home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 26

И только старый телевизор и нудный фильм. — Надин коротает вечер с коробкой шоколадных конфет. — Приглашение к любви остается без ответа. — Кое-что о старых вещах и о незаживающих ранах. — Визит шерифа Трумена к Питу и Джози. — Замечательное чучело форели. — Тяжелые предчувствия Джози. — Фотографии из ее сумочки. — Черный смокинг очень к лицу специальному агенту. — Деньги из кассы ФБР на развлечение своего сотрудника. — Обида Гарри на Дэйла. — Одри Хорн оставляет таинственную записку специальному агенту.

Наступил вечер. Стало темно, но шоссе оставалось по-прежнему оживленным. По нему проносились легковые автомобили, большегрузные трейлеры. Но в это время суток уже мало кто из шоферов останавливался около заправочной станции. Большинство из них уже давно рассчитали свой маршрут, и знали, сколько им нужно топлива.

Все спешили скорее доехать до большого города. Мало кого привлекала эта второстепенная заправка возле большого шоссе. Делать на ней уже было почти нечего, разве что только какой-нибудь запоздалый шофер остановится заполнить баки своей машины.

Надин Малкастер сидела в гостиной своего большого дома и смотрела старый телевизор. На мерцающем экране одна за другой разворачивались сцены боевика. Частный детектив с огромным, как игрушка, блестящим пистолетом бегал из стороны в сторону, убивал преступников и, наконец, прижал к стенке главаря банды. Он приставил ствол пистолета ему к виску и сказал:

— А теперь приготовься к смерти.

— Так! Так ему! Убей их всех! — закричала радостно Надин и запустила руку в коробку с шоколадными конфетами.

Ее пальцы уже были измазаны шоколадом. Она, не глядя, запихивала себе конфету в рот и жадно впивалась своим единственным правым глазом в экран телевизора, где мертвый главарь шайки уже лежал у ног счастливого частного детектива.

По экрану пошли титры создателей фильма.

Хлопнула входная дверь, и в гостиную вошел одетый в новый строгий костюм муж Надин Эд, за которым в Твин Пиксе устойчиво держалась кличка «Большой Эд».

Он и в самом деле был крупный мужчина с широкими плечами, мощными руками и решительным лицом.

Надин оторвала взгляд от экрана, услышав шаги мужа, и в это же время прозвучал голос диктора:

— Следующую серию фильма «Приглашение к любви» вы увидите завтра в это же время.

Надин посмотрела на свои перепачканные шоколадом пальцы, старательно облизала каждый из них по отдельности и повернулась к мужу. Тот остановился возле дивана.

— Эд, видишь, я ем конфеты. Очень вкусные, шоколадные.

Надин взяла в руки коробку и протянула мужу. Тот немного недовольно поморщился.

— Эд, они не только очень вкусные, но и дорогие.

Эд Малкастер молча отставил коробку с конфетами на журнальный столик и опустился на диван рядом с женой.

— Ну ладно, дорогая. Ничего ведь страшного, правда? — сказал Эд, обнимая Надин за плечи.

— Нет, Эд, ты себе не представляешь. Это все-таки очень страшно.

Муж и жена продолжали свой вечный разговор, который возникал каждый вечер. О том, что их жизнь не устроена, что им много чего не хватает, о том, что у них не все ладится.

— Ты не представляешь себе, Эд. Сколько всего я хотела для нас сделать? Сколько всего я не успела.

— Но это вряд ли что-нибудь изменит, — говорил Эд, — конечно, ты всегда хотела сделать нашу жизнь лучше. Ты всегда хотела, чтобы я был счастлив. Но понимаешь, теперь разговором ничего не изменишь.

— Конечно, — сказала Надин, и ее единственный глаз заполнили слезы. — Эд, я всегда мечтала купить нам новый телевизор.

— Ох…

— Видишь, я сейчас сижу и смотрю этот старый аппарат.

— Да, Надин.

