home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 8

— Я уже поговорил с Ларри, вечером можем подскочить к нему за ключами. Погляди-ка, хижина примерно вот здесь. Около тысячи миль.

Не знаю, дотянет ли мой драндулет…

Молли кинула незаинтересованный взгляд на карту и отвернулась.

— Что-то не так? — обеспокоенно спросил Барри.

— Я никуда не еду, — глубоко безразличным тоном произнесла она.

— Молли… Молли! — Он притормозил, схватил ее за плечо и как следует встряхнул. — Что случилось?

— Ничего.

— Два часа назад ты горела энтузиазмом. А теперь еле слова цедишь. Это… из-за того летчика?

— Ха!

— Извини, не понял.

— Я сказала: ха!

— Это я слышал. Можешь, не откажешь в любезности пояснить, что оно означает?

— Только то, что мне не дают никакого отпуска.

— Почему?

— Якобы потому, что у меня слишком плотное расписание. Ха-ха! Я предложила отработать все часы после возвращения, но Фингер уперся.

— Фингер — это кто?

— Декан моего факультета.

— Странно. Ты же говорила, у тебя всего четыре или пять часов в неделю.

— Именно.

Барри остановил машину, повернулся к ней и сказал:

— Ну-ка, выкладывай', почему у тебя такой тон? Что ты скрываешь?

Молли глубоко вздохнула. На глаза навернулись слезы.

— Ничего я не скрываю. Сама была ошарашена. Сперва — Рэнди, потом еще такой разговор с Фингером.

— Такой разговор?

— Угу. Разговор — это мягко сказано. Он попросту наорал на меня. Сначала, понимаешь ли, прогуляла два дня, а теперь, видите ли, еще и отпуск требую. Вместо того чтобы спасибо сказать, что он меня не уволил.

— Прогуляла? — удивился Барри. — Когда?

Молли сокрушенно вздохнула.

— Я не могла заставить себя как-то объяснить свое отсутствие… ну, когда попала в больницу…

— Понимаю… — задумчиво протянул Барри. Ладно, ты не расстраивайся. А знаешь, малышка, есть у меня к тебе одно предложение. Давай-ка заедем куда-нибудь, перекусим и поговорим.

Молли печально усмехнулась и согласилась.

— Ну, вези. — И когда он снова завел мотор, уныло заметила:

— Не понимаю, почему на меня сплошь одни несчастья сыплются? Что уж я такого ужасного в жизни натворила?

— Ну-ну, не впадай в беспросветный пессимизм. Попытайся взглянуть на это по-другому.

— Это как же, интересно? Сказать себе, что потеря ребенка — это благо? Или…

— Ну, не так круто, конечно, — перебил ее Барри. — Но… считай, что этим черная полоса в твоей жизни закончилась. Ты молодая, красивая, умная, свободная. Перед тобой открыт весь мир. Что же в этом плохого?

— Во-первых, я не молодая. Мне уже двадцать седьмой год. Во-вторых, уж никоим образом не умная. Была бы умной, не связалась бы с Кларенсом и уж тем более не забеременела бы. А что касается свободной… — Она усмехнулась, покачала головой. — Я не свободная, Барри, я брошенная. А это большая разница. Что еще там остается из твоего списка?.. Красивая?

Да разве это так уж важно? Я бы с удовольствием отдала свою внешность в обмен на спокойное и тихое женское счастье.

— О!.. — Барри покачал головой. — Вижу, ты в куда худшем состоянии, чем я полагал. Значит, мое предложение как нельзя более своевременно… Ага, вот и ресторан. Вылезай. Тут отличные цыплята.

— Цыплята?! Барри, я и салатный лист сейчас не смогу проглотить, не то что…

— Не спорь, женщина. Тебе надо перекусить.

Хотя бы для того, чтобы лекарство принять. И нам надо спокойно поговорить, а это прекрасное место.

— Ох, Барри, ты за мной присматриваешь какие знаю даже… как брат, наверное. Старший.

— Естественно. Ведь я же старше тебя. На целых восемь лет.

— Правда? Никогда бы не подумала.

— Это потому, что я бороду сбрил. Ладно, садись. Вот тебе меню. Изволь что-нибудь выбрать.

— Н-ну… не знаю. Может, летний салат, но только без масла, с лимонным соком…

— Отлично, я тоже закажу такой. И предлагаю все же взять цыпленка. На двоих.

— Барри!..

— Не спорь со старшим братом, — притворно-сурово сдвинув брови, оборвал ее возражения Барри. — Официант, мы готовы сделать заказ! — Покончив с этим, он снова повернулся к своей спутнице и продолжил:

— Итак, вернемся к нашим баранам. Только прошу сначала выслушать меня, потом возражать. Идет? Молли кивнула. — Я предлагаю тебе уволиться.

