home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 2

На совещании перед миссией не происходило ничего нового. Были представлены размытый снимок с разведывательного зонда и научные выкладки о рельефе и климате, флоре и фауне планеты. Они оказались весьма приблизительными: зонд размером с баскетбольный мяч пронесся мимо планеты со скоростью метеора. Большие размеры или меньшая скорость могли выдать присутствие следящего устройства и тем самым предупредить «клякс» о готовящейся операции. Был составлен список необходимого и рекомендуемого снаряжения, а также перечень запрещенных вещей. И здесь обошлось без сюрпризов: ничего такого, что могло бы выдать местоположение планеты назначения; никаких приспособлений без механизма самоуничтожения; ничего личного, указывающего на расу, культуру, язык. И положение дел было таким же рутинным. Силы врага: неизвестны. Силы союзников: отсутствуют. Выступать необходимо немедленно, и поэтому времени на подготовку почти нет. У начальства никогда нет времени на то, чтобы все обдумать, а вот чтобы угробить команду-другую – есть. Сейчас им хоть дали два дня, дабы новичок освоился в коллективе, – на редкость щедрый подарок. Первый день на разговоры, второй – для тренировок.

– Планета, в общем-то, земного типа, – заметил капитан по прозвищу Благовест. – Климат мягкий, умеренный. Не хочу показаться слишком оптимистичным, но, по-моему, в сравнении с нашими обычными миссиями эта похожа на пикник с шашлыками.

– А как мы туда попадем? – поинтересовалась Куколка.

– Разведывательный корабль-невидимка обнаружил открытый звездный туннель в эту систему. Невероятно, но факт. В системе есть и планеты типа Юпитера, и подобные той, на которую отправимся мы.

– Спутники слежения, сканируя данную область, выявили слабые следы гиперпространственного скачка. Они ведут к этой самой планете, – сказал один из экспертов.

– Нам осталось самое интересное, – подытожил Благовест, – высадиться незамеченными и выяснить, есть ли там база «клякс». Там точно кто-то есть, но это могут быть и свободные колонисты, и пираты, и даже какая-нибудь неизвестная цивилизация. Вот и нужно узнать – что именно. Поэтому нам наверняка понадобится сенсат. Тирдал работал психоаналитиком и следователем и только недавно прошел курс подготовки в СОБР. Второй уровень навыков сенсата – это для тех, кто спал на лекциях, – означает, что Тирдал может ощущать эмоциональную окраску чувств и мыслей, но не может сказать, о чем конкретно объект думает. Четвертый уровень означает, что Тирдал способен делать это на точно не определенном расстоянии, большем, чем могут себе позволить сенсаты третьего уровня. Поэтому о потенциальной угрозе мы будем предупреждены заранее и не попадем на вечеринку по случаю дня рождения какой-нибудь «кляксы». Кстати, мы вообще сможем выяснить все, что нужно, на расстоянии, не подвергая себя лишней опасности. Надеюсь, это по душе всем.

Разумеется всем. Даже самый бесстрашный человек не откажется свести к минимуму риск быть убитым. Разведчики снова пристально посмотрели на дархела, который выглядел спокойным, как ледяной астероид. Новая форма ему явно шла. Все взгляды были удивленными, но некоторые – полны недоверия. Самого дархела это, по-видимому, не задевало.

– У меня все. Есть вопросы, не связанные с оплатой?

Вопросов не было. То есть они были, но из «запретной» области: "На кой черт мы в это ввязались?", "Кому-нибудь есть дело, выживем мы или нет?", "Может, пора перевестись в другое подразделение?" Эти вопросы мучили каждого чуть ли не с первого задания, но никогда не обсуждались. Они – СОБР, и допытываться не их дело.

– Если вопросов нет, тогда советую заняться амуницией и проверкой оружия. Подъем в семь ноль-ноль. Сбор ровно в девять, а закончим – где-то в семнадцать-девятнадцать часов. Все свободны. А вас, Тирдал, прошу пойти со мной, – сказал Благовест, обращаясь к сенсату.

Командир понимал, что сейчас лучше чем-нибудь занять Тирдала. Команда еще отходила от предыдущей миссии, и время для знакомства с новым членом было неподходящее. Он уже слышал недовольные возгласы.

