home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 22

Утро в полицейском участке как всегда начинается с бутербродов. — Специальный агент ФБР Дэйл Купер читает лекцию о вреде Кока-Колы. — Люси напугана. — Все отправляются на поиски. — Жак Рено как сквозь землю провалился.

Дэйл Купер, довольный тем, что утро начинается вполне приятно, тем, что завтрак был приготовлен в полном соответствии с его вкусами и тем, что ему удалось поговорить с хорошенькой привлекательной Одри, бодро шагал по направлению к полицейскому участку. Его не смущал мелкий холодный моросящий дождь и резкие порывы ветра, которые то и дело распахивали полы его длинного плаща…

Наконец специальный агент ФБР подошел к полицейскому участку. На стоянке возле здания стояло несколько машин. Большинство сотрудников полиции предпочитало ходить на работу пешком…

В приемной, как всегда, возле телефонов сидела Люси. На ней было новое платье и вязанная кофта с крупным цветастым узором. Девушка нервно покручивала в руках карандаш, без надобности то и дело поднимала трубку телефона.

— Доброе утро, Люси, — сказал ей Дэйл Купер.

— Специальный агент, вам сегодня никто не звонил, — с сожалением в голосе произнесла Люси. — Но, если хотите, я могу угостить вас парочкой бутербродов.

— Да нет, Люси, не стоит. Я уже успел позавтракать. А вот от чашки кофе я не откажусь.

Люси, обрадовалась, что хоть чем-то может пригодиться специальному агенту ФБР, тут же побежала за ширмочку, и оттуда послышалось позвякивание посуды и шум воды.

Вскоре из-за ширмы потянулся густой ароматный запах кофе.

В коридор вышел Гарри Трумен.

— Что ты, Дэйл, не заходишь? Я сижу и жду тебя в кабинете, а ты здесь, в коридоре, как обыкновенный посетитель…

— Гарри, не стоит спешить. Работу надо начинать с кофе, и тогда она должна заладиться.

— Неужели ты, Дэйл, не успел попить кофе? Что-то я в это не верю.

— Почему не успел? Я же не сказал — утро должно начинаться с чашечки кофе. Я сказал — работа. А работу мы с тобой еще не начинали.

Гарри подошел к стойке, на которой стояли телефонные аппараты, перегнулся через нее животом и выдвинул ящик стола. Там лежали заботливо завернутые в бумагу бутерброды.

— Эй, Люси! — крикнул Гарри.

— Что, шеф? — отозвалась из-за ширмочки девушка.

— Почему сегодня бутерброды с ветчиной?

— Во-первых, шеф, у меня кончился паштет, во-вторых, я вам бутерброды и не предлагала.

Гарри опешил, но все-таки отказываться от задуманного не стал. Он развернул пергаментную бумагу, стараясь действовать так, чтобы Люси не услышала, и взял себе самый большой бутерброд. «С ветчиной — так с ветчиной, выбирать не приходится». Шериф пересчитал оставшиеся бутерброды. Их как раз должно было хватить на Хогга, Брендона и специального агента.

— Эй, ребята! — громко крикнул шериф, так, чтобы его могли услышать во всем помещении полицейского участка.

Тут же появились Хогг и Брендон.

— Ребята, тут Люси приготовила для вас всех бутерброды. Можно завтракать.

Люси что-то недовольно пробурчала из-за ширмочки, но возражать более конкретно не стала.

Дэйл Купер недовольно морщился, глядя, как вновь рабочий день в полицейском участке начинается с поглощения бутербродов.

— Знаешь что, Дэйл, — жуя ветчину, сказал Гарри. — Твой бутерброд может остыть.

— Гарри! Когда ты, наконец, поймешь, что я настоящий гурман — и для меня вкус кофе нельзя перебивать ничем, даже самым вкусным бутербродом.

— Ну ладно, тогда мне останется два бутерброда, — сказал Гарри и, опасаясь, чтобы кто-нибудь не прихватил его бутерброд, вновь перегнулся через стойку и положил сверток шелестящей бумаги к себе в карман.

— Ты не боишься, Гарри, что на твоей форме останутся жирные пятна, осведомился Дэйл Купер.

— Да нет, он долго тут у меня не залежится… Я вот что хотел у тебя спросить, Дэйл. Ведь ты уже столько лет работаешь в ФБР и, наверное, разбираешься в наркотиках лучше, чем Пит Мартелл разбирается в форели…

— О, да! Я с этим согласен. В наркотиках, особенно в кокаине, я разбираюсь даже немного лучше, чем в кофе.

