home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 19 

Странное признание мистера Палмера. — Ночная прогулка по Твин Пиксу. — Разговор с Мэдлин, из которого кое-что становится ясным. — Вновь появляется старик Хилтон. — Мистер Хилтон рассказывает Дэйлу Куперу довольно странную историю, которая, возможно, пригодится специальному агенту ФБР в его расследовании. — Секрет вишневого пирога.

Дэйл, оставшись наедине с мистером Палмером, подошел к нему.

Тот все так же стоял посередине автомобильной стоянки, беззвучно шевелил губами. Ветер развевал его взъерошенные волосы… Полосатый пиджак сполз с одного плеча. Дэйл заботливо поправил его на мистере Палмере и застегнул на все пуговицы.

— Лиланд, вам нужно пережить это. Я понимаю ваше состояние.

Лиланд молчал.

Тогда Дэйл Купер заглянул прямо ему в лицо. На него смотрели абсолютно пьяные, остекленевшие глаза. Мистер Палмер криво улыбался.

— Знаете что, Купер, — зашептал он прямо в ухо специальному агенту ФБР, — думаете, я шутил?!

— О чем вы, мистер Палмер? Вы просто пьяны! Нет…

— Думаете, я шутил?.. Это я. Я убил Лору!

Поняв, что втолковать что-нибудь пьяному не удастся, Дэйл сказал:

— Ну, и что после этого?

Лиланд Палмер снова доверительно зашептал:

— У вас есть сейчас при себе пистолет?

— А зачем?

— Дайте. Дайте мне пистолет! Я убью убийцу моей дочери. Я убью убийцу Лоры!

— К сожалению, пистолет я оставил в номере, — соврал Дэйл и левой рукой плотнее прижал к телу кобуру.

— Жаль… Жаль… — разочарованно промолвил мистер Палмер. — А у меня не дрогнула бы рука, увидь этого мерзавца…

— Мы обязательно поймаем его, мистер Палмер.

Лиланд вновь, казалось, отрешился от всего происходящего. Он смотрел на бледный диск луны, который мерцал в разрывах дождевых облаков, и вновь беззвучно шевелил губами…

Можно было только догадываться, какие мысли проносились сейчас у него в голове…

Вдруг мистер Палмер еще раз вскинул сжатые кулаки к небу, а потом тихо, как ребенок, заплакал… Он всхлипывал и дрожал, размазывая слезы по щекам.

И было видно, что мистеру Палмеру становится все легче, что боль постепенно покидает его… Шатаясь, он обнял за плечи Дэйла Купера и, всхлипывая, попросил:

— Помогите мне дойти до дома… Мне кажется, что я сейчас умру…

— Не беспокойтесь, мистер Палмер, сейчас придет Хогг, и мы отведем вас домой.

Открылась дверь отеля, послышались пьяные крики и резкие звуки рок-н-ролла. Хогг с плащом в руках спешил к мужчинам, которые продолжали стоять посереди автомобильной стоянки.

Дэйл накинул на плечи плащ, застегнул пуговицы, поднял высокий ворот.

— Ну, что Хогг, пойдем?

Они взяли мистера Палмера под руки и, не спеша, пошли по мокрому шоссе к дому Палмеров.

В доме мистера Палмера горел свет. Когда Дэйл Купер и Хогг поднялись на крыльцо и постучали в дверь, им долго никто не открывал. Наконец, послышались торопливые шаги, и в домашнем халате на пороге возникла Мэдлин. Она протирала заспанные глаза.

— Дядя Лиланд! Что с вами?! — зашептала девушка.

— Со мной все в порядке… Со мной все в полном порядке, — твердо проговорил мистер Палмер, а потом повернулся к своим провожатым:

— Помощник шерифа и вы, специальный агент, пойдемте, выпьем! У меня есть бутылка очень хорошего виски. И я буду рад принять вас в своем доме. И моя жена будет счастлива видеть таких гостей у нас дома…

Дэйл взглянул на Мэдлин.

— Миссис Палмер себя очень плохо чувствует. Час назад ей сделали укол, и она уснула. Сиделка не отходит от нее ни на минуту.

— Спасибо, Мэдлин! — сказал Хогг.

— Мэдлин, включи, пожалуйста, телевизор и развесели гостей. А я сейчас переоденусь…

Палмер принялся расстегивать пуговицы пиджака.

— Хорошо, дядя, хорошо… Проходите. Проходите в гостиную, — обратилась она к гостям.

Девушка смотрела немного виновато и как бы извинялась за дядю.

— Присаживайтесь… Присаживайтесь вот сюда, на диван.

Хогг сел на диван, а Дэйл устроился в глубоком кожаном кресле.

— Я сейчас принесу вам кофе. Вы не откажетесь от чашечки кофе?

— Не откажусь, — сказал Дэйл Купер.

— Тогда я сейчас…

— Хогг, ты получше меня знаешь мистера Палмера, что ты думаешь о его словах?

Хогг сцепил пальцы рук и захрустел суставами.

— Знаете, я думаю, что это все — пьяные бредни. Он просто не может пережить смерть дочери и придумывает самое невероятное, чтобы хоть как-то себя утешить, успокоить свой ум. Я видел много таких случаев.

— Да, я тоже думаю, что это все бредни… Но, в его словах есть доля истины, и я думаю, что в смерти Лоры его вина есть.

