home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 10

Говорят, что любая история время от времени повторяется. Даже уточняют: в первый раз – трагедией, во второй – фарсом. А в третий или четвертый? М-да. Не исключено, что и бредом.

Александр стоял у окна и смотрел во двор. За спиной шумела компания – кто на диване, кто на стульях вокруг выдвинутого на середину комнаты стола. Дюжина человек – пардон, Древних. По крайней мере, большинство из них точно с Древней Кровью. Десять минут назад к таковым был причислен и он сам, нашлись все нужные способности. Ну, кое-что не совсем хорошо получается, но это поначалу, не волнуйся... А чего, спрашивается, волноваться? Не удалось с первого раза свечку взглядом погасить? Сил на это много потратил? Эх, ребята, а вы попробуйте не сразу погасить, а подергать огонек туда-сюда. Да еще и делать вид, что сейчас от натуги посинеете – причем впечатление это должно поддерживаться на трех уровнях восприятия... вот уж действительно бред какой-то.

Нет, все-таки никудышный из него шпион. Сейчас надобно сидеть вместе со всеми у стола, слушать разговоры, вникать в суть. Хотя бы понять, «кто есть ху», как сказал однажды советский президент. Всех друг другу представили, но вот сейчас обернуться, посмотреть – сразу и не вспомнишь. Ничего, память тоже не зря тренировал. Потребуется, все всплывет из серой глубины, а если Олег или Илья помогут – и вовсе дословно, даже то, что вроде бы не расслышал. Но это вариант крайний и в этом случае совсем ненужный. Не те разговоры ведутся за спиной. Что-то о каких-то новых фильмах, которые Александр не видел и видеть не мог – хоть в лесу, хоть по своей «контрактной» легенде. Что-то о каких-то компьютерных играх и клубах. Странные люди эти новые Древние. Похоже, они всерьез вознамерились построить систему реальной магии по примеру виртуальной. Флаг в руки, товарищи, и барабан на шею. Может, и верной дорогой идете. Потом посмотрим, куда этак приходят.

А сейчас будем разглядывать другое место. Лучше не нужно, конечно, но это как не думать о белой обезьяне. До чего все же мал и тесен почти миллионный город: окна этой «явочной квартиры» выходят как раз в тот двор, которого пять лет избегал больше, чем огня. Куда больше. Вон там, за огромным асфальтовым пустырем автостоянки – другой дом, такая же многоэтажная коробка. Почти посередине коробки – подъезд, возле которого однажды истошно завывал сиреной егерский «уазик» и выхаркивал из себя «слезогонку» юный маг-недоучка Юрик. А на седьмом этаже – как раз окно кухни светится – жила-была девушка Ирина... Александр вяло удивился собственному спокойствию. Впрочем, чему тут удивляться? И времени немало прошло, и нервы лишнюю нагрузку отключают. Тоже тренированные. Вон за углом виднеется троллейбусная остановка – там он Иришку в последний раз видел. Живой. Расплывчатый силуэт на холме не в счет, не было ее там. Была ведьма, вместе с другими творившая жуткий обряд, готовившаяся принять нечеловеческую силу и власть – а Михаил уже вскинул на плечо тяжеленную трубу огнемета... Все-таки дрогнули нервишки: поплыло перед глазами, замутило, даже паленым на миг запахло. Александр сглотнул застрявший в горле угловатый камень.

– Аня, может, вы чай будете? – робко спросили за спиной.

– Ой, мам, ну что ты вечно...

– А в самом деле, народ, давайте по чайку пройдемся! – в семейный разговор тут же встрял Алексей. Все-таки лидер в каждой группе должен быть, какие бы идеи равенства в этой комнате не провозглашали.

Народ отнюдь не безмолвствовал. Народ одобрительно зашумел. И правильно – от долгих разговоров горло сохнет, а за чашкой чая многие проблемы гораздо проще и быстрее решаются. Можно, конечно, и не только чай пить, но тогда вместо решения любой вопрос

получит очередную отсрочку. К тому же собираться в следующий раз придется на другой квартире: мало найдется родителей, радостно приветствующих в своем доме попойку с участием любимого ребенка. Даже более чем умеренную, по пол-литра пива на каждого... Проверено. Еще в бурные годы вольной студенческой жизни.

