home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 21

Человеку, изучающему боевые искусства, обстановка показалась бы привычной. Комната была оформлена со вкусом, но без изысков, чтобы интерьер не отвлекал на себя внимание. Две стены из четырех были заполнены разнообразным холодным оружием, напоминающим ножи и копья человеческой расы. Развешено оно было в логичной, стройной последовательности, но не так, как это сделал бы человек. Опытный боец, наверное, смог бы определить назначение почти всех клинков.

Тирдал сидел скрестив ноги перед маленькой жаровней с раскаленными углями. На ней грелся чайник своеобразной дархельской формы. Приятный аромат трав разносился по комнате. Эта обстановка показалась бы экзотичной и обворожительной для тех, кто не обладал особыми навыками, но был знаком с основами Мастерства, зиждящегося на энергии мысли. Окутанное мистицизмом, любое боевое искусство скорее не религия, а мироощущение, образ мыслей. Надо чувствовать не только содержание, но и форму.

На какое-то мгновение запах трав напомнил Тирдалу ромашковый чай Гориллы. Память хранит все, кроме запахов, однако ничто так полно не воскрешает эпизодов прошлого, как запах, когда-то связанный с ними. Минуло много дней с момента возвращения, и дархел постепенно обретал гармонию. К нему почти вернулось его нормальное состояние, если можно считать нормой то, что сделали с его расой игравшие в богов алденаты. Ситуация долго была критической, но однажды… его словно ударило молнией – и вернулось давно забытое ощущение единства тела и души, единения с Наставником, со своим народом, со всем миром. Настойчивые, постоянно чего-то требующие от мыслей, от духа волны тала отступили, почти вернувшись к исходной точке. По крайней мере, сейчас концентрация гормона в крови Тирдала находилась на верхней границе зоны, допустимой техникой безопасности. От перехлестывавшего через край линтатая остались одни воспоминания, которые могут быть использованы впоследствии, если придется вновь бороться с собой ради собственного выживания.

Ну что еще сказать о том, как все закончилось? Нападение «тигров» оказалось познавательным – Тирдал убедился в том, что может убивать более или менее разумных существ, и очень удачным: итогом противостояния стала смерть Кинжала. А сам Тирдал так и не почувствовал в себе силу лишить жизни существо, стоящее на одной из высших ступеней развития. Кинжал сохранял более выгодную позицию до самого конца: даже смертельно уставший, напутанный и разъяренный, он имел лучшие шансы на победу, особенно после того как Тирдал по своей опрометчивости лишился винтовки. Да уж. Люди – странная раса. Их чрезвычайно трудно уничтожить, они опаснейшие противники. Прежние поколения дархелов испытали это на себе. Пока существуют такие люди, как Кинжал, угроза остается. Значит, за людьми нужно наблюдать особенно пристально и трезво их оценивать.

Но это уже не проблемы Тирдала. Ему нужно лишь сконцентрироваться на Кинжале, на его мыслях, словах, действиях. Вспомнить все, что было, и передать свои знания своему народу. Оценить все плюсы и минусы. Отдать дань справедливости и признать Кинжала достойным противником, несмотря на всю его подлость. Признать силу его разума, несмотря на его психическое нездоровье.

Нужно сконцентрироваться на Хорьке, который просто делал то, что ему следовало делать. У него одного были абсолютно бескорыстные мотивы в этой схватке. Раненый, оставшийся далеко позади, практически обреченный, он продолжал сражаться против двух врагов, превосходящих его силой и умениями. Он мог вызвать целый флот с помощью оборудования Куколки, но вместо этого тихо и самоотверженно отдал жизнь ради сохранения операции в тайне. Ни один человек никогда не узнает о его геройском поступке. Только некоторые дархелы. И дело Тирдала – воздать ему хвалу.

Глуда Сан Ринталар стояла в раздвинувшемся дверном проеме за спиной Тирдала. Он почувствовал ее присутствие еще до того, как услышал шаги, и, когда она мягкой походкой обошла очаг и села напротив, он в знак почтения открыл глаза. Глуда была старше и гораздо опытнее Тирдала, и он чрезвычайно ее уважал.