Хогг с удивлением смотрел на Дэйла Купера. Тот взял с журнального столика раскрытую книгу, прочел название и отложил в сторону.

Вот я никогда не любил читать все эти энциклопедии и словари. Почему-то меня это ужасно раздражало, а тебе, Хогг, нравится читать энциклопедические книги?

Хогг вновь удивленным взглядом уставился вначале на толстую книгу, которую держал в руках Дэйл, потом на специального агента ФБР.

— Я из справочников читаю только телефонные книги, когда мне нужно найти чей-то адрес или уточнить фамилию.

— Вот это хорошо, Хогг, это ты делаешь правильно.

На пороге гостиной появилась Мэдлин с подносом, на котором были две коричневые чашечки с дымящимся кофе.

— Еще раз прошу извинить дядю Лиланда. Но ведь ему так тяжело! Он никак не может поверить в то, что Лоры не стало…

— Как он там? — поинтересовался Дэйл, принимая из рук девушки чашечку с кофе.

— Он уснул на диване в своем кабинете. Я выключила телевизор и накрыла его пледом.

— Вот это ты сделала правильно, спасибо тебе, Мэдлин.

Через несколько минут, простившись с девушкой, Хогг и специальный агент ФБР Дэйл Купер уже шагали по шоссе…

На перекрестке они простились, Хогг пошел в направлении участка, а Дэйл направился к отелю.

Когда в темноте стихли тяжелые шаги помощника шерифа, Дэйл вытащил из нагрудного кармана пиджака свой неизменный черный диктофон. Прикрывая его ладонью от мелкого моросящего дождя, Дэйл щелкнул клавишей и принялся диктовать:

— Даяна, добрый вечер! Вернее, добрая ночь! Хотя этот вечер и эту ночь очень тяжело назвать добрым. Я иду по центральной улице Твин Пикса, моросит дождь. Точное время… — Дэйл остановился под фонарем и смотрел на часы, — точное время — двенадцать пятнадцать. Я возвращаюсь в отель. Сейчас я поужинаю и лягу спать. Хорошо, что мой номер расположен на третьем этаже, и я не буду слышать музыку, которая гремит в ресторане, и пьяных криков. Вообще, звукоизоляция в номерах прекрасная — и это тоже одно из достоинств Твин Пикса…

Дэйл Купер задумался, что бы еще сообщить Даяне. Но сказать больше было нечего. Он щелкнул клавишей и аккуратно спрятал диктофон, поправил воротник плаща и заспешил к отелю…

В ресторане уже поубавилось людей, но музыка продолжала играть так же громко, как и раньше.

Дэйл осмотрелся. Столик, за которым они сидели с Хоггом, был свободен.

Он снял плащ, повесил его на олений рог, торчащий из стены, обшитой дубовыми досками, довольно потянулся, поправил волосы и, удобно устроившись на мягком диване, откинулся на его спинку.

Только сейчас Дэйл Купер ощутил, как он устал за этот день, как болит спина и шея. Поэтому он помассировал шею руками, повертел из стороны в сторону головой и блаженно закрыл глаза…

Когда он открыл глаза, перед мим стояла официантка и, вежливо улыбаясь, смотрела на него.

— Вы будете ужинать?

Дэйл на мгновение задумался. «А почему бы, собственно говоря, мне и не поужинать, ведь у меня был такой тяжелый день…»

Официантка улыбалась еще более приветливо.

— Я хочу рыбный салат и стакан апельсинового сока. Я знаю, что вы выдавливаете сок из свежих фруктов, поэтому, пожалуйста, большой стакан сока и салат.

— Хорошо. Но вы забыли кофе, — также приветливо улыбаясь, напомнила официантка.

— Нет, кофе я не забыл. Просто пить на ночь черный кофе вредно. Да и, к тому же, я его уже выпил в гостях у хороших людей.

Официантка пожала плечами и ушла.

В это время распахнулась входная дверь ресторана, и в дверном проеме появилась темная фигура в черной широкополой шляпе и в таком же черном, длинном плаще.

Дэйл присмотрелся, потом отвел взгляд.

«Где-то я уже этого старика видел…» — подумал специальный агент ФБР. И тут же вспомнил: «Именно сегодня и именно на похоронах я видел этого старика. Он стоял поодаль от всей толпы и держал над собой раскрытый черный зонт…»

Еще тогда Дэйл Купер подумал, что если налетит сильный порыв ветра, то сможет утащить этого высохшего старика далеко — таким легким и невесомым он казался. Старик на кладбище держал шляпу в руках, и ветер развевал его легкие, как пух, волосы…

Пока Дэйл вспоминал, где и при каких обстоятельствах видел старика и о чем думал, рассматривая его на кладбище, старик, слегка прихрамывая и припадая на правую ногу, двинулся через весь ресторан к столику Дэйла Купера. Он не обращал внимания на танцующих и, казалось, не слышал музыки.

Старик подошел к столику Дэйла Купера и снял черную шляпу.

— Извините, мистер, — скрипучим голосом проговорил старик. — Извините меня, я мистер Хилтон.

Дэйл приподнялся и поклонился:

— Специальный агент ФБР Дэйл Купер.

Старик старомодно кивнул.

— Присаживайтесь, — предложил Купер.

Старик вновь кивнул головой и сел за столик напротив Дэйла. Он несколько мгновений раздумывал, куда бы деть свой длинный старомодный зонт. Наконец, решился и положил его перед собой на стол.