– Сейчас, сейчас, у меня уже чайник на плите! – обрадовалась хозяйка. – Аня, что же ты не предупредила, я бы хоть пирог испекла или печенье. Может, бутерброды с колбаской сделать?

– Ну, мам... – начала было дочка и оглянулась на Алексея. Возникла пауза, и Александр решил быть поближе к природе.

Которая, как известно, не терпит пустоты. Если по молодости лет здешний... гм... Древний Народ еще не успел создать привычки и традиции – надо же когда-то и начинать, не так ли? Тем паче если есть опыт предыдущего поколения. Видно, мало этот светлоглазый с туристами ходил, если не сообразил сразу. Можно было бы по дороге все взять.

– А не послать ли нам гонца?

Все изумленно повернулись к окну.

– По паре лишних монеток у всех найдется? Тогда давайте

скинемся, – Александр порылся в кармане, вытащил хрустящую бумажку и положил на стол. Перехватил удивленный взгляд Алексея. – Мне сегодня начали долги выплачивать, так что не обеднею. Ну, у кого что? Сходим, купим все, что нужно. Печенье, хлеб, сахар, масла пачку – какие еще предложения будут?

– И колбасы, – Алексей поднялся, пошарил в карманах. Его

бумажка была не такой новой, но того же достоинства. – Триста тридцать грамм. Можно и побольше. Кто при деньгах, выкладывайте, мы с Сашей сходим.

– Инициатива наказуема исполнением, – хихикнули за столом.

– Да нет, просто дело ответственное, – неожиданно вступилась сидевшая по соседству девушка. – Не тебя же посылать, ты пива вместо масла принесешь!

Кто-то прыснул в кулак, кто-то просто усмехнулся – не иначе, случалось с неудачливым остряком подобное. Звякнула на столе мелочь, поверх легла мятая десятка.

– Я сейчас... – двинулась было к двери Аня.

– Погоди, с тебя кипяток и посуда, – светлоглазый турист пересчитал деньги, ссыпал в карман. – Мы все-таки в гостях, а ты хозяйка. Мы к тебе пришли, нам и скидываться. Спасибо Саше, напомнил. Пошли, что ли? Тут рядом, возле остановки.

На площадке было темно и неуютно. Судя по запаху, труба мусоропровода была забита доверху – причем не первый день. Не спасали даже разбитые окна: вечер был тихий и теплый, сквознякам в такую погоду гулять по подъезду совсем не хотелось. Лифт

проехал наверх, двери скрипнули. Еще раз. И еще. Ну ничего, вниз – не вверх. Впрочем, и вверх было бы не так уж высоко: пятый этаж, не девятый все-таки. Можно и пешком. Да хоть бы и на девятый...

На третьем этаже сияла новенькая, еще не запылившаяся и не засиженная мухами лампочка. Видимо, кому-то из жильцов надоело использовать лифт для подсветки замочных скважин. Ярко освещенный подъезд уютнее не стал, скорее наоборот. Интересно, почему некоторые люди не могут не изгадить собственное обиталище?

Перед дверью подъезда в сизом дыму тускло алели звездочки сигарет. Коротко, очень коротко стриженные парни потеснились, освободили проход. Заныл обломок зуба... Нет, все вежливо. Обдали табачно-пивным перегаром, скользнули безразличным взглядом и вернулись к своему разговору. Александр придержал железную дверь, кодовый замок мягко щелкнул. Будем взаимно вежливы.

Прошли вдоль дома, завернули за угол. Сотня шагов, до магазина, не больше.

– Саша, только честно – кто тебя учил?

– В смысле – учил? – Александр от неожиданности споткнулся на ровном месте. – Чему?

– Ладно, хватит на сегодня, давай напрямую. Я, конечно, глупо вляпался, но еще не совсем дурак. Со свечкой ты поигрался просто замечательно, даже я почти поверил, и не видеть ничего очень стараешься. Держишься ты хорошо, словно тебя это все и вовсе не интересует. Вот только на площади – это не я был. И не наши, точно говорю. Так где такому учат?