— Я хотела купить нам моторную лодку.

— Зачем же?

— Но как-то ничего не получалось, все время уходило на другое.

— Да не укоряй себя, Надин. Ты ни в чем не виновата, — пытался утешить ее Эд.

Но Надин, казалось, не слушала возражений мужа. Казалось, что она вот-вот заплачет навзрыд. Женщина устало положила себе руки на колени и, глядя в пространство, продолжала говорить:

— Эд, мне кажется, что во всем виноваты старые вещи. Дело не в том, что я хотела что-то купить, а мне кажется, с новыми вещами у нас началась бы новая жизнь. Мы бы забыли все старое.

— Возможно…

— Ведь правда, Эд? Так же может случиться?

— Надин, по-моему, нужно найти адвоката, который сможет все понять, который поможет нам.

Надин вздрогнула.

— Эд, отказали, отказали. И теперь уже ничего нельзя будет исправить.

Она заплакала.

— Не смей плакать! Не смей! — приговаривал Эд, поглаживая Надин по волосам.

А та устало положила голову ему на плечо и вздрагивала от прикосновения сильных рук Эда. Он сидел, беспомощно глядя на мерцающий экран старого телевизора.

— Не смей, не смей плакать! — повторял Эд.

— Я сейчас.

— Успокойся.

— Мне тяжело.

— Не надо.

— На душе как будто камень.

— Забудь.

— Не могу забыть.

— Подумай о чем-нибудь хорошем.

— Подскажи.

— Помнишь, как шумел водопад на Орлином Перевале?

— Я помню только серые камни…

— А помнишь, какое там было эхо?

— Да, эхо я помню, — вздохнула Надин.

— Оно перекатывалось над нами как волна.

— Эхо… Как давно это было…

— Мне кажется, что это было вчера.

— Нет, Эд, это было очень давно. Эти воспоминания уже не вернуть.

— Да что ты, Надин, это лучшее, что у нас было.

Мужчина и женщина сидели обнявшись.

— Это нам не вернуть.

Эд молчал. Его рука поглаживала плечо Надин.

— Ты был таким красивым…

— Не плачь, успокойся.

Шериф Гарри Трумен расхаживал, сунув руки в свой черный пиджак с форменным значком, по гостиной дома Мартела. Хозяин дома, Питер, рассказывал о своих трофеях.

— Смотри, Гарри, — в голосе Питера чувствовалось явное удовлетворение, — смотри, ее мне только что принесли из мастерской. Еще не успел высохнуть лак.

На большом столе, приделанное к дубовой толстой доске, лежало чучело трехкилограммовой форели.

Хищно был открыт рот, с мелкими зубами, поблескивали глаза. Рыба была настолько искусно препарирована и обработана, что казалась живой. Казалось, она вот-вот может поплыть.

— Это мастерская Тима и Тома? — поинтересовался шериф.

— Ну, конечно. Они, правда, ее немного испортили.

— Чем?

— А ты можешь, Гарри, представить, какая это была красавица, — хвалился Питер.

— Да могу. Хотя я, вообще-то, не такой заядлый рыбак как ты, Пит.

— Ну, у тебя это все еще впереди. Ты еще молод. И поэтому тебе как бы не до рыбалки. А мне… Я уже человек немолодой, и все свободное время провожу на озере. Слава богу, что форель еще не перевелась.

— Да ладно, Пит. Все равно замечательный у тебя трофей.

— Ну да. Совсем неплох. Но это не главное. Ведь ты не на рыбу любоваться пришел, — сказал Пит.

— В общем-то, да, — ответил шериф, передергивая плечами.

Он уже услышал стук тонких каблуков Джози Пэккард, которая входила в гостиную.

— Гарри? А я не ждала тебя здесь сегодня, — сказала она.

Джози была с маленькой сумочкой в руках, и, подойдя к Гарри, легко обняла его, привстала на цыпочки и нежно поцеловала в щеку. Она улыбалась.