Пальцы старика были тонкими и узловатыми и казались похожими на куриные лапки. Они подрагивали, поглаживая ткань зонтика…

— Вам, может быть, и покажется странным, что я, старый человек, подсел к вам?

— Нет, ничуть, — вежливо ответил Дэйл. — Я очень рад новым знакомствам.

Старик закивал головой…

Дэйл взглянул в лицо старика. Оно было такое же старое и древнее, как местные скалы. В выцветших голубоватых глазах стояли слезы.

Старик как бы перехватил взгляд специального агента ФБР и вытащил из кармана огромной величины носовой платок, сложил его и краешком промокнул глаза. Потом достал старомодные очки и водрузил себе на нос.

Его глаза сразу же стали огромными, и Дэйлу показалось, что они занимают чуть ли не половину лица. Взгляд старика проникал в душу Дэйла.

И специальный агент испугался, что старик может прочесть все его мысли…

— Я родился, прожил всю жизнь и умру в Твин Пиксе, — скрипучим голосом сказал старик. — Я за всю свою долгую жизнь нигде не бывал. Вся моя жизнь прошла здесь. И поэтому я знаю все об этих местах и о жителях Твин Пикса.

Старик говорил очень медленно и спокойно, его голос поскрипывал, как старый велосипед.

— И что же вы, мистер Хилтон, хотите мне сообщить в столь позднее время? — осведомился Дэйл Купер.

— А что вы хотите услышать? — спросил старик Хилтон. — Ведь я знаю все… Я даже знаю, о чем вы хотите у меня спросить.

— Знаете, мистер Хилтон, для меня в вашем городе есть только два вопроса, на которые я еще пока не получил ответа…

Старик слегка улыбнулся и поправил очки на своем крючковатом носу.

— Хотите, мистер Купер, я скажу, что вас интересует?

Дэйл кивнул головой.

— Вы хотите узнать, как делается вишневый пирог.

Дэйл вздрогнул. Его это действительно очень занимало, и он хотел узнать, как делают вишневый пирог в Твин Пиксе. Он кивнул.

— А еще вас интересует, кто убил Лору Палмер.

И на этот раз старик угадал, и Дэйлу пришлось согласиться.

— Так вот, — начал старик Хилтон и приподнял дрожащий указательный палец над столом. Другой рукой ин придерживал на носу очки… — Так вот, мистер Купер, вишневый пирог начали делать в Твин Пиксе тогда, когда деревья, привезенные моим дедом, Самюэлем Хилтоном, дали первый урожай. И первые пироги испекла моя бабушка. Но те пироги ничем не отличались от того, что делали у них в Южном Уэльсе… Но однажды вишни перезрели. И моя бабушка увидела стаю воробьев, которые, наклевавшись перезрелых и перебродивших вишен, валялись под деревьями… Она собрала перезревшие вишни и сделала из них пироги…

Дэйл дослушал до конца историю старика Хилтона и, скептически улыбнувшись, поинтересовался:

— А где же берут перезревшие вишни сейчас?

Старик, не задумываясь, ответил:

— Я не знаю, где берут вишни сейчас. Моя бабушка брала их прямо с деревьев.

К столику с подносом подошла официантка. Увидев старика Хилтона, она слегка смутилась, но тут же нашлась:

— Добрый вечер, мистер Хилтон!

— Какой вечер… — недовольно проворчал старик. — Уже давно… — он запустил руку в карман и извлек оттуда огромные, с добрую половину яблока, часы на массивной серебряной цепочке.

Он долго ковырялся, пытаясь отщелкнуть тяжелую крышку. Наконец, она поддалась. Старик, поднося циферблат то к одному глазу, то к другому, проговорил:

— Уже заполночь, дорогая… Я во всем люблю точность.

— Ну, хорошо, мистер Хилтон, доброй ночи, — согласилась официантка и спросила:

— Вы что-нибудь будете заказывать?

— Ну, разве что, рюмочку рома.

— Но у нас нет рома.

— Тогда рюмочку виски. Только, пожалуйста, не разбавляйте его…

Официантка поставила заказ перед Купером и ушла.

Старик не спешил спрятать свои часы, долго внимательно рассматривал их, любуясь, а потом сказал Куперу:

— Знаете, откуда происходят эти часы?

Дэйл, ради вежливости, поинтересовался:

— Откуда?

— Эти часы… — растягивая слова, говорил старик, — еще генерал Грант подарил моему деду.

Правда, за что генерал Грант подарил часы деду старика Хилтона, тот не уточнил. Но слова эти произнесены были так веско, что Дэйлу ничего не оставалось сделать, как почтительно склонить голову…

— И знаете, мистер Купер, почему я так долго живу?

— Не знаю, — ответил Купер и тут же спохватился. — Наверное, свежий воздух, здоровый образ жизни…

— Все это ерунда, — резко оборвал его старик. — Я никогда не вел здоровый образ жизни. Мне не нравится это слово — «здоровый»… Рюмка хорошего рома и крепкая сигара… Хотя, — старик с сожалением покачал головой, — в прошлом году мне пришлось бросить курить… И знаете, мистер Купер, я начал полнеть.

Дэйл изумленно посмотрел на тощую фигуру старика и представил себе, каким он был до того…

— И еще, мистер Купер, я всегда засматривался на женщин, вы не смотрите, я хоть и стар, но еще молодец. Правда, теперь сквозь очки… Но это тоже не плохо, — старик вновь достал большой, как скатерть, носовой платок и протер немного поцарапанные линзы. — Так, о чем я говорил, мистер Купер?