– В разведке. Я не вру и не шучу, – Александр тяжело вздохнул, перехватив недоверчивый взгляд собеседника. – В обычной армейской разведке, даже не в спецназе ГРУ. Ты знаешь, Леша, я во все эти фокусы вообще не верил, пока наш ротный на боевых не применил кое-что. Не глушил никого, огнем не кидался – просто нас прижали, а он с закрытыми глазами вычислил, где «бородатые» сидят. Сел, глаза закрыл – и, как в рекламе, с точностью до миллиметра. Вот после этого я к нему в ученики и навязался.

– Интересно было бы с ним встретится, – задумчиво протянул Алексей. – Он где сейчас?

– Под Грозным остался. Так что лучше бы вам подольше не встречаться. Лет этак с полсотни, не меньше.

– Извини, не знал...

– Да ладно, за что извиняешься? Ты мне вот что скажи – а серьезные люди у вас где собираются? Может, все-таки познакомишь?

– Какие это – серьезные? Чем тебе наша тусовка не понравилась? Или для тебя не круто – с молодыми за одним столом?

– Остынь, земляк, не кипятись. Тусовка, она тусовка и есть. Ты меня расколол, так и я кое-что сказать могу. В этой квартире у вас фильтрация, сортировка. Присматриваетесь, кто что может, кто приживется, ну, и новичков держите. Даже свободу им даете – когда встречаться, пиво пить или чай с бутербродами. А ты, по своей учительской привычке, молодежь потихоньку направляешь, куда старшие скажут. Точнее, Старшие – с бо-ольшой буквы. Я не прав?

– Не совсем, но в общем... Ты из нас прямо секту какую-то

сделал. Или подпольщиков, этакую «Молодую гвардию».

– Скорее «древнюю».

– Точно, – хмыкнул Алексей. – Это у тебя что,

профессиональное? Сразу такую вот структуру с конспирацией строить? Учили вас в разведке партизанские отряды организовывать?

– Ловить и давить их учили. В пределах, необходимых в горно-лесистой местности. А насчет конспирации – так нечего ее разводить, если все настолько честно и открыто... Хочешь, скажу, где у вас прокол?

– Скажи, скажи, – в светлых глаза блеснул неподдельный интерес.

– Агитатор ваш прокололся. Роман. Еще при самой первой встрече, на проспекте, сказал: «Приходите, старшие на вас посмотрят». Дальше все просто, как дважды два. Может, там и еще кто-то смотрел, но у тебя была задача – держать все в нужном русле. Я не прав? Да, кстати – эта Раиса... как ее там по батюшке, не помню... Она не из ваших? Очень уж вовремя и с нужными вопросами подошла.

– Нет, не наша, – Алексей рассмеялся. – И весьма надеюсь, что не будет. Это тебе еще повезло, что она одна пришла! Вот когда приходит таких десяток, да все если не с дипломами целителей, так с откровениями пророков – вот это, я тебе скажу, шоу! Никакого телевизора не надо! Да, раз уж речь о подсадных и подставных зашла – хочешь совсем уж дурацкий вопрос?

– Давай, выдвигай на рассмотрение.

– Ты-то сам на кого работаешь?

– На себя самого, разумеется. А что, есть другие варианты правильного ответа?

– Нету, – вздох получился не менее тяжким, чем за минуту до

того – у бывшего разведчика. – Жалко просто, если и в самом

деле ни на кого. Если честно, не один я жду, когда же нами соизволит хоть кто-нибудь официальный заинтересоваться. Кроме патрулей, только раз наша местная «полиция нравов» подъехала, поинтересовалась. Даже до конца не дослушали, заскучали, предупредили, что «в случае сигналов будут приняты меры» – и больше мы их не видели. По-моему, они нас вообще с кем-то путают. То ли с сектой, то ли с неформашками... а может, и с помесью того и другого.

– Запросто. Поставь себя на их место и найди с первого взгляда десять отличий. Кроме названия, разумеется. Только, знаешь, давай будем все-таки быстрее к магазину продвигаться, а то я сейчас икать начну – ей-ей, нас добрым словом уже поминают...

