home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 7

Каморка была серой, без окон, площадью примерно десять на десять футов, с потолком едва ли семь футов высотой. Вдоль шершавых бетонных стен стояли неструганые деревянные полки, а грубая деревянная дверь, казалось, была тяжелее новорожденного слоненка. Полки были пустыми, как и сама комната.

Грофилд был босиком, под ногами лежал холодный бетонный пол, так что он старался стоять на одном месте. На Грофилде были брюки и тенниска — одеяние явно неподходящее в этой холодной и малость сыроватой комнате. Под потолком одиноко висела голая тусклая лампочка, которую Грофилд не стал выворачивать, хотя смотреть тут было особенно не на что. Заняться тоже было нечем. Харри не дал ему возможности еще разок отобрать у него автоматический пистолет, хотя всю дорогу до этой кладовой в подвале Грофилд старался улучить момент и опять овладеть положением. Но теперь положение овладело им, и виды на будущее были весьма мрачные.

Грофилд приуныл. Стоя на холодном полу, на крошечной полоске, слегка нагревшейся от его ног, он обхватил себя руками, чтобы хоть как-то согреться; он был окружен пустотой и окутан тусклым светом и испытывал острую жалость к себе. Грофилд понимал, что это чувство, пусть лишь отчасти, беспричинно и проистекает от неудобств, которые испытывало его тело. Держать свои жертвы в холоде, голоде и без сна — вот самое действенное и испытанное средство промывания мозгов: от этого и начиналась хандра, жалость к себе, а потом приходило отчаяние. Да, он малость недоспал, но у него было достаточно гибкое тело, и он мог продрыхнуть остаток ночи стоймя, на расставленных ногах.

Нет, что его и впрямь удручало, так это сырость. Да еще, разумеется, бездействие, отсутствие какого ни на есть занятия и возможности придумать что-нибудь толковое. Кроме того, налицо была еще одна маленькая сложность: с минуты на минуту его могли застрелить.

Харри и иже с ним ждали наемников новоиспеченного вдовца. Харри и сам был одним из них и, очевидно, знал, как связаться с остальными. Какими же словами он их встретит? “Жена босса мертва, а убийца сидит у меня в подвале”.

Ну не прелесть ли?

А какова будет реакция остальных? Что ж, возможно, они тотчас свяжутся с самим Би Джи Данамато и доложат обстановку. А Би Джи наверняка ответит: “В расход его”.

Просто великолепно.

Грофилду нечасто доводилось бывать статистом, и ему это не нравилось. Если он и был чем-то виноват — а это случалось часто, — то лишь в отлично продуманных и четко исполненных ограблениях, в которых участвовало пять-шесть человек, а почти все детали учитывались уже при разработке плана. Тогда же проигрывались и все возможные результаты. Если же план не удавалось осуществить (а порой срывались планы, которые, казалось, были разработаны безупречно), то неудача все равно не выходила из рамок предсказуемого. В таких случаях Грофилд знал, как ее воспринимать и что делать.

Но теперь он влип в чужую передрягу. Выражаясь терминами его второй профессии, его поставили не на ту роль. Добро бы только это, но его еще вытолкали на сцену, а он даже не знает своих реплик.

Ну что ж. Если эта дверь когда-нибудь откроется, Грофилд был готов импровизировать с лучшими партнерами по сцене и надеяться, что пронесет. А пока ему оставалось только стоять, дрожать, мучиться бездельем, жалеть себя и испытывать мрачную подавленность.

Ан-нет, если подумать, он может сделать еще кое-что. Можно повторить сценарий вплоть до нынешней минуты, попробовать проникнуться материалом, и тогда, после того, как дверь все-таки откроется (если, конечно, его не намереваются попросту оставить здесь, как героя “Бочонка амонтильядо”), его импровизация может оказать определенное действие и иметь какой-то смысл.

Например. Джордж Милфорд вкратце поведал ему о создавшемся здесь положении, но все ли он рассказал? Вряд ли. В его истории зияли такие бреши, в которые запросто проскочил бы “Боинг-74. 7”. Так что повторим рассказ Милфорда и посмотрим, можно ли догадаться, о чем Милфорд умолчал. Милфорд сказал: Белл Данамато не живет с мужем, разводится с ним. Она боялась, что он убьет ее. Развод не оспаривался, но акт раздела имущества был весьма запутанный. Белл Данамато держала Харри дома в качестве телохранителя, но он не годился для сопровождения в общественных местах, поэтому она искала для этой цели кого-нибудь другого. Прекрасно. Вопрос: если развод не оспаривался, а раздел имущества был хоть и мучителен, но вполне осуществим, почему же Белл Данамато боялась, что муж может ее убить? Ответ: Милфорд лгал. Либо развод оспаривался, либо раздел имущества был сопряжен с неразрешимыми сложностями. Грофилд склонялся ко второму из этих предположений, поскольку мужчина не убивает жену, чтобы не дать ей уйти от него. Значит, дело в брачном соглашении. В деньгах.

