home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 15

– Эй, охрана! Как там тебя – Сашка, что ли? А-ахра-ана-а, блин!!! Ты где пропал?!

– Чего орешь? Где положено! Осмотр территории перед закрытием.

– Оставь территорию, насмотришься за ночь! Тут люди к тебе пришли.

– Какие еще люди?

– А я знаю? Так что ты иди, я сам склад закрою.

– Пошли вместе. Если ты там свет не выключил, меня завтра шеф вместо этой лампочки ввинтит.

– Да ладно тебе, все там путем... Ну пошли, пошли, ревизор хренов. К нему тут девушки ходят, а он жизнь по уставу устраивает.

– Ничего, если я нужен – подождут три минуты. Так, погоди, чайник ты выключил, пожарка работает, форточки... Ага, кто тут окно открывал и не запер?!

– Ну, я забыл... За то тебе, блин, и платят, чтобы до этого окна никто не дошел! Все, все, запру сейчас...

– Залезет – фигня, поймаю, а вот если ветром грохнет – стеклить за мой счет будут. Все, порядок теперь.

– Ты еще понюхай, может, я гексоген на полке спрятал.

– А вот это уже не мое дело, за товар ты отвечаешь, какой и где. Все, склад закрываю. Ваш автограф, господин... Время поставить не забудь.

– И откуда ты такой взялся, бюрократ хренов? И почему с такими способностями не в налоговой полиции сидишь?

– Денег не хватает, чтобы туда посадили. А если бы я там работал, то ты бы давно уже сидел.

Вдвоем подняли кроссовками пыль во дворе, Александр отпер калитку в железных воротах. Пропустил кладовщика, тот обернулся на прощание, протянул руку:

– Ну, бывай! Смотри, чтобы за посторонних на объекте горячих блинчиков не получил!

– Разве что ты настучишь... Да, шучу, шучу, иди себе! Все, до завтра! – подождал несколько секунд, послушал удаляющиеся шаги. – Привет, Ленка! Кого это ты привела? Вроде где-то виделись, только где?

– Здравствуй, Саша... – Лена чуть замялась, но вовремя сообразила: и в самом деле не должен был узнать. Наталью на тусовке у «зажигалки» видел, Костик всем представлялся, а эти двое если и заходили, то держались в сторонке. – Это Таня, это Андрей. Из наших... точнее, из старших...

– Из старшей группы детсада, – улыбнулся Андрей, протягивая руку. Ладонь оказалась жилистой, шершавой. И еще Александр отметил свежую ссадину возле уха и чуть приподнятое, нерешительно двигающееся левое плечо. Похоже, разговор будет интересным.

Неожиданный гость крепко ответил на пожатие, предложил: – Может, внутрь пройдем, не будем тут на пороге торчать? Разговор серьезный.

– Не могу, ребята. Хотел бы, но не могу. Шеф у нас недавно скрытую видеокамеру установил, с записью. Не столько от воров, сколько для улучшения работы. Так что за порогом – уже объект, не имею права посторонних пускать.

– А выключить ее никак нельзя? – поинтересовалась Лена. – Или

в другую сторону направить?

– Ленок, я о ней, по идее, и знать-то не должен. Сам вычислил, где она и куда смотрит. Как раз от этой двери к моей дежурке и складу. Так что погодите еще немного, надо пройтись, показаться.

Не успел Александр пройти от калитки десяток шагов – запиликал сотовый на поясе. Поморщился, вытащил трубку из чехла. К уху не притиснул – держал чуть в отдалении, словно обжечься боялся.

– Да, слушаю... Так точно, Михал Палыч, только что ушел. Сейчас еще внешний обход – и включаю, все как положено. Нет, никого не осталось. Так точно. Спасибо, и вам тоже. Постараюсь! До завтра!

Засунул телефон обратно в черный кармашек, придавил «липучку». Не оглядываясь, пошел к приземистому кирпичному строению с остатками штукатурки на серых стенах. Нырнул в боковую дверцу, через минуту вышел, на ходу застегивая появившуюся на ремне кобуру. Направился к воротам, внимательно поглядывая по сторонам.

