home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 20

Вот теперь Тирдал действительно один. Теперь он может наконец отдохнуть. И отдохнет, только сначала вернет себе артефакт. И не забыть бы про маскировку на обратном пути. Разумеется, база цлеков всего лишь приманка, но если роботы засекли что-нибудь из совершавшейся баталии, то определенно отправились на разведку. В одиночку Тирдалу, вооруженному пульсаром и незнакомой винтовкой, не продержаться. А рассчитывать, что его выпустят беспрепятственно, едва ли уместно. Потому что если «кляксы» что-то засекли, они наверняка догадались, что их хитрость раскрыта.

Завладев коробкой, сенсат будет двигаться быстро, с короткими паузами на отдых. Расслабиться можно будет лишь на борту шлюпки, когда от тебя уже ничего не зависит. А пока в распорядок дня входят только ходьба и питание. В конце концов, можно чуть снизить темп и отказаться от мясной пищи. Сознание успокоилось от этой мысли, но инстинкты рвались наружу и требовали мяса. Понадобится долго медитировать, чтобы подавить их, чтобы уладить все внутренние конфликты.

А сейчас – артефакт. Кинжал даже отдаленно не представлял себе его реальной ценности. Он значит гораздо больше, чем деньги. И он дороже жизни для Тирдала. Необходимо вернуть его как можно скорее.

Чтобы проделать это, снова понадобится чертов тал! Единственно тал придаст сил раненому, измученному, голодному дархелу. Уменьшив радиус действия экстрасенсорных способностей до нескольких метров, Тирдал оставил им только обнаружение хищников. Все равно, если появятся враги, будет бесполезно что-то предпринимать. Так что не стоит забивать этим голову. Теперь, когда в мозг поступало намного меньше информации, можно было медитировать на ходу. Сознание спокойно, а подсознание мечется диким зверем в клетке.

Посмотрев на устройство слежения, принадлежавшее сначала командиру, потом Кинжалу, а теперь ему, сенсат обнаружил, что стадо с артефактом находится в пяти километрах. Уже темнеет. До того как шлюпка на юге оправится в путь, осталось два дня. Успеть реально. Может, сразу отправиться на юг?

Артефакт перемещается к северу. Силы на исходе. Быстрый двухдневный переход лучше десятидневного. К тому же, если первый окажется неудачным, еще остается шанс успеть к последней точке отправления. Решено. На север.

Тирдал бежал трусцой, следуя за сигналом. Из-за ранения бег его выглядел довольно странно. Высокие заросли сменились кустарником, а он уступил место траве. Сенсат ел и пил на ходу, принимая вместе с едой наночастицы и болеутоляющее. Он, конечно, мог избавиться от боли с помощью медитации, но мозг его был и так загружен. Он надеялся, что с учетом обстоятельств его Наставник не будет сильно расстроен подобным пренебрежением.

Наставник! Какое милое, домашнее слово! Второй раз за день ухо дархела задергалось.

Он проглотил несколько кусков еды из конвертера и запил ее водой. Надо придерживаться расписания. Солнце почти скрылось за горизонтом, и температура воздуха стала для дархела оптимальной. Вскоре она опустится даже ниже, чем хотелось бы Тирдалу, тогда он просто убавит теплопроводность костюма. Теперь не нужно ни жариться, ни мерзнуть. Как здорово! Казалось, сама природа помогает дархелу не меньше, чем медитация или медицина.

Когда Тирдал подобрался к стаду, было уже совсем темно. Неподалеку высились мрачные громадины, к одной из которых, если верить маячку, и прикреплен артефакт. Сенсат медленно подбирался к животным, следя за тем, чтобы не попасться на глаза хищникам, которые, возможно, стерегут поблизости. Потом он высвободил еще немного тала, чтобы сконцентрироваться на предугадывании дальнейших действий "носорогов".

Он подошел к насекомым сзади, по-прежнему удивляясь, что они на него не реагируют. Видимо, все дело в «хамелеоне». Тирдал решил включить маскировку, потому что понимал – она больше нигде не понадобится.

На экране прибора слежения маячок находился прямо по курсу. Никакой конкретики. Можно, конечно, повозиться с настройками чувствительности, но это займет время. Проще осмотреть одного за другим идущих впереди жуков.

