home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 3

Горилла вскочил и побежал. Семь часов наступили слишком быстро. К тому же по ошибке он завел будильник на шесть. Похмелья не было, но, даже приняв препарат для нормализации обмена веществ, эксперт по технике чувствовал себя разбитым. Горилла понимал, что нельзя пить перед тренировкой, но все равно согласился на пьянку. Он пообещал себе, что ничего подобного больше не повторится, заранее зная, что лжет, – такова была единственная слабость этого чрезвычайно сильного духом человека. До самого утра он тщетно искал себе женщину: подобное случалось нередко, и он винил во всем злой рок.

Сейчас почти полдень, и вот он, Горилла, бежит по склону холма в штурмовом костюме с усиленной защитой, таща за спиной маленьких киборгов-убийц, киборгов-разведчиков и прочих киборгов. Камешек, попавший в высокий ботинок, нестерпимо колет голень сзади, и пот струится по лицу ручьями.

В визоре мелькнул сигнал тревоги. Горилла перепрыгнул большой куст, стараясь не зацепиться за шипы, и пригнулся. Слева он увидел Куколку со штурмовым пулеметом – она заняла позицию за камнем. Шум вокруг состоял из повторяющихся звуков трех видов – одиночных выстрелов, пулеметных очередей и хлопков, издаваемых пулями при переходе звукового барьера. Также были едва слышны гул энергетической цепи и легкие щелчки механизма подачи патронов. Винтовка Гориллы была не такой точной, как у Кинжала, но при скорострельности двенадцать тысяч патронов в минуту это было не важно.

Достав из рюкзака небольшой шар, Горилла аккуратно бросил его на примятую траву. Шар раскрылся, превратившись в насекомоподобного робота. Горилла даже не посмотрел в его сторону, он уже сотни раз видел такую метаморфозу. Киборг оставлял за собой кабель, и поэтому Горилла мог считывать данные с сенсоров, почти не рискуя быть запеленгованным. Занят же он был настройкой роботов-убийц, зная, что они понадобятся. Справа раздавались выстрелы и взрывы. В визоре снова мелькнула надпись: "ПОДНЯТА ТРЕВОГА. «КРАСНЫЕ» ПОТЕРЯЛИ ТИРДАЛА. АТАКА ОТБИТА. ОДНО ОЧКО "СИНИМ"".

– Подстрелили маленького ублюдка, – пробормотал Горилла.

"ПРОДОЛЖАЙТЕ С МЕСТА ПРОВАЛА". Он кивнул. Не было нужды останавливаться; они на тренировке. Сделают вид, что все идет нормально, и продолжат попытку осуществить атаку. Только теперь, когда «синие» их засекли, атаковать гораздо сложнее. Наверняка «синие» еще пару раз "одержат победу", а при ставке "по кружке победителям за каждое очко" это может оказаться накладно.

– Вот дархел и будет покупать пиво.

В шлемофоне раздался голос Шивы:

– Горилла, сумеешь отвлечь их внимание?

Шива был, как всегда, спокоен, даже под свистом пуль и грохотом «бутафорских» взрывов, которые до сих пор сотрясали почву и воздух.

– Как скажете, сержант, – ответил Горилла. Закружилась голова. Горилла набрал в легкие побольше воздуха, пахнущего обожженным грунтом и осевшей на металле копотью, настроил в визоре карту и нажал кнопку. Четыре робота подались вперед. Каждый был начинен килограммом супервзрывчатки (разумеется, ненастоящей). Он взглянул на панель управления киборгами. Они передвигались через низкий кустарник почти как кролики, и в этом не было ничего удивительного – за основу строения была взята именно опорно-двигательная система кролика. Когда роботы подошли к «синим» на полкилометра, Горилла отключил их от управления, дабы они сами нашли мученическую смерть, предварительно выпустив летающих киборгов, при изготовлении которых были взяты за основу айсландские соколы-сапсаны. Они делали «свечку», пролетая над врагом, и выпускали самонаводящиеся ракеты.

Сделав это, Горилла посмотрел на сенсоробота, который разгуливал неподалеку, передавая изображение всем членам команды. Потом техник выпустил рой «пчел-убийц», направив их к месту, где с наибольшей вероятностью скрывались "синие".

Его визор был точной копией визоров Шивы и капитана, только в уменьшенном варианте. Они могли видеть глазами друг друга или глазами киборгов, а обо всех значимых изменениях в окружающем мире предупреждал искусственный интеллект. Через шлемофон можно было оповестить о чем-либо членов команды самому, что Горилла и сделал незамедлительно. Он послал еще двух киборгов и устроил отвлекающий маневр, просто взорвав их поближе к «синим». Тем пришлось изменить позицию, и датчики летающих роботов засекли движение.

План сработал. Отчасти. Заградительный огонь сбил «соколов», пострадали и «пчелы», став значительно медлительнее из-за потери части коллективного интеллекта. Два «кролика» были уничтожены, а третий, добравшись до места, сдетонировал. Если все было рассчитано правильно, то пострадали как минимум двое "синих".