– Все, пошли, пять минут у нас есть, – на калитке лязгнул огромный висячий замок. – Тут в одном месте гаражи к забору пристроены, надо проверить, проволока цела или нет. Со двора не видно.

– А что, могут залезть? – поинтересовался Андрей.

– Кому нужно? Пацанятам мелким? Раз попробовали, больше не

хотят, тут солидные люди им воспитание устроили. По понятиям. Тут другой прикол: у нас новенькая «егоза» висит, спираль режущая. На дачу – лучше не придумаешь. Три раза сдергивали, и каждый раз сигнализацию рвут. Первый раз ночью, сразу все сработало, только их поймать не успели – бросили все и удрали. А потом днем приспособились, ближе к вечеру, когда работа кончается, а система не включена. Кто – не найдешь, все на глазах у целой девятиэтажки, и никто ничего не видел, никто в окна не смотрит.

– Слушай, так они же подождут, пока ты пройдешь, и снимут!

– Мне нравится ход ваших мыслей... Только времени не хватит, там крепеж такой, что за пять минут не срежешь. Минут пятнадцать-двадцать надо продолбаться, не меньше, а то и полчаса. Ладно, у нас и того меньше. Пока ходим, рассказывайте – что там сегодня стряслось? Опять гопа приходила?

– Хуже, Саша, намного хуже. Если бы просто гопники, – Лена покосилась на парашютиста, тот чуть поморщился. – В общем, они тебя спрашивали. Ребята, может, вы сразу все расскажете, что хотели?

– Да что там рассказывать! – Андрей хотел махнуть рукой, но плечо помешало. – Человек восемь, может, десять. Тренированные, не только «качалка», но еще и кто-то их драться учил, причем группой. Арматуры, трубы, две цепи. Сначала подошли трое, спокойно так: чего стоим, о чем говорим, чем занимаемся. Все нормально, ребята им рассказали – вдруг заинтересуются. Один спросил: есть, мол, у вас такой Александр, по контракту служил.

Им сказали, что вообще-то есть, но сейчас не подошел.

– Андрюша, ты уж все скажи. С самого начала, – Татьяна смотрела встревоженно и чуть растеряно. – Или лучше я?

– Как хочешь. Вообще-то ты лучше знаешь, кто у вас где, тебе и рассказывать.

– Тогда... Ну хорошо. Александр, простите, если слишком любопытствую... Вам что-нибудь говорит такое имя-отчество – Олег Алексеевич?

– Говорит. Скорее всего, человек русский, – хорошо, что можно отвернуться и внимательно разглядывать забор. – Впрочем, возможны варианты. У меня в группе приятель был, так внешность у него – хоть в сказке про Иванушку без грима снимай. При этом

звали его Эльчин Физули оглы Гусейнов. А его брата-близнеца – Эльхан.

– Нет, я, собственно, об одном своем знакомом. Думала, вы его тоже знаете. Это было бы очень кстати, но если уж нет...

– Татьяна, давайте честно и без шуток, – Александр обернулся. В глазах горе-журналистки поблескивали слезы, но не так уж много.

Не через край. – Вопрос первый: вы сюда пришли по поручению ваших... э-э... старших товарищей? Константина – не помню, как его там по батюшке, а также верной его Наталии и прочего Древнего Народа, который не старше тридцати?

– Нет, я сама. Мы с Андреем поэтому сегодня и приходили – предупредить вас, что... – девушка замолчала и чуть стиснула руку спутника. – Расскажи ты, я не могу. Противно.

– Да что там противного? Дело обычное до банальности, – парашютист чуть вздохнул. – Старшие подставили младших. Причем не со зла, а по необходимости. Ну, может, еще и со страха.

Правда, кто там кого больше боится, еще не ясно. Некий Александр когда-то очень сильно напугал нашего могучего Костю, да так, что он готов из шкуры выпрыгнуть, а супостата сничтожить. Поэтому договорился с гопой. А гопа не нашла главную цель и наказала кого попало. То есть попробовала, – Андрей снова поморщился и потер плечо. – Леха только малость затормозил и попал в больницу.

