home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



1

– Алло?

– Добрый день. Это Лена говорит.

– Лена?

Я и правда не поняла сначала, кто это. Когда зазвонил телефон, я была в ванной и услышала не сразу. Вытерев руки, я побежала и схватила трубку, думая только об одном: хотя бы это оказался Артур.

– Ну, Лена. Артур дал мне ваш телефон. Сказал, что можно позвонить.

Вот так история. Значит, Лена узнала, что там было между нами! Я от злости не могла и слова вымолвить, пока меня не окликнули. Зачем он рассказал?

– Я здесь, – сказала я.

– У меня есть немного времени, я хотела бы к вам зайти. Вы не против?

– Ко мне?

– Ну, если нельзя… Просто… Поговорить хотелось.

– О чем же?

– Ну, эта история. Извините, если лезу не в свое дело, я, наверное, зря позвонила.

Только тут я заметила, что у нее какой-то странный голос. Словно она плакала, но справилась с этим, хотя и не до конца.

– Ну почему же? Можно и поговорить…

Лена не похожа на женщину, которая собирается закатить сцену по поводу того, что Артур ей изменил. Может, у нее действительно проблемы? Ну а чем могу помочь я? Впрочем, если дело касается Артура, то, вполне возможно, Лена обратилась ко мне не зря.

Впрочем, кто знает.

– Когда к вам можно зайти?

– Через полчаса. Вы где?

– В центре.

Я назвала адрес, думая, что Тане это не понравится. Все больше людей узнает о нашем замкнутом мире, все больше их стремится сюда. И причины для того, чтобы нарушить границу, у них вроде бы логичные, не вызывающие особенных нареканий. Странно. Вот так и рушится, исподволь, твоя жизнь.

– Я буду минут через тридцать, если в пробку не попаду.

– Вы на машине?

– Да.

Я замолчала.

– Люда? Может, мы на «ты» перейдем?

– Пожалуй, перейдем.

– Я могу что-нибудь взять. Например, вино.

– Нет, спасибо, не нужно. Я, наверное, не сумею говорить долго: домашние дела…

– Я понимаю. Извините, я ненадолго. Артур сказал, чтобы вам нужно дать знать, когда…

– Да, позвоните предварительно, когда зайдете в подъезд.

Мне казалось, я сплю. Пришлось себя ущипнуть за предплечье. Чувство, что все происходит не на самом деле, не прошло.

Возникла пауза. Лена дышала в трубку, как может только человек с заложенным носом. Ее дыхание было хорошо различимо на фоне городского шума, воя автосигнализации и грохота, производимого маршрутными «Икарусами» и «Мерседесами»

– Значит, договорились, – сказала Лена.

– Да, – ответила я. Вернула трубку на телефон.

Этот звонок меня растревожил, и я не находила себе места. Мне бы понадобилось мое «внутреннее зрение», но я понятия не имела, появится оно или нет. Я хотела увидеть Лену, понять, что это за женщина, что ее связывает с человеком, мысли о котором занимают все больше места в моем сознании.

Мысли перепутались. Я не чувствовала никакой уверенности в себе и не знала, что надеть к приходу гостьи. В конце концов, выбрала что-то, по моему мнению, простое и удобное: джинсы и джемпер с воротником. Где-то на шее у меня сохранился засос, и я не хотела, чтобы Лена его заметила.

Она позвонила примерно через полчаса, сказав, что ее машина у подъезда. Я ответила, что жду.

Открыв внутреннюю дверь, я стала слушать, что происходит в подъезде. Лифт спустился с последнего этажа, потом была пауза, потом кабина побежала вверх. У меня от волнения пересохло во рту. Это Лена. Непонятно, почему мне так не терпится с ней поговорить. Я приняла ее условия сдавшись без боя – и мне самой не нравилась моя мягкость. Даже угодливость. Хочется надеяться, что дело просто в любопытстве, стремлении узнать нечто большее о человеке… который мне нравится.

Пока эта мысль меня страшила. Я не могла сказать, что влюбилась, хотя это слово маячило где-то на заднем плане.

Двери лифта грохнули на весь подъезд. Зацокали каблуки, я вздрогнула. Лена остановилась, осматриваясь, а я нащупала металлический засов на внешней двери. Женщина услышала этот звук, и зашагала в сторону Таниной квартиры.

– Проходите. То есть, проходи… – Я отступила в сторону.

