home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 6

Собровцы проснулись от оглушительного пения Шивы.

– Прекрасное утро!..

Послышалась неистовая ругань Кинжала, Тора и Хорька.

– Пора, – напомнил Шива. – В последний раз хавайте горячую домашнюю еду, целуйте изображение мамочки на экране и готовьтесь месить дерьмо.

Времени на завтрак оставалось мало: напоследок все проверяли экипировку. Рюкзаки, костюмы, шлемы. Благовест и Шива собственноручно досматривали, не упустил ли кто из виду что-нибудь важное. Горилла успокоился и выглядел почти радостным. Ему единственному хотелось поскорее выбраться из сферы, пусть и на вражескую территорию. Куколка и Хорек, напротив, нервничали немного больше других. В этом не было ничего необычного – они всегда несколько взвинчены перед высадкой. Тирдал, судя по медицинским показателям, был, как всегда, спокоен. На самом деле по его приборам нельзя было понять даже того, спит он или нет.

Разведчики обтерли лица полотенцами, съели еще по паре ложек и застегнули штурмовые костюмы. Амуниция была выставлена на середину шлюпки – к высадке все готово.

– Тирдал, есть что-нибудь? – Благовест чувствовал себя идиотом, произнося слова будто из третьесортного боевика.

– Какие-то животные, – ответил Тирдал, никак не реагируя на смущение капитана. – Примитивные мысли, выражающие боль, голод и тому подобное. Больше ничего. Разумных существ, не считая нашей команды, в округе нет.

– Спасибо. Горилла, начинай.

Первый дроид, выпущенный из бокового шлюза, бесшумно поплыл к берегу, рассекая волны. За ним тянулся тонкий кабель для передачи данных. Береговое течение ненадолго остановило продвижение робота, однако он усиленно заработал похожими на ласты конечностями и вскоре выбрался на прибрежную гальку.

Этому роботу было отдано предпочтение за неприметность. Он напоминал крупного жука. Приземистость делала его более похожим на представителя фауны, чем на робота. Едва дроид коснулся грунта, его сенсоры просканировали окрестность на опасные вещества, движение и звуки. Ничего не обнаружив, он сменил ласты на гусеницы и покатился вверх по склону к ближайшим зарослям.

Изображение с камер дроида во всех частях спектра передавалось на визоры разведчиков.

– По-моему, лучше всего на инфракрасном-три, – посоветовал Горилла.

Недолго думая, все согласились с Гориллой и переключились на этот режим.

– Лиственный лес? – осведомилась Куколка, вглядываясь в экран.

– Вроде того. По правде сказать, я не уверен, что вон те деревья – именно лиственные. Поросль все закрывает.

На экранах была видна плотная завеса переплетений, образуемая кустами, напоминающими карликовые пальмы или каучуковые деревья. Вверх уходили неясные громады с веретенообразными кронами и листьями, похожими на колючки кактуса. Лесная чаща, в отличие от береговой линии, была почти непроглядной. Лишь кое-где лучи местного солнца достигали грунта, укрытого здесь полусгнившими растениями и испещренного норами разных животных. Через просветы между кронами сквозило розовое или голубое небо.

– Зверь, – лаконично воскликнул Кинжал, быстрее всех отреагировав на движение.

– Вижу, – отозвался Горилла, настраивая одну из камер так, чтобы разглядеть получше. Управление роботом осуществлялось с помощью голоса либо нажатием кнопок на панели управления. Горилла предпочитал второй способ. Если руки были заняты при стрельбе, он просто выкрикивал команды, не отрываясь от дела, но старался этого избегать.

– Черт, в жизни не видел такого огромного таракана!

Изображение стало наконец четким.

– Больше сходства с чешуйницей или трилобитом, – сказал Благовест.

– Не важно. Это насекомое. Так что если кто-то боится жуков, то у него проблемы.

– А ты сам разве не боишься, Горилла? – спросил Хорек.

– Только когда представляю себя внутри такого таракана, – сострил Горилла, маскируя испуг.

