home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 29

Грофилд почувствовал чью-то нежную руку у себя на лбу.

Он открыл глаза и увидел грустную улыбку Пэт Челм и потолок у нее над головой. Грофилд повернул голову, лежавшую на чем-то мягком.

— Что...

— Тихо, — сказала Пэт и снова прикоснулась к его лицу. Грофилд понял, что лежит на полу, а голова его покоится у нее на коленях. Чуть приподнявшись, Грофилд увидел, что по-прежнему находится в комнате, где Данамато и его люди играли в карты. Поодаль, возле окон, Данамато совещался с тремя своими подручными. Чуть ближе стоял Рой Челм и, прислонившись к стене, с растерянным видом прижимал к окровавленному лицу носовой платок. Он встретился глазами с Грофилдом и тотчас отвернулся.

Грофилд снова опустил голову на колени Пэт.

— Что случилось с твоим братом?

— Я ударила его, — сурово ответила она.

— Господи, чем?

— Пистолетом, который ты мне дал. Ты бы глазам своим не поверил, увидев, каким петухом он вышел из дома, чтобы привести меня сюда. Он разрешил все затруднения, все устроил, сдал тебя Данамато, и теперь мы в безопасности.

— Я знаю, — сказал Грофилд. — Надо полагать, с его точки зрения это было вполне разумно.

— А почему бы и нет? — тихо, но злобно ответила Пэт. Мало ли, что может показаться разумным придурку.

Грофилд невольно улыбнулся.

— Я пытался втолковать ему, что ты будешь недовольна, сообщил он.

— Теперь он это знает, безмозглый поганец, — внезапно Пэт склонилась к Грофилду, и ее грудь коснулась его подбородка. — Ах, Алан, прости меня! Кабы я только знала, какой Рой дурак, никогда не втянула бы тебя в эту переделку. Оставила бы его гнить здесь.

— Я поступил бы так же, — ответил Грофилд. — Где твой пистолет?

— Они отобрали его у меня.

— Жалко.

Вдруг Данамато крикнул из дальнего конца комнаты:

— Ну, что, очухался этот ублюдок?

— Нет, — слишком поспешно и громко ответила Пэт. — По-прежнему без сознания.

— Черта с два! — громко топая ногами, Данамато подошел к Грофилду и горящими глазами уставился на него. — Очухался, еще как очухался.

Грофилд сделал вид, будто только-только приходит в сознание.

— Где... где я?

— Тебе ли не знать, где, мразь. Ну, а уж я прекрасно знаю, куда ты отправишься.

— Но лишь дьявол знает, на ком я женюсь, — пробормотал Грофилд.

— Что?

— Ему пока нельзя вставать, — сказала Пэт, обвивая руками голову Грофилда. — У него еще слишком сильное головокружение.

— Это у тебя голова кругом, — отрезал Данамато. Поднимайся, Грофилд, ты уже можешь идти. Тем паче, что тут недалеко.

Пэт по-прежнему обнимала Грофилда за голову.

— Скажи ему, Алан, — горячо попросила она. — Скажи ему правду.

— Да какая разница? — ответил Грофилд. — Дай мне встать, Пэт.

Но она не желала дать ему подняться.

— Это твой единственный шанс, — настаивала Пэт. — Ты должен попробовать, хотя бы попробовать.

— Что за чушь вы там порете? — спросил Данамато. Пэт подняла на него глаза.

— Алан знает, кто на самом деле убил вашу жену. Данамато ухмыльнулся.

— Разумеется. Он сам.

— Нет.

— Забудь об этом, Пэт, — устало сказал Грофилд. — Он и слушать не станет.

— Всякую чепуху? — отозвался Данамато. — Этот парень выдал себя с головой, сбежав отсюда. Будь он невиновен, сидел бы на месте.

— Чтобы его тут убили? — Пэт горящими глазами воззрилась на Данамато. — Вы ведь заранее решили для себя, что это он. Вы немножко замешкались, потому что он ненадолго заронил вам в душу сомнение. Но в конечном счете вы все равно собирались пойти по пути наименьшего сопротивления, и вы сами это знаете. Алан бежал, потому что вы хотели убить его, а не потому, что он был виновен.

Данамато покачал головой.

— Забудь об этом, девочка, — сказал он. — Приятно было узнать, что вам удалось неплохо провести каникулы вдвоем, но теперь забавам конец. Вставай, Грофилд.

Грофилд разомкнул руки Пэт и сел.

— Иду, мамочка, — ответил он.

— Ну, пожалуйста, Алан, — взмолилась Пэт. — Скажи ему.

— Он мне не поверит, — ответил ей Грофилд, начиная раздражаться. — Доказать я ничего не могу, и он не поверит, даже если убийца вдруг войдет сюда и признает свою вину. Он заполучил меня, и больше ему ничего не нужно.

— Кроме тебя-ничего, — подтвердил Данамато. — Вставай, Грофилд.

Грофилд схватился за ближайший стул и встал. Посмотрев на Пэт, он еще раз подумал о своих последних словах и сказал: — Чем черт не шутит. И опустился в кресло.