– Он не тормозил, он магией ударить пытался, – возмутилась

Лена. – Только их не взяло почему-то. Саша, честно, я тоже пробовала – и все как в стену. Даже хуже. Их и верхним зрением почти не видно было. Серая масса, и все. Как туман, и все там вязнет.

– А у меня не вязло, – удивилась Татьяна. – Наоборот, все назад отбрасывало!

– Какая разница! – скривился Андрей. – На магов надейся, а сам не плошай. Простите, девочки, но это все хорошо, когда в комнате или на полянке. Я понимаю, костер голыми руками зажечь – дело полезное, но лом или арматурину взглядом еще никто не расплавил. Времени на ваши ритуалы и приготовления больно много требуется. Вот Алексей и получил, пока готовился. Хорошо хоть по рукам, а не по голове. И Роман молодец, сообразил из-под удара выдернуть.

– Так, подробности сражения можно и потом обсудить. Погодите, я сюда загляну, вот они, гаражи, – Александр свернул на потрескавшуюся асфальтовую дорожку. Прошли между раскидистых кустов шиповника, вынырнули в небольшой дворик – точнее, задворки большого дома. В самом деле, на гаражах поблескивали витки проволоки – и какой-то подросток увлеченно пытался отодрать их от железных столбиков.

– Эй, пацан! – рык был такой силы, что Татьяна прижала ладони к ушам. – Там, наверху, я тебе! Ну-ка, иди сюда!

Пацан замешкался. Секунды на две, не больше. Потом догадался бросить застрявшие в ершистой спирали плоскогубцы и прыгнуть с плоской крыши. Александр стартовал с места, метнулся наперерез со скоростью зенитной ракеты. Перехватил, тряхнул за шиворот.

Немедленно сверху, из дома, донеслось:

– А ну, оставь малого! Сейчас спущусь, ноги выну и...

Перегнувшийся через балконные перила мужик был весьма грозен. Могуч. Если бог лепит людей из глины, то на эту статую материала ему потребовалось чуть ли не вдвое больше, чем на Александра. Классика, греческий атлет – ничего лишнего, пособие для желающих изучать мускулатуру. Даже на высоте четвертого этажа отчетливо различалась обильная синева татуировки.

Александр прикрыл левый глаз, задрал голову. Не выпуская ворот, одной рукой вытащил «мобильник», придавил пару кнопок.

– Михал Палыч? Это охрана вас беспокоит, со склада. Тут у меня охотник за проволокой попался. Да, прямо на месте. Какого-то шибздика послали, а с балкона сейчас папаша права качает. Второй подъезд, четвертый этаж, и, если не ошибаюсь, вторая квартира направо. Чьи приметы, папаши? Шкаф под два метра, весь разрисован. Чем – не вижу, на плече вроде бы череп с кинжалом. Понял. Мне их ждать? Хорошо, сейчас поправлю и пойду. Да, обязательно. До свидания.

– Эй, ты, козел! – громыхнуло сверху. – Ты меня сейчас достанешь!

Александр вздохнул, тряхнул подергивающийся ворот:

– Слышь, ты, сапер! Беги домой, передай этому дяденьке, что за козла он сегодня ответит. И за проволоку – тоже, причем за всю сразу. Просек момент? Пошел!

Юный резчик по проволоке не стал дожидаться, пока чужая подошва придаст ему начальное ускорение. Если бы его сейчас могли увидеть тренеры олимпийской сборной – взошла бы на нашем спортивном небосклоне новая звездочка. На зависть всем «черным гепардам». Увы, не было тренеров, был только допинг в камуфляже. Пыль взметнулась возле поворота дорожки, зазолотилась в вечерних лучах.

– Так, ребята, подождите минутку. Посмотрю, что он там наковырять успел, – Александр подпрыгнул, ухватился за идущую от гаражей к дому трубу. Прошелся ногами по загудевшим железным воротам, забрался наверх. Освободил плоскогубцы, что-то ими закрутил – в одном месте, в другом, в третьем. Засунул трофей в карман, спрыгнул. Оглянулся на балкон – грозного защитника не было видно.