Сегодня же. — Увидев, что она широко раскрыла глаза, поднял руку, пресекая возможные возражения. — И уехать отдыхать. Деньги у меня есть, так что мы вполне сможем продержаться, пока я не выйду на работу.;.

— Деньги у меня тоже есть. Это не проблема, — поспешно вставила Молли.

— Подожди, ты же обещала не прерывать.

Стало быть, о чем это я? Да, уволиться. Объяснюсь. Тебя пока слишком многое в жизни связывает с этим твоим Кларенсом. Ты приходишь в колледж и неизбежно вспоминаешь о нем. Мне кажется, этому необходимо положить конец. Так ты скорее сможешь забыть и о нем, и обо всем, что с ним связано. Кроме того, я глубоко убежден, что ты со своими знаниями с легкостью найдешь лучшую работу. Намного лучшую. А теперь можешь говорить. — И он посмотрел на нее, ожидая ответной реакции.

Но Молли молчала. Она совершенно растерялась, просто понятия не имела, что сказать…

Предложение Барри поразило ее и своей неожиданностью, и решительностью, и глубокой верой в ее способности. Немного пугающее, немного обидное, немного лестное…

Он что, считает ее неспособной справиться с последствиями несчастливого романа? Слабонервной истеричкой-неудачницей, падающей в обморок от любого напоминания о бросившем ее любовнике? И ради того, чтобы разуверить его, ей теперь надо кинуться в авантюрную затею по смене работы?.. Хотя он, безусловно, прав: она заслуживает лучшего места в жизни, чем занимает сейчас. И способна занять его. Так почему бы не попытаться?

Ей хотелось так и сказать Барри, но что-то в глубине души мешало. Что же именно? Молли пока сама не была уверена, но постепенно начинала понимать. Да это ведь Рэнди, наконец-то разыскавший ее в колледже! И если она уйдет оттуда, то сможет ли и захочет ли он продолжать розыски? Не подумает ли, что она скрывается от него?

С другой стороны, она-то знает и его имя, и его адрес… И имеет таким образом возможность встретиться с ним в любой момент, когда вздумается. После того как вернется из отпуска…

Так что же тогда сдерживает ее? Неужели смутное чувство благодарности к Кларенсу, преданность ему? Вопреки всему происшедшему с тех пор, как он перевез ее сюда… Или она втайне надеется, что он вернется или позовет ее, и хочет быть в полной готовности, когда это случится?

Эта мысль настолько глубоко возмутила Молли, что она обрела наконец дар речи.

— А что, мне, пожалуй, нравится твоя идея.

Что-то мне и правда все тут опротивело. Неплохо было бы сменить обстановку. Полностью.

Да, Барри, — задумчиво продолжила она, машинально беря вилку и принимаясь за поставленный перед нею салат, — ты прав. Мне надо вырваться из этого заколдованного круга. Точно! Я сейчас же вернусь к этому надутому индюку Фингеру и заявлю, что не желаю больше терять время на его захудалом факультете. Черт возьми! Как представлю себе его рожу, даже приятно делается.

Она хихикнула от удовольствия и едва не подавилась непрожеванным куском. Потом вспомнила о предстоящем отъезде и загрустила.

Ведь это означает, что в ближайшие две-три недели она уже не встретится с Рэнди…

Так, стало быть, ей все же небезразличен этот высокий красавец блондин в летной форме? Значит, ее волнует его настойчивый интерес? Может быть, она даже не возражает против того, чтобы снова оказаться в его объятиях? И не только в объятиях, но и в постели?..

Нет-нет, остановила она себя, ощутив пугающий симптом — разливающийся по всему телу жар. Это невозможно. Я не такая. Я не привыкла кидаться на шею первому встречному… Не говоря уже о большем…

«Старший брат» молча наблюдал за выражением прекрасного лица Молли. От его внимательного взгляда не укрылось, как радость от предвкушаемой предстоящей беседы с деканом внезапно сменилась сумрачностью. Что творилось в ее голове в эти мгновения? Вспоминала ли она о Рэнди, о том, что не сможет увидеться с ним, если уедет? Или, вопреки его расчетам и ожиданиям, затосковала вдруг о Кларенсе?

Кто поймет женское сердце? Уж явно не он, который не в состоянии понять свое собственное. Потому что, если быть до конца откровенным, ему внезапно захотелось пойти на попятный, забыть об отъезде и постараться встретиться с Джошем…

Барри вздохнул, потер рукой непривычно голый подбородок и снова вздохнул. Потом поймал на себе взгляд Молли, пожал плечами и смущенно улыбнулся.

— Это просто так. Не обращай внимания.

Итак, что же ты решила?

— Н-ну, мне нравится твоя мысль… о том, чтобы сменить место…

— Рад слышать, — энергично отозвался он, борясь с охватившим его отчаянием. — Тогда доедай, и вернемся в колледж, а потом будем собираться. Позволь напомнить, что отпуск — это твоя идея.

— Угу, — нехотя согласилась Молли. — Моя.

