не волнуйся…

Полицейский «ниссан-патроль» неспешно катил в сторону старых пакгаузов лесопилки.

— Значит, эту Роннету Пуласки действительно обнаружили неподалеку? — спросил Купер.

Шериф, свернув с асфальтовой дороги на гравийку, слегка обернулся.

— Да.

Купер произнес задумчиво:

— Интересно… Эти пакгаузы, как я понял, расположены неподалеку от того самого места, где был обнаружен труп… Мне кажется, что Лору Палмер убили именно там, после чего, завернув тело в целлофан, оттащили к океану. В любом случае, это очень правдоподобная версия — если учесть, что смерть Лоры и насилие над Роннетой — дело рук одного и того же человека… Сейчас посмотрим.

Автомашина притормозила около приземистого одноэтажного строения. Выйдя из машины, шериф вытащил из куртки карманный фонарик и, включив его, дернул двери пакгауза — они оказались незапертыми.

Ярко-желтый электрический круг, высветив паутину, полу истлевшие стружки и старый хлам, уперся в какое-то белое пятно. Купер подошел поближе — это был носовой платок. Поднеся его к глазам, Дэйл обнаружил расплывчатые буквы, выведенные какой-то темно-бордовой жидкостью — это, вне всякого сомнения, была запекшаяся кровь.

— Посветите мне, — негромко сказал он Трумену. Тот направил электрический луч на находку Купера.

«Огонь, пойдем со мной», — прочитал Купер, — Написано кровью, видимо, принадлежавшей покойной…

— Его следует сдать на экспертизу в лабораторию… — Он внимательно изучал платок. — Ага, а вот и монограмма «Л. II-р». Лора Палмер… Шериф, посветите мне…

Спустя несколько минут Купер обнаружил еще одну находку — медальон из желтого металла, скорее всего — золота, выполненный в виде небольшого стилизованного сердечка — вроде тех, что влюбленные дарят друг другу на день святого Валентина. Одна половинка сердечка была отломана…

Протянув эту находку Гарри, Купер задумчиво прим шее:

— Скорее всего, эта вещь тоже принадлежала Лоре Палмер… — Он повертел медальон в руках. — Одна половинка отломана. Очень даже похоже, что теперь она находится в руках убийцы. В любом случае, это может быть достаточно веской уликой…

Дэйл и Гарри возвращались с пакгаузов в полном молчании. Купер наверняка что-то просчитывал в уме, едва заметно шевеля губами — видимо, готовя черновик для очередного звукового послания к Даяне. Гарри, прислушиваясь к шуму двигателя автомобиля, пытался выстроить все сегодняшние находки в какую-нибудь логическую цепочку, но это у него никак не получалось.

«Хорошо, — думал он, — хорошо. Ну, допустим, связать порно-журнал и десять тысяч долларов еще можно… Но как все это состыковать с половинкой золотого сердечка и носовым платком? И что могут означать эти слова — „Огонь, пойдем со мной“?.. И почему кровью? У них что, не оказалось при себе шариковой ручки?..»


Глава 2 | Твин Пикс: Расследование убийства. Книга 1 | Глава 4