— Вы хотели открыть мне секрет своего долголетия.

— Ах, да! Так вот — это все из-за часов, во всяком случае, я так думаю. Все мои предки прожили больше, чем девяносто лет. Все те из них, — уточнил старик Хилтон, — кто носил эти часы. Представляете, мистер Купер, эти часы еще никогда не останавливались! Их заводила рука генерала Гранта, моего деда, моего отца… Теперь вот уже почти девяносто лет их заводит моя рука… И, представляете — эти часы никогда не останавливались. Они даже никогда не были в починке!

Старик протянул свои часы Дэйлу Куперу. Но цепочку он так и не отстегнул. Следом за цепочкой потянулась пола пиджака. Дэйл Купер не знал, что делать: брать часы или нет… Старик так и застыл с протянутой рукой, в которой лежали огромные серебряные часы. И тут специальный агент заметил, что на часах нет стрелок! Он прислушался, но сколько не напрягал слух, тиканья механизма услышать не мог.

Но огорчать старика ему не хотелось, поэтому он произнес:

— Это, мистер Хилтон, чудесные часы. Это, наверное, талисман. Желаю нам, чтобы они еще много-много лет не ломались и не попадали в починку.

— Плохо только то, — наставительно поднял вверх указательный палец старик Хилтон, — что эти часы мне некому передать в наследство. У меня одни дочери, а их мужья носят наручные часы. А я даже не переношу одного их вида.

Дэйл Купер одернул манжету рубашки, прикрывая свои электронные наручные часы…

— Эти часы, — продолжал старик, — отмерили жизнь целого поколения Твин Пикса и знаете, чему я поразился вчера на кладбище?

Дэйл пожал плечами и отрицательно покачал голововой.

— Я, мистер Купер, поразился на кладбище тому, что только на похоронах узнал, что Лора вообще появилась на свет. Я не знал, что у старого Палмера, который моложе меня на десять лет, этого деда Лоры, вообще появилась внучка… Честно говоря, я просто хотел пройтись — и увидел похороны…

Хотя разговор между специальным агентом ФБР Дэйлом Купером и старым мистером Хилтоном получался каким-то странным и необычным, Дэйл не спешил прервать его и не искал причины типа занятости или желания отдохнуть. Какое-то странное обаяние исходило от этого старика, как будто он вместил в себя одновременно черты всех поколений людей, живших когда-нибудь и умерших в Твин Пиксе. Он был словно олицетворением этого городка — такой же неторопливый, обстоятельный и рассудительный…

Речь старого Хилтона хотя и требовала от Дэйла Купера каких-либо усилий, требовала иногда сказать «да» или «нет», «понимаю», «конечно», но она как будто бы не предназначалась именно для него — Дэйла Купера. Старик как бы разговаривал сам с собой…

— Вам нравится у нас тут, в Твин Пиксе? — неожиданно спросил старый Хилтон, блеснув стеклами очков.

Дэйл, казалось, был застигнут врасплох этим вопросом. Однозначно на него ответить было трудно. Дэйлу было хорошо тут, в Твин Пиксе. Но нравится ли ему этот городок, и хотелось бы ему тут остаться жить навсегда или нет, он не знал и сам.

Старик словно уловил это минутное замешательство и вновь спросил:

— Отвечайте прямо, мистер Купер, вам нравится здесь или нет?

— Ну, если сказать честно, мне нравится Твин Пикс.

И тут старик вновь поднял вверх указательный палец и скрипучим голосом проговорил:

— Запомните, мистер Купер, в Твин Пиксе вы останетесь навсегда!

Легкий холодок пополз по спине Купера. Ведь слова старика можно было истолковать по-разному. Можно было бы подумать, что, выйдя на пенсию, Купер купит участок земли, построит на нем дом, чтобы целый день пропадать на озере и ловить местную форель, как это делает Пит Мартэл.

А можно было истолковать слова старика и по-другому. Ведь вся жизнь Дэйла — это были сплошные опасности. Каждый день он рисковал жизнью. И каждый день мог стать последним…

Но тут подошла официантка и поставила перед стариком Хилтоном на маленьком подносе рюмку с виски.

— Ваш заказ, мистер Хилтон.

Старик приподнял рюмку, посмотрел напиток на свет, понюхал его и негромко сказал:

— Я пью за ваше здоровье, мистер Купер!

— Спасибо! — кивнул Дэйл.

— Мне кажется, что я знаю вас очень давно… — Старик хитро смотрел на специального агента ФБР.

— Я впервые в Твин Пиксе, — признался Купер.

— Ну, значит, может быть я знал вашего деда…

— Никто из моих предков не бывал, по-моему, на Севере… Мы с Юга, — сказал агент.

Но старик пропустил его слова мимо ушей и опрокинул в рот рюмку.

Дэйл Купер молча ел. Молчал и старик.

Он отодвинул рюмку в сторону и продолжал теребить в своих скрюченных высохших пальцах черную материю зонтика. Дэйл время от времени выжидающе поглядывал на старика — ждал ответа на свой второй вопрос.

Но старик явно не спешил. Казалось, что он задремал. Его глаза стали неподвижными, и Дэйлу даже на какое-то время показалось, что старый Хилтон умер…

— Мне нравится, что вы умеете ждать, — наконец произнес старик Хилтон, — и я постараюсь удовлетворить ваше любопытство.