— Может быть, ты наркоман, — пошутил Гарри.

— Я кофейный наркоман. Так что тебя интересует в кокаине?

— Дэйл, практически все. Хоть эта зараза появилась в Твин Пиксе три года назад, но особого значения мы в полицейском участке этому не придавали. Она тогда не переросла еще в эпидемию.

— Да, я все больше убеждаюсь, — сказал Дэйл Купер, — что ваш городок очень отстал от жизни. Знал бы ты, Гарри, что творится с этим кокаином в Сан-Франциско, в Нью-Йорке, Чикаго и Вашингтоне:

— Я же тебе говорил, Дэйл, что Твин Пикс — это особое место.

Офицер Брендон с уважением посмотрел на специального агента ФБР.

— Извините, специальный агент, может быть, вы согласитесь просветить нас, пока есть свободная минута?

— Ладно, махнул рукой Дэйл. Придется мне отрабатывать кофе.

Из-за ширмочки выглянула Люси.

— Мне тоже будет интересно послушать.

— Хорошо! — согласился Дэйл. — Ты, Люси, бери чашки с кофе и неси их в кабинет к шерифу. Я прочитаю вам короткую лекцию о кокаине.

Когда все, наконец, устроились за длинным столом в кабинете шерифа, Гарри Трумен почувствовал себя хозяином положения. Он закинул ногу за ногу и, прихлебывая кофе, дал разрешение:

— Хорошо, Дэйл, можешь начинать. Мы все внимательно слушаем.

Специальный агент ФБР поднялся со своего кресла, промокнул губы салфеткой, оперся руками о стол и стал напоминать молодого профессора. Люси, как прилежная ученица, не сводила глаз с Дэйла Купера. Она даже приготовила лист бумаги и карандаш, чтобы конспектировать лекцию.

Дэйл обвел взглядом присутствующих.

— Я, конечно, не смогу рассказать о кокаине так, как мог бы рассказать мой приятель Альберт Розенфельд…

Услышав эту фамилию, Гарри Трумен поморщился. Но Дэйл Купер не обратил на это внимания и продолжал:

— Производство кокаина начинается на восточных склонах Анд в Перу и Боливии. Испарения лесов бассейна Амазонки поддерживают здесь необходимую температуру и влажность для выращивания коки — Люси прилежно принялась записывать. Она явно не успевала за темпом рассказа Купера. К тому же, карандаш у нее сразу сломался. Тогда Люси начала толкать в бок Брендона, чтобы тот дал ей ручку. Но он лишь досадливо махнул рукой.

— У меня нет ручки, — прошептал он. — Я могу дать тебе лишь только револьвер или наручники…

Дэйл Купер строго посмотрел на переговаривающихся. Те сразу же смолкли, а Дэйл Купер продолжил: — Кокаин является алколоидом, подобно кофеину, никотину, кодеину, морфину и героину.

Он произносил эти слова уверенно, не сбившись ни на одном сложном звукосочетании. Казалось, что все эти слова — обычные для него и специальный агент ФБР пользуется ими каждый день. Да это и недалеко было от правды.

— Это сложное психотропное вещество, выделяемое из листов коки, кусты которой достигают более четырех метров высоты. Собирают лист женщины и дети в обычные мешки, целая семья, проработав с рассвета до заката, собирает двадцать пять килограммов сырого листа. После просушки на солнце, этот вес сокращается до десяти килограммов — Гарри Трумен удивленно смотрел на специального агента. Тот говорил, как по написанному. Казалось, что он читает статью из специального журнала. На всякий случай Трумен наклонился и заглянул под стол — не лежит ли там на стуле развернутый журнал? Но стул был пуст.

— В Боливии и Перу посадки коки вполне узаконены. Более двух тысячелетий индейцы жевали лист коки, чтобы защитить себя в Андах от голода и холода.