На обратном пути компанию в подъезде уже не застали, зато на первом этаже оказался вполне исправный лифт. Из него как раз выходила дама с собачкой – пришлось посторониться, чтобы пропустить сначала здоровенного ротвейлера, а затем хозяйку вполне соответствующего сложения. Пока пропускали, дверцы успели закрыться, но послушно разъехались по первому же нажатию кнопки.

Поднимающуюся железную коробку била мелкая дрожь. Для Александра эта тряска была еще и сине-желтой, с отчетливым тошнотворно-кислым привкусом. Не до разговора стало.

Наконец лифт открылся, вытряхнул на площадку пассажиров – и сразу словно цветным прожектором по глазам резануло. Нет, не по глазам.

– Вот и работай с ними, – вздохнул Алексей и брезгливо поморщился, словно выгребную яму учуял. – Ну никак одних нельзя оставить, сразу шалят детишки. Как ты думаешь, чем они сейчас заняты?

– Понятия не имею.

– А ты присмотрись, присмотрись. При них еще ладно, играй в новенького, но уж при мне... Кстати, меньше будут стесняться, а то очень уж подозрительно косятся на большого дяденьку. Так что у них там сейчас, как ты думаешь?

Александр попробовал разглядеть... куда там! Сквозь мерцающую сетку стенной арматуры можно было понять только одно: кто-то действительно шалит. Без всякого злого умысла, но затрачивая такие силы, что хватило бы слона поднять.

– Не разберу никак.

– Тогда пошли, посмотришь поближе. Если не напугаем.

Шалунам было не до испуга. И отвлекаться от своего важного дела они не собирались. Со стороны – с человеческой стороны – это действительно выглядело детской игрой в «гляделки».

Видимо, шуточки насчет безответственности и хождения за пивом продолжались довольно долго, и, как это бывает по законам диалектики, количество перешло в качество. Шутники, те самые парень и девушка, сидели в разных углах комнаты и пристально всматривались друг другу в глаза. Остальные с интересом наблюдали за поединком.

Посмотреть было на что. Особенно верхним зрением. Колышущиеся и вращающиеся радужные пузыри время от времени, словно грозовые тучи, выплескивали желтые молнии, прогибались под ударами, рвались и тут же заращивали дыры. В защите парня дыры появлялись гораздо чаще, зато его ответные удары становились все злее и мощнее. Желтый цвет постепенно сменялся злобным тускло-багровым.

– Брэк, – негромко сказал Алексей. – На сегодня хватит, давайте чай пить.

– Погоди, не мешай, – девушка отмахнулась, не отрывая взгляда от соперника. – Сейчас он не выдержит, и с него...

– Я не выдержу?! Я вот сижу и думаю, что с тебя потребовать: «Балтику» или «Ярпиво»!

«И впрямь – дети!» – молча ужаснулся Александр. – «Они тут на пиво поспорили, а потом будут половину жизни по больницам бегать! И ведь ничего им сейчас не объяснишь...»

– Хватит, ребята, хорошего понемногу, нехорошего – тоже. Пиво с меня, две бутылки, – голос Алексея приобрел мягкость резиновой дубинки, а сам он шагнул в комнату. Расставил руки так, чтобы взгляды с обеих сторон уперлись в его раскрытые ладони. – Хватит дуэлей, господа! На сегодня хватит дуэлей! И кстати, я извиняюсь, но ошибочка у вас вышла.

– Какая? – первой откликнулась девушка.

– Если бы одна... Вот сейчас за чаем и будет о чем поговорить. А пока что – наряд вне очереди, будете вдвоем на стол накрывать. Анюта, бери их в свою команду, пусть чашки таскают!

– Нужны они мне?! – откликнулась с кухни Аня. – Еще разобьют! Или друг на друга кипятком плескаться начнут.

– И кстати, об очереди и нарядах, – продолжил Алексей. – Лето на носу, если кто-то еще не заметил. Со своей детворой я уже бродячий сезон открыл. Народ, какие будут предложения?

– В ле-е-ес!!! – хором ответил народ.

– С палатками? С ночевкой?