– Пошел свое чадо встречать, – прокомментировал Андрей. – Или решил выйти, разобраться. Тебе помочь, если что?

– Не надо, у меня приказ начальства – возвращаться на объект. Шеф сейчас позвонит кому надо, без нас разберутся.

– В милицию, что ли?

– Ку-у-уда?! – Александр выпучил глаза. – Ты что, парашютист, с Луны спрыгнул? Или из Советского Союза? «Крыше» он позвонит, кому же еще можно в таком случае?! Пошли отсюда, нас тут не было. Давай, выкладывай, что там наш друг Костя задумал. А главное,

я-то тут причем?!

Через полчаса они стояли во дворе склада, возле калитки. Александр задумчиво ковырял штукатурку острием широкого охотничьего ножа.

– Как тот чукча в анекдоте говорил? Тенденция, однако. Знаешь, Лен, а ведь этот шкаф на балконе тоже был какой-то... мутный, что ли. И ни черта его не брало. Кидал как в вату. Причем я даже могу тебе сказать, когда эти проблемы начались.

– И когда же?

– Незадолго до нашей прогулки по лесу. По мелочи, но все наши фокусы начали осечки давать. А после той ночи вообще с людьми что-то странное творится. Так, мы теперь все свои?

– Вроде бы, – осторожно ответила Татьяна. Андрей кивнул, а от Лены ответ и не требовался.

– Тогда скажите мне, товарищи Старшие: как и чем вы отмечали летний солнцеворот? А то меня пригласить, мягко говоря, забыли, так что я мог самое интересное пропустить.

– Да нормально в общем-то отмечали, – Андрей посмотрел на свою подругу и явно удивился, когда та отвела глаза. – Посидели, попели, поплясали. Хотели пойти искупаться – гроза помешала.

Мне, например, там ничего интересного не было, а молодежи, говорят, понравилось. Что я забыл, Таня?

– Почти ничего, – она упорно прятала взгляд.

– Я подскажу. Кое-какой обряд, маленький такой, – негромко сказал Александр. Татьяна вздрогнула и отшатнулась, словно хотела убежать, да ноги не послушались. – Минут пять, не больше.

Костик, Наталья, Алексей и еще двое. Один светлый такой, с хайратником – как его звать?

– Стас, – прошептала Татьяна. – И еще я там была.

– Ну и что там такого было? – искренне удивился Андрей. – Я ничего особенного не заметил. По-моему, вообще ничего не получилось.

– Ничего особенного, – кивнул Александр. – По сравнению с тем, что в эту ночь в других местах вытворяли, вообще ничего. А все-таки, Таня, в чем смысл этого «ничего»? И почему ты этого «ничего» не хотела, а друг наш Алексей вообще боялся, как кролик удава?

– Откуда ты знаешь?! Тебя же там не было! Да и не... – голос сорвался. Остались только огромные глаза.

– В самом деле, Саша, откуда? – Андрей смотрел с каким-то непонятным интересом. Словно пытался узнать давнего знакомого, но никак не мог понять: почему не здоровается? Или просто похожий человек встретился? – У тебя что, своя агентура в наших кругах?

– Конечно, нет! – улыбка была широкой и добродушной. И руки разведены как следует: не слишком широко, зато с открытыми ладонями. – А ты знаешь другой ответ на такие вопросы?

– Знаю, – нахмурился парашютист. – Например, честный. Мы вроде бы договорились, что все свои?

– Ну, тогда давайте честно. Я там был. Двести метров вверх по склону, на обрыве. Над всей вашей защитной линией.

– С ночным биноклем, что ли? – оживился Андрей. Тут же поправился: – Да нет, деревья помешали бы, костер засвечивал... Опять-таки эмоции прочитал. Слушай, поделись рецептиком, а?

– Ноу-хау нашей фирмы, лицензии не продаются. Способности у меня такие. Опять же – каждому свое.

– А почему же просто не подошел, если до нас все-таки добрался?