Раздались смешки.

– А такое вполне может случиться. Смотрите, вон еще один. Другой вид. Наверное, насекомые – основная форма жизни на этой планете.

– Не исключено. Однако не будем делать скоропалительных выводов, – сказал Благовест. – А ну как здесь живут птицы, которые питаются этими тараканами?

– Боже упаси, капитан.

– Посмотрите на его челюсти! – прошептал Хорек, увеличивая изображение.

– Неслабое жвало, – согласился Шива.

Животное прокладывало себе путь, скусывая стебли растений толщиной сантиметров десять. И стебли эти были совсем не мягкие, как у травы, а скорее похожие на бамбуковые. Когда растение падало, тварь захватывала его своими клешнями и отправляла прямиком в пасть, словно картошку фри.

– Так. Остается вопрос, охотится ли кто-нибудь на этих тараканов, – сказал Хорек.

– Тебя успокоит тот факт, что дроид нашел фекалии, содержащие следы переваренного мяса?

– Нет. Меньше знаешь – лучше спишь, – содрогнулся Хорек.

– Не чувствую поблизости плотоядных животных, – сообщил Тирдал. – Если они и есть, то настолько примитивные, что мысли их не засечь.

– Млекопитающее! – воскликнул Благовест. Светящийся курсор указал на нужное место, и Горилла дал его крупным планом.

– Чем-то смахивает на капибару, – заметил он.

– Капибару? – не понял Тирдал.

– Да. Большой грызун на Земле.

– Спасибо.

– Что-то в небе. – Шива указал на движущуюся точку.

– Ну-ну! Не так быстро! – буркнул техник, вскоре поймав четкое изображение.

По небу летело еще одно млекопитающее, похожее на летучую мышь с вытянутой мордой. И "летучая мышь", и «капибара» имели неброскую желто-коричневую окраску. Клыки были обыкновенные, но несколько удлиненные.

– А вон целое стадо. – Горилла повернул объектив в сторону.

Это были жуки, огромные, около метра в «холке». Панцири у них были полосатые, так что почти не выделялись среди густых зарослей.

– Никаких признаков присутствия «клякс» или других разумных существ? Или какой-нибудь аппаратуры? – спросил Благовест.

– Ничего, сэр. Крысы, летучие мыши и жуки, – был ответ.

– Тогда продолжаем, – приказал Благовест.

– Есть, сэр.

Кабель первого дроида был отключен. Это давало ему большую свободу в передвижении. Еще четыре робота всплыли на поверхность и, выбравшись на берег, направились к лесу. Шлюпка выпустила две гибкие трубы, достававшие почти до поверхности. Отверстия были закупорены силовыми полями.

Как только киборги включили свои сенсоры и подготовились оповещать команду о любой опасности, разведчики приступили к высадке.

Хорек пошел первым: засунув амуницию в одну трубу, сам он проскользнул в другую. Ему всегда казалось, что именно так чувствует себя младенец при рождении. В этой кишке было темно и тесно. Дышалось с трудом. Силовое поле помогло разведчику добраться до края трубы. Он набрал в легкие побольше воздуха и мощно толкнулся. Правой рукой нащупал рядом с собой другую трубу и вытащил свою энергетическую винтовку, а затем и рюкзак, снабженный специальными поплавками. Иначе держаться на поверхности воды со стокилограммовым ранцем было бы трудно. Хорек осторожно высунул макушку из-под воды, а потом, стараясь не поднимать волн, всплыл настолько, чтобы можно было дышать носом.

Киборги не доложили о том, что наверху идет дождь, по-видимому сочли это несущественным. Дождь хоть и мешал осматривать местность, однако, будучи недостаточно сильным, не был признан роботами угрозой. Подобные осадки отлично маскируют как самих десантников, так и любую грозящую им опасность. Что называется, "славный денек для собровцев и прочих водоплавающих птиц".

– Льет холодный дождь. Никакой опасности пока нет, – доложил Хорек шепотом, чтобы быть услышанным только сенсорами внутри шлема.