Несмотря на короткие ноги, дархел легко поспевал за командиром, который, вышагивая по дюрапластовому коридору, умудрялся на ходу отслеживать настроение окружающих. Сенсату, даже больше, чем остальным членам отряда, нужно понимать, что именно командир улаживает все конфликтные ситуации в команде.

"И что ты об этом думаешь?" – На вопрос, вертевшийся в голове у Благовеста, Тирдал ответил раньше, чем командир успел открыть рот:

– О чем, капитан? О задании? О подготовке? О команде?

– О ребятах.

– Я им не понравился, – медленно произнес Тирдал.

Вообще-то, он всегда говорил медленно, и не потому, что был неразговорчив, не потому, что намеренно придавал голосу бесстрастность. Просто у него была такая манера. А чувства его выдавало подрагивание правого уха.

Голографические изображения на стенах были посвящены разным битвам и кампаниям. Казалось, Благовест внимательно их изучает, на самом деле он видел их тысячу раз.

– Наверное, ты прав. Но работа в таких маленьких командах предполагает доверие и взаимопонимание. Ты ни разу не говорил с ними, ни разу не был на тренировках и заданиях. Тебя встретили враждебно – это в порядке вещей. Просто делай свое дело, и вскоре они забудут…

– …Что я тупой бессердечный дархел? – продолжил Тирдал.

Ухо у него слегка дрожало.

– Будешь так о них думать, вы никогда не найдете общего языка, – сказал командир, остановившись и посмотрев дархелу в глаза. – Делай все, что в твоих силах, а я в свою очередь не допущу дискриминации.

– Да, сэр, – согласился Тирдал, ощущая всю силу и порядочность командира.

Командир воспринимал его как новичка, а не как дархела, коварного шайлока, исчадие ада. И поэтому пока держал дархела в стороне от разведчиков. Тирдал это отчасти сознавал, поскольку чувствовал, что в мыслях его партнеров по команде меньше напряжения, когда его нет рядом. Это, конечно, плохо. Что ж, придется учиться жить вместе.

– Тебе нужно уважать их единство и работать так, чтобы заслужить доверие, – сказал Благовест, словно прочитав мысли дархела как самый настоящий сенсат. – Станешь нарываться на ссоры, они тебя никогда не примут. Придется учиться жить вместе.

– Да, сэр. Я готов.

– Хорошо. Так вот, они… мы станем уважать тебя в соответствии с твоими способностями. И тебе, а не нам доказывать, достоин ли ты с нами работать.

– Да, сэр.

Они подошли к кабинету Благовеста.

– Тебе тоже нужно подготовиться. Сбор в девять ноль-ноль. Тот же зал.

Ухо у Тирдала подрагивало. Благовест закрыл дверь.

А тем временем в комнату, где собралась команда, вошел сержант. Шива – так его звали – прибыл на базу позже остальных и рано ушел, чтобы уладить некоторые формальности. Вернулся он в самый разгар дискуссии, посвященной Тирдалу. Все были на взводе и, даже не дав Шиве сесть, набросились на него с жалобами.

– Сержант, эти идиоты подсунули нам какого-то сенсата дархела! – почти кричал Тор.

– Знаю, ребята. Знаю, – спокойно ответил Шива. Уж он-то всегда спокоен. Незаменимое качество для разведчика.

– Замечательно. И что ты намерен делать?

– Ничего. Я ничего не могу сделать. Кого дали, того дали. Извини, Тор, но придется привыкать.

– Наверняка эта тварь плохо сдала экзамен, – вставил Горилла. – Этим сенсатам вечно делают поблажки.

Голос у Гориллы был низкий, грубый и вполне соответствовал могучему телосложению десантника.

– Думаешь? – спросил Шива.

– Ну да.

– Наш дархел, – отвечал Шива с легкой улыбкой, вытянувшись в кресле, – сдал экзамен с абсолютным результатом. Не с отличным, а с абсолютным. Я поинтересовался у Роя. Инструкторы были в шоке. А многие из них терпеть этих дархелов не могут. Так что ни о каких поблажках речи не идет.

– Примерно так же относятся и к женщинам. Нас мало в разведке, и поэтому мы выделяемся, – сказала Куколка. – Все прекрасно понимают, что к женщинам, инопланетянам и штатским отношение особое, и не ахти какое. – Она посмотрела на Кинжала, который безжалостно издевался над ней с самого первого дня ее пребывания в команде, но потом нехотя признал, что она, мол, знает свое дело. – Так, Кинжал?