— Вообще-то, я собралась на лесопилку. Но я могу освободиться и сходить туда попозже. В чем дело, Гарри? Что привело тебя?

— Сейчас объясню, — ответил шериф, отстраняясь от Джози. — Послушай, дорогая, что ты делала в мотеле во вторник?

— Во вторник? — изумилась Джози, — во вторник я была на лесопилке.

— Послушай, Джози, зачем нам все это? Ведь я наверняка знаю, что ты там была.

Джози смутилась, опустила голову. Она не знала, что ответить на вопрос Гарри.

— Гарри, понимаешь…

Но по лицу Джози было видно, что она либо боится говорить, либо не хочет. Поэтому Гарри обнял Джози за плечи, прижал к себе и заглянул в глаза.

— Послушай, ведь мне ты можешь говорить все. Не бойся. Говори.

— Я была там потому… потому что в мотеле были Бен и Кэтрин.

— Бен?

— Да. Бенжамин и наша Кэтрин.

Джози не поднимала глаз.

— Бенжамин Хорн? — переспросил шериф.

— Да. Я их сфотографировала, — сказала Джози, открыла свою сумочку и вытащила тонкий конверт из плотной шелестящей бумаги.

Шериф взял конверт из рук женщины, развернул его и вытащил несколько фотографий, снятых полароидом. В дверь мотеля входили Кэтрин и Бенжамин Хорн.

— Послушай, а что все это значит? — недоуменно поинтересовался шериф.

— Ну, Гарри, ведь ты в прошлый раз говорил, что тебе нужны доказательства. Вот они у тебя в руках.

— Доказательства? — переспросил шериф.

— Я же старалась ради тебя. Поэтому я выследила их и сфотографировала. А вчера вечером я слышала, как Кэтрин говорила по телефону о каком-то несчастном случае. Про пожар на лесопилке. На лесопилке Эндрю, моего бывшего мужа. На моей лесопилке, понимаешь, Гарри?

— Не совсем понимаю. Но что-то в этом не так, Джози.

— Я не допущу этого, Гарри. Поверь.

На глазах Джози блеснули крупные слезы.

Гарри взял Джози за голову, прижал к себе и ладонью вытер слезы, катящиеся по щекам из ее раскосых карих глаз.

— Я тоже, Джози, не допущу этого. Не допущу.

Гарри и Джози одновременно прильнули друг к другу и крепко обнялись.

За окном лил сильный дождь. И даже тут, в гостиной, было слышно, как он стучит по крыше дома.

От поцелуя у Гарри закружилось в голове как от выпитого. Он обводил глазами комнату, все плыло перед ним. Он все крепче и крепче прижимал к себе Джози, гладил ее по коротким жестким черным волосам.

— Все будет хорошо, Джози.

— Ты думаешь?

— Ведь мы еще молоды.

— Да.

— У нас впереди целая жизнь.

— Целая жизнь, — растягивая звуки повторила молодая вдова.

— Мы будем с тобой счастливы.

— Я так этого хочу, Гарри!

— Наши желания совпадают.

— Ты защитишь меня?

— Всегда. Всегда я буду с тобой.

— Как мне хорошо и спокойно!

— Не думай ни о чем плохом.

— Я постараюсь.

— Вот и хорошо.

— И тебе хорошо?

— Безумно хорошо, дорогая.

Агент Купер долго переодевался в своем номере. Он снял свой обыкновенный серый строгий костюм, развязал галстук. Теперь он доставал из большого бумажного пакета взятый напрокат черный смокинг. Он не так-то часто надевал строгую вечернюю одежду и теперь чувствовал себя в ней немного неуверенно. На Дэйла из зеркала смотрел, казалось, совсем незнакомый молодой человек, достаточно богатый и, как показалось Куперу, слишком самоуверенный.

Чтобы как-то привыкнуть к новой одежде, специальный агент ФБР несколько минут расхаживал по комнате, приседал, подымал и опускал руки.

