home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



1

– Ты не рассказываешь о Лене.

– Зачем?

– Вы не общаетесь? Разошлись?

– Это ни к чему… говорить.

– Мне надо знать.

Артур молча гладил мою спину, водя пальцами по впадине позвоночника. Я положила голову на сложенные перед собой руки. Я была голой, за исключением темных очков. Единственное условие, которое я поставила Артуру – не прикасаться к ним.

– Лена сейчас у себя дома.

– Значит…

– Ничего не значит, – сказал Артур. – Мы встречаемся. И год назад встречались.

Я ждала такого ответа, поэтому не испытала особенных эмоций. Расслабившись после полутора часов дикой схватки, я расслабилась и плавала точно в тумане. Я не решила, как буду реагировать на факты, которые стремилась узнать.

– И что она? Лучше меня?

– Обязательно надо сравнивать?

– Просто так. Мне любопытно. Ты также трахаешься с ней? Ты бьешь ее?

Артур сидел сзади, между моих раздвинутых ног и касался их коленями, устроившись по-турецки. После нового вопроса он закурил. В поле зрения у меня появилась сигарета. Он разжег две.

Не забывая делать вид, что я ничего не вижу, я нащупала сигарету пальцами правой руки и взяла ее. Из пустоты выскользнула пепельница. Артур сел на прежнее место. Я согнула ноги и прикоснулась к его плечам пятками.

– Мы познакомились в книжном магазине. Как с тобой. Помнишь?

– Да. И что же она там искала?

– Книгу по русской живописи девятнадцатого века. С иллюстрациями.

– И ты ей помог найти?

– Нет. Просто Лена наступила мне на ногу возле кассы, каблуком. Извинилась. Мы стали говорить. А потом вышли из магазина вдвоем. Прогулялись. Я не особенно настаивал на том, чтобы продолжить знакомство, просто мне нечего было делать в тот момент. Ну, мы и гуляли, потом обменялись телефонами.

– Когда ты затащил ее в постель?

– Через полторы недели. У нее дома. Вообще, она была как бревно, стоило труда ее расшевелить.

Я приподнялась на локтях, чувствуя боль во всем теле. Представляю, что значит в его понимании «расшевелить». Я сбросила пепел, поглядела на половину сигареты. За моей спиной Артур выпускал дым в потолок.

Я не знала, как много на моем теле ссадин и синяков. Это не имело значения. Я сама шла к этому и не в праве перекладывать ответственность на другого. Артур сделал большой засос у меня между лопаток и оставил укус на плече. Мои новые приобретения мне нравились – в этом была единственная правда.

Сейчас его свободная рука мяла и гладила мои ягодицы. Я понемногу возбуждалась, теряя контроль над собой. Я еще не получила сполна, не распробовала толком свои новые ощущения. Меня распирало от желания.

– Ты бил ее?

– Нет. Первые разы. Но она сама попросила.

– Сама?

– Примерно как ты.

Я вспомнила, как все начиналось полтора часа назад. Мне было и страшно, и приятно. Наверное, такой меня сделал плен, двадцатидневное заточение, во время которого что-то сдвинулось внутри моего тела. Во мраке, куда не добирался разум, зашевелись призраки, о которых я не подозревала, – мои настоящие склонности, стремления, мечты. Я получила сполна. Артур стал моим экзекутором. То, как поступил со мной человек, которого раньше я ни за что не подпустила бы к телу, было достаточным наказанием за прошлое.

Я хотела продолжать исследовать ту землю, в которую попала случайным образом. Мне важно знать, что там, в конце дороги, идущей через сумрак.

Могу ли я теперь воспринимать секс без боли? Однажды Таня сказала, что не всегда знает, кто находится перед ней. Я поняла, что не знаю в эту минут, кто я… Таня права.

Мое тело – глубокая темная шахта, на дне которой царит тьма. Даже мне неизвестно, что в этой тьме может скрываться. Может быть, Артур сумеет спуститься в этот колодец и скажет, что там…

– Я просила, да.

– Тебе понравилось?

– Да.

Я перевернулась набок, бросила окурок в пепельницу. Мне казалось, что мы общаемся во сне, и ничего этого нет.

– Как ты себя чувствовал, когда занимался любовью со слепой? Только честно.

– Не знаю. Как в любой другой раз… Мне все равно, слепая ты, или нет.

Артур налил мне вина и протянул бокал. Я села, морщась от боли, и сделала пару глотков, несмотря на изжогу.

– Но разве это не добавляет ощущения власти?

– Нет.

Я смотрела на него из той зоны в моем мозгу, которая заменила мне настоящее зрение, и не верила ему.

Многое из того, что Артур напускал на себя, пытаясь казаться джентльменом, исчезло. Теперь в его лице было больше правды. За прежней, порядком потрескавшейся маской прятался другой человек. Тот, который мог причинить боль и которому нравилось это делать. Он не станет вести себя жестоко, если его не попросят или не намекнут, но всегда исполнит желание партнера.

Лена просила. Я просила. Сколько женщин, поддаваясь необъяснимому порыву, отдавались во власть его рук? Как далеко Артур мог зайти в своих играх?

Но главное не это, а то, как я себя собираюсь вести дальше. Если Артур попросит меня быть с ним, встречаться, сумею ли я выдержать этот груз? Я не знала. Мысль о том, что он будет всегда отводить мне роль жертвы, смущала и настораживала. Наверное, так считал и мой похититель. Я – жертва, вещь, склонная к самообману. Мне нравится подчиняться…

Это открытие заставило меня по-другому посмотреть на наш секс. Реально. С Лешей и другими мужчинами я постоянно что-нибудь фантазировала. И только с Артуром я смогла посмотреть в глаза правде. Он показал мне, что бывает по-другому. Я обязана сделать вывод и принять верное решение, однако в эти минуты не представляла себе наши дальнейшие отношения. Необходимо время все обдумать.

Артур забрал у меня бокалд, отставил в сторону.

– Мы теряем слишком много времени.

Я кивнула, дрожа, точно мне было холодно. Его руки гладили те места, где темнели синяки, губы искали мои самые чувствительные места. Артур положил меня на пол, как в прошлый раз, на ковер, колющий спину, и начал новый акт своего спектакля. Что бы он сделал, узнав, что я вижу? У него было лицо человека, обожающего мясо с кровью, который не видел своего любимого лакомства целый год и вот наконец получил большую порцию. Похоже, он воспринимал меня исключительно как плоть. Его покусывания вот-вот, казалось мне, перерастут в нечто большее. Артур сожрет меня всю целиком.

Мне было жутко, но страх только добавлял возбуждения. Я «закрыла глаза», оказавшись в темноте. Пусть делает все, что хочет. Решение я приму позже.

Я закричала. Потому что не могла не кричать.


предыдущая глава | Приход ночи | cледующая глава