— Неужели вы сможете мне сказать, кто убил Лору Палмер? — удивился Дэйл Купер.

— Вы, наверное, замечали, мистер Купер, — увел разговор несколько в сторону старик Хилтон, — что леса здесь не очень добрые?

— Они немного мрачноватые, — признал специальный агент ФБР.

— Когда я был таким же, как вы или немного старше, мой дед, Самюэль Хилтон, научил меня вслушиваться в разговор камней, в разговор деревьев, в разговор птиц и зверей, которые населяют окрестные леса. И теперь я понимаю, о чем говорят деревья…

Дэйл Купер опустил глаза и смотрел не на Хилтона, а в тарелку. Он подумал, что этот старик явно не в себе.

— Так вот. Вам поможет разобраться во всем и ответить на интересующий вас вопрос птица. Ведь птицы тоже умеют говорить, и они видят куда больше, чем люди…

— Птица? — удивился Дэйл Купер.

— Да-да… Вам поможет птица.

— Какая птица? — спросил специальный агент.

Но старик Хилтон не уточнил, какая птица сможет помочь следствию.

Он вновь задумался, и его пальцы вновь перебирали черную материю старого зонтика…

— Мне тоже внушают беспокойство местные леса, мне тоже чудятся какие-то голоса, — сказал Дэйл Купер. — Ко мне ночью приходят странные сны, мистер Хилтон.

— Это и не удивительно, — сказал старик.

— Я раньше такого нигде не испытывал, — продолжал говорить Дэйл. — Нигде мне раньше не было так спокойно и в то же время так тревожно, как здесь, в Твин Пиксе. Мне кажется, что здесь, именно в вашем городке сошлись добро и зло один на один… Нигде еще так четко не разделялись для меня тень и свет.

Старик молча слушал его признания.

А Дэйл смотрел в окно и продолжал говорить:

— Только вот в чем незадача, мистер Хилтон, я все еще не могу понять душу вашего городка. Не могу до конца разобраться, чего в нем больше — добра или зла…

— А это и невозможно, — усмехнулся старик. — Наш город ведь — как весь мир. В нем есть добро и зло… Я думаю, мистер Купер, вы лучше всего поймете наш Твин Пикс, если я расскажу вам одну из местных историй… Она, конечно, напрямую не связана с убийством Лоры Палмер, но в ней есть тот дух, который витает над нашим городком, и из нее вы поймете, что добро иногда может становиться злом, а зло — добром. Потому что в этом мире все переплетено — и только вам кажется, что можно отделить свет от тени…

Дэйл задумался над словами старика. «Может быть, он и прав?» — подумал специальный агент ФБР — и я зря ищу одного убийцу Лоры Палмер? Может быть, в самом деле прав Бобби Таундэш, который кричал на кладбище: «Все повинны в смерти Лоры Палмер!» Старик тяжело вздохнул и начал рассказывать:

— Это было давно, когда Твин Пикс еще только начинался. Еще не было городка, а стояла на берегу водопада небольшая деревушка. Здесь жили только лесорубы и земледельцы…

— Как давно? — переспросил Дэйл Купер.

Старик пожал плечами.

— Это было так давно, что меня еще не было на свете… Так вот. В одном из деревянных домов жил молодой лесоруб по имени Джозеф. Таких домов, мистер Купер, вы уже не найдете в Твин Пиксе. Все эти подделки под сельский стиль, — старик Хилтон обвел рукой помещение ресторана, — мало общего имеют с прошлым Твин Пикса…

Так вот, и одном из домов жил молодой лесоруб но имени Джочеф, а на другой стороне речки девушка Лора… И, как вы понимаете, мистер Купер, когда молодые люди живут рядом, оба красивые — они должны влюбиться друг в друга…

Но произошло немного иначе. Джозеф полюбил Лору, а Лора его — нет. Может, в душе девушка и любила парня, но гордость не позволяла этого показать… Чего только не делал Джозеф, чтобы привлечь внимание Лоры! Но все было зря… Да и виделись, честно говоря, парень и девушка не очень-то часто. Это теперь жители Твин Пикса могут постоянно постоянно собираться вместе, встречаться то ли в ресторане, то ли в дансинге, а тогда каждый был занят делом: лесорубы уходили далеко в лес заготавливать древесину, фермеры заботились о полях — и только какой-нибудь большой праздник мог собрать всех жителей Твин Пикса вместе…

И вот однажды, мистер Купер, такой праздник наступил — это был праздник урожая. Все жители собрались около большого амбара на окраине городка…

— Это место сохранилось? — поинтересовался Дэйл.

— Место-то всегда сохраняется, вот только нет того амбара, — ответил старик Хилтон. — Теперь на этом месте заброшенная железнодорожная ветка, где стоят несколько ржавых вагонов…

«Пол в амбаре посыпали свежей соломой. Пришли музыканты. Молодежь танцевала, а старики смотрели на них, вспоминая свою молодость и посмеивались… Джозеф, как вы понимаете, мистер Купер, пригласил танцевать Лору. И Лора, как вы понимаете, сразу согласилась. Они танцевали долго, и Джозеф никак не решался сказать Лоре, что любит ее. От танца к танцу он все оттягивал объяснение — и не потому, что был несмелым парнем. Просто боялся услышать „нет“… И вот, наконец, когда Джозеф в очередной раз решился признаться Лоре в любви, в амбаре появился давний соперник Джозефа на всех состязаниях лесорубов Большой Боб. Это был высокий крепкий парень с узловатыми руками и немного сутулой спиной, но ему не было равных среди лесорубов… И Лора, а она была самой красивой девушкой в Твин Пиксе, чтобы подзадорить Джозефа, принялась танцевать с Бобом…»

Вы же знаете, мистер Купер, как в молодости воспринимается обида! Кажется, что жизнь уже кончена…

«И Джозеф, смертельно обиженный на Лору, вышел из амбара. Он стоял под ночным небом, слушал шум водопада и звуки музыки, доносившиеся из освещенного строения, и ему не хотелось возвращаться. Ему не хотелось вновь видеть насмешливые взгляды своих соседей, слышать смех Лоры и смотреть на то, как она танцует с Большим Бобом.

