home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 8

Солнце уже взошло. Удивительно. Господи Боже мой, сколько же часов он дрожал там, внизу?

Во всяком случае, солнце приятно согревало лицо, когда он вышел из дома вслед за Харри. Двое других шли сзади. Нагретые солнцем каменные плиты казались босоногому Грофилду райской травкой.

Все тот же внутренний дворик, карманные джунгли.

Грофилда вывели из подвала, протащили по лабиринту комнат, вытолкали через стеклянную дверь, и он очутился во дворике. Харри зашагал по мощеной сланцем дорожке к его центру.

Что же они собирались сделать? Убить его и закопать тело посреди двора?

Вздор. Он понадобился им, чтобы подсунуть полиции, обвинить в убийстве и заставить расплачиваться вместо Би Джи и его ребят.

И все же Грофилд мгновение поколебался, прежде чем последовал за Харри. И тут же в спину ему уперся ствол пистолета и раздался голос:

— Шагай, парень.

Он зашагал дальше.

И снова наступило короткое мгновение, когда не было видно ничего, кроме джунглей, когда дом перестал существовать, и мозг снова проникся повергающим в дрожь ощущением нереальности. Но вот он сделал еще шаг, и впереди открылась выложенная сланцем площадка со столом и стульями.

А еще — с Би Джи Данамато.

Вряд ли это мог быть кто-то другой. Высокий плотный мужчина в легком деловом костюме вальяжно восседал на одном из хрупких стульев, он попыхивал сигарой, будто выказывая презрение к штампам. Когда Грофилд приблизился, Данамато вытащил сигару изо рта и оглядел его, как работорговец, оценивающий вновь прибывший товар.

Грофилд остановился по другую сторону стола.

— Ли Джей Кобб, я полагаю? — спросил он.

— Данамато, — поправил Данамато. — Би Джи Данамато.

— Грофилд, — сказал Грофилд. — Эй Джи Грофилд.

— Садитесь. — Данамато махнул сигарой. Грофилд сел. — Мы будем завтракать?

Судя по косым лучам солнца, было часов девять утра.

— Забудьте о завтраке, — сказал ему Данамато. — Вы не заживетесь и даже не успеете почувствовать, что проголодались.

— Это уже лучше, — ответил Грофилд. — Вы уверены, что ваша подставка сработает?

Данамато посмотрел на него, насупив бровь.

— О чем это вы?

— Если вы передадите меня властям, — объяснил Грофилд, — то, быть может, мне удастся заронить в чей-нибудь разум сомнение. Но если вы сдадите меня мертвым, убитым при попытке к бегству, это и подавно заставит кое-кого задуматься. Данамато растерянно и раздраженно покачал головой.

— Сдать вас властям? Вы с ума сошли! Грофилд, в свою очередь, тоже насупил бровь.

— Так это не подставка?

С минуту они изучали друг друга, ни тот, ни другой ничего не понимал. Наконец Данамато хлопнул ладонью по столу и воскликнул:

— Ах, вон в чем дело! Вас подставили!

— Похоже на то, — сказал Грофилд, хотя теперь уже не был уверен в этом, — Это зависит от точки зрения, — ответил Данамато. — И кто же, по-вашему, обстряпал подставку?

— Вы, — заявил Грофилд. Данамато был:

а) удивлен и б) сердит.

— Что? И как же вы ухитритесь впутать сюда меня? Неужели вы думаете, я не знаю... что вы задумали?

— Харри — ваш человек.

— Разумеется, мой.

— Он ждал, пока появится козел отпущения, — заявил Грофилд. — То есть я.

— Для чего?

— Чтобы исполнить ваш приказ, — ответил Грофилд. — Убить вашу жену и пришить это дело мне, чтобы не возникало никаких неудобных вопросов. Данамато долго смотрел на него, лицо его при этом ничего не выражало. Потом он медленно покачал головой и, сдерживая ярость, выбросил сигару. Теперь ему пришлось наставить на Грофилда палец.

— Я хотел сначала побеседовать с вами, — сказал он. — Я хотел спросить, почему вы это сделали. Попытаться понять вас. Но вы меня удивляете.

— Я рад, — сказал Грофилд.

— Вы приходите сюда и травите безумные байки. Вы и впрямь спятили?

— Нет, — ответил Грофилд.

— Тогда зачем же вы норовите вывести меня из себя?

— Я и не знал, что делаю это.

