home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 33

По извилистой дороге Шу привел их к уединенному месту, где мелкие кусты прикрывали нижнюю часть дворцовой стены. Нагнув несколько веток, генерал обнаружил барельеф, вырезанный в розовой каменной стене.

– Повернись, – рассеянно скомандовал генерал, внимательно изучая резной узор. – Я не пользовался этим ходом много лет, понадобится несколько минут, чтобы вспомнить последовательность нажатия.

Льешо последовал указанию, Шу задумчиво прокашлялся. Со скрежетом камня о камень барельеф подался внутрь, открыв путь в темный туннель. Стены дворца таили столько замысловатых ходов, что Льешо удивился, как они еще не рухнули. Он последовал за генералом, принял из его рук факел и помог вернуть массивную дверь в обратное положение. Когда они оказались в полной темноте, Льешо услышал, как чиркнул кремень, появился маленький огонек, приблизившийся к пропитанному горючим веществом факелу генерала. Шу подождал, пока пламя не разгорится, и зажег факел в руках Льешо.

Они прошли около сотни шагов вниз по прямому коридору и достигли тупика. Шу отыскал замочную скважину, которую юноша первоначально принял за щель в выступе неотесанного камня. Еще одна замаскированная дверь открылась перед ними.

– Я, бывало, тайком выбирался из дворца по этому проходу, когда был в твоем возрасте, – повеселел Шу, поднимаясь по узким каменным ступенькам. – Приятно видеть, что с тех времен его никто не обнаружил.

– Вы жили во дворце? – резко спросил Льешо.

Ничего удивительного, что человек благородного происхождения стал генералом имперской гвардии, но юноша вдруг занервничал. Шу был еще и шпионом. В парке Льешо критически высказывался на счет императора. А потом показал жемчужину Льека. Шпион – не значит вор. Он ясно что-то недоговаривает про перламутровую драгоценность.

– Меня воспитали здесь, – добродушно кивнул генерал Шу. – Задай мне кто-нибудь тогда вопрос, с каким делом я хочу связать всю свою жизнь, я ответил бы «стать исследователем». Конечно же, это звучало несерьезно, даже в те времена.

Льешо ответил, что и в настоящей жизни генерала достаточно приключений.

– Все, чего я желаю, – Фибия, – поделился Льешо, высказав не упрек, а скорей жалобу на несправедливость, с которой устроен мир.

Произнести вслух свое основное стремление оказалось нелегко. К счастью, генерал Шу правильно его понял.

– Тогда нам придется отвоевать ее для тебя, – почти пообещал он, свернув на очередном повороте.

Туннель привел в комнату, пестрившую щедро разукрашенными флагами, которые свисали от потолка до пола. В середине стояли стол и стулья, к стенкам примыкали низкие кушетки, на одной из которых беспокойно спала Льинг. Щеки раскраснелись, на висках образовались бусинки пота. Хмиши сидел рядом, поправляя локоны, спадавшие на ее лоб. На них до сих пор были фибские одежды, запылившиеся от дороги. Лишь повязка на руке Льинг белела свежестью. На стульях в позах изможденного разочарования сидели утомленные путешествием Бикси и Каду. Маленький Братец, веселая обезьянка Каду, чистил банан, устроившись посередине стола. У двери ходил туда-обратно взволнованный Хабиба.

Маленький Братец первым заметил вошедших через тайный ход Льешо и генерала Шу. Он бросил банан и запрыгал, вереща, чтобы все очнулись. Присутствующие вскочили на ноги и потянулись за оружием, которого у них не было. Даже Льинг пробудилась и приподнялась на кушетке.

– Господин генерал, – поклонился Хабиба, когда Шу вылез из-за длинного флага. – Или правильней сказать – господин торговец?

– Льешо, – одновременно прокричали друзья, когда юноша вышел из-за спины генерала.

Они подбежали встретить его, а Льинг умиротворенно улыбалась, глядя на него с кушетки.

– Значит, вы нашли его, – отметил Хабиба. – Вернуть его стоило вам немало?

– Пока ничего не стоило, но, думаю, обойдется в один таэль или два, – вздохнув, улыбнулся генерал.

Он сел на стул и стал ждать, пока друзья не убедятся, что Льешо жив-здоров.

– Где ты был? – потребовала ответа Каду.

– Мы ищем тебя с полудня! – гневно воскликнул Бикси. – Уже подумали, что тебя похитили.

– Он решил прогуляться, – спокойно покачал головой Хмиши. – Я же говорил вам, пошел прогуляться.

– А я предупреждала, что он вернется, когда сочтет нужным, – напомнила Льинг.

