home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 8

Подъем оказался трудным. Густая растительность на склоне прикрывала россыпи обломков древней лавы, которые предательски норовили выскользнуть из-под ног. Маленькие камни то и дело шуршали, скатываясь вниз сквозь кусты, а большие больно царапали руки и ноги, несмотря на сапоги и перчатки. Пыль стояла столбом. Пыльца здешних цветов вызывала аллергию. Зудело в носу, жгло глаза, горел язык во рту. В общем, десантники чувствовали себя отвратительно. Удержаться на месте было нелегко, и перегруженные Горилла и Куколка не раз скатывались на несколько метров по склону, похожему на наждачную бумагу, а потом с руганью продолжали восхождение. Крепко сложенный Тирдал, цепляясь руками за каждый надежный выступ, идеально балансировал и медленно, но без падений продвигался вверх, вызывая тихую зависть спутников.

Через несколько сотен метров напряженного подъема растительность стала достаточно надежной, чтобы обеспечить поддержку. Грубые, волокнистые растения, похожие на крапиву, сначала сменились мягкими, гибкими кустами, а затем деревьями. Удивляло то обстоятельство, что растительность не исчезала по мере восхождения, как на Айсландии, а, наоборот, становилась буйной и более разнообразной. Может быть, эти холмы – потухшие вулканы, в кратерах которых образовались озера, питавшиеся дождевой влагой.

С изменением климата они пересохли, и время разрушило чаши, но плодородный слой ила остался. Это было лишь предположение. Заниматься геологическими изысканиями у командос не возникало желания.

По дороге Благовест размышлял, не стоило ли пойти в обход. Он понимал, что длинный, окольный путь отнял бы много времени, но все же сомневался в принятом решении.

Неожиданно отряд атаковала еще одна колония похожих на муравьев насекомых. Эти были побольше – сантиметров пять длиной – и с поразительной легкостью вгрызались в плотную ткань костюмов.

– Стойте смирно! Они могут серьезно покусать. Высылаю киборгов.

Горилла направил «стрекоз» к маленьким животным. И роботы, опустившись на разведчиков, стали уничтожать кусачих тварей.

– Капитан, Тор, не шевелитесь. «Стрекозы» выведены из строя, а на вас еще остались эти термиты. Сейчас сниму их руками.

– Поторопись, Горилла. Я кожей чувствую, как они проедают мою одежду.

– Готово.

На этот раз обошлось. Только на костюме Благовеста красовались две дыры да была погрызена правая лямка его рюкзака. Ткань выращивалась на молекулярном уровне и была способна выдержать удары ножей, выстрелы из пистолетов и даже пальбу не очень мощного кинетического оружия. А челюсти этих насекомых с ней справились.

Слава богу, муравьи не успели добраться до тела.

Разведчики решили устроить передышку в кустах, а спустя еще некоторое время расположились на отдых в молодой поросли деревьев. День был очень жаркий, и воздух до сих пор не остыл. Пот струился с командос ручьями, и даже у всегда бодрого дархела был изнуренный вид.

– Подходящая ночь для прогулки? – осведомился Шива и получил в ответ несколько невнятных ругательств. – Ты в порядке, Тирдал?

– Да, просто концентрируюсь на своих ощущениях и медитирую, чтобы дать телу отдохнуть.

– И ты притомился, Тирдал? – спросил Кинжал.

– Я просто дархел и никогда не набиваю себе цену.

– Если есть силы ссориться, стало быть, карабкаться и подавно сумеете, – сказал Шива, прерывая напряженный разговор. – Пошли.

Тор и Куколка запротестовали, но подчинились. Подъем возобновился.

– Кажется, я начинаю ощущать присутствие цлеков, – заявил Тирдал. – Какой-то необычный фон…

– Детали? – попросил Благовест.

– Пока никаких. Просто ощущаю присутствие.

– Ладно. Предупреждены значит вооружены. Осторожность и дисциплина, ребята. Думаю, вы и так это понимаете, – сказал капитан.

Подъем по лесистому склону проходил быстро: корни, которые при спуске только мешали, теперь помогали карабкаться. Окружающие деревья были местными аналогами сосен – высокие, с вечнозелеными хвойными кронами и узловатыми корнями.

