home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 12

Вера свернула к бензоколонке, но немного не успела, оказавшись позади двух машин. Темно-синяя «Лада» спереди ни с того ни с сего затормозила, не доехав до колонки. Вторая машина тоже встала, ее водитель начал ругаться на чем свет стоит и махать рукой.

Вера вытянула голову, потом высунулась из окошка своей «Оки». Ей был виден зазор, в который ее машинка проскользнет без труда. Время дорого, ждать этих обормотов она не собирается.

Вера надавила на газ, обогнула конкурентов и очутилась впереди синей «Лады», рядом с единственной работающей колонкой. Сзади раздался разъяренный вопль.

– Потерпите, мальчики, – произнесла Вера. – Ничего с вами не будет.

Заревели клаксоны, но Вера только усмехнулась. Черта с два они заставят ее отступить, когда на кон поставлены такие важные вещи. Может быть, сегодня решается судьба ее подруги… Вопрос жизни и смерти. Вера вышла из машины, нацепив темные очки на нос, и поглядела на водителя «Лады». У того отвисла нижняя губа, ни дать ни взять кусок розовой ветчины. Она улыбнулась, а водитель, словно испугавшись, спрятался в салоне.

Вера обернулась к человеку из обслуживающего персонала станции.

Ее улыбка смахивала на оскал.

Пока заполнялся бак, Вера расхаживала возле машины, игнорируя злые взгляды двух мужчин. В другой раз она обязательно прокомментировала бы их интерес, нашла способ поставить на место, но сейчас было не до того. Вера спешила к подруге, мучаясь от нехорошего предчувствия. Мысли ее были совершенно в другом месте.

Заверения Ольги в том, что все нормально и ничего не случилось, звучали неубедительно. Этот разговор навевал еще большую тревогу.

Что-то там происходило, очень нехорошее, и Вера посчитала своим долгом вмешаться. Она привыкла доверять собственной интуиции, поэтому, приняв решение, не колебалась ни минуты. Ее просто взбесило, что пришлось останавливаться на заправке. Каждая минута промедления может сказаться на Ольге самым губительным образом.

Откуда ей знать? Интуиция. Где-то внутри у Веры сработал сигнал тревоги, который, по опыту известно, никогда не давал о себе знать по пустякам.

Со времени звонка прошло всего два часа, а Вера не находила себе места. Когда счастливая решительная мысль толкнулась в ее сознании, она быстро собралась и выбежала из дома. Пришлось бросить все дела, передав свои обязанности владельца магазина заместительнице. Меньше всего Веру интересовали сейчас вопросы бизнеса. По логике, если она приедет неожиданно, без предупреждения, Ольга не сумеет отвертеться и отгородиться неуклюжим враньем. Допроса с пристрастием ей не избежать – Вера знает, как действовать.

Она не любила ждать. Каждая минута, прошедшая впустую, поднимала уровень адреналина у нее в крови. В какой-то момент Вера метнула полный ярости взгляд на «коллегу»-автомобилиста, чья «Лада» стояла позади красной «Оки». Если он в тот момент имел несчастье разглядывать ее, ему пришлось бы несладко. Вера выплеснула бы на него все раздражение и неудовлетворенность, на языке у нее вертелось множество подходящих к такому случаю выражений и эпитетов. Но, на его удачу, мужчина игрался с сотовым, сосредоточенно нажимая на клавиши. Второй водитель сидел в машине, и его не было видно.

Наконец можно ехать.

Вера села в «Оку» и резко взяла с места. Красная машинка, заложив вираж и пролетев по подъездной дорожке, выскочила на пустынную трассу. Вера опустила козырек, защищающий от солнца. Вдаль уходила серая полоса асфальта, по обеим сторонам которой высился смешанный лес. Вера прибавила газу, стрелка спидометра приблизилась к отметке в семьдесят километров.

Она ощутила, как по спине бегают мурашки.

Рядом с ней что-то было. Образ черной тени, преследующей ее по пятам, появился сразу после того кошмара, о котором она рассказывала Ольге. Вера до сих пор помнила ужас, испытанный во сне, и то, какой крик вырвался у нее из глотки. Тут она и вскочила с кровати. Вера долго не могла определить, где находится. Было полное ощущение раздвоенности: в одном теле сосуществовали и девочка-подросток, и молодая женщина. Два сознания, два мировидения. Но один кошмар на двоих.

Капля пота поползла у Веры по виску, липкая, горячая. Она смахнула ее.