Кинжал складывал инструменты для настройки оружия и ухода за ним. Он все время возился со своей винтовкой, и инструменты у него были всегда под рукой. Никто не разрешал снайперу уносить их со склада, однако Кинжал стрелял так, что никому и в голову не приходило жаловаться. Он положил щуп и пожал плечами.

– Никакого особого отношения к нему не будет. Если он делает свою работу хорошо, – рассуждал Кинжал, – если сможет прикрывать нас и вести себя тихо – нет проблем. – Закрыв ствольную коробку, он замкнул энергетическую цепь, проверил, работает ли зажигание, и закончил: – А станет воду мутить – мне работы прибавится. Тогда будут проблемы.

Куколка, Шива и Горилла переглянулись. Кинжал не обращал на них внимания. Или делал вид, что не обращает. Он любил разыгрывать роль хладнокровного убийцы. Иногда это надоедало, но таков уж был Кинжал.

– Почему, черт возьми, именно дархел? Почему нельзя было выделить человека? – проворчал Тор.

– Потому что нет такого, – отозвался Шива. Люди-сенсаты – крайне редкое явление. Людям вообще не свойственны экстрасенсорные способности. К тому же единственным приемом достичь более или менее высокого уровня навыков является для человека «молитва» – комплекс различных ритуалов и постоянной медитации. Этот метод одним из первых стали использовать индови. Непрерывная тренировка мысли не позволяла таким сенсатам достигать достаточно хорошей физической формы для участия в боевых операциях. Мишиа Ментат, крупнейшая школа экстрасенсорных искусств, всегда берегла своих учеников. Так было и в ту пору, когда несколько сотен лет назад Айсландская Конфедерация отделилась от Союза Систем Солнечного Типа. Они ограничились ролью дипломатических посредников между Периферией и СССТ, отказавшись участвовать в боевых действиях.

– Попробуй-ка сам пройти сенсат-тест, Тор… Ведь могло быть и хуже. Прислали бы нам какого-нибудь индови, и мы бы у него в буквальном смысле в няньках ходили.

– Ничего, сдюжим, – сказал Кинжал с угрозой, еще раз проверяя зажигание.

Тут уже все на него уставились.

– Ладно, – нарушил воцарившееся молчание Шива. – Если кто планирует уйти в загул или просто напиться, то лучше не надо. Вы не буяните, я вас не отмазываю, и всем легче жить. У нас два дня до задания. Проведем их с толком.

К 17.00 подготовка была завершена. Но Шива все еще мучился с бумагами – эта волокита никогда не кончается. Нужно было заверить результаты медосмотра, провести очередную сертификацию, забронировать взлетную полосу… А Благовест искал что-нибудь, что помогло бы его людям снизить риск так же, как разведданные и тому подобное. Из-за этого внепланового задания рушился весь график подготовки к проверке начальством "уровня их готовности к возможному объявлению войны".

Тор назначил себя командующим операцией по опустошению баров и отправился агитировать остальных. Для начала он зашел к Кинжалу и высказался без обиняков.

– Нет, спасибо, – ответил Кинжал. – Мне завтра стрелять, и я хочу быть трезвым как стеклышко.

Кинжал был склонен к затворничеству, а перед миссиями вообще превращался в монаха-отшельника. Однажды он выпил три кружки пива вместе со всеми, в другой раз – немного виски. Он не строил из себя трезвенника, просто вел строгий образ жизни.

На очереди был Тирдал. Выглядел он весьма озабоченным. Свет в его комнате был тусклый, на прибранном столе стоял предмет, похожий на свечу, лежала книга и еще какие-то вещи, назначения которых Тор не знал. Это были некие принадлежности религиозного толка, и Тор не стал расспрашивать. На приглашение прошвырнуться по барам Тирдал ответил:

– Ты хочешь, чтобы мы появились на людях как команда, потом развлеклись поодиночке, а затем пошли спать?

– Типа того. Повеселимся, а заодно лучше узнаем друг друга.