Сначала Хорек цеплялся за эти деревья при восхождении, потом обнаружил, что весь испачкался в густой липкой смоле, и перестал. По мере того как отряд приближался к вершине холма, лес редел, и вскоре разведчики уже двигались среди кустарников и отдельно растущих деревьев. В красноватом свете луны листва приобретала цвет засохшей крови. Разведчики двигались ползком, быстро перебегая открытые места. «Хамелеоны» подстроились под цвет листвы кустарников. В этих костюмах было нестерпимо жарко: специальная прослойка отражала излучаемое людьми тепло, так что отряд не был виден в инфракрасном спектре. Улучшенные бронекостюмы могли поглощать тепловую энергию в большом объеме, а штурмовые костюмы-"хамелеоны", которые были на командос, лишь отражали ее. Поэтому приходилось делать остановки, чтобы снизить температуру внутри. В данный момент отряд размещался в нише под выступом скалы.

– Ну вот, – сказал Благовест с нотками удовлетворения в голосе. – Мы добрались до места, передохнули, а теперь пора идти. Кинжал, Горилла.

Так и работают собровцы. Долгие дни в передвижении по-пластунски, ободранные колени да прочие радости жизни – и только потом само задание. Рюкзаки они сложили под скалой, чтобы двигаться быстрее, налегке, забрав их на обратном пути. А если случится так, что командос будут вынуждены оставить свою амуницию, значит, ситуация настолько осложнилась, что они вряд ли проживут столь долго, чтобы успеть чем-нибудь воспользоваться.

Кинжал со сканером в руке бодро спускался по склону. Горилла настраивал киборга. Капитан посмотрел на Тирдала. Было очевидно: тот концентрируется, чтобы лучше чувствовать.

– Есть что-нибудь? – спросил Благовест.

– Да, – ответил Тирдал. Ухо у него подрагивало. – Уверен, что внизу цлеки. Я это ясно ощущаю. Но имеется проблема.

– Какая?

– Капитан… Он один.

– Один, – повторил Благовест, чувствуя, как волосы у него встают дыбом и мурашки бегут по спине.

– Именно.

– Тирдал, это очень плохо. Ты уверен?

– Чувствую одного, и я в этом уверен. Конечно, могут быть и другие. Что если мой разум каким-то образом заблокировали, или изобрели барьеры против сенсатов, или обнаружили меня раньше и теперь управляют моим сознанием… Но все это маловероятно.

– Может, они под грунтом?

– Я бы их все равно вычислил, – заверил сенсат. – А этот… он даже не военный. Абсолютно спокоен, будто сидит дома и читает газету.

– Мой сенсор не видит «клякс», – вмешался Кинжал. – В округе вообще не наблюдается инопланетной биологической активности, если не считать нас, конечно. Хотя, возможно, наш отряд просто создает для прибора слишком сильные помехи. Так или иначе, там внизу, – Кинжал махнул рукой в сторону подножия, – сканер не видит каких-либо движущихся объектов крупнее мыши. Все чисто.

– Не понимаю, – произнес Шива. – Пусть здесь нет никакой базы. Пусть есть только материалы, предназначенные для строительных работ. Однако где часовые, патрульные? Техники? Их должно быть тридцать-сорок, как минимум. А реально – три-четыре сотни.

– Знаю, – отреагировал Тирдал. – Но чувствую одного. Только одного.

– Все, я окончательно сбит с толку, – сказал Тор. – Что будем делать?

– Осмотрим ближайшие окрестности и подождем данных от роботов, – ответил Шива.

– Согласен, – сказал капитан. – Горилла, у тебя все готово?

– Да, сэр, – ответил техник, выпуская маленького киборга.

– Если здесь находится база, то должны быть патрули, – пробормотал Кинжал. – На сканере нет и следа металла или пластика, робот тоже не видит ничего необычного. Если здесь и есть цлеки, то они здорово маскируются. Причем без всяких на то причин. Они же о нас не знают.

– А может, все-таки знают? – неуверенно сказал Тор.

– Конечно не знают, – заверил Тора Хорек. – Иначе давно бы убили. Чего выжидать? Но почему нет охраны? Даже киборгов и тех нет. Не понимаю.