Хмиши попытался уложить ее обратно, но девушка стала сопротивляться.

– Хабиба говорит, что тебе необходим отдых, – сказал Хмиши.

– Что случилось с Льинг? – прервал Льешо радость воссоединения, обращаясь к Хабибе.

Юноша опустился на стул рядом с Бикси и дернул Каду за тунику, чтобы она тоже присела.

– В рану попала инфекция, – резко ответила сама Льинг, – сейчас она заживает, нет причин беспокоиться.

Хмиши и колдун переглянулись, было понятно, что лгут.

– Рану нужно держать в стерильной чистоте, а руку – в покое. В противном случае Льинг рискует потерять ее.

– Вы обращались к врачу императора? – спросил Шу.

– Я не хочу, чтобы все суетились из-за какого-то пореза на моей руке, – огрызнулась Льинг.

Кожа вокруг повязки отливала розовым. Льешо догадался, что она горит, хоть опухоли пока и не было. Он внимательно присмотрелся в поиске красных полосок, по которым можно было бы определить, что заражение попало в кровь, но таковых, к своему облегчению, не обнаружил.

Хабиба одарил ее кислой миной.

– В этом нет необходимости, генерал. Не могли бы вы лучше порекомендовать хорошего слесаря? Я начинаю опасаться, что в условиях отсутствия должного ограничения в пространстве выздоровление может затянуться.

Льешо подавил смех. Льинг сердито посмотрела на колдуна, зато позволила Хмиши помочь ей лечь.

– Расскажите, как вы добирались, – попросил Льешо, когда церемония приветствия была окончена. – Вы попали в неприятности на дороге?

– Поскольку Марко ехал с тобой, – отметил Каду, – то у нас лично проблем возникнуть не могло.

– Мы пытались нагнать тебя, – сказала с кушетки Льинг, – но лошади не поспевали, не оставлять же их.

Льешо вздрогнул: его вина, что у девушки загноилась рана. Она пренебрегла собственным здоровьем, чтобы защитить его.

Каду зло кивнула. Есть причина вздрагивать, говорил ее взгляд.

– Неприятности начались, когда мы приехали во дворец, – сказал Бикси. – Обнаружилось, что император в отъезде, наш милый друг пропал, Марко тоже испарился, и никто не может отыскать генерала Шу. Да, а мастер Ден пошел искать потерявшихся.

– Мы думали, что Марко захватил тебя, – добавила Каду, – строили догадки, куда он мог поехать, когда буквально у каменной стены материализовался генерал Шу с тобой в придачу. Ему наша благодарность, но все же интересно, где ты пропадал.

– Мне тоже любопытно послушать, – открыл дверь мастер Ден, умеющий правильно выбрать момент.

Он свирепо глядел на всю компанию. Плотно закрыв за собой дверь, стирщик обратил весь свой гнев на Льешо.

– Марко спокойно отдыхает, поглощая пищу в скверной забегаловке, – сообщил он. – Это место имеет дурную репутацию: там обычно бывают гарнские работорговцы, приезжающие на рынок. Марко, конечно же, обедает не в одиночестве. Прислуживающие ему за столом гарны ведут себя, словно они с ним на короткой ноге.

Полагаю, он скоро вернется, и, когда это произойдет, кто-то из нас должен быть в комнате на другой стороне дворца. Перед тем как мы разойдемся, хотелось бы узнать, что затевает Льешо.

Льешо уставился на стол, словно загипнотизированный деревом. Надо все рассказать, юноша замешкался, будто после прилюдного признания он снова попадет в загон для рабов.

– Мы ходили на невольничий рынок.

Трое друзей замерли. Каду, рожденная свободной в провинции Тысячи Озер, никогда не видела ни бараков, ни загонов, однако знала, как они калечат людей, и поэтому уважала воцарившееся молчание. Маленький Братец, с впечатлительностью, присущей всем обезьянкам, прижался к Льешо. Издавая нежные звуки, он погладил юношу по голове в попытке утешить. Льешо убрал лапу Братца и улыбнулся.

– Мы, кажется, нашли Адара, моего брата, – сказал он.

– Вам кажется? – повторил Хабиба.

Льешо трепетно уставился на колдуна. События этого дня перемешались в его сознании с воспоминаниями детства, когда он попал барак для рабов. Юноша не мог произнести ни слова.

Генерал Шу озабоченно наблюдал за ним, объясняя ситуацию вместо него.

– Льешо играл раба, а я был купцом, интересующимся фибами и желающим приобрести лекаря, чтобы лечить их. – На его лице отразилась неубедительная улыбка. – В их записях числится один. Я договорился, что они предложат от моего имени цену нынешнему хозяину.

