home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



2

В общей сложности, я провела в больнице около месяца. Вместе с пленом получилось около двух месяцев, украденных из моей жизни. Таня пошутила, что я была в долгой командировке и что она иногда убеждала себя в этом бессонными ночами. Я не оценила черного юмора, но посмеялась, чтобы доставить ей удовольствие.

Танина квартира встретила меня приветливо. Я такого не ожидала.

– Конечно, сейчас не обязательно к этой теме возвращаться, – сказала Таня, – но я сменила замки.

Я не поняла, о чем она говорит.

– Замки?

– Помнишь те случаи?

– Ну… Так он приходил?

– Несколько раз.

– И что?

– Ничего не взял, нигде почти не оставил следов.

– Как это – «почти»?

Таня носилась взад-вперед, по комнатам, словно не знала, за что схватиться в первую очередь.

Я сидела на знакомом диване и слушала, как ее ноги отбивают дробь.

– Он специально делал, чтобы я заметила его визит, понимаешь. Специально! Если бы он хотел скрыть, то я бы ничего не узнала. – Таня остановилась возле меня, положив руку мне на плечо. Я подняла голову. – У него звериное чутье на мои ловушки. Будто он заранее знает, где его может поджидать моя метка.

– А после того, как ты сменила замки?

– Пока ничего не было. Три недели уже. Половину того срока, что ты была в больнице.

– Ясно.

На самом деле, ничего мне ясно не было. А вот страх, удушливое ощущение стягивающейся на горле удавки, тут как тут.

– Я не знаю, когда и где этот человек сделал ключи… Ему нужно было бы изготовить сначала слепок, так?

– Ну.

Таня закурила, сев напротив меня в кресло. Ее нога прикоснулась к моей. Мы держали физический контакт.

– Я думаю, это может быть, человек, который устанавливал замки, тот, который имел отношение к этой квартире давным-давно.

– Или у него есть отмычки и опыт взлома замков.

– Тоже версия. Я об этом думала. Я обследовала однажды оба старых замка, думая, что если это отмычка, то должны остаться какие-нибудь следы – царапины, вмятины или еще что-то по краям замочных скважин. Но там ничего не было. – Таня затянулась, выпустила дым. – С другой стороны, будь в подъезде домофон, этому психу не так просто было бы проходить. Но с этих соседей разве что возьмешь? Удавятся, а платить не будут.

Я кивнула. Всегда так – людям нужна безопасность, но никто и пальцем не пошевелит, чтобы сделать конкретные шаги в этом направлении.

– Ты смелая. Я бы давно сошла с ума в такой обстановке, – сказала я. – Почему ты мне не сказала, когда я спрашивала.

– Чтобы ты постоянно об этом думала? Тебе нужно было поправляться.

– Я никогда не поправлюсь.

До ужаса захотелось снять очки и «посмотреть» на Таню пустыми глазницами, прикрытыми веками.

– Понимаю, но ты… короче, тебе нужно было успокоиться.

– Ага.

Таня выдыхала и затягивалась. Наш приезд оказался не таким и радостным.

– Ну, один раз я обшарила всю квартиру, потратила на это два дня, не поленилась. Искала микрофоны или скрытые видеокамеры. Всюду залезла, а такие уголки, о которых раньше не подозревала, но ничего не нашла.

Я думала о том времени, которое вырвали из моей жизни.

Мне ничем не восполнить эту потерю.

– Значит, мы так и не узнаем, кто это был, – сказала я.

– Да, видимо, так. И милиция нам не поможет. Пожалуй, никто.

– А мне что делать… когда я буду оставаться здесь одна?

– Не забывай запираться изнутри на засов. Тогда он не войдет – это проще простого. Смотри… спрашивай, кто там, – сказала Таня. – А я буду предупреждать о своем возвращении.

Я кивнула и решила все-таки поделиться одной старой гипотезой, которая возникла у меня еще в плену.

– Ты не думала, что твой невидимка и мой похититель одно и то же лицо?

Таня не смутилась.

– Думала. Это вдвойне ужасно. Немыслимо.

Все немыслимо и ужасно в последнее время – и так теперь до конца моих дней.

– Так, может, нам стоит сообщить об этом Гмызину?

– Подумаем. Но не сегодня. Надо заниматься ужином.

Тут я испугалась.

– Ты пойдешь в магазин?

– Нет. Я заранее все купила.

Я улыбнулась. По крайней мере, сейчас мне не хотелось оставаться в одиночестве. Несмотря на новые замки, засов и заверения Тани, что теперь все нормально.

– Ты мне поможешь?

– Чем? – спросила я.

– Ну, натрешь морковку, например?

Мы засмеялись.

Вечер удался. Мы наготовили кучу всего, потом сели есть, пить вино и говорить о пустяках. Как в старые добрые времена. Мы избегали темы похищения, но очень часто подходили к ней непозволительно близко. Таня всеми силами стремилась меня развлечь, из кожи вон лезла, чтобы я не чувствовала себя скованно. Это ей удалось. Я была благодарна Тане за то, что она предоставила мне возможность выбросить из головы черные мысли.

Я хотела напиться и напилась. Небольшая истерика, которая со мной случилась, закончилась тем, что я отрубилась прямо на диване. Таня накрыла меня пледом.

Как потом выяснилось, она сидела до утра возле меня при свете ночника и допивала вино. О чем она думала в те тяжелые часы, осталось для меня тайной.


предыдущая глава | Приход ночи | cледующая глава