home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава двадцать восьмая

Я дважды проверила, что металлический засов стоит в нужном положении. Так, кажется, пока я в безопасности. Теперь можно подумать, решить, что делать дальше. Я оказалась в двусмысленном, весьма шатком положении. С одной стороны, я скрыла от следователя, который действительно хотел мне помочь, важные факты, а с другой, продолжала строить нелепые иллюзии. Не лучше ли было положиться на Морозова и рассказать ему все до конца? И что бы произошло? Подробности моих отношений с Артуром никак не помогут установить его местонахождение. Может быть, когда моего маньяка арестуют, все это и понадобится, но не сейчас. На повестке дня моя собственная жизнь. Если Артур скрылся, то ему уже нечего терять, он не глуп и поймет, что на него началась охота, которая рано или поздно закончится его поимкой. Он вырезал Лене глаза, но неизвестно, на что при этом рассчитывал. Милиция, так или иначе, установила бы, чьих рук это дело. Сейчас у Артура вряд ли нашлось бы алиби. Понимая это, он сбежал. Но куда? Где может скрываться? Если бы я знала больше о его прошлой жизни, то было бы все по-другому. Его прежние друзья, глубокие и не очень контакты, убежища. Убежища? Если Артур скрылся, то, скорее всего, там, где держал меня; для него это пока самое безопасное место. Но ведь надо куда-то спрятать машину! Тоже есть выход: закатить ее в лес и замаскировать, либо то место, где он скрывается, как раз и есть гараж. Гараж… У гаражей бывают подвалы, ямы, где хозяева хранят разное барахло и припасы на зиму, например, картошку. Я попыталась вспомнить, замечала ли, что в подвале пахнет картошкой? Нет, похоже, этого не было. Сырость, сквозняк, да, но не было запаха земли. Впрочем, это ни о чем не говорит. Версия с гаражом не такая уж и плохая. Допустим, он использовал гараж, где стояла машина Лены, но это не подходит, потому что Морозов наверняка проверил сначала его. Артур не будет так рисковать – я уверена.

Я села перед телевизором, ощущая странное, фантастическое спокойствие. Мои руки были холодными. Я знала, что что-то должно произойти. Словно задумала самоубийство и заканчиваю все свои дела. Твердыми пальцами взяла сигарету, поднесла к ней зажигалку. «Внутреннее зрение» было ярким, я видела все точно сквозь чисто вымытое стекло. Может быть, это какой-то знак. Мозг, до сих пор следовавший своей собственной логике, решил мне помочь, но пока я не осознавала, в чем эта помощь состоит. Я включила телевизор без звука и стала гулять с канала на канал. Мне было спокойно, хотя это явная иллюзия. Я чего-то ждала, а чего – не имела представления. В глубине моей головы начало что-то прорастать. Сначала из тьмы показалось нечто неопределенное, потом оно превратилось в крошечное деревце, которое стало быстро тянуться вверх. Оно выставило ветви в разные стороны, и я чувствовала, как растягивается эта невидимая плоть. Болевые импульсы, точно разряды молний под грозовыми тучами, пронзали мне голову. Дерево, возникшее из тьмы, прорывало завесу из забытья, оно выталкивало наружу воспоминания о том времени, когда я была в плену. Кажется, я отключилась. Я мчалась по волнам этих отживших, но еще страшных образов. Мой похититель чуть не заставил меня умереть голодной смертью. Теперь я знаю, как это случилось: он хотел, чтобы я умерла, но спохватился в последний момент. Ему пришлось вернуться и начать меня спасать. Планы изменились. Простая смерть жертвы, пуская такая долгая и мучительная, была убийце не нужна. Лучше навсегда изменить жизнь своей куклы, сделать ее невыносимой. И наблюдать. Это гораздо интереснее, чем просто убить. Надо посмотреть за тем, что с ней будет происходить, какие чувства кукла будет испытывать. Гораздо больше удовольствия доставляет видеть унижение жертвы, чем ее смерть. Унижение как расплата за холодность, за отвергнутую любовь, за высокомерие по отношению к тому, кто жить не может без нее. Артур был рядом со мной. Писал эти записки, меняя почерк, мыл, кормил с ложки кашей, показывал мне эти фильмы, чтобы я навсегда запомнила, какие на свете существуют цвета и формы. Я больше никогда не увижу их по-настоящему. Артур добился своей цели.

Я прозревала. Я теперь не просто видела, как говорил бомж. Я становилась ясновидящей. Мой взгляд шарил в пустоте в поисках Артура, я настраивалась на волну его мыслей и желаний. Между нами установилась нерушимая связь, и ему это известно. Сейчас мне был нужен только он. Я мысленно звала его откликнуться. Мой единственный способ завершить этот конфликт – встретиться с ним лицом к лицу.

Я вспоминала те дни в подвале. Свои мольбы, крики, слезы, чувство ужаса, которое покидало меня редко, пожалуй, только во время частых обмороков.

Раздался звонок. Я взяла трубку.

– Алло, Люд?

– Таня? Привет.

– Я еду домой. Скоро буду.

– Как это? Ты же…

– Не могу я там, когда у тебя такое происходит. Я отпросилась. Что-нибудь еще произошло?

– Да. Лена умерла.