В наушниках зазвучал резкий сигнал, от которого по спине пробежали мурашки. Горилла, слишком увлекшись роботами, не переменил позицию. Пяти секунд задержки оказалось достаточно.

– Вот дерьмо! – выругался техник и так же, как вновь «убитый» дархел, изобразил смерть.

Но отвлекающий маневр удался; остальные продвинулись вперед и спрятались. Огонь Куколки раздавался уже в отдалении. «Синий» Тор поддерживал перекрестный огонь, нажимая курок максимально быстро и перемежая пулевую стрельбу выстрелами из подствольного гранатомета. Его «сняли», однако стрельба продолжалась с фланга Шивы и Хорька.

Вскоре огонь со стороны «синих» заметно ослабел. Они явно несли потери. У «красных» "погиб" Шива и старшим стал Кинжал.

Кинжал, обращая, как всегда, мало внимания на свою уцелевшую партнершу, просто стрелял. И хорошо стрелял.

– Кинжал, что дальше? – спросила Куколка.

– Мочить козлов!

Лаконичный, ободряющий ответ, но не слишком содержательный. Последние два робота прыгали, представляя собой идеальные мишени. Горилла надеялся, что можно будет хотя бы проследить, откуда начнется стрельба по "кроликам".

Так оно и вышло. Одного киборга подстрелили; Кинжал прицелился – и еще один «синий» был «убит». Куколка, открыв шквальный огонь, палила, пока ее не «пришили». "Сокол" выпустил ракету в Кинжала. «Красные» были полностью «уничтожены». Из защищающихся "в живых" остались капитан с энергетической винтовкой и Хорек со снайперской.

– Отбой. Да, это было классно, – послышался в наушниках голос Благовеста.

Вслед за тем раздраженно заговорил Кинжал:

– Тирдал, ты вообще можешь ходить ни обо что не спотыкаясь?

Уже во втором упражнении из трех дархел выдавал местоположение атакующих. И все три раза он запаздывал с ответным огнем.

– Не будем ссориться, – примиряюще сказал Благовест. – Посмотрим запись и разберем ошибки. А вообще, мы работали как настоящая команда, если не вдаваться в детали.

Он посмотрел в сторону Кинжала, но промолчал. Не надо было обладать способностями сенсата, чтобы понять его.

– И даже несмотря на промахи, у вас неплохие показатели: всего в полтора раза больше жертв, чем у защищающихся.

На сигнал маячка Шивы послали прыгающую шлюпку, чтобы забрать разведчиков. Она быстро спустилась, превратившись из точки на небе в конус, который, казалось, неминуемо разобьется при посадке. Командос забрались на специальные выступы, сделанные по окружности конуса. Горилла был слишком высоким и неизменно материл создателей, оттого что приходилось летать согнув колени.

Тирдал, заняв место последним, застегнул на груди крепления безопасности – молекулярный шов сам сошелся. В наушниках он слышал упреки в медлительности, но они резко оборвались, когда шлюпка внезапно подпрыгнула. Уровень гравитации почти мгновенно увеличился втрое.

Внизу все уменьшалось. За семнадцать секунд шлюпка достигла высоты три километра – высшей точки параболической траектории – и начала снижаться.

Разработчики прыгающей шлюпки были люди умные, но совершенно не сведущие в военном деле. За редким исключением подниматься над полем боя на эту смехотворную высоту подобно самоубийству. За еще более редким исключением личному составу не нравятся такая высота и такая скорость, особенно если учесть, что приходится стоять прикованными к внешней стороне вышеупомянутого средства транспортировки ("передвижение" – слишком мягкое слово). Эта штука была совершенно неприменима в бою, и зачастую десантники просто отказывались в нее залезать. Иногда ее использовали во время спасательных операций в узких глубоких ущельях, но существовал большой риск напороться на какой-нибудь выступ. Поэтому шлюпкой в основном мучили разведчиков на тренировках. И как только эта идиотская штуковина заняла первое место на конкурсе моделей? Какой болван эту дуру спроектировал? Какие садисты в начальстве утвердили этот дебильный проект? Такими вопросами задавался каждый пассажир во время полета.

Шлюпка снижалась. Те, кто прыгает на молекулярном шнуре с высотных зданий, полагают, что вот он настоящий адреналин. Если б они знали…

Скоро посадка. Хотя десантники не в первый раз совершали подобные путешествия, слышался скрежет зубов. Только Кинжал и Тирдал хранили спокойствие. У Кинжала вообще был пунктик на таких вещах, он даже отказывался пристегиваться, а Тирдалу просто неведомо человеческое чувство страха высоты, типа "мама-щас-мы-все-умрем".

Шлюпка ударилась о грунт, кишки стукнулись о пятки, а мозги чуть не выскочили из черепа. Кровь отлила от лиц. Оставался еще один прыжок.

Запас еды нужно было брать на тренировку – для веса. Ничего, что придется таскать с собой на тренировки одну и ту же упаковку раз десять. Таковы правила.