– Понятно, – ответил снизу Шива. – Тирдал, ты следующий. Готов?

– Да, сэр, – сказал Тирдал и повторил процедуру с трубами.

– Пошел, – услышал он через несколько мгновений и вслед за тем почувствовал, как силовое поле поднимает его вверх.

Он задержал дыхание, проходя через верхний конец трубы, и оказался в воде. Взял винтовку, рюкзак и всплыл рядом с Хорьком.

Хорек удивился тому, как поднимался на поверхность Тирдал. Сначала его дыхание было учащенным, и он быстро работал ногами, чтобы удержаться на плаву. Через пару секунд он уже выглядел абсолютно спокойным. Видимо, в его костюм были вмонтированы поплавки. Неужели дархелам так трудно плавать? Может, их тело плотнее, чем у людей? Или им просто нужно время, чтобы привыкнуть к новым условиям?

Хорек этого не знал. Да оно и не важно. С дархелом уже все в порядке. Но как он светится в инфракрасных лучах! То ли нервничает, то ли у дархелов просто более интенсивный обмен веществ.

Хорек кивнул и поплыл к берегу, толкая перед собой рюкзак. Он не винил Тирдала за нервозность: его и самого раздражал подобный способ высадки – с ранцем, винтовкой, по самые ноздри в воде. Из-за местного климата вода была дьявольски холодной. Хорек выбрал правильную скорость: сто метров за пять минут. Он качался на волнах, периодически погружаясь в воду. Долгие тренировки научили его делать вдох, едва вода отступала от ноздрей, и не обращать внимания на брызги. В носу щипало ужасно, но он разберется с этим на берегу.

Когда ноги коснулись дна, он опустился на четвереньки и пополз, обдирая колени об острую гальку. Морская соль жгла нестерпимо. Хорек дотолкал рюкзак до берега и сдул баллоны, удерживающие ранец на плаву. Накачанными оказались только четыре из восьми – плыть было недалеко. Через мгновение ранец уже висел у Хорька за плечами. Десантник быстро опустился на разбитые в кровь колени и по-пластунски пополз к зарослям. Там он очистил ботинки от налипшей грязи, кинул быстрый взгляд назад и увидел, что Тирдал проделал половину пути, а за ним вдалеке виднеется Куколка. Убедившись в том, что все в порядке, он обратил внимание на лес перед собой.

Шум дождя приглушал все звуки. Тирдал продвигался гораздо лучше, чем на тренировке. Если бы Хорек не оглянулся, то не сумел бы определить, следует ли за ним дархел. Вскоре Тирдал уже лежал в траве метрах в пяти слева. Выставив винтовку вперед, он всем своим видом выражал готовность к действию, однако взор его был направлен как бы внутрь себя. Хорек решил прочистить нос. Он пригнулся пониже и, затыкая по очереди ноздри, сильно и вместе с тем почти бесшумно высморкался. Полетели сопли, песок и соленая вода. Хорек утер нос рукавом, поднял голову, чтобы оглянуться, и снова залег.

Куколка уже выбралась на берег. Она была поменьше Гориллы, но гораздо крупнее Кинжала и Хорька. Рюкзак у нее был таких же внушительных размеров, как она сама. Помимо трехствольного штурмового пулемета она несла батареи для роботов и другие приспособления. Тяжелый пулемет обладал невероятной скорострельностью и требовал охладителей большой мощности. Это, конечно, только добавляло веса. Куколка двигалась медленно, но не из-за тяжелой ноши, а потому, что ноги ее увязали в мокром песке. Он прилипал к ботинкам, и Куколке приходилось нелегко.

Она поравнялась с Тирдалом и Хорьком, и втроем они направились к опушке леса. Горилла прикрывал их сзади. В его громадном рюкзаке лежали все киборги и прочая техника. Поэтому Горилле пришлось наклониться пониже, чтобы не сильно возвышаться над травой. Следующими были командир и Кинжал, а арьергард составляли Тор и Шива.