От Лены пахло терпкими духами, которые сразу заполнили всю квартиру. Я сдержалась, чтобы не поморщиться.

– Добрый день.

Она ступила в прихожую. Мне представлялось, что Лена – высокая, уверенная в себе женщина, летом носящая короткие юбки и курящая длинные дорогие сигареты. Мог ли Артур связать именно с такой? Вполне, почему нет! Лена вошла и сняла с головы капюшон куртки – я услышала этот звук, от которого почему-то стала кружиться голова и темнота перед глазами разбавляться серым. Симптомы были знакомыми. Сейчас включится мой «мозговой глаз».

Я провела рукой у себя по волосам, надеясь, что там все в порядке.

– Я тебя не отвлекла? – спросила Лена.

– Нет.

Мне стало ясно: она не высокая и длинноногая, а скорее похожа на меня. Сапоги, конечно, делали ее выше, но источник голоса находился рядом с моей головой.

Мы помолчали. Я, в основном, из-за того, что прислушивалась к тому, что делается у меня внутри, а она от неловкости. Рывком я закрыла дверь, чувствуя на себе взгляд гостьи. Так смотрят на нечто никогда раньше не виденное.

Я вспотела, хотя в квартире не было жарко. Сказала Лене, что она может раздеться и пройти в комнату. Она так и сделала, а я пошла на кухню налить нам чаю. Лена сидела и наблюдала за мной украдкой, испытывая, по меньшей мере, шок от того, как я ориентируюсь в пространстве. Поставив поднос с чашками на стол и тарелку с печеньем, я села напротив гостьи.

– Артур не давал мне твой телефон.

Я кивнула. Естественно, не давал.

– Я нашла его номер у него в трубке. Там было твое имя.

– Сразу догадалась, что это я?

– В общем. Я хотела узнать, как ты живешь… ведь все-таки это такая странная история, ну, ужасная история… Я соболезную.

– Это точно.

Захотелось курить. Я вынула пачку из джинсов.

– Ты куришь?

– Нет, – сказала Лена.

Я и так уже поняла. Она сидела и смотрела на меня. Потом, спохватившись, приступила к чаю. Ложка забрякала о край чашки.

Серая муть «перед глазами» стала ярче. Вот-вот я снова увижу комнату.

– Значит, ты была с ним в тот вечер, когда я пропала?

– Была. Это была третья неделя… ну, когда мы стали встречаться постоянно. – Лена прокашлялась. – Потом Артура допрашивали. Три раза. Зачем три, когда…

– И вы подтверждали постоянно?

– Я тоже трижды давал показания. Не понимаю, для чего это надо.

– Правила.

– Да…

– И что у вас теперь? Живете вместе?

– Нет…

Я только сейчас закурила, подумав, что зря пригласила ее. Чего хотела добиться? Что узнать?

– А что делаете? – спросила я.

– Месяца четыре назад мы жили постоянно у него дома. Сейчас я только приезжаю к нему. Артур занят.

– А чем ты занимаешься?

– В страховой фирме работаю, у отца.

– Артур не знает, что ты пришла сюда?

– Нет. Мне не надо сидеть в офисе постоянно, я могу отлучаться.

– Ясно. О чем же ты хотела говорить?

– Мне думалось, что он с кем-то стал встречаться помимо меня, – сказала Лена.

– Разве этого не было в течение года?

– Нет, конечно. Артур верный.

Какая она наивная, с ума сойти!

– И ты подумала, что это я?

– Ну, честно говоря… – Ее смех был фальшивым. Мне показалось, она боится. У нее, конечно, есть на то причины. – Честно говоря… ты единственная, до с кем я могу поговорить.

– То есть?

– Твой номер в его телефоне – единственный мне известный и ты единственный человек, с которым я могу связать свою гипотезу.

А она врет, подумала я. С самого начала. Может, вовсе не понимает, зачем пришла. Поэтому и врет на ходу.

– Так что за гипотеза-то?

– То, что Артур… завел кого-то еще.

– Лен, я не могу это обсуждать. Ты знаешь, что он был здесь… Мы посидели и поговорили и том о сем. Я не та, о ком ты думаешь.

– То есть, вы встречались один раз?

– Один. С тех пор, как меня похитили.