При этих словах Хогг согласно закивал головой…

— К концу семидесятого года кока, опередив олово, стала ведущим источником дохода в Боливии, а жители Перу зарабатывали на коке в четыре раза больше, чем на любой другой культуре. Часть собранного листа коки

вполне законным путем превращают в медицинский кокаин, употребляемый для местной анестезии при некоторых хирургических вмешательствах. В США лист отправляют в Мейвуд, штат Нью-Джерси, на предприятия компании Стэпан Кемикл. Там из него получают кокаин, который затем пересылают в другие фармацевтические фирмы. Выделенные в процессе производства побочные

продукты отправляют в столицу штата Джорджия, Атланту, поскольку они являются компонентом секретного рецепта для изготовления кока-колы…

— Так что, встрепенулась Люси, кока-кола — наркотик и слово «кока» происходит от слова «кокаин»?

— Конечно, — ответил Дэйл, — поэтому я предпочитаю пить кофе…

Люси опустила голову.

— Значит, я наркоманка, — прошептала она и толкнула в бок Брендона, — слышишь, Энди, больше никогда не пей кока-колу!

— Кокаиновый трубопровод берет начало в небольших лабораториях, разбросанных там и сям, недалеко от плантаций коки. Сюда и приносят собранный урожай. Сушеные листья обрабатывают щелочным раствором извести или поташа, в результате чего из листа выделяются четырнадцать алколоидов. Один из них кокаин. Следующие сутки лист вымачивают в чанах с керосином. Когда алколоиды растворяются в керосине, мертвый уже лист вынимают, а в чаны добавляют раствор серной кислоты. Кислота, соединившись с алкалоидами, образует несколько солей, одна из которых — сульфат кокаина. Затем керосин откачивают и снова добавляют щелочной раствор, чтобы нейтрализовать кислоту. На дне чана оседает вязкое сероватое вещество — это паста коки. Тысяча килограммов свежего листа дает всего десять килограммов пасты…

— Послушай, Дэйл, — перебил специального агента ФБР Гарри Трумен, — я думаю, что если всем нашим местным наркоманам рассказать технологию производства кокаина и они узнают, что вместе с белым порошком втягивают в себя и керосин, и щелочь, и кислоту, и… этот, как его там? сульфат…

— Сульфат кокаина, — подсказал Дэйл.

— Да, сульфат кокаина, то они сразу задумаются, стоит ли принимать в себя эту гадость.

— Да, честно говоря, — сказал Дэйл Купер, — по-моему, больший вред приносит не сам чистый кокаин, а именно та дрянь, при помощи которой его добывают из листов коки. Ведь сколько лет индейцы спокойно жевали эти листы — и ничего! Не вымерли!

— Ну, а как же все-таки, кокаин попадает к нам, в Соединенные Штаты? — поинтересовался Хогг.

— Сейчас мы дойдем и до этого… Производители пасты из Боливии и Перу обычно отсылают ее колумбийцам, которые производят дальнейшую очистку и превращают пасту в чистое кокаиновое основание. Причем, из двух с половиной килограммов пасты получается один. Кокаиновое основание можно курить, но вдыхать его нельзя… Чтобы получить пригодный для вдыхания кокаиновый порошок, основание растворяют в эфире с добавлением соляной кислоты и ацетона, потом фильтруют, просушивают и получают гидрохлорид кокаина, регулярно употреблявшийся в семидесятых годах пятью миллионами американцев. Для получения одного килограмма кокаина требуется семнадцать литров эфира…

— Ну и ну! — удивился Хогг. — А мы, когда учились в школе, не нюхали кокаин, мы нюхали эфир. Страшная гадость! Потом очень болит голова и целую неделю от тебя пахнет эфиром…

— Так вот, — продолжал Дэйл, — в этот эфир все и уперлось. Потому что так просто эфир нужен различным фирмам в очень малом количестве. И если проследить, куда поступает большое количество эфира — значит, там существует подпольный завод по производству кокаина. Именно этим методом и пользуется ФБР, отслеживая все подпольные производства.

И тогда мы в плотную занялись этой проблемой, то выяснили, что в середине восьмидесятых годов огромная сеть нелегальных импортеров получила около тысячи метрических тонн эфира, достаточных для производства около трехсот тонн кокаина.

А, между тем считалось, что в эти годы в США употребили не более сорока пяти тонн кокаина. Как видите, это во много раз меньше реальной цифры!