Горилла послал роботов вперед. Искусственный интеллект позволял им самостоятельно справляться практически с любыми препятствиями. Изредка один из них останавливался в нерешительности, и тогда Горилла, наблюдавший за своими подопечными, посылал ему указание, куда двигаться. Разведчики осторожно ползли вслед за дроидами, готовые к любым непредвиденным обстоятельствам: все-таки роботы были всего лишь механизмами.

Когда отряд на несколько сотен метров углубился в лес, одного из роботов атаковало большое хищное насекомое, похожее на богомола. Схватив киборга, оно попыталось прокусить его панцирь в области шеи, но жвала только скользили по твердой оболочке. Дроид отреагировал по запрограммированной схеме; выпущенные им шипы пронзили брюхо насекомого. Все замерли. Некоторое время «богомол» корчился в предсмертных судорогах и вскоре затих. Дроид затащил тело поверженного врага под ближайший куст, чтобы скрыть следы битвы, и вернулся на исходную позицию.

– А представляете, что может водиться в здешних морях? – шепотом сказал Хорек.

Шива и Благовест тихо засмеялись. Остальные не были на Земле и не поняли шутку. Тирдал-то уж точно не уразумел, хотя кто его знает? Может, ему просто не смешно. У дархелов специфическое чувство юмора. Кинжал, возможно, и понял, но решил не менять каменного выражения лица. Однако двое – тоже неплохо.

А далеко позади всеми забытая шлюпка опускалась на глубину. Через некоторое время она начнет движение к точке встречи и перейдет в режим ожидания. Если через две недели сигнала от команды не будет получено, она переместится южнее, в другое место. Была еще третья, запасная, точка гораздо севернее двух предыдущих, но никому не хотелось думать о том, что придется ее использовать. Она была определена на случай провала миссии и разгрома отряда. Двухнедельное молчание означало бы, что команду обнаружили «кляксы» и все погибли или взяты в плен. Тогда шлюпка по запланированному маршруту выходила на орбиту, чтобы попытаться донести информацию до Конфедерации.

Благовест сверился с картами. Итак, десять дней они будут в пути, пока не доберутся до плоскогорья и не выберут удобную обзорную точку. Что бы они ни обнаружили, нужно будет сразу же отправиться к месту встречи со шлюпкой.

– Есть что-нибудь? – спросил Тирдала командир.

В шлемы разведчиков была вмонтирована переговорная система, разработанная полулегендарными алденатами. Считалось, что ее сигналы невозможно расшифровать, тем более запеленговать. Единственная опасность заключалась в том, что лишние разговоры часто не давали командос сосредоточиться. Впрочем, поскольку разведчики не знали, как с научной точки зрения работает это устройство, они не очень-то ему доверяли.

– Я не чувствую цлеков. Правда, обилие жизни вокруг не дает полной уверенности, – признался сенсат. – Одно могу сказать наверняка: поблизости их нет.

– Насколько далеко распространяются твои ощущения?

– Не очень. Максимум на два-три километра. Поле не ослабевает с расстоянием, но на более близких мыслях и ощущениях проще сконцентрироваться. В действительности все зависит от присутствия вокруг жизни. На определенном удалении опускается что-то вроде завесы. Словно снежная буря вдалеке. Я не могу точно описать. Этот лес кишит жизнью. Рядом с нами цлеков нет. Что дальше – не знаю.

– Понял, – сказал Благовест и отдал приказ: – Вперед. Направление указано более яркими цветами на карте.