– Жить хотел, а кому-то это не нравилось, – еще раз улыбнулся Александр. – Среди фирменных способностей есть и такое чутье. Если бы не оно, я бы до вас и не дошел. Среди бела дня прилег бы под кустики где-нибудь по дороге, а добрые люди еще и веточками укрыли бы. Или нелюди? Татьяна, а кто у вас там такой гостил – раскачанный до квадратности? Перед самым вашим обрядом ушел?

– Н-не знаю. Не заметила. Кто-то был такой, к Косте приходил. Сначала днем, по каким-то своим делам, а потом ночью уже подошел. Но точно не этот... не Витек.

– Вроде бы они о каких-то своих делах говорили, – припомнил Андрей. – О клиентах, о договорах, какой-то счет закрывать нужно было. По безналу, я на это как раз внимание обратил. Сижу на бревнышке и думаю, неужто такие деловые, что в рабочее время не смогли. Прозвище у этого качка как раз под стать фигуре – Терминатор.

– Серьезно. Более чем. Ладно, будем считать, это наши дела. Так кому же вы там хором пожелали спокойной ночи? В чем смысл всего черчения и почему так все напрягались?

– Там... В общем, ничего особенного. Мы никому ничего плохого не хотели. Просто не знали, получится или нет, там слишком много всего было. Ну... – Татьяна замялась, потом все-таки набрала воздуху побольше и выпалила, словно отличница у доски: – Нужно было, чтобы город стал лучше приспособлен для занятий магией. Чтобы не так давил. Вот и все.

Александр присвистнул, покачал головой:

– Всего-то навсего... Это ты точно знаешь, что именно такой эффект, или сказал кто?

– Все говорили, – удивилась девушка. – А как же? Мы же в одном кругу стояли! Если кто-то не будет знать, что делает, или не согласится – все наперекос пойдет!

– Хотя Алексей, надо полагать, был против?

– Н-ну да, его Костя уговаривал. Нужен был пятый, но Сергей не приехал. Поэтому Лешку прямо на месте и подготовили, он ведь тоже Старший.

– Похоже, только он один... Вы, ребятки, хоть понимаете, в какие дела сунулись? И чем вообще занимались? Город, между прочим, это не просто дома и люди в них. Это система, и она кое в чем посильнее леса будет. А уж что лес может натворить, если ему чьи-то дела не понравились, кому и знать, как не вам, сударыня. Догадываетесь, о чем это я? Вот город нам всем и ответил.

– Кому это – «нам»? – поинтересовался Андрей. – Вроде бы пока что изменения скорее с обычными горожанами... Или это и есть ответ?

– Он самый, – Александр зло, с хрустом ударил ножом по стене.

– Э-эх, молодеж-ж-жь... Хоть бы книги читали умные. Например, школьные учебники. Физику – действие равно противодействию, проходили такое? Или вот биология тоже наука забавная... Ладно. Общий итог: хреново, товарищи. И это только начало. Как там, кстати, наша тусовка у огонька – через неделю соберется или испугается?

– Не знаю, – Лена смотрела на выбоину в стене. – Пока никто ничего не говорил, но думаю, испугается. По квартирам расползутся или будут другое место искать. Саша, ты говорил, у тебя здесь где-то видеокамера была? Тебе не нагорит, что мы тут столько стоим?

– Уже не нагорит. По крайней мере, за вас – точно. Вот она, твоя камера, – острие ножа еще раз ковырнуло стену и подцепило пластиковый обломок с тянущимися под штукатурку проводками. – Раздолбал я ее. Нечаянно. Я же не знал, что она здесь, правильно? И вообще, все равно мне здесь больше не работать. Если уж взялись искать, то здесь запросто вычислят, так что нынешнее дежурство у меня последнее.

– Крайнее, – машинально поправил Андрей.

– Да нет, не крайнее... Впрочем, как хочешь. Ты мне вот что скажи, орел наш парящий: юрист этот долбаный организацию все-таки регистрирует? Или передумал?