Проснувшись, Вера умылась ледяной водой, которая всегда помогала ей придти в норму, но хаос в голове прошел не сразу. Долго пришлось осознавать, что ничего по-настоящему не было. С Ольгой ничего не случилось, и весь ужас, который Вера наблюдала, был лишь в нереальном мире. Но правда ли это?

С тех пор Вера не единожды видела краем глаза рядом с собой эту самую тень. Что это такое? Своим сугубо практичным складом ума Вера не могла сделать однозначный вывод. Интуиция – это одно, но призраки, живые тени – просто детские сказки. Вера убедила себя, что ей все показалось.

Ладно, с тенями покончено, подумала она, собираясь в дорогу. Но оставалась Ольга и ее откровенное вранье. Что могло случиться, если она скрывает правду? Что подсказывала Вере интуиция? К сожалению, ничего определенного. Перед глазами словно туман. Призрачный сигнал тревоги все звучал и как будто стал усиливаться после отъезда с бензоколонки. Будь он доступен уху, то походил бы на отдаленный вой заводской сирены. Вера вдруг осознала, насколько нелогичным, выбивающимся из привычных стереотипов выглядит ее поступок. Раньше она ни разу не обсуждала сама с собой свои действия. Раньше на виду были все причины и следствия, а что она имеет теперь? Набор нереальных образов, кошмарный сон и не поддающийся определению страх. И это у нее, такой уверенной, в глазах партнеров и друзей, женщины, не замечающей преград? У нее, которая никогда не лезла за словом в карман и считала, что всегда права?

Не езди туда.

Вера сняла очки, провела рукой по глазам. Казалось, за ветровым стеклом застывшая трехмерная картинка дороги, что машина не движется, а стоит, приклеившись колесами к асфальту.

Не езди в город.

Машину слегка повело в сторону, в голове у Веры на миг появился высокий черный призрак. У него были светящиеся глаза.

Не езди, если хочешь жить.

Вера обливалась ледяным потом, несмотря на то, что в салоне стояла жара. Она оглянулась на заднее сиденье – ей показалось, что голос вещает оттуда.

– Да что же это такое? – произнесла Вера вслух.

У нее никогда в жизни не было галлюцинаций, к наркотикам она не прикасалась ни разу и не знала, что значит видеть и ощущать, то, чего нет в действительности. Но голос был, Вера улавливала его ухом, именно ухом, а не воображением. Значит, кто-то произносил эту фразу.

Черный призрак снова предстал перед ней, неопределенных очертаний масса с двумя мерцающими углями вместо глаз. Вера перестала видеть дорогу. Руки, сжимающие руль, ослабли.

Не езди – это мой приказ.

Вера застонала, что-то сдавливало ей голову, беззвучно смеясь, издеваясь. Та самая тень, которую она раньше видела только краем глаза, наконец, стала видна целиком.

Поворачивай назад!

Этот голос ударил ей в мозг, Вера дернулась назад. Ей хватило воли переключить передачу и надавить на тормоза. Сработал инстинкт самосохранения. Тормоза взвизгнули, «Оку» стало разворачивать вправо. В этот момент призрак исчез и Вера обрела контроль над собой. Красный металлический жук остановился. Машина очутилась у разделительной линии, перпендикулярно направлению движения. Если бы кто-то ехал позади нее, сейчас от «Оки» осталась бы куча стального хлама с куском окровавленного мяса внутри. Вера огляделась дикими, прозрачными от ужаса глазами, а потом стала разворачивать машинку, чтобы съехать к обочине.

Все это она проделывала в полубессознательном состоянии.

Притормозив у края кювета, «Ока» подняла облачко сухой пыли. Наступила тишина, в которой был слышен треск кузнечиков среди нагретой солнцем травы. Вера сидела, вцепившись одеревеневшими пальцами в рулевое колесо. До сих пор в ее голове блуждало эхо призрачного голоса, порождая множество более слабых отзвуков. Стрекотанье насекомых накладывалось на эту нереальную вибрацию, и Вера чувствовала, что ее разум начинает рассыпаться. Хватило одного мгновения, чтобы выбить почву у нее из-под ног. Вера видела себя со стороны – как сползает по крутому склону в густую тень.

Проснись, приди в себя.

