home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4

Рано утром они увидели какие-то следы. Лэйси вообще не понимала, как он что-то видит, но Мэтт был уверен, что они идут в нужном направлении, и это ее успокоило.

В полдень они остановились, чтобы поесть и дать лошадям отдохнуть. Она спросила, где он научился выискивать следы.

— Во время войны, — ответил Мэтт. Он отрезал кусок вяленого мяса и тщательно жевал его. — Старик Смоук Джонсон работал со мной на одном ранчо. Он был военным разведчиком на западе до войны. Когда он услышал, что янки идут через Джорджию, он вернулся домой и присоединился к армии. Старик Смоук был общительным человеком, он рассказал мне все, что знал о выслеживании, индейцах и меховом промысле. Когда он не орал на меня, то учил читать знаки, объяснял, как ориентироваться по звездам. Между боями он обычно шел в лес, и я старался найти его следы. Однажды ночью, когда я шел по его следам, он встретился с дюжиной разведчиков. — Мэтт, вспомнив это, засмеялся. — Это был жуткий бой. Я не знаю, кто был больше удивлен, те янки или я и Смоук. В любом случае, мы опомнились первыми и убили четверых. Другие убежали, как ошпаренные коты.

— А где сейчас мистер Джонсон?

— Его убили в Чикамагуа.

— Прости, — тихо сказала Лэйси. — Ты родился на юге?

— Да. В Вирджинии.

— Почему ты уехал оттуда?

— Слишком много тяжелых воспоминаний. Мои братья были убиты в Виксбурге. Мачеха умерла во время войны, а сестра ушла в монастырь. Незачем было оставаться там, поэтому я решил посмотреть страну и после окончания войны уехал в Техас.

— Я там никогда не была. Там хорошо? Образ Клэр Дьюпрей возник перед его глазами. Мягкая белая кожа, волосы, черные как смоль, глаза, зеленые как изумруд.

— Там было хорошо, — сказал он, вздохнув.

— Почему ты уехал из Техаса?

— Хватит отдыхать, — резко сказал Мэтт, вскочил в седло и пустил лошадь рысью.

Лэйси ничего не оставалось делать, как сесть на свою лошадь и следовать за ним. Она боялась, что он ускачет далеко вперед.

Мэтт молчал весь оставшийся день. Лэйси несколько раз подходила к нему, но он, казалось, не замечал ее присутствия. На его лице проступили морщины, глаза были грустными, будто он вспоминал о чем-то неприятном. Видимо, она напомнила ему о чем-то таком, что он хотел забыть.

Она думала об этом весь день, ее воображение усиленно работало.

В эту ночь они остановились около обрыва. Лэйси терпела до ужина, а затем, когда они пили кофе перед сном, тихо сказала:

— Прости, если рассердила тебя днем. Я не хотела ворошить то, что тебе неприятно.

— Все в порядке, Лэйси. Я не имел права грубо обходиться с тобой.

— Ты больше не сердишься?

— Конечно, нет.

Лэйси улыбнулась ему, и Мэтту стало очень легко. Теплота ее улыбки, казалось, согрела его, и он ощутил неожиданный жар, который проник в кровь. Он вспомнил тот поцелуй, как она прильнула к нему, как вздрогнула при его прикосновении.

— Спокойной ночи, Лэйси, — нежно сказал Мэтт, зная, что если он не отойдет сейчас, то схватит ее и удовлетворит свое страстное желание.

— Спокойной ночи, Мэтт, — пробормотала Лэйси.

Вылив последние капли кофе в огонь, она легла под одеяло, озадаченная его поведением. Если он не сердится, почему его голос звучит так грубо, как будто он не хочет быть рядом с ней? Это было странно, но она слишком устала и вскоре уснула

Мэтт Дрего некоторое время лежал, глядя в темноту, осознавая, что у него появилась настоящая проблема. Это Лэйси, точнее, его страсть к ней. Он знал женщин, которые были более красивы, более образованны, более женственны, чем Лэйси, но он никогда не встречал женщину, которая так сильно влекла. Он не понимал, что особенного в этой Лэйси Монтана, но она завладела его душой. Скакать верхом рядом с ней каждый день было мучением. Он старался не смотреть на нее, старался не замечать, как сверкали ее глаза, когда она видела оленя, пасущегося на холме, или медведицу, играющую со своими детенышами. Он старался не замечать мягких округлостей ее бедер и выпуклости груди под тонкой тканью рубашки. Солнце играло в ее волосах, ее веселый смех перекатывался в горле, когда они поднимались вверх по склону…

Повернувшись на бок, он пристально смотрел на Лэйси, спящую недалеко от него. Волосы обрамляли ее лицо, словно пушистая красно-золотистая тучка. Ее грудь мерно вздымалась, и он старался не думать о ее нежной фигуре под грубым одеялом, но все, о чем он вспоминал, было то, как она поцеловала его, как прелестные губы покорились ему и ее нежное тело прижалось к нему, такое теплое, мягкое и желанное.

