home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



2

Рядом со мной остановилась темно-синяя «восьмерка». Водитель спросил, куда мне нужно и сколько я собираюсь заплатить. Я сказала. Он не сразу заметил, что у меня темные очки и белая палка. На улице уже было темно, а в глубине капюшона мое лицо не просматривалось.

– Ладно, садись, – сказал мужчина.

Он был среднего возраста, с усами, в кожаной куртке.

– И побыстрее, если можно.

– Гололед.

– Я доплачу.

– Ладно, не нужно. Как договорились, так и поедем.

Он посмотрел на меня, конечно не подозревая, что я его вижу. Потом хмыкнул и надавил на газ. «Восьмерка» понеслась по темной улице, прошитой светом автомобильных фар. Я следила за дорогой. Водитель включил радио, и заиграла какая-то мелодия без слов. Я не возражала, прислушиваясь совсем к другому. Пробовала отыскать Артура, как раньше, но ничего не получалось. Может быть, просто не пришло время.

Дорога заняла двадцать минут, но могло быть и быстрее, если бы не две остановки на больших перекрестках. Я протянула водителю деньги.

– Вы так спешите? Будьте осторожны. А то у вас такой вид, словно привидение увидели. Лица нет.

– Да? Ничего не поделаешь…

Он осмотрелся.

– Глухое местечко. Вам точно сюда?

– Да. Спасибо.

Я захлопнула дверцу и отвернулась. Передо мной была короткая лесополоса. Слева, метрах в пятидесяти находилась конечная остановка автобуса. За ней какие-то фабричные корпуса и здания, но далеко, отсюда их не различить, только огни. Я двинулась в сторону частного сектора, расположенного дальше вдоль дороги. «Восьмерка» развернувшись, укатила в более оживленную часть города. Я не обернулась.

Мимо проехал грузовик. Я шагала вдоль леса, который тянулся справа от меня, и слышала далекий лай собак. Холодно. Я чувствовала, что пальцы рук мерзнут даже сквозь перчатки. Тьма обволакивала меня со всех сторон, в ней мне слышались потусторонние голоса, принадлежность которых я не знала.

Куда мне теперь идти? Где Артур собирался меня перехватить? Я приехала на полчаса раньше, но не думала, что потеряюсь здесь. Наверное, надо искать гаражи. Или он скрывается где-то в частном доме? В любом случае, пока надо идти вперед. И я шла. Справа потянулись заборы дворов. Один, второй, третий. Слева – сплошные заросли, там, вероятно, пустырь. Не понимаю. Не чувствую.

Только бы «видение» не исчезло!

Я остановилась, пройдя метров сто. Теперь с правой стороны тоже был пустырь, на котором росли голые деревья. Я осмотрелась, и заметила дорожку, исчезающую во мгле. Где-то там, на холмах, кажется, были постройки. Вероятно, заброшенные. Я догадалась, что пришла. Придется ждать, или идти вперед. Но я ничего не выиграю, если окажусь у самого логова моего маньяка. Артур может потерять голову от ярости и сорвет мне весть план, хотя, по правде, никакого плана у меня не было. Я собиралась импровизировать.

Почему бы не покурить? Делать-то все равно нечего. Я вынула сигареты, нет, все-таки хорошо, что я их не забыла. Может быть, это последние затяжки в моей жизни. Налетел стылый ветер, я поежилась. Следом за ветром промчалась легковая машина. Точно чудовище выпрыгнуло из темноты и исчезло.

Я услышала скрип снега под чьими-то ногами и обернулась. Артур стоял передо мной. В куртке и вязаной шапке, надвинутой на брови.

– Как ты здесь оказалась? Как ты…

– Приехала на машине. А что? – спросила я.

– Я тебе велел ехать на автобусе.

– Могу вернуться.

– Заткнись, сука. По-моему, ты так ничего и не поняла… – прошипел он и схватил меня за руку. – Идем. Идем, я сказал!

– Я сама пойду!

Я вырвала руку. Он помолчал, глядя на меня.

– Хорошо. Но ты сошла с ума, потому что я не буду тебя поднимать после каждого падения.

Ого, я чуть себя не выдала. Впрочем, пусть думает что хочет. Я дала ему руку, он стиснул ее. Я вспомнила, как мы занимались любовью, и это показалось мне омерзительным. Тело заныло от боли, каждое место, которое он кусал и куда бил. Почему я была такой бесхребетной? Но теперь с меня достаточно. Артур тащил меня за собой, как волокут домой капризничающего ребенка. Мы ничего не говорили. Ветер дул мне в лицо, и я ощущала, что пахнет кровью. Этот запах исходил от него. Наверное, уже поздно, Таня мертва…

Мы пришли к гаражу, который с виду казался давным-давно брошенным. Несколько подобных ему построек, окруженных густыми зарослями, находились неподалеку. Никто не подумал бы, что тут кто-то может держать машину. А она была. И судя по всему, мучильню Артур устроил под гаражом. Моя догадка была верной. Он тянул меня вперед, завел внутрь, захлопнул двери, включил внутри свет.