Все это время он поглядывал в большое зеркало. Там ходил совсем не похожий на прежнего Купера молодой щеголеватый человек.

Но что-то не понравилось агенту в его внешнем виде. Он на несколько минут задумался, пристально рассматривая свое отражение. Наконец, сообразил.

— Да-да. Именно, очки! К этому строгому черному костюму, к атласным отворотам нужны элегантные очки.

Купер открыл свой кожаный чемодан, где в отдельном кармашке лежала пара очков. Одни темные, солнцезащитные, а другие с плоскими прозрачными стеклами. Вначале он надел солнцезащитные очки и сразу же стал похож на гангстера. Вид его был претенциозен и вызывающ.

Дэйл отложил темные очки в сторону и надел другие, со светлыми стеклами. Сразу же его внешний вид изменился. Кроме лоска он приобрел и еще определенный налет интеллигентности. — Вот теперь ничего.

Куперу его внешний вид понравился. Он защелкнул замок входной двери, сунул руки в карманы и, с гордо поднятой головой, насвистывая незатейливую мелодию, двинулся по коридору отеля в холл, где его уже поджидал Гарри и Большой Эд.

Те даже не сразу узнали специального агента ФБР, настолько непривычным показался им вид человека в строгом черном смокинге в этом отеле, сделанном под охотничий домик.

В холле было немноголюдно. У огромного камина, обложенного диким камнем, за дубовым столиком сидел старик в ковбойской шляпе, надвинутой на глаза, потягивал из большого граненого стакана виски и курил трубку. Рядом с ним сидел молодой прыщавый юноша и ковырялся зубочисткой во рту.

Парень забросил ноги на стол, но, увидев элегантно одетого Купера, сплюнул в камин и убрал ноги со стола. Что-то во внешнем виде молодого, довольного собой человека испугало парня.

Старик приподнял шляпу и кивнул молодому незнакомому человеку в строгом черном костюме. Он кивнул на всякий случай, потому что, бог его знает, кто это такой так уверенно расхаживает по этому отелю.

Шериф и Эд сразу же возбужденно вскочили со своих мест, увидев агента Купера.

Эд как ни старался вырядиться как можно более нарядно и шикарно, потому что, все-таки, они ехали в казино, но так и не смог этого добиться. Его неплохой костюм казался в сравнении с одеждой Дэйла старым и поношенным. А дорогая рубашка и аляповатый галстук выглядели слишком цветастыми и безвкусными в сравнении с маленькой черной атласной бабочкой, красовавшейся на шее Дэйла.

— Ох ты!

— Ну и ну, — присвистнул шериф и толкнул в бок Эда.

— Да!

Но потом тут же перевел взгляд с Купера на Эда и недовольно поморщился. Шериф тоже сообразил, что внешний вид его приятелей не совсем стыкуется с видом специального агента ФБР.

Купер весело улыбнулся приятелям:

— Ну что, ребята, вы готовы? — бросил он и пожал протянутые руки.

— Ты что, вот в таком вот виде и пойдешь? — изумился Эд, разглядывая атласные отвороты смокинга.

— Да, а что?

— Да ты просто настоящий щеголь.

— Все женщины — его.

— Тяжело сказать, Гарри.

— Да это видно невооруженным глазом.

Эд не скрывал своего удивления и восхищения Купером. Он даже отставил на стойку чашку с кофе, которую все время держал в руке и еще раз осмотрел специального агента с головы до ног.

Но ни одна деталь в костюме Купера не выбивалась. Все было на месте. Казалось, что специальный агент Купер всю жизнь только и расхаживает в смокингах, при бабочке, посещая всевозможные казино и игорные дома.

— Где ты взял смокинг?

— Мне прислали его по почте.

— Откуда?

— Из ФБР.

— Там что, их шьют? — пошутил шериф.

— Нет, там все так ходят.