– С но-чев-кой!!!

– Тогда подумайте всерьез о выезде, организации, порядке и тэ дэ. Снарягу я на первых порах обеспечу, однако кто будет харчи покупать, а кто на горбу тащить, это уж сами решайте. Чтобы не было, как сегодня. И заодно – кто будет ваши котелки и чайники от копоти отскребать. Если какой-нибудь особо продвинутый Древний освоит технику магического мытья посуды, пусть сразу поделится с обществом, мы ему памятник поставим.

– Из мрамора или из золота? – ехидно поинтересовался кто-то.

– Из консервных банок. Но в натуральную величину, с протертой до дыр кастрюлей в руках. И в венке из картофельных очисток, если еще и с этим делом заодно разберется. Кроме шуток, ребята, дежурный по лагерю – должность ответственная, по природной скромности не каждый согласится. Так что подумайте серьезно, кто с кем вместе хочет принести пользу товарищам, и в какой последовательности будем чередоваться. Готов дежурить первым. Кто в напарники пойдет? – Алексей оглянулся.

– Я, наверное, не пойду, – Александр потер подбородок. – Тут и в самом деле без опыта сложно, так что предлагаю: пара дежурных, один с походным опытом, второй на подхвате. Стажером, так сказать. Не знаю, как у вас тут заведено, я человек новый... Вдвоем мы запросто справимся, вот только как бы потом очередь не дошла до пары, которая огонь только на кухне разжигала. Все равно кому-то помогать придется – зачем тогда очередь?

– Можно и по-другому сделать, – откликнулась девушка, только что игравшая в «гляделки». – Кто-то костер разводит, кто-то на этом костре готовит, еще кто-нибудь воду таскает – у кого что лучше получается.

– Можно и так, – согласился Алексей. – Лена, а ты сама что будешь делать?

– Все, что нужно, кроме костра и дров.

– То есть согласна быть постоянным поваром? – уточнил Алексей и покачал головой. – Не думаю, что тебе это понравится. Все по лесу гуляют, а ты трижды в день вокруг костра с поварешкой пляшешь. Встаешь раньше всех... Кстати, проблему дежурства твой подвиг все равно не решает – если, конечно, ты не захочешь еще и воду таскать, и котелок мыть.

– А почему постоянным?! – возмутилась Лена. – Что, больше никто готовить не умеет?

– Значит, и отдельно дежурство поваров назначить... Кстати, на костре готовить – это уметь надо, это не плита. А раз уж ты согласилась на эту тонкую работу, то вряд ли другие умельцы найдутся. Или есть еще желающие?

Если таковые и были, то не отозвались. Только недавний спорщик довольно хмыкнул:

– Я же тебе говорил, что инициатива наказуема...

– Слушай, Антон, ведь достанешь, – неожиданно вступился за девушку Роман-агитатор. – Есть предложение, господа Древние: первым на таскание воды и мытье посуды назначить вот этого джентльмена – дабы впредь не смеялся пока другие работают. Кто за? Один против! Ничего, Антошка, не бойся, парень ты крепкий, справишься.

– Ну хорошо, пускай, – несколько ошалело согласилась жертва демократии. – А с кем я в паре получаюсь?

– Со мной, не бойся, – Алексей был явно доволен только что произошедшим судом. Скорым, но справедливым. – Считай, повезло тебе. Первый выход будем делать коротким, на пару дней – вы пока еще не втянулись. Так что дежурить нам с тобой только до полуночи, а потом нас сменят. Ужин приготовим, котелок вымоем – и спать. Следующая пара готовит завтрак, к обеду сворачиваем лагерь.

– А кто следующий? – блеснул глазами Антон. – Помнится, кому-то еще вне очереди назначали...

– Вторая пара – Саша и Лена. Справедливо, народ? Или кто не согласен? Если все «за», тогда следующий вопрос. Куда мы идем?

Зашуршала и расстелилась по столу карта. Желтогорск и его окрестности, километров на двадцать от города.

– Принимаются заявки и предложения! Кто места знает, чтобы красиво, с водой и людей поменьше?


ГЛАВА 9 | Нелюдь | * * *