«Включение» произошло быстро – после слабой вспышки передо мной появилась комната и моя гостья. Я сумела совладать с собой. Я не подпрыгнула на месте, не схватилась за сердце и не закричала. Третий «сеанс» был уже делом обычным.

Задело и потрясло меня не это. Я словно посмотрела в зеркало. Лена сидела в двух шагах передо мной и держала в обеих руках чашку с чаем, локти лежали на плотно сведенных ногах. В ее светлых глазах я увидела свое отражение и поняла, что Лена видит во мне не просто экспонат из музея, а почти полную свою копию. За исключением того, что ее волосы были заплетены в две длинные косы, Лена во всем походила на меня. Тоже светло-русая, тоже белокожая, невысокого роста, а главное – лицо. Эта схожесть меня потрясла.

Я взяла чашку с чаем и едва не уронила. Лена проследила за моими руками. Я напомнила себе, что должна разыгрывать слепую, и тут же почувствовала сильную головную боль. Она опоясала весь череп, но сильнее всего была во лбу. Точно невидимая диадема.

– Вы должны вместе с Артуром решать свои проблемы, – сказала я, охрипнув.

Ну пусть она перестанет так на меня смотреть! Чашку затряслась у меня в руке.

– Извини. Я не настаивала, что это ты… Просто… Короче, я хотела на тебя посмотреть.

Она поджала губы. Неужели мы думаем об одном и том же?.. Ну пусть скажет…

– И что ты можешь сказать?

– Не знаю.

– Я ведь не стала чудовищем? Хотя мы не виделись до сего момента.

– Ты не чудовище. – Лена улыбнулась. Улыбка была моей.

Лучше бы я ничего этого не видела!

Я думала об Артуре и его пристрастиях. Он любил меня, или думает, что любил. Он встретил Лену, когда понял, что ему ничего со мной не светит. Это логично. Ему понадобилось время, чтобы найти. Либо их встреча в книжном магазине была чистой случайностью.

Мы тоже повстречались в книжном. Наверное, в одном.

Я ощутила резкий взрыв боли в районе лба. Лена поставила чашку на поднос. Интересно, что она почувствовала в тот момент, когда вошла в прихожую.

– Лена, скажи правду: вы часто спите?

– В общем, да.

– Ты любишь его?

– Не знаю. Да, скорее всего. Первые чувства схлынули, но, думаю, люблю. Почему ты спрашиваешь?

– А он тебе рассказывал о том, что испытывал кое-что и ко мне?

– Нет. То есть, намекал. Он честный человек.

– Вот как?

Лена в замешательстве поерзала на кресле. Ну не могла же я впрямую спросить ее, не рассказывал ли он о том, чем мы с ним занимались прямо тут на ковре? Я оглядела ее с ног до головы. Красивый бордовый свитер крупной вязки с воротником под горло, свернутым вдвое. Длинные рукава, края манжетов достигают второй фаланги больших пальцев. Лена упакована наглухо. На дворе зима. Но разве я оделась с учетом того, что на улице холодно? Артур не скрывал, что бывает груб с ней – потому что якобы она так попросила. Я просила – это мне доподлинно известно. Но так ли в случае с Леной?

Зачем она сюда пришла? Словно уловив мой вопрос, она поглядела на часы. По моим подсчетам, мы говорим уже минут двадцать.

Внезапно я сообразила, что не хочу, чтобы она уходила. Надо срочно что-то придумать. Сосредоточиться было трудно: головная боль вгрызалась мне в череп.

– Значит, Артур говорил, что любит меня?

– Да. Примерно так это звучало.

– Хорошо. А он не рассказывал, что я его на расстоянии все время держала?

– Рассказывал.

– Интересно. Лена, или ты что-то не договариваешь, или Артур… в общем, все наврал.

– Он честный, – повторила она.

Я попробовала представить себе ее жизнь. Отец – бизнесмен, владелец страховой фирмы, насколько я поняла. Семья богатая, Лена даже не обязана постоянно находиться в той конторе, где занимает какую-то должность. Что из этого следует? Что угодно, только… Я никак не могла ухватить эту мысль?

– Но вы же пришли сюда проверить, не я ли новая любовница Артура?

– Пришла…

Лена опустила голову.

– Значит, я не она.

– Извините.

– Перестаньте.

Лена подняла глаза.