Десять дней внедрения в гипотетический вражеский лагерь – это не десятидневный поход с палатками. Всю ночь разведчики шли под проливным дождем. Вода струилась по грязному телу, ветки хлестали по лицу. От воды и грязи ныл каждый синяк и каждая царапина, полученные в дороге. Дроиды двигались впереди, за ними шли разведчики, постоянно оглядываясь по сторонам. И сенсоры роботов, и чувства людей были напряжены до предела. Опасность могла подстерегать за каждым деревом, за каждым кустом. Корни будто нарочно вылезали на поверхность, чтобы спутать ноги разведчикам, то и дело вырастали на пути камни, колючки кустов впивались в тело, острая трава резала кожу. Сила тяжести на планете несколько превышала норму, но особых неприятностей сильным и выносливым командос это не доставляло. Неудобство заключалось лишь в том, что в непривычных условиях было труднее управляться с амуницией. Довольно часто приходилось перелезать через каменистые гряды или проползать под непроходимой завесой из вьющихся растений – вот это было действительно непросто при гравитации 1,2 g. Воздух в лесу был очень влажный. Повсюду витали запахи гнили и свежей зелени. Иногда ветер доносил слабый аромат моря.

Командос на ходу жевали холодную провизию. Упаковку обязательно забирали с собой, не бросая где попало. Мусор в лагере привлекает паразитов, мусор в полевых условиях – врагов. Сейчас же могло произойти и то и другое. Каждые два часа десантники останавливались, чтобы передохнуть, отчищали ботинки, вытаскивали колючки и ветки, попавшие в одежду, вытирали с лиц въевшуюся грязь. Быстрый осмотр местности, пара глотков воды – и снова в путь. Они мочились в специальную емкость, чтобы их не обнаружили по химическим следам. Когда они разобьют лагерь, то содержимое емкости захоронят. Хорек был первым в цепочке, и ему не требовалось тащить этот «горшок». Зато, когда приходилось ползти, он непременно вляпывался рукой в холодные, склизкие испражнения какого-нибудь животного. Гигантские насекомые оставляли фекалии, состоявшие наполовину из твердого вещества, наполовину – из слизи. Кучи дерьма были размером с коровьи лепешки, и Хорек тихо, но отчаянно матерился, обнаруживая их одну за другой.

Благовест удивлялся Тирдалу. Как известно, планеты у дархелов урбанизированые и промышленно развитые. А Тирдал двигался тихо, экономя силы, – ничто не выдавало в нем городского жителя. Видимо, на корабле он не терял времени даром. Ему, казалось, было все равно, как передвигаться: ползком, согнувшись или на четвереньках. Странно и то, что Тирдал просто следовал за Хорьком, даже не оглядываясь по сторонам. Либо полевые условия были ему в новинку, либо он целиком полагался на свои способности сенсата. А может, и то и другое. Так или иначе, не стоит ставить Тирдала первым – не заметит опасности вовремя, и все кончено.

Каждая планета с биосферой имеет свои уникальные черты. У этой отличительная особенность состояла в полном отсутствии издаваемых животными звуков. Видимо, насекомые общались друг с другом химическим путем, а млекопитающие молчали, боясь обнаружить себя перед хищником. С одной стороны, это хорошо: умолкнувшие животные не выдадут их приближения. С другой стороны – плохо: никакой шум не перекрывал звуков передвижения отряда.

Шелестела листва кустарников, мягко шуршали листья папоротников. Под ногами хлюпала грязь. Лил дождь. Эти звуки успокаивающе действовали на нервы. Не было ни жужжания, ни отчаянных схваток за самку, ни остервенелой борьбы хищника с жертвой… ничего. Словно все животные неожиданно вымерли. Иногда похрустывали сухие ветки.

Перейдя через мелкий ручей, разведчики услышали шум. Судя по характерному звуку взмахов, что-то крылатое двигалось в их сторону. Неведомое существо пронеслось перед лицом Хорька, потом мимо Куколки.

– Что за черт? – пробормотал Хорек.

Отряд мгновенно приготовился к обороне. Глаза уже искали цель.

– Все в порядке. Долбаные летучие мыши, – пояснил Хорек.

– У меня тоже все о'кей, – подтвердила Куколка. – Только одна тварь чуть не врезалась в меня.

– Страшно? – игриво заметил Тор.

– В жизни ничего страшнее не видела.

– Ладно, отбой! – распорядился Шива.