И тогда Джозеф пошел туда, где только и мог найти успокоение — он пошел в лес. С топором на плече он подошел к самому большому дереву этого леса. Никто из лесорубов не брался свалить его, таким толстым оно было. Но Джозефу нужно было забыть обиду. И он принялся махать топором… Летели щепки, пот катил с Джозефа градом, а он все махал и махал топором… Постепенно он вгрызался в толстый ствол ели… До середины ночи рубил дерево Джозеф.

И вот, наконец, огромное дерево скрипнуло, затрещало — и полетело вниз, подминая под себя меньшие деревья. Усталый Джозеф опустился на пень. Он представлял себе, как завтра покажет товарищам это сваленное огромное дерево, к которому раньше никто не решался подступиться, и как все будут восхищаться им, Джозефом, и как будет посрамлен Большой Боб — ведь другого такого большого дерева нет во всем лесу…

Но тут налетел ветер, нагнал тучи, луна скрылась за ними и наступила такая темнота, что выбраться из леса было почти невозможно. Джозеф хоть и был смелым парнем, но все-таки немного испугался…»

Представьте себе сами, мистер Купер, что такое — оказаться в местных лесах, когда хлещет ливень и гремит гром!

«Джозеф поднялся и огляделся. Впереди, между деревьями, он заметил маленький мерцающий огонек. „Где огонь — там и люди“ решил Джочеф и двинулся к нему. Он перелезал через поваленные деревья, продирался сквозь кустарник, обдирая себе руки и раздирая в клочья рубашку… И, наконец, вышел к небольшому домику, который стоял на поляне, на берегу бурного горного ручья. В окне Джозеф увидел свечу, которая горела на подоконнике. Он подошел и заглянул через окно в дом. Перед горящим камином сидел на стуле, единственном в этом доме, немолодой хозяин. Один только вид этого человека поразил Джозефа — у хозяина не было одной руки, а одет он был в красную рубашку и кожаные брюки, заправленные в сапоги. Так продолжалось довольно долго — Джозеф смотрел на хозяина, а тот сидел к нему спиной и грелся у камина…

Наконец, хозяин, не оборачиваясь, проговорил:

— Ну что, Джозеф, если пришел, то заходи!

И парень, удивленный тем, что незнакомому человеку известно его имя, вошел в дом.

— Ты все равно не выберешься отсюда в такую ночь, — проговорил хозяин, глядя мимо Джозефа.

— Я, по-моему, знаю местные леса вдоль и поперек, — сказал парень, — но никто и никогда мне не расказывал, что здесь стоит домик. Да и сам я тут уже много раз бывал, и ничего на этой поляне не было.

— Ты зря удивляешься, — хриплым голосом проговорил хозяин, — в мире бывают и более удивительные вещи… Так вот, парень, в такую ночь ты отсюда не выберешься, и, если хочешь, можешь переночевать у меня.

Джозеф задумался. В самом деле, возвращаться в Твин Пикс по такой погоде было невозможно, а тут было тепло, весело потрескивали дрова в камине… И что с того, что в этом доме такой странный хозяин?! Главное, что здесь можно было согреться, отдохнуть и забыть про измену своей возлюбленной…

Джозеф некоторое время посидел на корточках возле камина, поворачиваясь к огню то одним боком, то другим. Наконец, он обсох и, утомленный, захотел спать. Хозяин даже немного зло смотрел на то, как Джозеф медлит. Он очень обрадовался, когда парень сказал, что не прочь бы вздремнуть…

Однорукий хозяин подвел гостя к куче соломы, застланной лоскутным одеялом.

— Ложись здесь!

Джозеф лег, но никак не мог заснуть, он долго ворочался и видел, что это раздражает хозяина. Тогда он затих и сделал вид, что заснул.

Хозяин подошел к нему, наклонился и долго всматривался к лицо парня. Джозеф видел это сквозь прикрытые веки…

— Ты спишь? — чуть слышно спросил хозяин, и Джозеф отрицательно покачал головой. Хозяин, раздосадованный, вновь заходил по дому… Прошло немного времени — и хозяин вновь подошел к Джозефу.

— Ты спишь? — снова спросил он.

Джозеф хоть и не спал еще, но притворился спящим.