— Я любил жену! — Данамато простер руки и поднял к небу злобный взгляд. — Белл! — крикнул он. Эхо замерло, а руки так и остались растопыренными. Данамато перевел взгляд на Грофилда и тихо добавил: — У всех супругов случаются недоразумения.

Грофилд уже ничего не понимал. Стал бы Данамато убеждать его в своей невиновности, кабы и впрямь был виновен? Какой в этом смысл?

— Ваша жена думала, что вы хотите убить ее. Это было недоразумение? — спросил он.

— Белл преувеличивала, — ответил Данамато. — Она вечно преувеличивала, такая уж уродилась. Из любой мелочи могла раздуть дело, достойное верховного суда.

— Она собиралась нанять меня телохранителем, — сказал Грофилд. — Телохранителем для сопровождения на людях, поскольку Харри недостаточно смазлив. — Шорох за спиной Грофилда наверняка означал, что Харри переминается с ноги на ногу и с ненавистью пялится на его, Грофилда, затылок. Остальные двое тоже стояли где-то там, сзади.

— Об этом я знаю, — сказал Данамато. — Вы на игле или еще на чем?

— Ни на чем, — ответил Грофилд.

— Покажите руки.

Грофилд протянул руки, почти голые, поскольку на нем была тенниска, и Данамато увидел, что следов иглы нет.

Он нахмурился.

— Вы вели себя как наркоман, — заявил он. — За обедом вы вытащили пистолет, Белл пришлось упрашивать вас, чтобы вы ее, упаси Бог, не застрелили.

— Я наставил на нее пистолет Харри, — подчеркнул Грофилд. — Харри тогда тыкал им мне в спину. Со мной плохо обошлись, и я разнервничался.

— Разнервничались.

— Ваша жена была со мной очень высокомерна, — объяснил Грофилд.

— Моя жена мертва, — подчеркнул Данамато.

— Совершенно верно, — отвечал Грофилд. — И вы знаете, что не убивали ее, и я знаю, что не убивал.

— Убили, убили, как же иначе.

— Ну сами подумайте, — возразил Грофилд. — Это совершенно бессмысленно. До вчерашнего дня я эту женщину ни разу не видел. Я собирался уехать сегодня утром и никогда больше не встречаться с ней. С чего бы мне убивать ее?

— Потому-то я и думаю, что вы наркоман, — сказал Данамато. — Позвольте посмотреть ваши ноги.

— Ноги у меня чистые, — заявил Грофилд. — А если и есть какие отметины на заднице, так они от пенициллина. Кончайте молоть глупости, Би Джи.

— Кто сказал вам, что вы можете обращаться ко мне по имени?

— А я не обращаюсь к вам по имени, я использую ваши инициалы. Вы ведь уже успели обшарить мой чемодан, так? Нашли в нем что-нибудь? Иголку, бандаж, хоть что-нибудь?

— А может, вы на ЛСД.

— Скорее уж вы, — возразил Грофилд. — У вас глюки.

Данамато откинулся на спинку стула и насупился. Кончики пальцев забарабанили по столу. Судя по тому, как шевелились его щеки, он покусывал их изнутри. Данамато следил за своими барабанящими пальцами, покусывал щеки и, похоже, шевелил мозгами...

Грофилд ждал, наблюдая за ним, и тоже шевелил мозгами... Данамато не гробил жену, это, вроде, было ясно. Неужели Харри убил ее на свой страх и риск, в надежде угодить хозяину, но теперь увидел, как хозяин воспринял это, и помалкивает себе? А может, ее все же убил один из этих четверых, кандидатуры которых Грофилд уже отклонил? Или один из слуг, решивший по какой-то причине убрать ее?

Мысли Данамато, похоже, текли по тому же руслу: в конце концов он сказал:

— Кто же это сделал, если не вы?

— Вы хотите сказать, если это не один из нас. Я или вы.

Данамато вспыхнул. Он подался вперед, сжал кулак и заорал:

— Я любил жену! Черт побери, я ведь уже сказал вам об этом. Иначе зачем, по-вашему, я прислал сюда Харри?

— А что он сам думает на этот счет? — спросил Грофилд. Этого Данамато не понял. Он прищурился на Грофилда и ответил:

— А?

Грофилд объяснил:

— Харри все время был при вашей жене. Она без умолку твердила ему, что вы будете счастливы, если увидите ее труп. Все денежные и иные затруднения тотчас разрешатся. Так что, вполне вероятно, спустя какое-то время Харри стал думать, что, возможно, она права, и вы действительно оцените его поступок, если он и впрямь...