Он понимал, что нервы у всех напряжены и нужно расслабиться. Но пора было двигаться дальше. Посмотрев через тепловизор, он увидел, что разведчики успокоились. Температура тела, однако, оставалась повышенной, поскольку обмен веществ сильно ускорялся при чрезмерной нагрузке на мышцы. Тем, кто покупает билеты во всякие "тренировочные лагеря", чтобы сбросить вес, этакие упражнения даже не снились.

– Скоро восход, Шива, – предупредил Благовест. – Необходимо разбить лагерь.

– Да, сэр. Ребята! Время ставить палатки! Есть идеи насчет места?

– Слева от нас полянка. Небольшая возвышенность посреди низкого болота, густая растительность вокруг, – отозвался Тор.

– Пожалуй, сойдет. Дай-ка я гляну. – Шива подобрался поближе и рассудил, что лучшего места не найти.

Конечно, предпочтительнее было более низкое место – там меньше вероятность быть обнаруженными, но в такой низинной болотистой местности и утонуть недолго. Выбранное место представляло собой большую кочку, окруженную стеной вьющихся растений. Тор случайно обнаружил под ней лаз.

– Вперед! – отдал приказ Шива, встав у лаза. Тор выполз на поляну первым, за ним Благовест и другие. Последними были Шива и Хорек.

Разведчики быстро устроили себе постели – руками выкопали в грязи углубления для тел, вытянули из клубка лиан по нескольку веток и положили себе под голову. Ни в коем случае нельзя было рвать растения, чтобы свежесломанные стебли не выдали возможному противнику местоположение отряда.

Роботы Гориллы охраняли лагерь по периметру: их сенсоры, микрофоны и лазерные датчики практически не оставляли шансов кому или чему бы то ни было подкрасться незаметно.

Кинжал выкопал не очень глубокую ямку, вылил в нее мочу из «горшка», а затем налил туда же реактив, разложивший мочевину на неорганические вещества.

Разведчики пообедали, чтобы хоть отчасти придерживаться обычного распорядка дня. Еда казалась безвкусной, но каждая съеденная порция уменьшала вес рюкзака на полкилограмма, и это было самым отрадным.

– Выставляем часового. Извини, Тор. Слишком высокое место, – сказал Шива.

– Ничего-ничего. В следующий раз подыщу местечко прямо на болоте, – огрызнулся Тор.

По голосу его было ясно, что он раздражен, правда не сильно. Он пополз к центру поляны, сжимая в руках винтовку. Остальные улеглись, отвернувшись друг от друга, и сделали визоры непрозрачными, чтобы свет восходящего солнца не мешал спать. Укрыться от дождя было нечем. Тор неподвижно сидел на корточках, и вода текла по нему ручьями. Время от времени он оглядывался по сторонам. На визор часового передавались изображения и данные с сенсоров дроидов, призванные предупредить Тора, если рядом появится крупный объект. Но все было тихо, только один раз два жирных жука протрусили мимо. Через два часа проснулся Благовест, чтобы сменить Тора.

– Как восход?

– Ничего особенного не приметил. Серое небо, туман. Дождь закончился с час назад.

– Хорошо. Надеюсь, день будет сухим и жарким.

– Мы, наверное, и так высохнем, когда выберемся из этих прибрежных болот.

– Приятного сна, Тор.

– Приятного дежурства, сэр.

Тор дополз до загодя приготовленной лежанки и мгновенно уснул.

Какой-никакой, но это был отдых. Если сегодня тебе было плохо, то завтра может стать еще хуже. Такова философия солдата. Отдыхай сегодня, потому что завтрашний день может не наступить.

Когда пришла очередь дежурить Тирдалу, он молча занял свое место. В целом команда приняла его, один снайпер относился к дархелу подозрительно. Он не доверял "этому эльфу" и не спал, пока часовым был Тирдал. Дархел, разумеется, чувствовал, что снайпер бодрствует, но виду не подал.

Когда на закате все проснулись, Хорек уже не спал.

– Надо замести следы и трогаться в путь, – сказал Шива. – Приступим.