Хозяин радостно усмехнулся, подошел к камину и принялся кочергой разгребать жар. Он отбросил в сторону прогоревшие уголья — и тут Джозеф с удивлением увидел, что под красными, пылающими жаром углями появились зеленые! Таких Джозефу никогда не приходилось видеть. И он чуть не вскрикнул, когда увидел, что однорукий хозяин взял два зеленых уголька и вставил себе в глазницы… Мгновенно уродливый, однорукий хозяин этого странного дома превратился во франта-красавца. На нем был черный сюртук, черный цилиндр, а сзади… свисал мохнатый хвост…

Хозяин еще раз подошел к Джозефу, убедился, что тот спит, вернулся к камину, три раза повернулся на каблуке и со страшным свистом исчез в дымоходе…

Джозеф тут же вскочил и подбежал к окну. Он увидел, как хозяин летит по воздуху. «О, черт!» — пробормотал Джозеф.

Хозяин сделал круг над домом и полетел на север. Трясущимися руками Джозеф тоже взял два зеленых уголька. Они были очень холодными. Джозеф вставил эти угольки себе в глазницы и тоже мгновенно превратился в черта. На нем был такой же блестящий черный сюртук и черный цилиндр… Повторив все в точности, что делал хозяин, Джозеф перевернулся три раза на каблуке перед камином — и почувствовал, как его понесло вверх…

Он оказался над лесом. Вдалеке блестела лента реки и на ее берегу Джозеф увидел освещенный амбар, а возле него танцующих… Уже совсем далеко, над холмами на горизонте летел однорукий хозяин. Джозеф почувствовал, что его тело невесомо. Он вытянул руки вперед и помчался вслед за одноруким…

Наконец, над самыми холмами, Джозефу удалось нагнать его. Хозяин посмотрел на парня, но не узнал в нем своего гостя. Он весело подмигнул и спросил:

— Что, тоже летишь в Грюн-Хилз?

Джозеф кивнул. Он вспомнил рассказы стариков про это зловещее место к северу от Твин Пикса. Грюн-Хилз так назывался большой зеленый холм, поросший старыми елями. И старики рассказывали, что именно в этом мосте собираются ведьмы и колдуны, слетаются туда черти…

— Мы весело проведем время! — подзадорил Джозефа однорукий хозяин, и они вдвоем понеслись по воздуху, пролетая над огромными скалами, пересекая каньоны, ущелья и горные ручьи…

Наконец, впереди показался Грюн-Хилз — огромный холм, на вершине которого была большая поляна.

Однорукий хозяин и Джозеф спустились на землю. Тут уже было много гостей. Прямо на земле были разостланы скатерти, и на них, на листьях больших лопухов лежали яства…

Джозеф осторожно, чтобы никто не заметил, вынул пару угольков из глаза — и, вдруг увидел, что на скатертях лежит не что-то съестное, а всякая мерзость: грибы, червяки, обглоданные кости, кучи насекомых…

Опасаясь быть обнаруженным, Джозеф тут же вставил угольки на место.

Однорукий хозяин подвел его к столу и посадил рядом с собой. Джозеф начал отказываться. Но его спутник положил ему на колени большой лист лопуха, на котором лежал кусок зажаренного мяса…

И тут над зеленым холмом сошлись тучи, загремел гром и засверкали молнии. Это была дьявольская музыка, и все собравшиеся здесь ведьмы и черти принялись танцевать… Однорукий хозяин подвел Джозефа к молодой ведьме. Ее глаза сверкали холодным зеленым блеском.

— Познакомься! — сказал однорукий. — Может быть, в жизни вы и встречались, может живете где-то рядом, но теперь вы ни за что не узнаете друг друга. Это — моя дочь!

Молодая ведьма подала руку Джозефу, и они стали танцевать. Они летели, не касаясь ногами земли, взмываясь над самыми верхушками елей… У Джозефа кружилась голова, а ведьма все сильней и сильней раскручивала его, увлекая в свой бесовский танец… Джозеф смотрел ей в глаза и чем больше смотрел, тем больше терял голову… Он, казалось, забыл уже про Лору, про то, что еще совсем недавно был человеком… Он танцевал с ведьмой, а та смеялись, запрокидывая голову…

Наконец, танцы кончились, пары опустились на землю и снова принялись за трапезу.

Однорукий хозяин лесного дома подошел к Джозефу и заговорщически зашептал ему на ухо:

— Послушай! Еды-то тут хватает, но почти не осталось выпивки. Я могу предложить тебе одно дело. Мне удалось сегодня заманить к себе в дом одного простака, он спит. И сейчас мы все полетим туда попить из него крови! Я думаю, ты не откажешься полететь вместе с нами? А ты как? — обратился он к своей дочери. Та все еще держала Джозефа за руку.

— Конечно, отец, мы полетим все вместе.

Однорукий хозяин дома и еще четверо его друзей-чертей поднялись в воздух. Следом за ними полетели Джозеф и молодая девушка-ведьма.

Парень настолько был увлечен своей новой знакомой, что не сразу и понял, что речь-то идет о нем, что кровь собрались пить из него…

Когда они пролетали над озером, Джозеф вновь увидел освещенный амбар, и ему показалось, что среди танцующих он узнает Лору и Большого Боба. Он буквально замер на месте. А однорукий хозяин и его друзья полетели дальше. Молодая же ведьма осталась висеть прямо над озерной гладью рядом с Джозефом.

— Ты чего так смотришь туда? — удивилась ведьма.

Джозеф не отвечал ей.

— Ты чего так смотришь? — повторила она.

— Знаешь, я же не из здешних мест. Мне все интересно.