Секунду Тирдал словно обдумывал идею, потом сказал:

– Мое присутствие вызовет раздражение у окружающих, и вам, думаю, это будет неприятно. Никаких персональных развлечений я себе не придумал, а если я останусь один в баре, могут возникнуть проблемы. Что касается того, чтобы "лучше узнать друг друга", то я буду усердно медитировать, размышляя над тем, как найти общий язык с командой. Мне нужно изучать психологию общения между людьми, поэтому я лучше останусь здесь, но все равно спасибо за приглашение. Думаю, когда закончится задание, будет более подходящий момент для совместной выпивки.

– Ну, – отвечал Тор, – если ты хочешь изучать взаимоотношения между людьми, тебе точно нужно пойти!

– Звучит заманчиво, но я все же останусь. В любом случае счастливой вам вылазки.

– Спасибо. Счастливо помедитировать, – предельно вежливо сказал Тор.

Потом он постучался в дверь к Хорьку. Эксперт по маскировке полулежал в кресле, заложив руки за голову.

– Время выпивки!

– Есть, сэр! – отрапортовал Хорек, надевая ботинки.

– Рад слышать такой ответ. Нет ничего хуже, чем пить в одиночку. Сержант занят, Благовеста звать не стоит, Кинжал опять углубился в себя, а Тирдал, кажется, не въехал в тему.

– Замечательно. Эти двое только распугали бы всех девчонок, да еще умудрились бы подраться.

В итоге команда, собранная Тором, состояла из Гориллы, Хорька и Куколки. Вчетвером они отправились развеяться перед тем, как быть заброшенными на целых два месяца в космос и грязь. Разведчики встретились на выходе с базы, где молодой, скучающий по «гражданке» боец может найти все, чего душа пожелает.

Здесь располагался филиал фирмы «Ностальгия», которая открывала их почти у каждой военной базы, чтобы продавать дешевую бижутерию под видом ювелирных изделий. Несведущие бойцы покупали ее по неслабым ценам и посылали в подарок домашним, как далеко ни находился бы их дом.

Зал игровых автоматов сверкал разноцветными огнями. Все машины были настроены на максимальный уровень сложности. По закону налог на отрасль развлечений являлся фиксированным, так что игорный бизнес был прибыльным делом. Что касалось безопасности, то если кто-то из солдат устраивал беспорядки или отказывался платить, его идентификационный номер сообщали на базу и там уже непосредственное начальство принимало меры.

Надпись на одном из окон гласила: "Раздень Бэмби. Игра для искушенных". Какой-то умник вывел снизу краской «зоофилов». Надпись сохранилась, хотя сам автомат давно и с громким скандалом запретили по указанию мэра, заботившегося о моральном облике горожан. Но старая земная мораль казалась смешной и неуместной на такой планете, как Айсландия.

Как бы то ни было, на остальные порновидеоигры никакие моральные запреты не распространялись. Видимо, потому, что должны же быть способы освобождать карманы военных и космонавтов от обременяющей их зарплаты. Все любили военных, поскольку у них были деньги. Когда деньги закончатся, ты можешь напиться с горя, вернуться на базу и клясть судьбу или же провести ночь в КПЗ – никому нет дела. То обстоятельство, что солдат здесь и там так и норовят разорить, поборников морали не волновало – тратьте только деньги и время, и никакого секса!.. Разве что в баре «По-быстрому», единственном настоящем в округе.

Разведчики во главе с Тором были далеко не зелеными юнцами, а гораздо более опытными людьми, чем могло показаться по их молодым лицам, – всем им было больше двадцати. Десантники быстро миновали близстоящие заведения, даже не посмотрев в их сторону.

– Дискотека, – настаивала Куколка.

Она надела платье цвета «электро», и в тот же цвет были окрашены ее коротко стриженные волосы. Платье, скрывающее плечи и бедра, походило на тунику. Нельзя сказать, что Куколка была непривлекательной. Но высокий рост и развитая мускулатура часто отпугивали мужчин. Еще больше они пугались, узнав, что она из СОБРа. Поэтому Куколка всегда старалась выглядеть милой и беззаботной.

– Выпивка, – сказал Горилла.

Они уже давно спорили. На Горилле был костюм и галстук, и это только добавляло ему серьезности и представительности.

– Дискотека, выпивка и девочки, – примиряющим тоном подытожил Тор.

У него были странные представления о стиле: он носил куртку из синтетической кожи, вышедшую из моды лет десять назад, и полосатые штаны в обтяжку. Тор считал, что такой наряд подчеркивает достоинства его мускулистого тела.

– Мне выпивка и танцы, а девочек оставь себе, – согласилась Куколка.