Каду смотрела то на Льешо, то на отца, соизмеряя необходимость секретности и желание успокоить юношу, но по Хабибе невозможно было понять, что важней. В итоге она решила, что Льешо должен знать.

– Мы привели с собой пятьсот солдат на тот случай, если б нам пришлось сражаться, чтобы вытащить тебя отсюда. Мы оставили их за городской стеной. Сначала нужно понять ситуацию.

– И как долго вы приказали им ждать до начала спасительной атаки? – спросил генерал Шу.

Льешо задрожал от его пронзительного взгляда.

– До полуночи, – ответила Каду. Она говорила уверенно, но в глазах отразилась робость.

Девушка затаила дыхание в ожидании реакции генерала.

– Тогда вам следует послать им сообщение, – спокойно сказал Шу, в голосе все еще присутствовал стальной звон клинка.

– Конечно, – кивнула Каду. – Вопрос в том, какое это будет сообщение. Понадобятся ли они нам завтра, чтобы получить брата Льешо?

– Думаю, несколько золотых монет послужат этой цели лучше, чем чужеземная армия, – ответил генерал. – Как командующий имперской гвардией, могу уверить, что если ваши солдаты войдут в город, то император будет вынужден счесть это вторжением вражеских сил. Зачем натравливать союзников друг на друга, когда у меня есть достаточно денег и посредник, желающий помочь?

– Как я понимаю, у вас имеется план.

Мастер Ден сел на кушетку, невдалеке от входа, благодаря которому не только они здесь очутились. Льешо решил, что это не просто совпадение. Он хорошо знает замок. А может, и лично знаком с императором?

– Что-то вроде того, – признался Шу. – Мне скорей всего удастся без затруднений купить Адара. Во дворце достаточно служащих, чтобы оформить вольную. Есть одна загвоздка – мастер Марко.

– Он, возможно, настраивает императора против нас, – предположил Бикси.

– Императора не так легко обмануть или запугать, как, может, решил Марко.

– Тем не менее, Льешо должен подать прошение, помочь ему пересечь Гарнию и освободить Фибию, – настоятельно заявила Каду.

Каду не упомянула о себе, и Льешо подумал, не придется ли ему продолжать путь из Шана одному. Нет, не совсем одному, если завтра все пройдет удачно. С ним будет Адар.

– Не исключаю, что император благосклонно отнесется к Льешо, – поддержал ее генерал и сразу же омрачил зародившуюся надежду: – Однако в интересы империи Шан не входит провозгласить себя союзницей Фибии.

– Тогда какой был смысл так лихорадочно бежать в столицу, – недовольно спросил раздосадованный Льешо.

Генерал Шу посмотрел не него, как на безумца, даже Хабиба покраснел за юношу.

– Стратегическая ошибка в построении гипотезы, Льешо, – начал объяснять генерал Шу, словно обращался к глупому ребенку. – От имени правителя провинции Тысячи Озер, ради его дочери, вдовы убитого правителя Фаршо, колдун идет во главе войска хозяина. С собой он приводит юношу, известного всем как сын короля Фибии Хоргана. Их преследует армия провинции Фаршо, которую возглавляет маг, убивший правителя от имени покойного господина Ю, узурпатора. Он объявляет себя регентом ребенка, который еще не родился. Если вдова вообще беременна, то отцом может быть как узурпатор, зачавший его в брачном союзе, благословленном богиней, так и убийца, изнасиловавший скорбящую женщину. Или же это заговор вдовы и ее любовника-мага, разработанный, чтобы отделаться от мужа. Несмотря на все это, маг, убивших троих господ империи, находится в городе, как и колдун, служащий вдове четвертого господина, также мертвого.

– Ее светлость бежала из Фаршо, спасая свою честь, ускользнула от мастера Марко, – отметил Льешо. – Когда ставите всех убитых в один ряд, не забывайте, что она никому не причинила вреда, она сама жертва.

– Вряд ли ее светлость в чем-либо замешана, – согласился генерал Шу, – иначе она б не вверила войско отца колдуну покойного мужа. За исключением того случая, – едва заметно улыбнулся генерал Хабибе, – если колдун не является ее любовником.

Хабиба спокойно отреагировал на выпад, хотя глаза его злобно засверкали.

– Я не хотел бы, чтоб честь ее светлости ставилась под сомнение, – мягко сказал он.

– Чтоб полагать так, надо признать, что все благородные дамы на востоке отклонились от пути истинного под натиском надзирателей ради собственности их мужей, поскольку госпожа Ю и госпожа Чин-ши тоже овдовели, – подытожил мастер Ден, уставший от повествования. – И вместе с ее светлостью они на данный момент упустили свои владения, которые присвоил мастер Марко.