Грофилд улыбался в маленькой холодной комнате, под маленькой тусклой лампочкой. Он улыбался потому, что был доволен собой, а доволен собой он был потому, что распутал узелок. Если муж Данамато не только слыл, но и был крупным воротилой, значит, у него наверняка возникали сложности с подоходным налогом. А если возникали затруднения с подоходным налогом, значит, у него, несомненно, был бухгалтер. А если у него был бухгалтер, и Би Джи прислушивался к его мнению, значит, немало вкладов было сделано на имя жены.

Ну конечно. Если она хочет развестись с ним, пожалуйста, но черта с два он позволит ей утащить с собой половину своего состояния. Вот обстановка и прояснилась. Наверное, он сказал жене: либо переписывай все обратно на меня, либо я обстряпаю дело таким образом, что унаследую денежки после тебя. Потому-то Белл Данамато и приехала в Пуэрто-Рико со своим адвокатом и несколькими друзьями, чтобы исчезнуть, пока либо муж не пойдет на попятный, либо развод вступит в последний этап.

Неужели Би Джи Данамато исполнил свою угрозу? Неужели страхи его жены оправдались, и он все-таки добрался до нее, несмотря на все меры предосторожности?

Нет. Нет, если Харри и впрямь работал на мужа, как он утверждал, Белл Данамато могли убить и раньше. Не было никаких причин тянуть с этим так долго.

Если только...

Грофилд перестал улыбаться и крепче обхватил себя руками. Если только, подумал он, они не хотели получить козла отпущения, а уж потом сделать свой ход.

Был ли в этом какой-то смысл? По закону нельзя получить наследство, если ты совершил ради него правонарушение. В случае насильственной смерти Белл Данамато единственным подозреваемым был бы ее муж. Или хотя бы один из его работников. Полиция наверняка будет трясти организацию Данамато до тех пор, пока не вытрясет из нее осведомителя, а ведь никто не может на все сто процентов доверять каждому своему сотруднику. Да еще когда на них давит полиция.

Но если есть другой убийца? Бродяга, перекати-поле, залетный гастролер, который погрызся с миссис Данамато, по сути дела угрожал ей пистолетом за обеденным столом? На кой властям искать кого-то еще? На кой вообще трясти организацию Данамато?

Неужели в этом замешан Джордж Милфорд? Он нисколько не удивился, когда Харри сказал, на кого в действительности работает. Но, с другой стороны, Харри, очевидно, необходимо было сообщить ему об этом. Значит, Милфорд не знал наверняка, что Харри присутствует в доме в качестве сотрудника мужа, но подозревал это. И подтверждение ничуть не удивило его.

На чьей же стороне Милфорд? Если он подозревал, что Харри — предатель, почему же не сказал об этом миссис Данамато? Или он хранил олимпийское спокойствие, соблюдал нейтралитет и намеревался примкнуть к победителю?

А как насчет остальных? Рой Челм, очевидно, и был тем мужчиной, ради которого разводилась Белл Данамато, а его сестра Патриция находилась здесь либо в отпуске, либо для того, чтобы защитить его от слишком сурового возмездия со стороны Би Джи. То же относилось и к жене Милфорда, издерганной Иве. Что же касается Онума Марбы, этого африканца с каменным лицом, его роль в этом деле была совершенно непонятна.

И наконец Грофилду пришел в голову еще один вопрос. Допустим, он ошибается, полагая, что убийца — Харри (а такое предположение доставило ему огромное удовольствие). Кто же будет второй наиболее вероятной кандидатурой? Брат и сестра Челм, судя по всему, предпочли бы, чтобы Белл Данамато осталась в живых. У Джорджа Милфорда и его жены, вроде бы не было никаких мотивов, чтобы превращаться из зрителей в действующих лиц. Онум Марба? Первым делом надо узнать, зачем он здесь. Чаще всего такие непроницаемые лица бывают у игроков в покер, а посему, какова бы ни была цель приезда Марбы, вряд ли он намеревался совершить убийство.

Значит, черт возьми, остается Харри, добрый старина Харри.

Легок на помине. Дверь со скрипом открылась, на пороге появился Харри с автоматическим пистолетом в руке. На этот раз с ним было двое дружков, один из “мерседеса”, тот, который держал револьвер, а второй — новенький. Оба были при оружии.

За кого же они его принимают? За Распутина, что ли?

— Идем, красавчик, — бросил Харри. — Прогуляемся.


Глава 6 | Жертвенный лицедей | Глава 8