Это был ее собственный, полный ужаса голос. Он взывал к ней из мглы, заволакивающей сознание. Руки Веры затряслись. Она моргнула. Из-под века скользнула слеза, побежала по скуле. Вера заплакала. У нее было единственное всепоглощающее желание – повернуть домой, забыть обо всем, а еще лучше – напиться, чтобы стереть эту мерзость из памяти. Но разве подчиниться чужому мнению безоговорочно не значит проиграть? Вера никогда не признавала чужих авторитетов и полагалась лишь на себя. Даже когда чувствовала, что не права, она не отступала перед обстоятельствами и предпочитала с боями прорываться сквозь вражескую оборону. Вся жизнь для нее – смертельная схватка.

Должна ли она повернуть назад сейчас и отбросить все принципы?

Вера всхлипнула. Она не могла вспомнить, когда плакала в последний раз, да еще так сильно и без видимых причин… Ничего себе – без видимых!

Мимо «Оки» промчалась маршрутная «Газель», везущая в город дюжину пассажиров. Вера проводила ее взглядом, ведя нешуточную борьбу за власть над собой. Усилия даром не пропали. Понемногу самообладание возвращалось.

Надо пораскинуть мозгами и снова все взвесить, обдумать… Что бы она ни фантазировала, с Ольгой ничего плохого случиться не может. Подруга живет своей собственной жизнью, явно не желая, чтобы кто-нибудь вмешивался в нее по любому поводу. С чего Вера вбила себе в голову, что там произошла беда? Чушь. Никаких призраков и никаких кошмаров наяву не существует. А то, что Вере мерещится всякая гадость – так это ее личные проблемы, которые никого больше не касаются. Тут можно посоветовать только одно: лечиться…

Вера улыбнулась спасительным мыслям. Они помогали заглушить голос совести, а это уже немало. С ними было удобно, комфортно, исчезала неопределенность. Что же до тревожных сигналов, рвущихся из подсознания, то они практически смолкли. Если вообще звучали.

Она утерла слезы тыльной стороной ладони, потом порылась в сумочке, достала салфетку, высморкалась. Другой промокнула глаза.

Решено, она поедет домой и оттуда позвонит Ольге опять. На этот раз Вера будет решительней и выжмет из нее все, до последней подробности. Пусть не думает, что можно так легко отделаться. Они же все-таки подруги, помогать друг другу – их прямой долг. Вера была вполне с этим согласна. Вот это как раз в ее духе: сначала получить как можно больше информации, составить план, а потом уже действовать. До сих пор она держит свое дело среди множества конкурентов не потому, что бросается очертя голову в любую авантюру. Во всем нужен трезвый расчет.

Вера развернула «Оку» и отправилась обратно в Каменск-Уральский. Ей вспомнился призрак. При его появлении она почти потеряла сознание и едва не выпустил руль. Можно все списать на солнечный удар и вызванную им галлюцинацию, но гипотеза малоубедительная. Даже в самую солнечную и знойную погоду Вера способна сидеть на пляже с непокрытой головой и не испытывать проблем. Сейчас же она в машине, под защитой слоя металла и пластика. Нет, причина не в этом. Солнечный удар – объяснение слишком легкое, избавляющее от необходимости думать. Значит, неверное.

Вера почувствовала, как все внутри нее протестует. На что она польстилась? На посулы покоя и безопасности?.. Выходит, сначала, предав себя, она смалодушничала, а потом наплевала и на свою лучшую подругу? И все из-за того, что «услышала» предупреждение?

Вера ударила по тормозам, машинка уткнулась носом в асфальт. Да сколько раз интуиция подсказывала ей верные решения и помогала избежать опасностей? Сосчитать невозможно. Ехать – ее обязанность, теперь – жизненная необходимость. Появление призрака является веским доказательством ее правоты: какая-то сила пробует помешать ей увидеться с Ольгой. Вот и вся суть. Теперь, что бы ни случилось, Вера доведет дело до конца.

Легко, сказать, конечно, но насколько опасной будет вторая попытка? Призрак может вернуться. Что он тогда сделает с ней?

Вдали ехал грузовик, скоро он нагонит ее, надо принимать решение.

Вера на мгновение зажмурилась, а потом, развернув машину, помчалась по старому маршруту. Через пятнадцать минут она поняла, что сигнал тревоги, который шел из ее подсознания, стал звучать громче. Теперь это была не заводская сирена, а позвякивание колокольчиков. Звук очень знакомый. Когда-то она слышала его, но где и при каких обстоятельствах, не могла припомнить.

Вера ощутила, как ее предплечья покрываются гусиной кожей. Температура внутри салона упала градусов на семь-десять в сравнении с воздухом снаружи. Этого нельзя было объяснить сквозняком. Одетая только в красную обтягивающую майку, Вера стала дрожать.



* * * | Комната, которой нет | * * *