– Зачем тогда мастер Хабиба проделал долгий путь в Шан? – спросил генерал Шу. – К тому же привел с собой наследника покоренной королевской династии, пройдя через кровавую битву? Почему его войско стоит сейчас у стен столицы? Император может сделать вывод, что он желает или сам захватить трон, или посадить на него принца, которого потом будет дергать за нити, как марионетку.

– Возможно, – произнес Льешо, выждав свой черед высказать мнение.

Друзья обратили на него взор и затаили дыхание. Они знали, что если не уделят ему должного внимания, то могут обидеть принца.

– Возможно, – снова начал Льешо, – отец ее светлости, законный правитель провинции Тысячи Озер, хочет донести до сведения императора разрушения, постигшие его соседей, и угрожающие теперь и его владению, и империи в целом. Учитывая серьезность ситуации, он не мог послать обыкновенного гонца; чтобы убедить Шан в величине опасности, необходима значительная делегация.

Хабиба иронично улыбнулся:

– Возможно, – начал колдун с такой же уверенностью, как и Льешо, – ее светлость поняла, что не сможет защитить принца, окруженная врагами мужа, врагами, которые хотят заполучить его ради каких-то загадочных целей. Она решила доставить юношу императору, обладающему достаточной мудростью, чтобы распорядиться судьбой молодого, лишенного владений короля.

– Все высказанное бессмысленно, – шлепнулся на стул Льешо. – Даже если б мастеру Марко удалось посадить меня на трон Фибии, ему прекрасно известно, что я не стал бы поступать по его воле. Он может убить меня, но не в его силах заставить меня подчиняться.

– Ему нужна твоя сила, – уточнил Хабиба, – божественная сила, подаренная тебе богиней.

– Я ею не обладаю! – крикнул Льешо и покраснел за то, что поднял голос. – Извините, я не хотел проявить неуважение. Мастеру Марко следовало подождать, пока я закончу обряд возмужания.

– Твоей силы, как обладателя королевского сана будет достаточно, даже если это все, что с тебя можно взять, – уверил Хабиба. – Ее светлость убедила меня в своей уверенности, что ты привлек богиню.

– Тогда она лучше понимает богиню, чем мнимый жених. Только вот какое это имеет отношение к отказу императора выслушать нас?

– Если бы император питал по отношению к тебе какие-либо сомнения, Льешо, то тебя поместили бы там же, где друзей и врагов, а не в личных опочивальнях, где ты, кстати, представляешь опасность для самого императора, – выделил генерал Шу практическую сторону вопроса. – Признав твои притязания, он должен будет отклонить прошение мастера Марко подтвердить, что ты принадлежишь ему по праву собственности Фаршо.

– И?

– Марко действует не один, мой мальчик, – сказал мастер Ден. – Это ясно по его обеденной компании, если ранее мы могли сомневаться. Связи с гарнами имеют более глубокие корни, чем случайная встреча в гостинице.

Льешо закрыл глаза и откинул голову на прямую спинку стула. Сотни людей пали в битве. Стайпс потерял глаз и вряд ли сможет остаться с Бикси. Мастер Якс покоится в братской могиле. Никому не отыскать, где лежит тело героя.

– Я пожертвовал жизнью доверившихся мне людей ради неосуществимых фантазий, – сказал он. – Лучше б я утонул в заливе и никогда не отправился в эту глупую миссию.

– Не позволяй жалости к себе затуманить разум, – посоветовал генерал Шу. – Ты сослужил империи великое дело: предупредил Шан об опасности, которая может поступить от любого из источников. – Он сердито посмотрел на Хабибу, дав понять, что колдун все еще находится под подозрением. – К тому же часть твоей цели будет завтра достигнута: ты вновь обретешь брата Адара. Ты приехал в имперский город, который являет собой большее, нежели столицу владений.

– Да, он еще и отправная точка торгового пути на запад, – пробурчала Каду, вызвав у генерала улыбку.

– Караваны проходят через Кунгол вне зависимости оттого, кто здесь правит, – отметил с ухмылкой Хмиши.

Генерал Шу пожал плечами, не скрывая иронии.

– Если будущий полководец сможет воспользоваться торговым маршрутом и прибыть в Кунгол незамеченным, это удастся и будущему королю.

– Опасная затея, – предостерег Хабиба.

Льешо посмотрел на колдуна, как на сумасшедшего:

– Спросите у господина Чин-ши, насколько безопасно сидеть сложа руки.