А вот и необычный выступ на панцире травоядного, казавшийся в темноте каким-то черным квадратом на звездном небе. Через визор Тирдал пристально рассмотрел артефакт во всех частях спектра. Коробка была надежно прикреплена.

Сенсат подошел ближе. Звуки, издаваемые челюстями при скусывании толстых стеблей, эхом отражались от огромных спин. Урчание в желудках громадных тварей вполне надежно маскировало звуки шагов дархела. Эти чудовища потребляют колоссальное количество травы. Когда он видит подобных тварей, они постоянно жрут. Интересно, они спят хоть когда-нибудь? Может, спят по чуть-чуть? Или же, засыпая, оставляют бодрствовать часть мозга, отвечающую за ходьбу и жевание? Трудно сказать. Да и какая, на самом деле, разница? Сейчас значение имеет лишь артефакт.

Тирдал обдумывал, как лучше забраться или запрыгнуть на панцирь, с тем чтобы отклеить липкую ленту, и вдруг догадался, что достаточно перебить ее сверху, тогда артефакт своей тяжестью сам отклеит нижние края и упадет. Стрелять в теперешнем состоянии дархелу гораздо проще, чем прыгать.

Поравнявшись с жуком, он поднял пульсар и тщательно прицелился. Все просто. Слабый заряд не нанесет насекомому никакого вреда и, вероятнее всего, даже не будет ощутимым. Зато липкая лента порвется. Переключив пульсар на автоматическую стрельбу, сенсат нажал курок. Ночную тишину прорезал треск.

Тирдал продумал возможную реакцию со стороны гигантов. Они должны были испугаться, засуетиться. Напасть друг на друга или на Тирдала. Остановиться или атаковать. К тому, что произошло, сенсат не был готов.

Реакция нулевая.

Лента была аккуратно перебита, и артефакт стал раскачиваться в такт шагам «носорога». Тирдал пошел за ним, ожидая хоть каких-то последствий. Ждать пришлось долго. Только через двести метров коробка накренилась, соскользнула, повисла на куске скотча и вскоре упала на грунт. Тирдал приблизился, поднял ее и взвалил на измученные плечи.

Шаг номер один выполнен.

Сенсат снова нес тяжелый груз, но теперь никто не наступал ему на пятки, не мешал останавливаться для отдыха и идти, не сгибаясь. Поэтому последний переход был относительно простой задачей. Тирдал решил, как и в самом начале, двигаться по ночам, а днем отдыхать. Днем легче найти безопасное место для сна, а ночью меньше вероятность столкнуться с хищниками – насекомые здесь обычно проявляют активность в дневное время.

Тирдал повернул на северо-запад, искренне надеясь, что это будет последняя перемена направления в этой операции.

Главным преимуществом текущего положения дел было то, что дархел мог двигаться так, как ему было необходимо. Цлекская «база» осталась далеко позади, и сенсат даже забыл о ее существовании. Людей тоже не было: не нужно было бороться за жизнь, и поэтому Тирдал двигался довольно быстро. Дважды в день он останавливался, чтобы поесть, попить и передохнуть, один раз поспал около пяти часов и в точке отправления оказался раньше, чем через двое местных суток. Да, твердость духа одержала победу. Хорек был искалечен гранатой и потом убит. Нога Тирдала – пуля Кинжала – онемела; понадобится лечение. Поврежденные плечи – пуля Кинжала – сводило адской судорогой; по-видимому, началось заражение. Из раны сочился отвратительно пахнувший гной. Грудная пластина – пуля Кинжала – срастается неправильно; необходимо хирургическое вмешательство. Почти порванная насекомым мышца тоже требует ухода. Только усиленная медитация позволяла не обращать внимания на вывихнутое, распухшее колено, иначе каждый шаг отзывался болью. По большому счету Тирдалу крупно повезло с этими падальщиками. Но случай – обычный спутник военных действий. Побеждает, как известно, сильнейший.

Идти с таким весомым грузом было муторно, но артефакт бросить нельзя. Вот винтовка. Она слишком тяжела для ближнего боя. Однако и после того, как на сенсата набросился маленький хищник-одиночка, Тирдал, руководствуясь какими-то своими соображениями, не расстался с десятикилограммовым стволом, хотя соблазн был.