Видно было, что разведчик сам сомневается в своих словах.

– Тирдал, – спросил Тор, – ты уверен, что чувствуешь именно «кляксу»? Как ты можешь быть уверен, если никогда раньше с ними не сталкивался?

– Послушай, – отозвался Тирдал, – ты в состоянии растолковать слепому, как выглядит солнце? Я убежден, хотя и не могу объяснить почему. Хочешь верь, хочешь нет. – Сенсат выглядел оскорбленным подобными сомнениями.

– Тор, расслабься, – посоветовал Благовест. – Как там дроид, Горилла?

– Бежит. Или, точнее, идет. На молекулярном проводе. Уже почти спустился с холма и пока ничего не обнаружил.

– Опиши местность.

– Долина, оставшаяся после ледника. Кое-где на поверхности застывшая лава, а так сплошь и рядом деревья. На той стороне у подножия холма что-то чернеет. По-видимому, это пещеры, но точнее можно будет сказать, когда робот спустится ниже… Стоп, я засек движение. Вот картинка. Тишина!

Вдалеке что-то определенно двигалось.

– Роботы? – спросила Куколка, указывая курсором.

– Наверняка, – отозвался Горилла. – Придется подождать, через некоторое время изображение будет получше.

Картинка исчезла: робот вошел в заросли и выключил все сенсоры. Горилла умело управлял им, заставляя бесшумно пробираться сквозь кусты.

Техник вел дроида, а остальные разведчики сидели и терпеливо ждали. Искусству ожидания их учат в первую очередь. Звезды перемещались по небосводу, мимо изредка пробегали небольшие насекомые размером с айсландских лисиц. Примерно через полтора часа Горилла нарушил молчание:

– Есть.

Визоры снова включились. На открытой местности кипела работа. Тут и там сновали дроиды-рабочие, по периметру местность облетали похожие на теннисные мячики сенсороботы, лавируя между стволами деревьев и другими препятствиями. Строительство охраняли боевые роботы, не такие, как у людей. По приказу Гориллы дроид-разведчик двинулся в обход, запоминая местоположение сенсоров и самонаводящегося оружия: их было легко запеленговать по отчетливому сигналу. Система защиты еще не была доведена до ума, и не возникало сомнений, что постройка начата совсем недавно. Робот достиг края безлесной местности и засек группу «клякс», двигавшихся клином. Совершенно невообразимым для человека образом патрульные шли в сторону лесного массива.

Благовест вопросительно посмотрел на Тирдала. А тот в ответ только пожал плечами – совершенно не дархельское движение.

– Не знаю, что это такое. Я их не чувствую. И никакой кибернетической активности тоже. По-прежнему один цлек.

– Меня вот что еще беспокоит, – вставил Кинжал. – Полянка слишком мала. Похоже на военную базу, но это не она.

– С чего ты взял? – не понял Тор.

– А вот с чего, – пояснила Куколка. – Надумай они и впрямь строить базу, они предварительно расчистили бы территорию: спилили деревья и оттащили куда подальше. В целях безопасности. Сейчас же любой враг может подобраться к ним вплотную, оставаясь незамеченным.

– Ничего не понимаю, – сказал Тор. – Они же не тупицы и должны это осознавать.

– Конечно не тупицы, – заявил Кинжал уверенно, и все повернулись в его сторону.

Хоть у Кинжала и трудный характер, но разведчик он классный. Его глаза, блестевшие на грязном, небритом лице, излучали убежденность. Стрелок не допускал возможности тактической ошибки со стороны цлеков.

– Что ты хочешь этим сказать, Кинжал? – спросил Шива.

– Тирдал говорит, что чувствует одну «кляксу». Итак, мы имеем одну-единственную «кляксу». Есть много техники. Еще есть удобная для вторжения местность, а также какая-то группа, которая выглядит как «кляксы» и расхаживает тут, словно королевская гвардия. Сенсоры не дают никакой информации. Нет никаких отходов производства. Это подстава, будьте уверены.

Шива и Благовест переглянулись.