– Мое дело предупредить, – поклонился Хабиба. – В твоем решении я не сомневался.

– Кстати, об опасности, – напомнил Бикси. – Что делать с мастером Марко? Мы же не можем наняться сопровождать торговый караван и пройти по территории Гарнии с ним на хвосте. Тем более если он заодно с гарнами.

Сила Марко изощренна, велика и зла. Льешо стольких потерял из-за надзирателя, который несет за собой смерть, что не был уверен, хватит ли у него духу противостоять магу. Юноша не боялся в противоборстве расстаться со своей жизнью. Еще не все безвозвратно утрачены.

– Сегодня я видел на площади Мару, – прошептал он.

– Мы думали, ты видел, как она умерла, – сказал Хмиши, в то время как остальные затаили дыхание.

– Ее проглотил Золотой Дракон, – подтвердил Льешо. – Несмотря на это, я видел ее сегодня на площади. Какой-то торговец сказал, что у нее есть медведь, который танцует за монеты.

– И ты веришь, что этот медведь – Льек? – спросила Льинг.

– Кем же еще ему быть? – удивился юноша.

– Возможно, это ловушка, придуманная, чтобы заманить принца, – предупредил Хабиба.

Каду подхватила Маленького Братца со стола и закачала его на руках:

– Не только ручные медведи дают в Шан представления. Пока Льешо и генерал выкупают принца Адара, мы с Маленьким Братцем найдем хорошее местечко и попытаемся что-нибудь разузнать.

Мастер Ден одобрил ее идею:

– А мы с Хабибой позаботимся о мастере Марко, чтобы он не стал жертвой уловок наших юных друзей. Можем считать, что план действий разработан.

Хабиба дал знак, что собрание закончено, и пообещал генералу послать своему войску сообщение о ненападении.

Когда он ушел, Льешо последовал за генералом Шу к двери, через которую они сюда попали. Не успел он улизнуть, как Каду поймала его за рукав.

– Ты же не собираешься отправиться куда-либо без охраны, Льешо? Я ни в коем случае не сомневаюсь в вашей благонадежности, генерал Шу, но все же, – она вежливо поклонилась генералу, – мы несем ответственность за безопасность принца Льешо.

Хмиши попытался встать, но не мог высвободиться от хватки Льинг:

– Я мог бы взять ее на руки.

– С нами никто не пойдет, – покачал головой генерал Шу. – Я довольно сильно рискую, проводя и одного Льешо по туннелю, и не готов выдавать все секреты дворца.

– Тогда Льешо останется здесь, – не сдавалась Льинг.

– А как насчет мастера Марко? – спросил Шу.

Маг жил в одной из гостевых комнат. Мастер Ден, видимо, солгал или просто не знал о туннелях, когда сказал, что к личным опочивальням нет доступа с того конца дворца. Марко мог их вычислить.

– Не тревожьтесь, – попытался успокоить друзей Льешо мастер Ден. – Между нами говоря, генерал Шу и я способны защитить даже Льешо.

Улыбнувшись для большей убедительности, мастер Ден подтолкнул Льешо к тайному выходу, загораживаемому флагом. Генерал Шу показывал дорогу, и они втроем вышли в туннель по извилистому пути с такими одинаковыми поворотами, что юноша не мог отличить один от другого. Мастер Ден, как заметил Льешо, шел уверенно и не нуждался в уточнении направления.

В конце концов, они остановились у еще одной пустой стены, которая после легкого прикосновения генерала подалась вперед. Льешо ввалился в запертую комнату, примыкающую к его опочивальне. Это был кабинет, набитый книгами и разными вещицами из чужеземных стран.

Мастер Ден вошел более аккуратно.

– Поспи как следует, мой принц, – поклонился он Льешо и оставил его наедине с генералом Шу.

– Ты сегодня сыграл трудную роль и сыграл хорошо. – Шу снял засов и открыл для Льешо дверь. – Позвони в колокольчик, чтобы слуги принесли тебе еду. Они должны знать, что ты на месте. Никаких объяснений, персонал здесь деликатный, и никто, кроме мастера Дена и твоих друзей, не узнает, что ты отлучился на полдня. Что касается безделушки, которой ты хотел выкупить свободу брата, то чем меньше людей будут знать о ее существовании, тем безопасней для тебя. Теперь отдыхай. Я сообщу о наших планах утром.

С этими словами он закрыл дверь. Стены во дворце были толстыми, поэтому Льешо не слышал удаляющихся шагов генерала. Дернув дверь, юноша обнаружил, что она не заперта, однако в комнате, ею скрываемой, никого не было.


ГЛАВА 32 | Принц теней | ГЛАВА 34