Но… — Она заколебалась. — Разве благоразумно ехать сейчас, когда мы оба безработные?

— Ох, малышка, что-то ты мудришь, — усмехнулся Барри. — Еще утром сама предложила, а теперь… Признавайся-ка, что это на тебя нашло?

— Ничего не нашло, — покраснев, огрызнулась она. — Просто утром безработным был только ты, а через час нас станет двое!

— Значит, ты твердо решилась уйти из Вест-Гейта? — обрадовался ее собеседник.

— Да. — И еще раз, громче, чтобы убедить себя, повторила:

— Да!

— Вот и молодец. Но мы же выяснили, что денег у нас пока хватает, а в большинстве приличных учебных заведений сейчас каникулы.

Или вот-вот начнутся. Так что тебе пока некуда отправляться на собеседование. Разве я не прав?

— Прав-прав, — нехотя согласилась Молли.

Перед ее внутренним взглядом все еще стоял яркий образ Рэнди Таунсенда в летной форме с букетом под мышкой, такого, каким он предстал перед ней меньше трех часов назад. И другой, смутный, но саднящий, как давняя заноза, — Кларенса, коварного и неверного возлюбленного…

Так что ждет ее дальше? Пустая, невыразительная жизнь, полная сожалений о потерянном времени и утраченной молодости, воспоминаний о предательстве и измене? Может ли она надеяться на что-то иное? На то, что у нее еще будет любовь и семья, и счастье, и дети.

Но когда? И откуда?..

— Ну так как? — вмешался в ее невеселые мысли Барри. — Что решила? Заскочим вечером к Ларри? Или хочешь сидеть в пыльном городе и погружаться в депрессию? Упиваться жалостью к самой себе? А? — И, видя, что она молчит, продолжил:

— Впрочем, как знаешь. А я так послезавтра отправляюсь. Прихвачу удочки, сапоги болотные, бинокль, несколько банок репеллента, и только ты меня тут и видела!

— Ладно, чего взъелся? Я тоже поеду. Вот ведь брюзга, — проворчала Молли, принимая единственно возможное в настоящий момент решение: покинуть Сан-Франциско, а вместе с ним и все проблемы. Хотя бы временно.

Барри прав: ей необходимо передохнуть. И, главное, перестать думать о Кларенсе, об утраченной молодости, о своих потерях… Жизнь нельзя повернуть вспять. Но зато можно извлечь уроки и провести остаток дней так, чтобы на старости лет в рождественские праздники сидеть у камина в окружении любящей семьи — седовласого супруга, троих детей, восьми внуков и бессчетного числа кошек и собак.

Придя к этому выводу, Молли положила в рот кусок курятины, пожевала и заметила:

— Слушай, а ведь действительно отличные цыплята. У меня даже аппетит появился.

— Вот и хорошо. Силы тебе понадобятся, чтобы с этим твоим Фингером побеседовать как следует. Нам еще надо столько всего сделать. Мне придется в спортивный магазин сгонять. А то весь инвентарь дома остался…

Молли взглянула на него.

— Хочешь, я съезжу и соберу твои вещи? Ты можешь составить список, рассказать, где что лежит…

— Нет! — выкрикнул он. — Не надо! А то я буду потом расспрашивать, видела ли ты Джоша, и тебе придется отвечать… А врать ты не умеешь… Нет, заскочим лучше в «Мир приключений». Обожаю эти магазины!

— Предлагаю не тянуть, Барри. Сейчас вернемся в Вест-Гейт, потом по магазинам, вечером заглянем к твоему приятелю. Почему бы не стартовать завтра утром? Что нам мешает? Побросаем джинсы и футболки в рюкзаки, прихватим книги и домино, или шахматы, или во что ты там любишь играть, фотоаппарат, пленок побольше, и рванем. Идет?

Молли поняла, что слишком погрузилась в свои переживания и забыла о том, что ее собеседнику не легче. Может, даже тяжелее. Ведь его-то бывший друг здесь, в городе, совсем рядом, стоит только проехать пару десятков миль. Барри переживает не менее, а более мучительные времена, чем она. И ей необходимо поддержать его.

Какое счастье, что этот удивительный человек попался ей на пути в тяжелую жизненную минуту! Что бы она делала без его помощи, его сочувствия, его заботы?

Да погибла бы! — выкрикнул внутренний голос. И Молли с ним согласилась. Что бывало с ней далеко не часто.

— Идет, — в конце концов согласился Барри.

Они уехали в половине первого следующего дня, загрузив багажник под завязку припасами и инвентарем и пообещав Ларри позвонить и рассказать, в каком состоянии нашли его собственность. Молли пребывала в приятно возбужденном состоянии и от волнения даже на время забыла и о Кларенсе, и о Рэнди, и о том, что осталась без работы… Барри хохотал и рассказывал анекдоты. Начало отпуска было явно удачным.


Глава 7 | Дороже всех сокровищ | Глава 9