Девяносто пять процентов эфира ввозилось из штатов и Западной Германии. Мы нашли импортера. Им оказался некий мистер Бейкер. Он работал под вполне солидной вывеской, но его и подвело то большое количество эфира, которое он импортировал из Штатов и Германии. Когда мы подняли все документы, то выяснилось, что эфир распределялся следующим образом — восемьсот тонн шло на незаконное производство кокаина и лишь три с половиной тонны законным потребителям. И тогда в ФБР был разработан удачный план. Мы посчитали, что если ограничить импорт эфира, то кокаиновые дельцы потерпят крах. Ведь у них остановится производство… И вот этот день настал! Мистер Бейкер обратился к правительству Соединенных Штатов с просьбой снять запреты на импорт эфира и обеспечить поставку в количестве двести метрических тонн чистейшего этилового эфира. Расплатиться с фирмами он предлагал даже наличными. И вот, по плану операции, такое разрешение было получено. Бейкер должен был получить свои двести метрических тонн, но за продвижением груза постоянно следили.

И нашей организации удалось ликвидировать всю подпольную сеть по производству кокаина.

Но, через некоторое время подпольное производство кокаина восстановилось. Латиноамериканским производителям удалось найти новых поставщиков эфира.

Но, самое страшное — если раньше подпольное производство было централизовано, то теперь, в целях конспирации, оно разбито на мелкие подпольные лаборатории, которые можно ликвидировать лишь по одной.

С середины восьмидесятых годов нам приходится вести борьбу с производителями и поставщиками кокаина. Самое неприятное, что большинство поставщиков и производств находится за пределами Соединенных Штатов, вне пределов нашей юрисдикции.

Так что, думаю, господа, кокаин попадает в ваш Твин Пикс не большими партиями, а лишь маленькими.

Основные его поставщики, скорее всего, находятся в Канаде. Там местное законодательство более терпимо к поставщикам наркотиков. Поэтому, если мы будем заниматься лишь тем, что будем отлавливать на территории вашего штата курьеров — это ничего не даст. Ведь нужно бороться не со следствием, а с причиной.

— Но мы же так и поступаем, — сказал Гарри.

— Но не очень удачно, — вставил Дэйл Купер, вспомнив о происшествии с Бернардом Рено. — И что самое неприятное — все цепочки поставок возрождаются как гидра. Все дело в том, что кокаин стоит огромных денег и приносит баснословные доходы. И на сегодня это — один из самых прибыльных теневых бизнесов.

— Я так и предполагал, — сказал Хогг, — что это дело рук иностранцев, что это они завозят к нам в Америку заразу.

— А ближе всех к Твин Пиксу — Канада и именно оттуда идет основной поток наркотиков…

Люси, ничего не успев записать, сложила вчетверо чистый лист бумаги и на всякий случай положила его в сумочку…

«Ведь все-таки это не последняя лекция, прочитанная Дейлом Купером, — думала Люси. — Он может рассказать еще что-нибудь поучительное и интересное в самом неподходящем месте: в ресторане, по дороге в участок…»

— А теперь, Дэйл, — обратился к специальному агенту ФБР шериф, — думаю, что надо уточнить план действий на сегодняшний день.

— Конечно, Гарри, из тебя получается неплохой Ватсон… Нас здесь слишком много, чтобы всем вместе топтаться по одному следу. И лучшее, что можно сделать — это разделиться на несколько групп.

— Тогда, Дэйл, давай посмотрим, чем нам вообще следует заниматься.

Шериф встал из-за стола и подошел к специальному агенту ФБР. Тот принялся говорить, загибая один за другим пальцы.

— Первое — и самое основное, на мой взгляд, хотя это и не мое дело — нужно разобраться с Бернардом Рено и с его братом Жаком. Во-первых, — Дэйл Купер

прошелся по комнате…

— Ты уже говорил «во-первых», — вставил шериф.

— Тогда, во-вторых.

В этот момент очень громко чихнула Люси. Все вздрогнули, как будто рядом прогремел выстрел.

— Ну, черт, — сказал шериф, — Люси, ты, пожалуйста, будь поосторожнее, а то может схватить инфаркт.

— Извините, извините! Я нечаянно…

— А что ты вообще здесь делаешь? Чихаешь? Быстро к телефонным аппаратам. Вдруг будет какой-нибудь важный звонок, может быть, даже междугородний. Могут спросить специального агента ФБР, а ты здесь стоишь

с нами, проку от тебя — никакого.

— Но ведь я… — Люси недовольно завертела головой, — но ведь я тоже сотрудник полиции.

— Конечно сотрудник. Но сейчас ты должна быть на своем рабочем месте у телефонов.