Глядя сквозь пар и струи горячего воздуха, можно было подумать, что лицо и фигура Глуды Сан Ринталар постоянно теряют и вновь обретают свои черты, расплываются и вновь собираются воедино. Это помогало медитировать – ученик видел своего Наставника именно таким и помнил, что зрение лишь одно из чувств и в данный момент отнюдь не главное.

– Приветствую тебя, Ринтай.

– Благодарю тебя за приветствие, Ринталар, – ответил Тирдал согласно нормам этикета.

– Как идет восстановление?

– Я уже в порядке. Нужно обсудить многие воспоминания.

– Все с нетерпением ждут твоего отчета. Ты смог убивать и есть животных, ты уничтожал нападавших хищников, ты сумел расправиться с врагом, наделенным разумом, пусть и косвенным путем. Это поразительно. Такая подготовленность делает тебе честь. – Даже железная дисциплина не могла скрыть того восхищения и изумления, которые переполняли Глуду.

– В первую очередь, это делает честь той, которая меня подготовила, Ринталар. Я только Ринтай.

Слова, произнесенные в основном официальным тоном, звучали не совсем естественно, но чувствовалось, что оба комплимента сделаны от чистого сердца.

– Твоя скромность искренняя, Ринтай, но абсолютно ложная. Тебе удалось то, что все раньше считали невозможным. Это будет отмечено особо.

– Спасибо, Ринталар.

– Все же вопросы остаются, – продолжила она менее официально. – Почему, например, ты уничтожил артефакт? Тебе было гораздо выгоднее сохранить его, особенно в связи с тем, что люди крайне обеспокоены потерей команды в совершенно безобидной ситуации.

– Они предъявляли претензии?

– Да, – подтвердила Глуда. – Они спрашивали, не сходят ли дархелы с ума. Разузнавали, насколько профессионален ты в убийстве. Хотя они знают, каков будет наш ответ на этот вопрос, все равно продолжают его задавать.

– Мне приходилось искать решения в одиночку, посоветоваться с кем-нибудь более опытным было невозможно. Но то, что я сделал, казалось наиболее благоразумным. В итоге они получили информацию о том, что «база» цлеков – приманка, получили информацию о ходе операции, взятую из моих воспоминаний и из тех записей, которые остались на камерах.

Ухо Тирдала задергалось. Он вспомнил, как трудно было выборочно стирать и переставлять записи таким образом, чтобы общая картина свидетельствовала о гибели команды в битве с цлекскими роботами.

– И насколько я понимаю, люди довольны тем, что не попадут в ловушку.

– Конечно, да, Тирдал Сан, и по отношению к тебе нет недоверия, просто мы не понимаем твоей логики.

– Она была предельно проста: либо доставить артефакт нашим ученым, либо уничтожить его. И кроме того, остаться в живых, чтобы это осуществить.

– Судя по твоему голосу, это было очень непросто.

– Очень. Зато я узнал, что мой Джам может сдерживать и использовать гораздо больше гормона, чем считал прежде. Выжив и многому научившись, я, полагаю, получил хороший урок. Если бы стоило сохранить артефакт, я сделал бы это. Обязательно. Но, как единственный, кто выжил, я понимал, что подвергнусь пристальному наблюдению со стороны людей. Поэтому я поступил так, как было безопаснее. И все обошлось. Мой рассказ был принят за чистую монету, а то, что цлеки устроили ловушку, оказалось ценной информацией. По-видимому, и другие базы в этой системе, например на кометах, ненастоящие. Конечно, командование жалеет, что отряд был уничтожен часовыми цлеков, но то обстоятельство, что один из членов команды выжил и смог вернуться, обрадовало их несказанно. Если бы не удача и способности сенсата, я бы не вернулся. Меня тоже убили бы. Но мои партнеры по команде, настоящие профессионалы, отважно защищали меня. Надеюсь, данные с сенсоров докажут вам их геройство. – Тирдал улыбнулся. – И конечно, – продолжил он после короткой паузы, – в эту систему для зачистки уже отправлен большой флот. Насчет засады они предупреждены, возможные точки нападения просчитаны. У цлеков практически нет шансов победить. Короче, люди отправились мстить за обиды. Получается, на судьбу нескольких планет повлиял неприметный дархел.

– Выходит, так, – согласилась Глуда. – А возможно, и на судьбу всего человечества. – Переведя дыхание, она спросила: – А что, это и вправду был линдал?