– Ты ведешь себя так, словно в чем-то виновата. Ты, наверное, чувствуешь себя не в своей тарелке рядом со мной? Дескать, ты здорова, а я нет? Не забивай голову чушью. Мне прекрасно известно, что я и кто я. Не стесняйся. Ты смотришь на меня, словно видишь мадагаскарского слонопотама.

– Откуда ты знаешь, как я смотрю?

– Я чувствую. Интуиция, слух и обоняние заменяют мне зрение. Не знала? Да и потом – я бы делала то же самое.

Теперь, кажется, все ясно. Лена совсем не похожа на человека, выросшего в обеспеченной среде или жившего в ней какое-то время. В ней нет ничего от людей, подобных ее отцу. Передо мной сидела запуганная школьница, боящаяся в одинаковой степени и родителей и учителей. Такие ходят по стенке и возвращаются домой окольными путями, чтобы не встречаться с одноклассниками вне школьных стен. Лена была серой мышкой, привыкшей подчиняться. Нет никакой уверенной в себе бизнес-леди, есть только это существо, похожее на меня как близнец, и толком не умеющее врать. Возможно, я мыслила стереотипно, но в моих выводах было не все так уж субъективно. Достаточно внимательно посмотреть на эту насмерть перепуганную блондинку.

Насмерть перепуганную…

Мне стало ее жаль. Она чего-то боялась, и нервы у нее были не в порядке. Вот, оказывается, каково это, иметь с Артуром близкие отношения и жертвовать чем-то ради него! Но разве я такая? Если я позволю когда-нибудь… Я уже позволила ему больше, чем следовало. Не просто секс, о котором раньше и подумать не могла, но жестокость. Надо быть честной, хорошо: у меня были причины просить его поступить со мной так; я не могу жаловаться. Но есть ли эти причины у Лены? Что ее заставляет подставлять свое тело под тот бич, который Артур не выпускает из рук, пока не доведет тебя до изнеможения.

Я думала о власти. Мне хотелось подчиняться, ему хотелось проявить власть. Тут мы действовали сообща. Это лейтмотив нашей вчерашней встречи с Артуром. Он пришел с этими мыслями и смог настроить меня на них. Он всегда этого хотел. В результате все тело у меня в синяках и кровоподтеках – я успела обследовать себя при помощи большого зеркала в ванной и знала все. В результате – полный сумбур в голове, к которому исподволь добавляется иррациональная ревность по отношению к Лене.

Наше сходство неслучайно. Все это части одной картины. И даже то, что его любовница… напоминает грушу для биться.

Наверное, я не все знаю. В моей голове пронеслись отвратительные картины насилия, выходящего за рамки жесткого секса, насилия, ставшего продолжением стремления испытывать и доставлять боль во время близости. Тычки под ребра, аккуратные, чтобы не повредить внутренних органов. Царапины, ссадины, следы от сигаретных ожогов на спине и ягодицах. Что скрывается у Лены за этим красивым бордовым свитером?

Меня стало тошнить.

Лена сидела и молчала. Я почувствовала, что больше не могу этого выносить, и спросила:

– Зачем ты все-таки пришла? По-настоящему?

Она выпрямила спину, посмотрев на меня почти с вызовом, словно я уличила ее во лжи, однако тут же потухла. Эта кратковременная вспышка еще раз доказала мне, что я права. Ее что-то гнетет, и этот груз она несет на себе давно.

– Понимаешь, иногда у меня чувство, что я свихнулась. Что я себе отчета не отдаю в том, что делаю изо дня в день, – заговорила Лена шепотом. – Я постоянно думаю о нем, на работе, дома, в машине, когда в пробке стою, под душем. Везде! Мне иногда кажется, что я задыхаюсь, не могу вдохнуть воздуха, словно грудь чем-то стягивает. – Я поняла, что сейчас она начнет реветь. Как же все предсказуемо. Почему-то мне было ее не жалко – уже нет. – Мы жили вместе и каждый день занимались сексом. Долго, а в выходные и того дольше. Я очень уставала, но была счастлива, и мне ничего было не нужно. А потом Артур сказал, что нам надо пожить в разных местах, пусть я вернусь на время к себе, а он останется дома.

– Что же он сказал?

– Что мы можем друг другу надоесть, – всхлипнула Лена. – Я думала, что он пошутил.

– Он не шутил, – поддакнула я.

У моей гостьи не было платка, она вытирала слезы руками. Лена использовала совсем немного косметики. Как я.