– Мы видим лагерь. Допустим, речь идет о подставе. Если эти «кляксы» и их роботы – голограммы, тогда… – Шива помедлил, – получается, цлеки полагают, будто разведчики, увидев такую картину, быстро смоются, не проводя детальную проверку. Короче говоря, увидят то, что «кляксы» хотят им показать… Но зачем?

– Они хотят, чтобы мы отрапортовали о строящемся аванпосте. Сюда вышлют огневую мощь, – рассуждал Благовест, – которую «кляксы» благополучно уничтожат из засады.

– Тирдал, думаешь, твое сознание возможно заблокировать? – спросила Куколка.

– Вполне возможно, – признал сенсат. – Такого никогда не случалось, но нельзя отрицать вероятность этого. Людей-несенсатов можно засечь по активности мозга. Вы не умеете ее маскировать. Я… умею. Они, конечно, могли засечь меня уже давно…

– Что думаешь? – спросил у Шивы Благовест.

– Если нас засекли и собираются дать нам уйти, то все в порядке. Если нет, надо не дать им этого сделать. И нужно определить, голограммы ли мы видим.

– Способ только один, – заметил Горилла. – Запустить "крота".

– Да. Не самый лучший, но другого у нас и правда нет. Начинай, Горилла. И будь осторожен, – распорядился Благовест.

– Вид этих типов внизу постоянно напоминает мне об осторожности, – вздохнул техник.

Устройство, о котором шла речь, представляло собой напоминающий хомяка и управляемый примитивным электронным мозгом живой организм. Его искусственно выращивали и вшивали в плоть примитивные сенсоры и электронику, позволявшую поддерживать жизнедеятельность и двигаться в заданном направлении. Такой биоробот не давал возможности получить цельную картину происходящего, но для заданий, подобных нынешнему, подходил как нельзя лучше. Если его и заметят, то наверняка примут за обычное небольшое млекопитающее.

– Пошли «крота» вместе с роботом – так будет быстрее да и информацию передавать безопаснее, – посоветовал Благовест.

– Знаю-знаю, – отозвался техник, в который раз удивляясь смекалке командира.

– Куколка!

– Да, сэр.

– Подготовь передатчик. Информация должна быть послана, даже если нас убьют. Без моего приказа не включай.

– Поняла, сэр.

Если разведчики и правда не выживут, передатчик сможет послать через подпространство направленный закодированный сигнал, читаемый на расстоянии тридцати пяти световых лет, в Айсландской Конфедерации.

– Помните, что бы мы сейчас ни обнаружили, задание остается прежним: добыть информацию и убраться восвояси. Поэтому давайте не будем нарываться на неприятности и по-тихому, без драки, смотаемся отсюда.

Горилла, порывшись в рюкзаке, извлек на свет маленькое создание. Оно неподвижно сидело на руке техника, не подавая признаков жизни, если не считать слегка вздымающихся боков. Горилла быстро настроил электронный мозг, водя пальцами по панели управления, и прикрепил «крота» к дроиду-"жуку". Потом сошел немного вниз по склону и отпустил робота. В подобном спуске не было смысла, просто на подсознательном уровне Горилле хотелось быть поближе к своим киборгам. Тирдал, напротив, поднялся чуть выше. Ему очень не нравилась сложившаяся ситуация. Он понимал, что перемещение навряд ли улучшит его самочувствие, но решил попробовать. За спиной дархела между двумя камнями, изогнувшись как большая ящерица, замер Кинжал со сканером в руке.

Робот двигался медленно, петляя. Горилла запрограммировал его так, чтобы он был похож на пасущегося жука. Киборг тянул за собой молекулярный кабель и на каждой маленькой остановке посылал Горилле изображение местности перед собой. Особых препятствий вокруг не было, но техник не торопился увеличивать скорость.

– Не хочу подгонять тебя, Горилла, – сказал наконец Благовест, – однако до рассвета всего три часа, пора уносить ноги.

– Хорошо, сэр. Сейчас доберусь до зарослей, и дело пойдет быстрее, – заверил Горилла.

Действительно, когда почва перестала быть каменистой и над головой киборга появилось естественное прикрытие, он перешел на бег. Местность была несложной для прохождения, и вмешательство Гориллы почти не требовалось: компьютерный интеллект справлялся сам.