– Какая Лена?

– Подруга Артура.

Таня помолчала, потом выругалась. Она потребовала, чтобы я все рассказала. Я выложила все, что смогла вспомнить, чем повергла Таню в шоковое состояние.

– Так, значит, это он!? Подонок! И как же это ты…

– Да, я с ним встречалась – и у тебя дома!

– Не кричи!

– Ты сама хороша. Он ходил к тебе домой, словно на прогулку, а ты и ухом не повела!

– Откуда же я знала?

– Вот и я тоже…

– Я с ума сойду скоро… Значит, это ублюдок бегает где-то на свободе и его поймать не могут? Он будет охотиться за тобой?

– Не имею понятия.

Я чувствовала, что близка к тому, чтобы увидеть. Это нельзя было передать словами. Будто бы я подъезжала к повороту, за которым вот-вот должна открыть панорама места, к которому я и стремлюсь из всех сил.

– Ладно, разберемся. Я приеду, тогда и поговорим обо всем.

– Когда ты будешь?

– Примерно через час-полтора.

– Хорошо.

Мы разъединились. Я снова взяла в руки пульт и стала бегать по каналам. Я ждала озарения и, наконец, его получила, хотя и не совсем то, которое ждала. Лобную часть мозга мне словно сплюснули, а потом возникло ощущение, что в центр лба медленно ввинчивают длинное толстое сверло. Я схватилась за голову и издала протяжный стон. Боль была чудовищной. Я увидела взрыв из мириад желтых огней, после чего словно превратилась в кинокамеру, которой снимали мрачное помещение величиной пять на семь шагов. Пол был кирпичным, таким же, как стены. Это было странно. Я никогда подобного не видела. Комнату освещал ручной фонарик. Его луч прыгал из угла в угол, словно что-то искал. Изображение передо мной покачивалось, металось из стороны в сторону, отчего я чувствовала головокружение. Наконец я поняла, что вижу чьими-то глазами. И знала даже, кому они принадлежат. Артуру.

«Дерьмовые крысы», – произнес он. Этот звук разнесся у меня в ушах. Я закричала, потому что он усилил мою боль.

Луч фонарика погас, я видела темноту и контуры другого помещения. Артур шел куда-то. Он находился под землей, я точно знала. Более того, это и есть место, где он держал меня и где убил Лену. Вот небольшой предбанник, из стены торчит кран, из которого капает в желоб вода. Я знала этот звук, помнила. Я слышала его сидя на стуле перед кирпичной стеной, но эта комната дальше. Артур идет туда. Там стоит стул, пустой, тоже мне отлично знакомый. Высокий, полуметаллический крепкий. С подлокотника и ножек свисают остатки скотча. Волосы у меня на голове зашевелились, и в этот момент я погрузилась в воспоминания Артура. Ощущение было такое, словно меня швырнули в яму с нечистотами. Образы были хаотичными, они наскакивали друг на друга, но, в конце концов, я начала разбирать их логику. Передо мной были изувеченные женские тела, расчлененные полусожженные, с вырезанными глазами, иссеченными грудями, залитые кровью. С некоторых лоскутами снимали кожу, других распиливали на части живьем, вынимали внутренности, которые потом скармливали бродячим псам на городских окраинах; потом тела засовывали по частям в большие мешки из-под мусора. Я видела руки Артура, вымазанные в крови. То он тащит мешок, то отделяет ногу от туловища, то онанирует на отрезанную голову. Я завизжала от ужаса, потому что, подключившись к этим воспоминаниям, уловила его оргазм. Я не поняла, сколько их было всего, но знала точно, что он убивал их там, где держал меня, а закапывал в комнате с кирпичным полом. Он разбирал кирпичи, когда требовалось, бросал в глубокую яму мешки с останками, и засыпал известью; сверху клал толстые доски, закрывал песком и только потом возвращал кирпичи на место. Я была права. Артур занимался этим давно. Он умел скрывать следы и обладал железной выдержкой, чтобы вести две разных жизни, почти не связанные друг с другом.

Я поняла, что падаю, и успела схватиться за край кресла. Я закусила губы, чтобы не кричать, хотя вопль так и рвался из меня. Казалось, моя голова должна разорвать от такого давления и наплыва чужих эмоций. Я была в его шкуре, я испытывала то же, что испытывает он, мой палач и любовник. Но разве я не хотела этого? Последнее, что я помню перед тем, как потерять сознание, это воспоминания о себе самой. Артур одевается в синий рабочий комбинезон, натягивает на голову черную шапочку с прорезями для глаз и входит в комнату. Он помнит, что со мной ни в коем случае нельзя разговаривать. Это железное правило. Несколько раз он хотел нарушить обещание, данное самому себе, но не решился.

Я видела себя, как, должно быть, видел и тот бродяга возле метро. Голая связанная женщина на стуле. Ничего эротичного, все предельно ясно, обнажено и жестоко.

Артур подходит ко мне со спины, испытывая огромное желание вонзить мне в голову скальпель, который держит в руке. Ты должна почувствовать, что значит испытать унижение, думает он. Я мог дать тебе все, но ты не захотела…

Так, слыша его мысли, я провалилась в пустоту.


Глава двадцать седьмая | Приход ночи | cледующая глава