Я увидела машину Лены – желтый «Опель». Должно быть, недешевый.

– Что ты делаешь? – спросила я.

– Мы идем вниз. Ставь ноги на ступени, вот так. Если будешь кочевряжиться, я столкну тебя, и ты сломаешь себе ноги.

Я промолчала. Пришлось спускаться первой. Когда-то я была здесь, а потом Артур выволакивал мое тело на себе наверх, заталкивал в багажник, чтобы потом отвезти на другой конец города. Я подавила плач. Пока я контролировала себя, это хорошо.

Мы очутились внизу. Все так же, как в моем видении: коридорчик, комната-кладбище, сейчас закрытая на засов, кран, торчащий из стены в предбаннике, и еще одна комната. Моя пыточная. Мне понадобилось все мое мужество, чтобы не удариться в панику. Я взялась рукой за стену. Здесь пахло так, как я хорошо помнила. Дерьмом, мочой, ужасом, кровью и потом. Скольких Артур убил здесь? Скажет, если его спросить?

Он толкнул меня в «мои апартаменты».

– Иди. Там твоя подружечка.

Я вошла, чуть не перелетев через порог, и остановилась. На том же самом стуле сидела Таня. Голая, окровавленная, замотанная широкими лентами скотча. Она была повернута не к стене, а сюда, к выходу. Я заметила ее одежду, сваленную в углу. Не понимаю, почему она дала себя захватить? А как я дала? Хлороформ или что-то еще. Я не должна была показывать, что вижу, но не могла отвести «взгляд». Сначала мне показалось, что руки у Тани слишком короткие и не придала этому значения, посчитав, что это галлюцинация. Но через пару секунд я разглядела, в чем была странность.

У Тани не было кистей. Они валялись возле стула перед ее голыми лодыжками. Два куска мяса с пальцами. Кровь капала с обрубков и собиралась лужицами внизу, стекая по коленям и икрам. Я увидела белые кости там, где были культи. По краям срезов собрался пузырящийся желтоватый жир.

– Ну, что стоишь на дороге? В сторону.

Я приложила все силы к тому, чтобы ничего не показать. И очень натурально прислонилась к стене. Таня не шевелилась. Либо уже умерла от шока, либо потеряла сознание. Артур подошел к ней, держа в руке охотничий топорик.

– Как будет трахаться лесбиянка, если ей отрезать руки? Знаешь? Это ведь их главное оружие… Да ты, наверное, в курсе.

– Нет.

– Она зато в курсе. Мне пришлось ее наказать. Другого выхода не было, ты уж извини. Жаль, ты ее не видишь. Красота.

– Что ты сделал?

– Теперь она будет вести целомудренную жизнь. Ей придется.

Смех. Я чуть не сблевала тут же, себе под ноги.

– Я ничего не понимаю в том, что происходит и мне наплевать, – сказала я. – Я хочу знать, как будет у нас.

– У нас? Ты сдурела?

– У нас. Когда ты ушел, я хотела пойти с тобой. Я места себе не находила…

– А-а-а, понравилось? Хорошо. Я всегда добиваюсь своего. Терпение – мой козырь. Вот теперь ты сама приползла. Ты хочешь. Я вижу. Ты вся дрожишь. Это отлично, просто отлично… Ты не была такой даже там! – Снова это смех человека, вывернутого наизнанку. Я сказала себе, что именно сейчас все и начинается.

– Я пришла сюда только ради тебя, поверь, это так.

– Ну… Это хорошо. Умненька девочка.

Артур бросил топорик на пол и подошел ко мне. Прижал к стенке. Я выронила палку и расставила руки, давая понять, что не сопротивляюсь.

– Почему ты не сказал мне, что собираешься с ней делать? Я бы поучаствовала.

– Вот как? – Его лицо рядом с моим было искажено до неузнаваемости. Это был настоящий демон, а не человек.

– Неужели ты не понял ничего после того раза? Я твоя. Я сама хочу этого. Я без тебя не могу.

– Это ты говоришь, чтобы смягчить меня? Ты ведь умная сука.

– А что я могу сделать? Я усвоила урок. Ты – хозяин. Я не могу тебе противиться.

Артур засмеялся.

– Давно бы так.