— Что еще? — вскричал Данамато.

— Позовите всех сюда, — попросил его Грофилд. — Если настоящий убийца расколется, вы отпустите меня. Если же никто не заговорит, пусть мне будет хуже.

— Новые игры, Грофилд? С какой стати мне опять играть с вами?

— Вы же хотите знать наверняка, — поспешно сказала Пэт. Она стояла рядом с Грофилдом, положив руку на его плечо. — Я знаю, что он невиновен, и он знает, что невиновен, да и сами вы очень сильно сомневаетесь в его виновности.

— Как бы не так!

— Он хочет, чтобы вы дали ему шанс, — продолжала Пэт. Один шанс. Ну что вам стоит?

Данамато втянул щеки и принялся жевать их. Он мрачно взирал на сидевшего в кресле Грофилда и размышлял. Наконец он сказал:

— Две минуты. У тебя две минуты. — Затем повернулся к своим громилам и крикнул: — Приведите всех сюда! — Снова посмотрев на Грофилда, Данамато спросил: — Тебе нужен Харри? — Нет. Харри непричастен.

— Это что-то новенькое, Грофилд. Прошлый раз ты мне этого беднягу Харри прямо в глотку запихивал.

— Тогда я еще не знал, кто настоящий виновник.

— А сейчас знаешь? — с явной насмешкой спросил Данамато. — Знаю.

Вошел Марба. Он посмотрел на Грофилда, потом на Челма и вкрадчиво заметил:

— Похоже, в этом доме опасно иметь нос. Надеюсь, мой не станет следующим?

Никто ему не ответил.

Милфорды пришли вместе. Оба выглядели настороженными. Их сопровождали подручные Данамато.

— Две минуты, время пошло, — сказал Данамато Грофилду. Грофилд старательно избегал смотреть на кого-либо из присутствовавших. Он уставился в какую-то точку на ковре и заговорил:

— Мистер Данамато имеет в виду, что через две минуты меня уведут отсюда в джунгли и застрелят. Это произойдет, потому что он полагает, будто я убил его жену. Я знаю имя ее подлинного убийцы, но...

Кто-то издал тихий непонятный звук.

— ... но я не могу ничего доказать, а без доказательств он мне не поверит. Однако он поверил бы признанию настоящего убийцы. Только в том случае, если убийца заговорит и расскажет правду, меня не уведут и не застрелят... — Он умолк и немного подождал, но все хранили молчание. Грофилд со вздохом спросил: — Сколько еще у меня времени, мистер Данамато?

— Минута и пять секунд.

По-прежнему не отрывая взгляда от ковра, Грофилд продолжал:

— Посмотрите на это дело так. Данамато расправится со мной за убийство его жены, но вам он ничего не сделает. Неужели вы этого не понимаете? Вас он и пальцем не тронет. По закону вы, может, и понесете наказание, угодив за решетку, но Данамато не причинит вам никакого вреда. И вы не обремените свою совесть еще одним убийством. — Он снова подождал, и опять ответом ему было молчание. Тогда Грофилд добавил: — Я знаю, вы не хотите, чтобы меня пристрелили за преступление, совершенное вами. Вот почему один раз вы мне уже помогли. Но мне опять нужна помощь. Мне надо, чтобы вы заговорили. Всеобщее молчание.

Грофилд покачал головой.

— Сколько осталось, Данамато?

— Двадцать секунд.

— Немного, однако.

— Ты выторговал себе лишних две минуты жизни, Грофилд, но они уже на исходе, — сказал Данамато. Грофилд поднял глаза.

— Миссис Милфорд, неужели вы ничего не скажете? — спросил он.

Миссис Милфорд взглянула на него, бесстрастная и безмолвная.

— Что? — Возмутился ее муж. — Да в своем ли вы уме, Грофилд?

— Черт побери! — вскричал Данамато. — Тебе просто хочется умереть, прослыв умником. Вставай, Грофилд. Но Грофилд не пошевелился.

— Позвольте я расскажу, как все было, — сказал он Данамато и тотчас затараторил, не дав ему времени произнести ни “да”, ни “нет”. — Вы были правы, думая, что меня нанимали не только в качестве телохранителя, сопровождающего вашу жену в обществе. Белл целый месяц умерщвляла свою плоть ради Роя, и ей это обрыдло. Она начинала понимать, что получить Роя ей не светит, и приключение близится к концу. А Милфорду она уже успела сказать, что все-таки решила не давать денег. — Она сказала мне, — уточнил Милфорд, — что не будет вкладывать деньги в игорные дома Марбы.

— Она еще не была готова вернуться к вам, Данамато, — продолжала Грофилд, не обращая внимания на то, что его прервали, — но уже решила, что воздержания с нее довольно. Челм выгуливал ее целый месяц, а для нее это, видимо, был слишком долгий срок...

Данамато издал хриплый смешок.

— Однако Челм — мастак по части проповедей о нравственности. Спросите его сестру.

— Это правда! — вскричала Пэт. — Хлебнула я горюшка, стараясь быть такой, какой меня хотел видеть Рой, и даже не поняла, чего ради!