Люси покинула кабинет шерифа. Когда за ней закрылась дверь, Дэйл приложил указательный палец к левому виску. Шериф повторил его движение и вопросительно взглянул на Брендона. Тот, как ни в чем не бывало, продолжал ковыряться зубочисткой во рту.

— Слушаю, шериф, — сказал Брендон, увидев, как внимательно на него смотрит шериф.

— Брендон, иди, пожалуйста, и помоги Люси… Вдруг зазвонят два телефона.

— А… Понял, шериф!

Он круто по-военному развернулся и вышел из кабинета.

За столом остались специальный агент ФБР Дэйл Купер, шериф и его помощник Хогг.

— Не стоило при них говорить о Бернарде, — сказал Хогг, — они, конечно, хорошие ребята, и я им полностью доверяю, но Люси может рассказать всем в Твин Пиксе. Пусть лучше поговорят между собой о технологии приготовления бутербродов, сандвичей и кокаина… Думаю, она теперь стала в этом большим специалистом.

Хогг произнес очень длинную для него речь и даже вспотел. Он сам удивился, как долго он говорил. Это удивило и шерифа. Он изумленно посмотрел на Хогга и сказал:

— Ну, ты даешь! Никогда не ожидал услышать столь длинную речь. Это на тебя наверное подействовало выступление Дэйла, да, Хогг?

— Нет! Просто мне захотелось высказаться.

— И что, теперь ты будешь два дня молчать?

Хогг положил локти на стол и привалился к нему грудью. Его лицо сделалось непроницаемым, точь-в-точь таким, как рисуют вождей индейских племен.

— Мне уже надоело говорить «во-первых, во-вторых, в-третьих…» Во-первых, надо сделать вот что. Если Бернард — родной брат Рено, — неплохо было бы осмотреть жилище и того и другого.

Хогг вскинул голову и посмотрел на специального агента.

— Но у нас нет на это ордера!

Шериф похлопал себя по колену.

— Ордера, говоришь, Хогг?! А помнишь то дело?

Хогг кивнул головой.

— У нас ведь тогда тоже не было ордера, но ты помнишь, что, если бы мы не влезли в дом, то все закончилось бы очень плачевно. А так одноногий Билли сидит в тюрьме и, ой как, не скоро выйдет.

Хогг кивнул головой.

— Я помню этот случай. После него куда как легче стало дышать в Твин Пиксе.

— Так вот, Хогг, я хочу, чтобы ты осмотрел дом Жака Рено и его брата Бернарда. И еще. Я думаю, что тебе известно — у Рено есть охотничий домик в лесу?

— Да, — сказал Хогг. — Я знаю, он на большой лосиной тропе. Я как-то бывал там.

— Так вот, мне кажется, лучше всего начать именно с охотничьего домика.

— Я могу взять с собой Брендона?

— Конечно! Ты можешь взять любого.

— Ясно.

Хогг легкой походкой охотника покинул кабинет.

— А нам с тобой, шериф, надо заняться Жаком Рено с другой стороны. Правда, я думаю, что вряд ли Жак Рено связан с убийством Лоры Палмер. Хотя, такой возможности и не исключаю.

Дэйл Купер поправил узел галстука.

— Мы поедем в «Дом у дороги». Ведь ты говорил, что это заведение принадлежит Жаку Рено?

— Да! От этого заведения одни неприятности в Твин Пиксе и его окрестностях.

— Так вот, мы поедем и узнаем, что к чему. Но, если Жак Рено и Бернард как-то связаны, — продолжил шериф, — то я почти на сто процентов уверен, что Жак залег на дно. Не будет же он ждать, пока мы его арестуем.

— Вернее, не мы, а твои ребята. Схватят его и заволокут в

какой-нибудь подвал.

— Да, Дэйл, если бы Жак Рено не был ни в чем замешан, он наверняка бы уже пришел в полицию и сделал заявление, что его брат пропал.

— Хотя я не исключаю возможности, что Жак Рено и вытащил из твоего книжного склада своего братца и ударил чем-то тяжелым по голове этого парнишку Джозефа.

От напоминания о книжном складе лицо шерифа пошло красными пятнами. Ему было явно стыдно перед специальным агентом ФБР Купером за нерасторопность своих людей и за то, что он так плохо организовал охрану Бернарда…


Глава 21 | Твин Пикс: Расследование убийства. Книга 1 | Глава 23