Преобразованные конвертером листья были достаточно питательными, чтобы поддерживать силы ходока. Но сознание дархела бунтовало, требуя мяса. Понадобится много медитировать, чтобы усмирить в себе это желание. А пока сенсат страдал от растительной пищи и переизбытка тала в организме. По поводу недостатка жидкости особых проблем не возникало: сильные почки позволяли дархелу обходиться без обильного питья, оставаясь достаточно бодрым и выносливым.

Наконец впереди показался берег. Тирдал, опасливо оглядевшись по сторонам, понял, что беспокоиться не о чем, но ради безопасности продолжил детальный осмотр местности. Было бы слишком несправедливо погибнуть по нелепой случайности в считанных метрах от спасительной шлюпки. Посылая сигнал, сенсат пристально вглядывался в округу, чтобы не пропустить малейшую угрозу.

Все было чисто, и он осторожно пополз по неровному грунту, огибая большие песчаные кочки, покрытые жесткой травой. Потом он зашел в воду, таща за собой рюкзак с артефактом сквозь заросли чего-то похожего на тростник. Почти у самого берега вода доходила дархелу до шеи. Он вспомнил о возможности существования огромных морских хищников и подумал, что идти по берегу было бы, пожалуй, безопаснее. Однако что-либо менять времени нет, пусть все останется по-прежнему.

Шлюпка медленно приближалась, мало-помалу поднимаясь к поверхности, и Тирдал, пристально следивший за круглой тенью в толще воды, поймал себя на мысли, что нервничает. Вот шлюпка закончила всплытие. Теперь предстоит самому плыть к ней. Хуже некуда. Плавание вообще не дархельское занятие – они для этого слишком плотные. А тут еще алденатская коробка на плечах и дыры в теле. Тирдал бросил все, кроме артефакта и еще одной вещицы, и активировал процесс самоуничтожения лишнего. На этом берегу неразложимые остатки будут быстро занесены песком, так что и тревожиться не о чем.

В воде раненой стопе полегчало, так как на нее не оказывалось давления. Из-за вывихнутого колена не удавалось полноценно работать обеими ногами. Поэтому дархел долго и беспомощно барахтался в воде, тяжело дыша и отплевываясь, то всплывая, то погружаясь, пока не дотянулся рукой до выступающей из воды скобы и не проскользнул в трубу. Прежде чем окончательно скрыться под водой, он в последний раз бросил взгляд на покидаемую им планету. Тирдал провел здесь меньше месяца, но эти дни навсегда останутся в его памяти. Команда. Столкновения с жуками и «птеродактилями». Цлек. Охота. Хорек. Кинжал.

Но все это в прошлом. Пора взглянуть в будущее, думал сенсат, скользя вниз по трубе.

Шлюпка вышла на нижнюю орбиту, и толчки постепенно ослабли. Тирдал Сан Ринтай взглянул на голографическое изображение планеты. Довольно подходящее место для людей, если им когда-нибудь удастся победить цлеков. Вечно жаждущие убийства, люди смогут держать насекомых-хищников под контролем. Для дархелов это тоже интересное место, но не очень уютное, несмотря на вполне подходящий климат.

Потом Тирдал нажал кнопку выброса мусора, и, вращаясь, алденатский артефакт медленно поплыл в сторону планеты. К нему была прикреплена снайперская винтовка. Сенсат не сумел бы объяснить, почему он так поступил, просто в тот момент данное сочетание представлялось ему гармоничным. Возможно, это было просто игрой воображения, но Тирдалу вдруг показалось, что сквозь толщу облаков он видит ярко-оранжевый огонек. Жаль было уничтожать бесценный предмет, особенно после всего что случилось. Но он не должен попасть в руки людей. Или в ложные лапки цлеков. Сопротивление воздуха в плотных слоях атмосферы сделает то, для чего и было создано сверхмощное энергетическое оружие.

Тирдал улегся поудобнее в своей ячейке и представил себе, как встречает его командование.


ГЛАВА 19 | Герой | ГЛАВА 21