– Теперь мы живем по отдельности. Словно недавно стали встречаться и не жили почти полгода вместе… Странно, да?

Я усмехнулась. Мне хотелось сделать ей больно.

– Наверное, действительно ты ему надоела.

– Нет! – сказала она, глотая слезы.

– Тогда хочет сохранить ваши отношения.

– Не знаю…

– Успокойся. Слезами-то горю не поможешь!

– Я знаю, что уже…

– Неинтересна? Не верю.

– Почему?

Округлое личико Лены сейчас более, чем раньше, делало ее похожей на школьницу.

– Артур бы наверняка порвал с тобой сразу. Я его немножко знаю.

– Тогда в чем дело? – Нет, я по-прежнему не верила ей. Лена лгала не сознательно, скорее, по привычке, той самой, когда человек вынужден скрывать что-то от других и потом перестает осознавать свои действия. Он не способен отличить спасительный вымысел от правды.

– Возможно, ему надо, чтобы тебе было больно, – сказала я.

Долгий взгляд человека, не понимающего, шутят с ним или нет. Я не шутила.

– Ладно, я пойду. Извини, что отняла время и пришла со своими бреднями. Сама ненавижу, когда мне плачутся в жилетку. Можно умыться?

Я кивнула, сказав, что в ванной она найдет все, что надо. Теперь придется объяснить Тане, почему квартира провоняла духами. Пусть уйдет побыстрее, подумала я. Мои силы на исходе.

Похоже, я попала в цель. Лена прекрасно знает, почему Артур отдалился от нее, и ведет себя как собственник, нет, даже неверное слово. Как садист. Мало того, что в его понимании настоящий секс похож на боксерский поединок, так он еще психологически давит на нее. Заставляет чувствовать свою ненужность, приближает и снова отталкивает. Так Артур и привязал Лену к себе, сомнений нет.

Она плакалась мне в жилетку.

А что если все гораздо сложнее? Артур мог сам подослать ее сюда. Но какой смысл?

Это может быть чертовски хорошей игрой!

Нет, паранойя мне ни к чему. Я и так весь последний год далеко от того, что называют «адекватным состоянием». Я не прибегала к психологической помощи и не знаю, чем самостоятельная борьба с комплексами и ужасом может для меня обернуться. Например, скрытым накоплением негатива, который рано или поздно вырвется наружу в виде ядерного взрыва настоящего безумия. Меня запрут под замок и оставят там до конца моих дней.

Паранойя! Никаких потайных доньев здесь нет. Она слишком проста, а лжет потому, что не так и не понимает до конца, для чего ей понадобилась эта встреча со мной. Сейчас она уйдет. Я не хочу ее задерживать. Мое настроение меняется слишком быстро – я уже знаю, что это плохой признак.

Лена вернулась, а я тем временем стояла возле кухни, опираясь плечом на стену. Гостья начала одеваться и шмыгала носом.

– Скажешь Артуру, что была тут?

– Нет.

– А если он случайно узнает?

– Не должен, он на работе.

Мы разговаривали словно давние подружки.

– Звони, если что. Хотя не знаю, о чем нам говорить. Мы живем на разных планетах. Они слишком далеко.

Лена кивнула. С таким обреченным видом, что у меня сжалось сердце. Наверное, у нее никогда не было близких друзей и подруг, и она уже с этим смирилась. Так, как кивнула сейчас: я все понимаю и ни на что не претендую. Опять я должна кого-то жалеть! Невыносимо! Меня-то кто жалеть будет?

Надев куртку, Лена засунула руки в карманы. Мы чего-то ждали, обе. Наконец гостья вынула визитку и протянула мне. Вложила в руку – я дала ей это сделать.

– Может, это и не понадобится, но позвони, если захочешь. Не знаю… А вдруг? – Она посмотрела на меня большими прозрачными глазами, в которых еще были слезы, не подозревая, что я ее вижу. Улыбнулась. – Вдруг понадобится?

– Да, скажу Тане, чтобы она мне прочитала номер. Выучу наизусть.

Лена покраснела и засобиралась выходить. Я закрыла за ней внешнюю дверь, потом внутреннюю и только тогда поглядела, что же там написано в карточке.

«Елена Алексеевна Гладкова, исполнительный директор. Страховой дом «Лотос». И телефоны. Домашний и сотовый, а также адрес электронной почты.


Часть III. Яма | Приход ночи | cледующая глава