– Осталось меньше трех километров. Замедляю ход.

Дроид остановился на безопасном расстоянии в двести метров от края открытого места. «Крот» отцепился от его спины и пропал в траве. Он тоже был запрограммирован на естественное перемещение. Поэтому малыш блуждал в траве, пока не наткнулся на тропку, протоптанную местными зверьками, и не побежал по ней в сторону строящейся базы. Для любого сенсора он будет просто одним из множества снующих тут и там зверьков. Киберорганические вкрапления незаметны, и опасность обнаружения существует, только если сенсор настроен на поиск существ, не обитающих на этой планете.

К счастью, ни один из цлекских сканеров не оказался столь совершенным, и «крот» незамеченным добрался прямо до строителей. Дальше начиналась «чистая» зона, где даже мышь будет уничтожена. Но животное уже приблизилось на достаточное расстояние.

Еще час понадобился, чтобы выбрать удобную позицию для наблюдения. Наконец была найдена небольшая ямка под камнем, которую облюбовали местные тараканы. Размером они были не больше земных, и к тому моменту, как показались «кляксы», зверек уже сытно пообедал. Возможно, это были другие патрульные, но скорее всего прежние. «Крот», увидев их, тут же выбежал на открытое место и притаился.

– Внимание! – провозгласил Горилла, подавая изображение на визоры остальных.

Приземистые серые цлеки проследовали прямо над животным, не коснувшись ни его самого, ни почвы, ни травинок вокруг. Ничто не шелохнулось. Мастерски исполненные голограммы.

Подстава.

Все видели это совершенно отчетливо. Горилла и Тирдал не моргая смотрели друг на друга. Потом техник окинул взглядом остальных. Очевидная фальшивка там, внизу.

– Могу послать «крота» еще куда-нибудь и получить дополнительную информацию. Правда, с каждым новым его появлением увеличивается риск быть обнаруженными. По-моему, все и так ясно.

Благовест кивнул и жестом показал бойцам, что пора уходить. Алденатская система связи была абсолютно безопасной, но капитан избегал пользоваться ею вблизи расположения врага, тем более в такой странной ситуации. Хорошо бы, думал Благовест, реабилитировать старую систему лазерной передачи сигнала. Пусть и потребуется всегда находиться в поле зрения друг друга.

Теперь разведчикам предстояло добраться до сектора корректировки обратного пути, чтобы избежать обнаружения, эвакуироваться с планеты и поскорее передать добытую информацию командованию. Она сохранит сотни тысяч жизней в кровавой бойне, а возможно, даже переломит ход войны.

Однако прогнозы – дело теоретиков. Сейчас же предстояло дойти до шлюпки живыми.

Следуя приказу Гориллы, «жук» повернул назад через лес. Техник ненадолго задержался, отдавая последние распоряжения, Кинжал, все еще таясь между камнями, обеспечивал прикрытие, а Тирдал и другие уже спускались по дальней стороне холма. Дорога назад короче, чем при вторжении, и разведчики рассчитывали оказаться на месте через неделю, продвигаясь осторожно и тщательно маскируясь. Цлеки могли знать о присутствии разведчиков, а могли и не знать. Кроме того, они могут догадаться, что командос обнаружили мистификацию, и разведчики, если засветятся, будут тогда уничтожены.

Разбить лагерь пришлось на склоне холма, среди деревьев. Близость к цлекам была опасна, но не более, чем попытка быстро, при свете солнца, убраться подальше. Бойцы почти не устали за предыдущую ночь и сберегли силы для последующего марш-броска.

Примерно в полдень, когда разведчики спали, выставив часовых, «крот» вернулся на исходную позицию. Он встал на задние лапки и провел в такой позе около часа, ожидая инструкций. Осознав, что связь с центром управления потеряна, он стал рыскать по округе, пока не нашел небольшую норку. Забравшись в нее, он умер. Компьютер высвободил особые бактерии, которые за три часа не оставят от тельца ничего, кроме пары костей. Даже электронные части будут уничтожены. Все можно уничтожить.


ГЛАВА 7 | Герой | ГЛАВА 9