— А-а… То-то я смотрю, ты так скованно вел себя на Грюн-Хилзе, — призналась девушка, — сразу видно, что ты не местный, потому что все мы уже давно знакомы между собой. В обычной жизни мы — жители маленького городка Твин Пикса. Видишь? — девушка показала рукой в сторону амбара и города, — он совсем маленький. Но раз в год мы вставляем себе в глаза эти зеленые огоньки и можем летать — становимся теми, кто мы есть на самом деле — ведьмами и чертями… Давай же, летим! Иначе мой отец рассердится!

— Подожди, — сказал Джочеф. — Ты тоже живешь в этом городке?

— Конечно! — сказала девушка.

— И что, все-все жители Твин Пикса ведьмы и черти?

— Конечно, нет! — рассмеялась молодая ведьма. — Только часть из них.

Джозеф пристальнее и пристальнее всматривался в площадку около амбара. И увидел, что ошибался, и это танцуют не Лора и не Большой Боб… И сколько он не старался — Лору он не мог увидеть… И тогда он повернулся к молодой ведьме.

— Ну, что же ты медлишь, летим! — сказала девушка.

— Подожди… Джозеф обнял ее в воздухе и притянул к себе. Та не сопротивлялась. И тогда Джозеф поцеловал ее…

Он прикрыл глаза и представил себе, что держит в объятиях Лору. И, не отдавая себе отчета, вдруг произнес:

— Я люблю тебя.

Молодая ведьма все сильнее прижималась к нему, обнимала и целовала…

И тогда Джозеф отстранился и глянул на нее. Что-то знакомое померещилось ему в этой девушке, ему показалось, что он и раньше знал ее. Медленно протянул ей руку и коснулся ее лба.

— Ты что? — удивилась молодая ведьма. — Летим, мой отец очень рассердится…

— Нет! — сказал Джозеф и резким движением вынул у нее из глаз зеленые угольки.

И в это мгновение ведьма превратилась в Лору!

— Боже! Лора! — крикнул Джозеф.

И в тот же миг девушка с огромной высоты упала в озеро — ведь как только Джозеф вынул у нее из глаз угольки, она потеряла способность летать…»

— Так погибла Лора, — закончил свой рассказ старик Хилтон.

Дэйл Купер удивленно смотрел на старика. Он только сейчас вспомнил, что сидит в ресторане, танцующие уже почти разошлись, за столиками сидело лишь несколько случайных пар. Официантки убирали посуду, музыканты складывали свои инструменты…

— Послушайте, мистер Купер! — сказал старик Хилтон. — Я понимаю, что моя история может показаться немного странной…

— Конечно, — согласился Длил.

— Я понимаю, — продолжал мистер Хилтон, — что теперь люди уже больше привыкли к телевидению, кино и что теперь уже мало кого интересуют старые истории… Вряд ли кто-нибудь из молодых помнит историю о Джозефе и Лоре, которую я только что рассказал вам. Но поймите, мистер Купер! Весь Твин Пикс именно и пошел с того времени, именно такие отношения и легли в основу отношений сегодняшних жителей городка…

Но тут Купер перебил мистера Хилтона:

— Вы назвали в своей истории несколько имен — Лора, Джозеф… Вы имели в виду сегодняшних жителей Твин Пикса?

— Нет, знаете, — ответил старик, — такие имена всегда были в почете в Твин Пиксе. Всегда в нем жили Лоры, Джозефы, Бобы, Майклы… Вот только я что-то не припомню здесь Дэйлов, — усмехнулся старик.

— Мистер Хилтон, — как можно более доверительно сказал Дэйл, — вы не будете против, если я вас угощу рюмочкой виски? Я бы предложил ром, но его в ресторане нет.

— Конечно, — признался старик, — рюмочка виски мне совсем не помешает, стоит промочить горло, ведь я так долго говорил…

Дэйл подозвал официантку и, вопреки своим обычным привычкам, заказал спиртное и для себя.

Они чокнулись со стариком и одновременно выпили по рюмке крепкого, неразбавленного виски.

— Так вот, мистер Купер, — сказал старик Хилтон, — я рассказал вам эту историю совсем не для того, чтобы вы думали, что в Твин Пиксе живут исключительно одни ведьмы и черти. Я рассказал вам ее для того, чтобы вы поняли — невозможно отличить зло от добра, и временами желание помочь может обернуться преступлением. Ведь вы сами понимаете — тот Джозеф, из того времени, хотел помочь Лоре, а получилось, что убил ее…

— Конечно, — кивнул Дейл Купер. — Меня ваша история навела кое на какие мысли…

— Ну, ладно, — внезапно засуетился старик Хилтон, — мне уже пора идти… А вас завтра ждут великие дела! — Он подмигнул Куперу. — А я должен еще отдохнуть. Все-таки в моем возрасте временами нужно и хорошо выспаться…

— Большое спасибо вам, мистер Хилтон за помощь!

— Какая помощь?! — удивился старик. — Я просто рад, что вы согласились выслушать меня, потому что жители в Твин Пиксе никого не интересуют истории старика Хилтона.

Хилтон распрощался со специальным агентом ФБР, и раскрыл свой старый зонт, надел черную широкополую и, даже не доходя до двери и еще не выйдя на улицу, раскрыл над собой большой черный зонт. Он смотрелся так нелепо с раскрытым зонтом в помещении, что Купер невольно усмехнулся. Ему было немного жаль этого старика, который пережил всех своих друзей, и чьи истории теперь в Твин Пиксе никому не нужны…


Глава 18 | Твин Пикс: Расследование убийства. Книга 1 | Глава 20