– Что-то у меня аппетит пропал, – пробормотал слегка позеленевший Тор.

– Давайте немного посидим, – часто и глубоко дыша, сказала Куколка.

Они уселись на тесаные скамейки под деревянным же козырьком. Туристы сочли бы подобные сиденья обворожительно-деревенскими. Для солдат это был просто знак наплевательского отношения начальства. В самом деле, зачем тратиться на обеспечение солдат, если в конференц-залах важно установить столы из дорогого шамоганского дерева?

Остальные десантники подходили слегка пошатываясь, сбрасывали рюкзаки и садились рядом. Оружие, соскальзывая, падало, и разведчики отодвигали стволы друг от друга. Случайный выстрел с близкого расстояния, даже учебным патроном, испаряющимся от прикосновения к спецкостюму, мог легко оказаться смертельным.

Наконец все уселись. Благовест включил виртуального инструктора – перед ними появилась голограмма.

– Тирдал.

– Да, сэр.

Не только сенсат, но и все остальные знали, что сейчас скажет командир.

– Ты ловок, как пастух тупых яков.

В голосе капитана не было недоброжелательности, но слышалось явное раздражение.

– Простите, сэр, – ответил Тирдал.

Ему нечего было возразить. К тому же он был удивлен неожиданной образностью человеческой речи.

– Кинжал. – Капитан повернулся к снайперу.

– Умгум, – ответил тот, набивая рот едой из личного запаса.

– "Умгум, сэр", если не возражаешь. – Не дожидаясь ответа, он сказал: – "Мочить козлов!" не очень полезное распоряжение, ты не находишь?

– Вот черт! Простите, сэр. Но я хорошо стрелял, к тому же и так было ясно, что мы все равно проиграем.

– "Все равно проиграем"… – Благовест помолчал секунду и произнес: – Что ж, если таким образом относиться к делу, то, пожалуй, так оно и случится. Посмотрите сюда. – С этими словами он указал на голограмму: все мигом повернули головы в ее сторону. – Если бы ты уделял внимание чему-нибудь еще, кроме своей стрельбы, то запретил бы Куколке стрелять отсюда и послал бы ее вот сюда. – Благовест снова указал на голограмму; по ней прошла рябь в том месте, где капитан коснулся изображения. – И тогда все вы были бы прикрыты. Как думаешь, вы лучше справились бы при таком раскладе?

– Да, сэр, – ответил пристыженный снайпер.

– Меткий глаз – это хорошо. Но хоть иногда обращай внимание на команду. Горилла!

– Да.

Техник знал, что получит выговор за недостаточную мобильность.

– Хочешь быть сидячей мишенью – можно устроить это на следующей тренировке. С боевыми патронами.

– Понял, сэр.

– Но с этими тварями ты здорово придумал, – сказал командир, ухмыляясь. – Можешь делать это на ходу?

– Могу. И буду.

– Куколка…

Они ели, разбирали свои ошибки, глядя на голографическое изображение, зло подшучивали над Тирдалом, которому доставалось не только за просчеты, но и за то, что он был новичком. Однако он тоже быстро двигался и прикрывал товарищей. Хотя оставалось еще многое, над чем стоило поработать. Например, над походкой.

– Ну и наконец, – сказал Благовест, и все сосредоточились, – инциденты с послинами участились на шестьдесят процентов. На выходных три «царька» с подчиненными ворвались в Берген. Слышали, наверное.

Они слышали. Это было похоже на спланированную акцию. «Царьки» вошли в город одновременно, ведя за собой почти две сотни подчиненных, вооруженных камнями, палками, найденными дробовиками и бутылками с зажигательной смесью. Городскому ополчению понадобилось полдня, чтобы всех найти и уничтожить. Потери, как всегда, «незначительные». Шесть убитых, сорок раненых, наверняка уже умерших в больницах, несколько разрушенных зданий.

– Так вот, – продолжал командир, – генерал-губернатор Санди насторожен, и нас, очевидно, пошлют на зачистку. Поэтому, как вернемся с задания, отправимся на охоту. – Благовест окинул всех взглядом и добавил: – Вам понравится.

Хорошего в зачистке было мало. Можно опять послать к черту график подготовки к проверке и вместо тренировок идти стрелять этих поганых зверюг.

– Ну вот, теперь мы знаем, что сделали не так. Я специально не стал вас поправлять по ходу тренировки, чтобы посмотреть, как все обернется. Неплохо бы еще попрактиковаться, но времени у нас нет. Надо, по возможности, избежать столкновения на предстоящем задании. Сегодня еще позанимаемся техникой маскировки. Тирдал, поучись у Хорька ходить тихо. Затем отправимся на базу и станем собираться в дорогу.

Тирдал кивнул, остальные пробормотали что-то невнятное, и поздний завтрак был завершен. Десантники еще огрызались на дархела. Так оно и будет продолжаться некоторое время, а потом прекратится, если он научится действовать настолько же аккуратно, насколько силен и решителен.


ГЛАВА 2 | Герой | ГЛАВА 4