Мыться было нечем, и они просто обтерли лица губчатыми полотенцами с активными частицами, убивающими микробов. Тирдал ползал по поляне, манипулируя растениями, и вскоре стало совсем незаметно, что здесь кто-то спал. Еще дархел нашел три незамеченных другими обломка пластика. Команда была восхищена его работой.

– Как это у тебя получается? – заинтересовался Тор.

– Чувствую, – ответил Тирдал. – У растений нет эмоций, но у них есть… нормальное состояние, что ли? Я передвигаю ветви, пока растения не приходят в норму. Точнее описать не могу. Но это работает, правда только на близком расстоянии.

– Как бы это ни называлось, оно действительно работает, – сказал Шива.

Даже Кинжал одобрительно кивнул. Окружающая природа выглядела нетронутой. Они убрали мусор и закончили сборы. Роботы Гориллы выдвинулись вперед. Их батареи будут работать пару недель. Энергия отчасти восстанавливалась днем с помощью микроскопических термоэлементов, вмонтированных под корпус:

Ночь была похожа на предыдущую. Только не было дождя, и все вокруг постепенно подсыхало. Пропитанная потом одежда прилипала к телу, вызывая зуд. Под шлемом чесалась голова. По мере того как они удалялись от береговой линии, почва менялась. Жижа преобразовалась в липкую грязь, а затем в твердый грунт.

Они шли уже около часа, как вдруг раздался отчаянный шепот Тирдала:

– Хорек, осторожно!

У первого в цепочке была хорошая реакция. Это его и спасло. Едва он успел распластаться на грунте, как у него над головой проскочило большое насекомое. Хорек повернулся и открыл огонь, но не попал. Послышался треск ломающихся веток. Существо опустилось на грунт и приготовилось снова атаковать. Выстрел Тирдала был также не точен, повалив с грохотом какое-то дерево. Заговорил пулемет Куколки: от этой стрельбы закладывало уши, даже несмотря на использование глушителя. Тяжелые иглы молниеносно впились в тело насекомого, а скрытое в них антивещество – всего несколько микрограммов – разорвало тварь на куски. Все остальные уже заняли круговую оборону, готовясь отразить новое нападение.

– Что такое? – прохрипел Благовест.

– Я почувствовал неподалеку хищника-одиночку, – доложил Тирдал, – предупредил Хорька, и он избежал опасности. Пулемет Куколки уничтожил животное. Насколько могу судить, больше угрозы нет.

– Не двинемся с места, пока не убедимся в этом окончательно, – приказал капитан.

Звуки стрельбы из импульсного оружия были не очень громкими по сравнению, например, со взрывчаткой, но все-таки достаточно необычными и непохожими на естественные. К счастью, то ли поблизости не было никого, кто мог бы услышать выстрелы, то ли густая растительность гасила шум.

Долгое время они молча ждали, напряженно пытаясь отыскать взглядом маломальский намек на угрозу.

– Все чисто, – наконец сказал Благовест. – Давайте посмотрим записи. Что-то показалось мне странным.

Листая записи битвы со шлемов Куколки и Тирдала, он нашел, что искал.

– Смотрите. Иглы не пробили панцирь. Сработало антивещество.

На кадрах запечатлелись следы полета зарядов – скорость была слишком высокой, чтобы такое оборудование поймало четкую картинку. И пока не аннигилировало антивещество, насекомое было в полном порядке.

– Уму непостижимо, – сказал Кинжал. – Как бы я изрешетил этого скота.

– Хорошая идея, – поддержал Шива. – Лучше сейчас проверить, какое оружие берет местных тварей. Следите за обстановкой.

Измазанный слизью кусок панциря размером с тарелку был прислонен к стволу дерева.

– Сначала импульсная винтовка, – сказал Шива. – Давай, Тирдал.

Дархел кивнул, прицелился и спустил курок. Вслед за выстрелом послышался глухой стук: часть внешнего скелета подскочила, завертелась в воздухе и шлепнулась вниз. Куколка подошла и взяла ее.

– Цела и невредима, – сказала она. Впечатляюще. Лучом импульсной винтовки можно пробить дыру глубиной в несколько метров практически в любом материале. Это было отличное оружие для уничтожения техники и личного состава. Но тут его мощности не хватало.