Проклятие, она была такой милой! Такой милой и юной. Слишком юной для мужчины, разменявшего третий десяток. Но разница была не только в возрасте. Она была наивна и ранима, верила в чудеса, все еще верила, что если очень сильно чего-то хотеть, это случится. Неужели он был таким же юным, таким же доверчивым?

Выругавшись, он лег на спину и долго смотрел в темноту, пока не уснул.

Лэйси зевнула, посмотрела на Синдер, которая паслась у ручья. Мэтта, видимо, не тяготили долгие часы, которые они проводили в седле. В самом деле, казалось, что он вообще никогда не уставал.

Однажды вечером, почти неделю спустя, Мэтт остановил свою лошадь и жестом приказал Лэйси, чтобы она быстро слезла с лошади.

Лэйси сделала, как он ее просил. Мэтт соскочил с лошади, лег на живот и пополз на покрытый кустарником пригорок. Он оставался там долгое время, и сердце Лэйси сильнее забилось от волнения. Неужели они, наконец, нашли ее отца?

Через двадцать минут Мэтт вернулся.

— Там остановились индейцы, — тихо сказал он. — За холмом около двадцати вигвамов.

— Ты видел моего отца? — спросила Лэйси. В ее глазах была надежда.

— Нет, но это еще ничего не значит. Мы должны убраться отсюда, пока нас кто-нибудь не заметил.

Кивнув, Лэйси последовала за Мэттом.

— Мы подождем ночи, — сказал Мэтт, — а затем я пойду осмотрю окрестности, может быть, где-то рядом твой отец.

Лэйси кивнула. Первый раз она осознала, в какой они опасности. Никто не знал, что может случиться, если индейцы обнаружат их.

Казалось, что солнце никогда не сядет. Лэйси грызла кусок вяленой говядины, чтобы утолить голод. Мэтт сделал сигарету, но не прикурил ее.

Темнота опустилась на землю. Мэтт взял руку Лэйси в свою.

— Послушай меня, оставайся здесь, что бы ни случилось. Понятно? Если я не вернусь к тому времени, когда луна спрячется за ту высокую сосну, садись на свою лошадь и скачи прочь.

— Но, Мэтт…

— Не спорь со мной. Если меня не будет, значит, я не вернусь. Садись на ту лошадь и мчись во весь опор. Если ты направишься на юг, то приедешь в маленький горный городок через день или два. Ты не можешь проехать мимо.

Мэтт засунул руку в карман и вытащил пачку зеленых банкнот.

— Это все, что осталось от тех денег, которые я выиграл в карты. Этого тебе будет достаточно на некоторое время.

— Мэтт, я..

Ее голос прервался. Он говорил так, словно сомневался в том, что вернется. Она так хотела найти отца, что не осознавала опасности.

— Возьми это.

Мэтт отдал ей деньги и, вздохнув, обнял и нежно поцеловал. Ее рот был мягким и теплым, и то, что началось с простого знака любви и уважения, переросло в нечто большее. Это был жгучий поцелуй, наполненный страстью и желанием.

Некоторое время Лэйси стояла неподвижно, ошеломленная силой его поцелуя и своей реакцией. Его губы вдруг стали настойчивыми, и Лэйси прижалась к нему, как к единственному родному существу в мире, потеряв над собой контроль. Ее ноги задрожали, сердце учащенно билось в груди. Тепло его губ разлилось по всему телу, наполнило ее непристойным желанием, это было что-то новое и очень возбуждающее. Если бы он так целовал ее всегда.

Мэтт резко отстранил ее от себя, и Лэйси стала на ноги.

— Пожелай мне удачи, — сказал он и ушел.

Лэйси смотрела ему вслед, потрясенная до глубины души.

Она засунула пачку денег в карман, с трудом осознавая, что делает, и бессильно опустилась на землю. Ее сердце молилось, прося всевидящего бога защитить Мэтта от беды.

Прошло пять минут, десять, двадцать. Где он? Почему так долго? Она уставилась в темноту, надеясь увидеть его, но видела только тень от одинокого дерева вдали. Напрягая слух, она вглядывалась вдаль, надеялась услышать шаги Мэтта, но слышала только легкое дуновение ветра.

Минуты тянулись, как часы. Где же он?


* * * | Путь Лэйси | * * *