Грофилд пригнулся и убрал голову из-под свинга Харри: ствол “кольта” попал ему в левое плечо. Он скатился со стула, перевернулся, задрыгал ногами и пинком швырнул стул в Харри, норовившему дотянуться до него, чтобы врезать еще раз. Данамато кричал: “Xарри, Харри”, но тот его не слышал, он был полон решимости достать Грофилда.

Грофилд еще раз перекатился на сланце, поднялся на колени и, схватив оказавшийся под рукой второй хрупкий на вид кованый стул, запустил им в Харри. Выиграв таким образом время, он поднырнул под занесенную для удара и сжимавшую “кольт” руку Харри и ребром ладони врезал ему снизу вверх между носом и верхней губой.

— А-а-а! — вскрикнул Харри; он отпрянул, из глаз его хлынули слезы, из носа — кровь. Он уронил пистолет на сланец. Грофилд уже нагибался, чтобы поднять оружие, когда услышал голос Данамато:

— Стоп!

Он так и замер в полусогнутом состоянии. Два других парня держали его на прицеле. Данамато успел вскочить, он простер руку вперед и, как выяснилось, кричал “стоп” не Грофилду, а тем двоим.

Закрыв лицо руками, Харри отступил еще на шаг, споткнулся и тяжело рухнул на сланец. Из глотки его вырывался какой-то причудливый визгливый вой.

Продолжая стоять, Данамато уперся ладонями в стол, посмотрел на Грофилда и покачал головой.

— Только не Харри, — сказал он, — Харри любил мою жену почти так же, как я сам. Вот почему я велел ему охранять ее. Я велел ему сказать Белл, что он ушел от меня и хочет работать на нее. Потому что Харри знает меня, знает Белл и знает, что я ни в коем случае не хотел смерти этой женщины.

— Даже из-за Роя Челма? — спросил Грофилд.

— Вы все напрашиваетесь, — ответил Данамато. — Все нарываетесь.

— А что мне терять, Би Джи?

— Данамато, казалось, малость призадумался, потом резко кивнул и сказал:

— Ну что ж. Даже из-за Роя Челма. Вы думаете, он был первый? Или последний?

— Да, последний, — ответил Грофилд. Данамато болезненно поморщился.

— Только потому, что случилось такое, — сказал он.

— Об этом я и толкую, — заявил Грофилд. — Рой Челм мог оказаться последней каплей.

— Для меня?

— Возможно, и для вас. Или для Харри. Может, Харри считал, что с вас довольно. Вдруг вы сказали что-нибудь такое, от чего он...

— Забудьте о Харри!

Грофилд посмотрел на Харри, который лежал на боку, вытянувшись во весь рост. Ноги его оказались под столом. Он не шевелился, хотя и пребывал в сознании, и по-прежнему закрывал лицо руками. Скулеж прекратился, но дышал Харри так, будто переживал двадцатый приступ астмы кряду, такой же острый, как предыдущие девятнадцать вместе взятые.

Грофилд сказал:

— Если вы совершенно уверены, что это не Харри, то, пожалуй, распорядитесь, чтобы ему оказали помощь. Пусть его умоют и уложат в постель, но так, чтобы он не захлебнулся собственной кровью.

Данамато посмотрел вниз и удивился, словно не ожидал увидеть там кого-нибудь. Он обогнул стол, чтобы получше рассмотреть Харри, потом уставился на Грофилда и спросил: — Что вы с ним сделали?

— Не дал ему ударить меня пистолетом.

— Это понятно. Но как вы действовали?

— Я сам ударил его, — ответил Грофилд. Данамато снова посмотрел на Харри и, покачав головой, велел парню, который вчера сидел в “мерседесе”:

— Фрэнк, поди приведи двух ребят, пусть отнесут Харри наверх.

Фрэнк посмотрел на Грофилда так, словно хотел сказать, что теперь с него вовсе нельзя спускать глаз, но промолчал и, повернувшись на каблуках, скрылся в дебрях карманных джунглей. Единственный оставшийся охранник сразу насторожился и нацелил пистолет в туловище Грофилда. Данамато стоял над Харри, разглядывая Грофилда и не видя перед собой ничего радующего глаз.

— Не знаю, как с вами быть, — признался он. — Я был убежден, что это ваших рук дело, но теперь не уверен.

— Это не я, — ответил Грофилд.

— Вы способны на такое, — задумчиво произнес Данамато. — С вас станется. Но вы вроде бы не сумасшедший, а между тем убить Белл вы могли лишь в том случае, если бы сошли с ума, я так полагаю.

— Я не сумасшедший, — заявил Грофилд.