Купер так же внимательно осмотрел Эда. Но высказывать свои критические замечания не стал. Ему не хотелось расстраивать парня, который ему нравился.

— Слушай, Эд, ты любишь играть? — поинтересовался Купер.

— Играть?

— Ну да, играть, на деньги.

— Ну, знаешь, на деньги как-то, честно говоря… — Эд замялся, не зная сказать ли правду или соврать.

— Не тяни, признавайся.

— Да Эд не игрок.

— Играть любят все.

— Да? — изумился шериф.

— Особенно на чужие деньги.

— Как-то раз играл в школе на деньги, правда, у меня немного их было, и я их все просадил, — с досадой в голосе ответил Эд.

— И что, тебе влетело от родителей?

— Да, ты знаешь, потом мне всю неделю пришлось мыть машины у бензоколонки, чтобы как-то заработать деньги.

— Ну, ничего, не расстраивайся. Сегодня тебе придется играть на деньги, — сказал Купер и сунул руку в задний карман брюк.

Как по мановению волшебной палочки, как будто Купер показывал фокус, в его ладони оказалась пухлая пачка стодолларовых банкнот. Дэйл хрустнул ими, и они веером раскрылись в его руке.

— Здесь десять тысяч долларов, ребята. Я их позаимствовал на время в ФБР.

— Где? — не поверил шериф.

— В ФБР?

— Конечно, отдавать придется. Но я люблю возвращать долги ФБР с процентами. На десять или пятнадцать больше, чем взял.

Купер испытующе взглянул в глаза Эду. Но на лице у парня была растерянность и непонимание. Он не верил в то, что может выиграть деньги в казино и вернуть долг.

— Да не волнуйся, не волнуйся, Эд. Все будет хорошо. Я играю как бог, — и Купер встряхнул Эда за широкие мощные плечи.

— Купер, да не пугай ты Эда. А то он в штаны наложит, — пошутил шериф, — а брюк-то жалко. Костюмчик у парня, видишь, новенький.

— Да, костюм новый.

— Ты-то свой напрокат, небось, взял. А у него — личный, за трудовые денежки купленный.

— Ладно, шериф. Спокойно.

Купер вновь раскрыл пачку с банкнотами.

— С какой суммы тебе бы хотелось начать игру? — поинтересовался он у Эда.

— Ну, я не знаю… — замялся Эд.

— Хорошо, не знаешь, тогда вот тебе 300 долларов.

Дэйл быстро, как будто всю жизнь держал в руках такие большие суммы денег, отсчитал три купюры и подал их Эду.

Эд, довольный тем, что держит в руках деньги, заулыбался.

— Вообще-то, Дэйл, знаешь, тут Гарри хочет с тобой поговорить. Так что я подожду вас на улице.

И он аккуратно, как заработанные тяжелым трудом, спрятал триста долларов в нагрудном кармане.

— Эд, смотри, не промокни, а то испортишь костюм. И твой внешний вид не будет соответствовать ситуации, — пошутил Купер.

Когда они остались вдвоем, он спросил:

— Ну что, шериф, выкладывай, что там у тебя. Шериф несколько мгновений помедлил. Он смотрел в пол, как бы раздумывая с чего начать, как рассказать о том, что его волнует.

— Понимаешь, Дэйл, я очень беспокоюсь о Джози. Она боится…

— Чего? — Сразу же совершенно серьезным голосом переспросил Купер.

— Ее беспокоит Бенжамин Хорн и Кэтрин Мартэл. Они встречаются, как я знаю, очень давно. Но Джози об этом узнала совсем недавно.

— Ну и что с того? — поинтересовался Купер.

— Джози подозревает, что они решили поджечь лесопилку, а заодно и избавиться от нее.

Лицо специального агента стало очень серьезным. Он даже снял очки и внимательно посмотрел в глаза шерифу.

— Я знаю, что Бенжамин Хорн хочет получить эту землю под застройку. Но именно ту землю, на которой стоит лесопилка. А Джози отказывается продавать лесопилку и участок.