Стандартные патроны винтовки Тора срикошетили. Утяжеленные патроны Кинжала – тоже. Бронебойные пробили. Куколка выпустила очередь из двадцати патронов, чтобы проделать дыру. Шива зарядил винтовку патронами с антивеществом, настроив их на аннигиляцию в момент столкновения с целью. Антивещество разнесло панцирь на кусочки.

– Забавно, – бормотал Шива, рассматривая обгоревший осколок. – Видно, придется настроить оружие на поверхностную детонацию.

– А что делать с простыми g-винтовками? – спросил Благовест.

– Надеюсь, выстрелы из них хотя бы на время оглушат этих тварей, – сказал Хорек.

– А если придется стрелять в животное покрупнее, поверхностная детонация может не повредить жизненно важных органов. Да мы и не знаем, где у них эти органы. Будьте осторожны, – заметил Шива.

Все перенастроили оружие, и движение возобновилось.

В течение нескольких часов не происходило ничего необычного. Но вот Горилла сказал:

– Стоп.

Хорек замер в весьма неудобной позе. Это был почти условный рефлекс на команду, и Хорек не шевелился, пока Горилла не произнес:

– Вольно.

Это означало, что все могут расслабиться, не двигаясь с места. Горилла включил в визорах видео, переданное двумя киборгами.

– Гляньте-ка.

Увиденное разведчиками было похоже на кадры из фильма ужасов. Стая мелких хищников напала на крупное травоядное животное. Чалый травоядный жук легко заполнил бы собой небольшую спальню. Серые, похожие на огромных тараканов хищники обступили его и нещадно кусали. Их жвала без труда отхватывали куски от пуленепробиваемого панциря.

Разведчики смотрели в оцепенении, положив пальцы на спусковые крючки: вдруг они – следующие жертвы? Огромное насекомое металось из стороны в сторону, сшибая молодые деревца толщиной сантиметров пятнадцать и сотрясая почву. Один из хищников неосторожно подступился к громадине и был раздавлен. С деревьев сыпались ветки и листья, грунт покрывался бороздами от бешено двигающихся ног. Огромное насекомое было членистоногим, и конечности его имели что-то вроде копыт все из того же суперхитина. Они поблескивали из-под покрывавшего их слоя грязи.

Даже за сотни метров было бы видно, как раскачиваются деревья: раненое животное вставало на дыбы и пинало атакующих. «Копыта» его выглядели устрашающе, но, кажется, не очень помогали. Хищник откусил супержуку ногу, и тот захромал. Вот другая нога отлетела в сторону, и животное сделалось неповоротливым. Воспользовавшись этим, хищники сосредоточились от него сбоку и быстро лишили жука оставшихся конечностей. Он рухнул, заслонив роботам обзор.

– Горилла, давай посмотрим с другой стороны, – сказал командир.

Техник направил роботов в обход и вскоре поймал четкую картинку.

– Бог мой, – прошептал Хорек.

– Какой ужас, – отозвалась Куколка.

Все остальные молчали, но были явно солидарны.

Шесть выживших хищников прогрызли дыры в панцире еще живой громадины и теперь проедали себе путь внутрь. Один углубился в тело жертвы настолько, что торчали лишь его задние ноги. Как будто крыса забиралась в свою нору. Только нора была проделана в мягкой, трепещущей плоти умирающего жука.

– Я говорил, что не боюсь жуков: забираю свои слова обратно, – сказал Горилла. – Если попадусь в лапы такой твари, пристрелите меня, хорошо?

– И побыстрее, ладно? – добавил Кинжал. Даже Кинжал.

– Договорились, – сказал Благовест. – Давайте пойдем в обход. И если эти… насекомые… подберутся к нам, сначала стреляйте, потом докладывайте. Не ждите разрешения.

– Есть, сэр, – прозвучал в шлемофонах хор голосов.


ГЛАВА 5 | Герой | ГЛАВА 7