— А я и не думаю, что сумасшедший. — Данамато снова опустил глаза на Харри, но, кажется, опять так и не увидел его. — Вы на кого-то работаете? — спросил он.

— Нет, — ответил Грофилд. Данамато посмотрел на него.

— Как же вас сюда занесло?

— Ваша жена послала за мной. Вы это знаете ей нужен был телохранитель, который мог появляться с нею в обществе.

— Моя жена послала за вами? Откуда же она про вас узнала? — Она про меня и не знала.

— Тогда как же ее угораздило послать за вами? Грофилд покачал головой.

— Все было совсем не так, — сказал он. — Есть один южноамериканский глава государства, с которым я знаком, некий генерал Позос, он...

— Сроду о нем не слыхал.

— Меня это нисколько не удивляет. Он заправляет там небольшой страной, Герреро.

— О ней я тоже не слышал. В Южной Америке?

— В Южной Америке, в Центральной, где-то там. Во всяком случае, я с ним знаком. В Мексике я получил от него послание. Билеты на самолет и указание прибыть сюда, чтобы помочь одному его другу, поскольку это сулит мне заработок.

— Вы нанимаетесь на работу?

— Обычно нет. — Грофилд пожал плечами. — Просто мне стало любопытно. В записке не говорилось, в чем суть. Не так давно я неплохо преуспел, денег мне хватит на год, а то и на два. Я приехал сюда в основном потому, что хотел узнать, какие дела тут творятся.

— Преуспели? В чем же состоял ваш успех? — спросил Данамато.

— Деньги, — ответил Грофилд. — Я добываю средства к существованию.

— Вы что, домушник? Грофилд покачал головой.

— Я работаю по-крупному. Данамато пытливо оглядел его. — По виду не скажешь, — заметил он.

— Благодарю.

— Что за дело вы провернули? Может, я о нем слышал?

— Вы знаете казино на острове у побережья Техаса?

— Вы имеете в виду ночной клуб на острове? Он сгорел, ответил Данамато.

— Это было казино, — сказал Грофилд. — Я его и спалил. И теперь живу на доход с этого дела.

— В таком случае приезжать сюда и вовсе было бессмысленно, — рассудил Данамато. — Тут работа не по вашей части.

— Знаю. Я же вам сказал: мне стало любопытно. Данамато снова принялся жевать щеки, потом покачал головой и сказал:

— Не знаю. Не знаю, что с вами делать.

— Я не убивал вашу жену, — напомнил ему Грофилд.

— И я не убивал, — ответил Данамато. — И Харри тоже. Кто же тогда?

— Не знаю.

— Я хочу это знать, — заявил Данамато. Он снова наставил на Грофилда палец. — Сказать вам, чего я хочу? Я хочу просто-напросто считать, что это были вы. Тогда мы похороним вас где-нибудь в джунглях, да и дело с концом.

— Дело не кончится, если вы убьете не того, кого следовало бы, — возразил Грофилд.

— Я знаю. — Данамато покачал головой. — Потому-то я и хотел повидать вас, прежде чем вами займутся. Вот почему я слушал вас так долго. Вот почему я не стал карать вас за то, что вы сотворили с Харри.

— Я ударил его, — сказал Грофилд.

— Я знаю, что вы его ударили!

Вернулся Фрэнк, а вскоре и двое других. Это были пуэрториканцы, встретившие Грофилда накануне. Без дробовика и собаки они казались меньше ростом, ничтожнее и глупее.

Они подняли Харри и унесли прочь. У него булькало в горле.

Фрэнк снова вытащил из кобуры свой пистолет и направил его в сторону Грофилда.

— Би Джи, — сказал Грофилд, — мне уже тошно от того, что в меня все время целятся.

— Какая жалость, — ответил Данамато. — А откуда моя жена знала этого генерала как-бишь-его?

— Позоса.

— Какая мне разница! Откуда она его знала? Грофилд пожал плечами.

— Понятия не имею. Возможно, у них был общий знакомый, который попросил генерала оказать ей услугу. Может, Милфорд. Или этот цветной парень, Марба.

— Надо бы это выяснить. — Данамато сунул руку во внутренний карман и вытащил новую сигару. — Ну что ж, — сказал он, — поищем еще. Если появится другой подозреваемый, вы сможете отправиться восвояси.

— А если не появится?

Данамато снимал с сигары обертку. Он прервал это занятие и, взглянув на Грофилда, сказал:

— Не задавайте глупых вопросов.


Глава 7 | Жертвенный лицедей | Глава 9