— Пэт! — вскричал Челм. Его голос звучал глухо, потому что он по-прежнему прижимал к лицу платок.

Миссис Милфорд продолжала молча наблюдать за Грофилдом, который снова обратился к Данамато:

— Белл хотелось мужчину. Никто из окружающих, похоже, ей не подходил, за возможным исключением Джорджа Милфорда, но он уже сказал Белл, что должен вести себя безупречно, поскольку с ним жена, да и вообще закрутить здесь роман довольно сложно.

— Не увлекайтесь так, говоря о мертвых, Грофилд, — вставил Милфорд. — Надо же иметь хоть толику уважения.

— Пусть говорит, — сказал Данамато. — Мне нравится, как складно у него все получается. Третьего дня он вот так же опутывал словесами всех нас по очереди.

— Сейчас я говорю, как все было в действительности, — возразил Грофилд. — Дело в том, что, когда я появился здесь, у нас с вашей женой ничего не получилось. Более того, мы с ней сразу не поладили. Она была очень разочарована и той же ночью бросилась на шею Милфорду.

— Этот человек спятил! — закричал Милфорд. Грофилд посмотрел на него.

— Вы с самого начала знали, что убийца — ваша жена. С самого начала.

— Я понимаю, что вы в отчаянном положении, — ответил ему Милфорд. — Но все же думаю, что даже такой человек, как вы, должен уметь вовремя остановиться.

— Нет уж, — парировал Грофилд и повернулся к Данамато. — Милфорд не смог одурачить жену. Думаю, она предвидела то, что произошло. Поэтому, когда он вернулся на супружеское ложе, она, вероятно, высказала все, что о нем думает. А он ответил, что был соблазнен и не мог ничего с собой поделать, ибо давешняя слабость опять заявила о себе. Что-де Белл Данамато снова пробудила в нем все худшее. Короче, понес всякую околесицу, и тогда его жена отправилась к Белл требовать, чтобы та отстала от мужа.

— Ну, все, я наслушался, — заявил Милфорд. — И моя жена тоже. — Он взял Иву Милфорд под руку, словно намереваясь увести ее из комнаты.

— Подождите, — велел ему Данамато. — Продолжай, Грофилд. Мне нравится, как ты говоришь. Слушать тебя — одно удовольствие.

— Иногда ваша жена бывала настоящей чванливой стервой, Данамато, — сказал Грофилд. — Меня, например, она привела в бешенство в первое же мгновение. Миссис Милфорд тоже была доведена до белого каления и пошла к Белл в спальню. И вскоре дело кончилось убийством. — Он повернулся к Иве Милфорд. — Так ведь, миссис Милфорд?

Лицо ее по-прежнему было лишено всякого выражения. Она все так же безмолвствовала.

— По сути дела, — продолжал Грофилд, обращаясь теперь непосредственно к ней, — вы хотели убить не Белл. Вы хотели убить мужа, а может, ту школьницу из вашего родного города. Но под горячую руку попала именно Белл, вот вы и выместили на ней свою злобу. Сначала, вероятно, ударили ее по голове пепельницей или каким-то другим тяжелым предметом, а потом задушили, накинув на шею проволоку. Но вы не хотели, чтобы за ваше деяние поплатился я, поэтому уговорили Челмов бежать, прихватив меня с собой. Однако я снова здесь и вот-вот расплачусь за ваше преступление, если вы не пошевелите языком. Милфорд обнял жену за плечи.

— Моей жене нечего сказать, — громогласно заявил он.

— Данамато вас и пальцем не тронет, — заверил Грофилд Иву Милфорд. — Вы ведь это знаете правда же? В самом худшем случае он выдаст вас полиции.

— Наступила тишина. Грофилд не отрывал глаз от Ивы Милфорд. Она ответила ему ничего не выражающим взглядом. Все ждали.

Наконец Данамато нарушил молчание. Казалось, он был едва ли не разочарован.

— Что ж, Грофилд, — сказал он, — попытка была дерзкая. Ты надеялся сбить всех с толку и извлечь из этого какую-нибудь выгоду. Но на этот раз не повезло. Помогите мистеру Грофилду встать, ребята.

Пэт бросилась на Данамато, и ее пришлось оттаскивать прочь. Марба, вроде бы, хотел что-то сказать, но так и не проронил ни слова.

Грофилд встал. Бородач открыл стеклянную дверь и поманил его.

— Идем, дорогой, — сказал он. — Прогуляемся в лес, ребята.

Грофилд пошел к двери. Может быть, прежде чем он доберется до конца своего пути, удастся улучить момент, ухватиться за какую-нибудь возможность, поймать шанс. Вряд ли, конечно, но больше надеяться было не на что.

— Вот и хорошо, дорогой, — сказал бородач. В руке он держал револьвер, а улыбка на его лице казалась высеченной из камня. Грофилд приблизился к французскому окну, и тут Ива Милфорд сказала:

— Он говорил правду.

Грофилд привалился плечом к притолоке и покачал головой. — Давно бы так, — пробормотал он, глядя на бородача.


Глава 28 | Жертвенный лицедей | Глава 30