– Почти наверняка. Характерная маркировка, хотя и немного странная форма. Подозреваю, что это одна из первых моделей. У меня были изображения, которые могли бы пригодиться, но они, к сожалению, пострадали в бою с роботами цлеков.

Ухо Тирдала опять дергалось.

– Какая жаркая была битва! – Дрожание ушей у Глуды соответствовало горькой усмешке. – Неудачная для обеих рас, но по совершенно разным причинам. А ведь это был, наверное, исследовательский центр алденатов, построенный еще до установления ими линтатая в наш геном. А может, даже до открытия линдая.

– Согласен. Я так и подумал, когда увидел артефакт. Неприятный был момент. Но мне удалось скрыть всю глубину своей заинтересованности в этой коробке.

– Да, они ничего не поняли. Ты и тут сработал хорошо.

Тирдал поблагодарил Наставника и продолжил:

– Ну а потом я просто решил не отдавать людям средство для искусственного провоцирования линтатая у дархелов.

– Мы все благодарны тебе за это. Как все-таки жаль, что идет война. Эти развалины могли бы стать золотой жилой для наших и человеческих археологов. Там нашли бы еще не один артефакт. Да и не только там – по всей планете, по всей системе.

– Очевидно, так оно и было бы. Но вся система под контролем цлеков, и они тоже могут заняться поиском. Правда, теперь люди не дадут им этого сделать. Наверное, оно и к лучшему. Есть настолько смертоносное оружие, что ему лучше никогда не видеть дневного света.

– Согласна. И по-видимому, адепты О'Нейла Бэйна Сидха тоже склоняются к тому, чтобы вся эта информация оставалась закрытой до тех пор, пока не удастся окончательно обуздать линтатай. Повторяю, ты отлично поработал, Тирдал Сан Ринтай. Ты был образцом стойкости в условиях гораздо более экстремальных, чем кто-либо мог бы предположить. Ты дал много информации для размышления.

Глуда Сан Ринталар легко поднялась. Встреча была окончена, обоих ждали дела. Тирдал тоже встал.

– Благодарю тебя, Ринталар. Передай мою благодарность и другим наставникам.

– Конечно. А тебе стоит начать готовиться к экзамену на статус Ринтанал.

Вот и возможность продвижения. Не то чтобы Тирдал не ожидал об этом услышать, не то чтобы очень стремился к карьерному росту, но ему было приятно. Приятно, когда твои способности оценивают по достоинству.

– Это большая честь для меня, Ринталар. Я приложу все усилия к тому, чтобы успешно сдать экзамен.

– Ты лучший, Тирдал, – сказала она и улыбнулась. – Тебе впору начинать тренировать меня. Все пристально следят за тобой, ученик.


Корабль зачистки появился в непосредственной близости от планеты. Такой пространственный прыжок был чрезвычайно опасен, но еще рискованнее было долго и медленно приближаться к подобной цели. Долгие миллисекунды ничего не происходило, потому что компьютер сопоставлял окружающие условия и данные установки. Потом была выпущена целая стая шарообразных предметов, похожих на метеориты. Кинетические пушки вошли в атмосферу, выстроившись в шахматном порядке; с Земли полетели ракеты и ударили лучи заграждения. Открытый с корабля огонь уничтожил часть ПВО.

Одинокий цлек в отчаянии запускал межпланетные аппараты для доставки информации. Но орудия уже опустились на должный уровень и произвели довольно точную настройку, чтобы ударить по нужным точкам. Они стреляли, и огромные, мультимегатонные взрывы подняли высоко в стратосферу фальшивую базу, превращенную в пар. Яркие сферические взрывные волны трансформировались в облака, похожие на ядерные. Понадобятся долгие дни, чтобы эти облака распались, а до тех пор они вместе с ветром не один раз облетят планету светящейся вереницей.

Огонь корабля зачистки уничтожил почти все информационные модули, намеренно оставив несколько.

Рано или поздно цлеки узнают о том, что база уничтожена, и пошлют флот из засады сюда. Любая задержка с их стороны только на пользу людям, которые успеют реорганизовать свои корабли так, чтобы напасть неожиданно.

Три кинетические пушки, вероятно сбитые системами цлекской ПВО, упали к юго-западу от области огня. Только огромные дикие насекомые видели белые вспышки взрывов…


ГЛАВА 20 | Герой |