— Послушай, шериф. А что ты вообще знаешь о Джози?

— Немного.

— Это хуже,

— Почему?

— Ты должен бы знать о ней побольше.

— Зачем? Нам и так хорошо.

— Возможно, вам и хорошо. Охотно верю.

— Ну так что ты скажешь, Дэйл?

— Мне трудно что-либо сказать.

— Ты же знаешь все.

— Откуда она? Как здесь появилась? Чем занималась раньше? — веско, глядя прямо в глаза шерифу, спросил Купер.

— А что? Ты ее в чем-то подозреваешь? — спросил шериф.

— Я хочу знать правду. Ведь это моя работа. Я этим занимаюсь. И твоя, кстати, шериф, тоже.

— Я тебе могу сказать одно, — продолжил Гарри, — Джози оказалась в беде и я хочу ей помочь.

— Это веская причина, — съязвил специальный агент ФБР.

— Спасибо и на этом, — явно недовольный разговором сказал шериф, — слушай, а Хогг готов?

— Да, он в машине.

Шериф взял с дубовой стойки свою черную ковбойскую шляпу, недовольно смял ее в руках и отвернулся от Купера. Но тут же, как бы сбрасывая с себя наваждение и неудовольствие, махнул рукой. Казалось, что сейчас он ударит своей шляпой о пол. Но шериф удержался. Он улыбнулся Дэйлу:

— Я взял новенький кадиллак, как ты и просил. И тоже, как и твой смокинг, он взят напрокат. Так что будь поосторожней. Ты, Дэйл, в этом смокинге и в этой машине будешь смотреться как очень богатый завсегдатай казино.

— Нет, не богатый завсегдатай, а врач-стоматолог, который решил слегка кутнуть.

Купер толкнул кулаком в плечо улыбающегося шерифа. Шериф в ответ толкнул его.

Мужчины расхохотались и дружно направились к двери. Маленькая тень отчуждения, которая было возникла между ними после разговора о Джози улетучилась, исчезла. И ничто уже не омрачало их отношений.

Дэйл Купер и Гарри Трумен долго топтались у двери, не зная кто кого пропустит вперед. Наконец, Гарри Трумен склонился в театральном поклоне, и Купер проследовал на улицу.

В машине их поджидал порядком уставший Хогг. Рядом с ним на сиденье, развалившись, уже задремал Эд в своей цветастой рубашке и аляповатом галстуке.

— Ладно, ребята. Теперь мы наверстаем время, — сказал Купер, садясь в машину.

— Ну что, в казино? — спросил Хогг.

— Да нет. Еще заедем в полицейский участок. Нам нужно вооружиться как следует. Да и, может, этот дрозд-пересмешник что-нибудь, наконец, сказал.

Машина плавно тронулась с места.

Через десять минут после того, как Купер и шериф покинули холл, в него вошла Одри. Она осмотрелась по сторонам, подошла к старику, сидевшему возле камина.

— Послушайте, тут не было постояльца из четырнадцатого номера? — спросила она.

Старик удивленно посмотрел на нее.

— Ну такой… Он всегда ходит в строгом сером костюме.

Старик задумался.

— Был тут шериф Гарри, Большой Эд и с ними какой-то франт в черном смокинге. Явно из города, приезжий.

Одри пожала плечами. Из такого описания она не смогла узнать специального агента Купера.

Тогда она быстро подошла к стойке и набрала номер портье.

— Простите, — спросила она, — агент Купер не появлялся?

— Нет, — ответили ей из трубки, — может, что-нибудь ему передать?

— Хорошо. Когда он вернется, передайте ему, что снова звонила Одри.

— Это все, что передать?

— Нет, я оставлю ему еще записку.

— Сейчас подойду.

— Это очень срочно, так что не забудьте.

Одри положила трубку и на секунду задумалась.


Глава 25 | Твин Пикс: Расследование убийства. Книга 1 | Глава 27