– Из-за гопников? Которых он же и натравил? Плохо ты его знаешь, – Лена тряхнула головой, откинула волосы со лба. – Вот увидишь, он этим воспользуется, чтобы всех под себя подмять. А то слишком самостоятельная молодежь стала, может его и не послушаться. Вот он и будет защитой и обороной, а также всеобщим благодетелем. По совместительству.

– Это точно, – кивнул Андрей. – Я пока не знаю, что он нам скажет насчет сегодняшнего, но такой не утонет. Не способен.

Хотя, если честно, он этого Витька почему-то побаивается. Хотя паренек и в самом деле опасный. Татуировка у него занятная, слева на груди.

– Группа крови? – быстро, отрывисто спросил Александр. – И что с ней? Скорпион?

– Если бы... Лежащий волк. И больше ничего. Знакомо?

– Самому не доводилось, – нож лег лезвием в руку. Покачался, словно собираясь в полет, искать эту самую татуировку. – Но слышал. Если это то, о чем я думаю...

– ...То следующий вопрос – на чьей стороне он там воевал, – продолжил Андрей. – И почему даже не скрывает.

– Думаешь – они? Не похоже.

– Точно, не похоже. Посему вопрос третий – кому это выгодно. И кто этих пацанов к рукам прибирает.

– Меня больше сейчас волнует вопрос пятый: нам-то что делать? В тайгу перебираться? Лена, ты как, в Сибирь поедешь?

– Не поеду! – зло отозвалась девушка. – Почему я должна из-за какой-то шпаны свой город бросать? Может, это их – в Сибирь? Или еще куда-нибудь подальше? Что у нас там – Колыма?

– Я знаю, с кем посоветоваться нужно, – подала голос Татьяна, и все дружно обернулись к ней. – К Олегу Алексеевичу надо подход искать. Предупредить его, что за ним тоже охотятся. И вообще, все рассказать. Тогда, во время эпидемии, они справились, а сейчас еще проще будет, пока все еще далеко не зашло.

– Слушай, это тот самый главный Древний, про которого в твоей статье? Тогда ему и без нас доложат, – проворчал Андрей. – И вообще, ты мне до сих пор не рассказала, что за фигура такая и где вы с ним познакомились. Я пока что из Древнего Народа только наших видел, Игорька с компанией и эту даму... как ее там? Ну, у нее еще теперь свой магический салон?

– Раиса Александровна, что ли? – усмехнулась Лена. – Не угомонилась еще тетка?

– Какой там угомон! – Татьяна отмахнулась, как от комара. – У нее теперь человек десять таких же, как она, собирается. Медитируют, духовно поднимаются и все такое прочее. Только из них Древние... разве что по возрасту. И то еще не дотягивают.

– Зато пропаганду ведут – куда твоим статьям! – поддразнил Андрей. – Если экстрасенс, значит, с Древней Кровью. Только еще об этом не догадывается.

– Другие догадаются, – тихо заметил Александр. – Время придет, и сразу сообразят. Вам, ребята, интересно, вы этой самой кровью гордитесь, только не дай бог, насчет нее сообразят такие, как этот... с балкона. Возьмут и поверят всерьез, что вы другой народ.

– Ну и что? – удивилась Татьяна. – Народов у нас в России

мало, что ли? Вон на том же Кавказе... – тут же замолчала, ошалело захлопала глазами.

– Дошло, – кивнул Андрей. – Не такие, как все, и далее по программе. На базарах, кстати, бабки уже и в засухе, и в ливне колдунов обвиняют. Раньше говорили, что из-за заводов, а теперь опять про ведьм вспомнили.

– Слушайте, ну ведь у нас теперь законы, в конце-то концов, не средневековые! – пришла в себя Татьяна. – Какая охота на ведьм?! Какие погромы?! Вон, даже «скинов» сейчас прижали, милиция их гоняет.

– Кроме милиции, у нас есть и другие организации, – задумчиво ответила Лена. – Которые, между прочим, и за нами должны следить. Особенно если им это для чего-нибудь нужно. Как ты думаешь, Саша, кому может пригодиться Древний Народ?


ГЛАВА 14 | Нелюдь | * * *