Он стащил с меня куртку и стал мять мои груди. Я застонала, надеясь, что получилось убедительно. Было больно, но я не испытывала удовольствия.

– Трахни меня, а потом можешь прикончить, если хочешь. Твоя воля. Твоя власть.

– Значит, признаешь?

– Если бы я раньше знала, что это ты… Но ты не дал мне этой возможности. Так что давай наверстаем.

– Хорошо.

Он возбуждался. Запустил окровавленную руку мне в джинсы, в трусики. Я вскрикнула, он зарычал. Я посмотрела на Таню, ощущая, как вместе с болью во мне поднимается ярость.

– Давай наверстаем прошлое…

– Как я хотел сделать это, когда ты сидела на стуле! Я хотел оттрахать тебя в пустые глазницы!

Я вскрикнула. Артур сорвал с меня джинсы, отбросил их, порвал трусики, стал снимать кофту. Я обняла его, дыша ему в ухо. Он сопел, стонал, издавал немыслимые звуки. Таких я не слышала во время секса у нас дома. Я чувствовала его возбуждение. Он ласкал меня с закрытыми глазами, а это означало, что он целиком сосредоточен на процессе. Артур прижался членом к моему голому животу. Время пришло. В моей правой руке оказалась бритва, прятавшаяся в рукаве. Я в последний момент успела сохранить ее у себя. Это огромная удача. Теперь надо не промахнуться. Попытка только одна.

Артур терся об меня, собираясь ввести пенис, а я изображала возбуждение. Когда он наклонил свою голову к моему левому плечу, я приложила угол бритвы туда, где, как я думала, находилась сонная артерия, нажала изо всех сил и дернула вниз. Я почувствовала, как металл рассекает плоть и как лопнула вена, по которой бежал тугой поток крови. Мне в лицо брызнул, кажется, целый гейзер. Я задохнулась, а через секунду чуть не оглохла от вопля. Артур отскочил от меня, схватился за шею и закрутился на месте. Я шлепнулась, полуголая, на ягодицы рядом со стеной. Артур остановился и посмотрел на меня выпученными глазами, он прижимал руку к разрезу, а между пальцев брызгала огромным напором кровь. Сексуальное возбуждение давало ей дополнительный разгон. Я попала куда нужно.

– Ссс… Ааа… – Он закричал, повернулся вокруг оси еще раз, орошая пол кровавыми брызгами. Артур понял, что все кончено.

Его нога взлетела, чтобы достать меня, но он промазал. Тяжелый зимний ботинок врезался в кирпичную стену рядом с моей головой. Мне повезло, что случилось так. Очень повезло.

Кровь было не остановить. С диким воем Артур бросился из комнаты и побежал к лестнице. Я слышала, что он забирается наверх, не переставая орать, пока не раздался удар. Артур сорвался и рухнул на пол. Тут же стало тихо. Еще только один влажный хлюп – и тишина.

Я сидела, наверное, минут пять в неподвижности, с дрожащими руками, не замечая, что бритва по-прежнему у меня в пальцах. Все произошло так быстро. Я бросила лезвие и посмотрела на Таню. В голове не было ни одно мысли, кроме стремления вырваться отсюда любой ценой. Повсюду был запах свежей крови. Горько сладкий, непередаваемый запах умирающего человека.

Я не думала, что все произойдет вот так. Или что я вообще на такое способна. Но факт есть факт.

Наверное, Таня еще жива, надо срочно звонить в милицию. Надо что-то делать, что-то делать, не сидеть.

На четвереньках я подползла к своей одежде и стала искать телефон. Артур не обыскал меня, иначе бы нашел и трубку и визитку Морозова. Впрочем, это уже не имеет значения. Я набирала номер долго, лет сто, тыча в кнопки дрожащими пальцами. Наконец мне удалось. Морозов кричал в трубку что-то, но я не понимала. В конце концов, мне удалось назвать адрес и примерное местоположение гаража.

Дальше было что-то сумбурное. Я встала, попыталась узнать, жива Таня или нет, но не смогла ничего определить. Потом я выглянула в коридор, посмотреть, где Артур. Он лежал, раскинув руки, весь в крови, под лестницей, а вокруг его головы было огромное черно-красное пятно, на поверхности которого отражался свет лампочки. Словно от зеркала.

Артур не смог бы спастись. Он потерял сознание, не добравшись до верха, упал и потерял сознание. Находясь в обмороке, он и умер от кровопотери. Я нанесла ему смертельное ранение.

Дальше у меня в памяти следует черная дыра. Все очень смутно и нереально, поэтому не стоит об этом говорить.


предыдущая глава | Приход ночи | Глава тридцатая