– Нет проблем.

Хорек в безрукавке и джинсах выглядел, как всегда, беспечно.

– Куда пойдем? Откроем новый бар или как в прошлый раз?

– Кто там тогда подцепил кого-нибудь?

– Я, – призналась Куколка. – Но мне пришлось пересиливать отвращение, чтобы заработать очко. Давайте найдем менее пафосное место.

– Да. Пойдем туда, где все сразу решат, что мы холодные, расчетливые убийцы и секс-машины, какими мы на самом деле и являемся.

– Итак, ты хочешь в страну Фэнтези, – улыбнулся Хорек, ткнув Тора локтем.

– Наш автобус! – показала Куколка.

– Придется попотеть, чтобы добраться до девочек.

Они едва успели вскочить на подножку взлетающего автобуса, рискуя упасть с довольно приличной высоты. Водитель хмуро посмотрел на них, потому что они нарушали правила поведения и, если что-нибудь случится, ему отвечать. Потом впустил их внутрь. По внешнему виду этих ребят было ясно, что они военные. Их короткие стрижки и накачанные мускулы, а также отсутствие боязни высоты выдавали в них командос. Пассажиры автобуса уже посматривали на разведчиков, которым, похоже, это было по душе. Их не волновали восторженные или недовольные взгляды старшего поколения. Им хотелось привлечь внимание ровесников и ровесниц (желательно красивых и без комплексов); хотя понятие красоты теряло свой смысл под влиянием алкоголя и других опьяняющих веществ.

Так как их занятие требовало абсолютной секретности, им очень не хватало общения с окружающими. Командос шумели и смеялись в автобусе. Никто к ним не придирался.

Само по себе ношение оружие не вызывало уважения, другое дело – мастерство стрельбы. Когда на любой улице можно встретить голодного послина, присутствие профессиональных убийц только приветствуется. Поэтому военные были в почете, несмотря на их специфическое поведение, подчас дурацкое. Никто из пассажиров не жаловался на шум, а некоторые даже придвинулись поближе. Айсландия, конечно, современная и урбанизованная планета, но вместе с тем дикая и жестокая. Она дорого заплатила за избавление от послинов – шрамы на планете свидетельствовали о щедром использовании антивещества. Его применяли, чтобы уничтожить разбитые послинами лагеря, заставив их отступить.

Послины откладывают яйца и весьма плодовиты. Их удалось уничтожить, но не всех. Эти твари бывают двух типов. У обыкновенных послинов низкий интеллект, и его хватает только на то, чтобы нажимать курок и исполнять приказания «царьков», куда более умных, крупных и страшных. Один такой царек контролирует пятьдесят-шестьдесят обыкновенных послинов, управляя ими через «приближенных». А по сути своей все они – бесполые плотоядные животные с отменным аппетитом, которые выглядят как дьявольская помесь кентавра с крокодилом. Встретившиеся им на пути люди вмиг превращаются в суши.

Когда послины, вооруженные по последнему слову техники и экипированные гипердвигателями, прибыли в эту область, они уничтожали все живое на своем пути – как саранча. Потом путь им преградил человек. Большинство людей погибли, но и послинов почти не осталось. У этого конфликта, как в старом анекдоте про "столкновение неостановимой силы с несдвигаемым препятствием", было много побочных явлений. Например, геноцид дархелов и тулар-послинов.

Тулар-послины – оседлая, мирная раса. Они только иногда едят разумных существ, да и то диких сородичей, и никуда не высовываются со своих планет. Появление тулар-послинов стало одной из причин, по которым произошло отделение Айсландии, еще тридцати планет и стольких же космических колоний от Союза и образование Айсландской Конфедерации. Земля хотела возобновить реформы по контролю над оружием, начатые еще до нашествия. И это на Периферии, постоянно подверженной вооруженным конфликтам? Да еще какой-то бюрократ рассудил, будто существование выживших, хотя и мирных послинов «неприемлемо», и отдал приказ отправить к их планетам автоматическую космическую пушку, заряженную антивеществом. Это пришлось не по нраву жителям Периферии. Вот почему теперь существует Айсландская республика и СССТ, старый, бюрократизованный и технически развитый, в самой середине заселенной людьми области космоса.

В автобусе лететь было недалеко, километров двести, сначала над открытой местностью, а потом по территории города, заключенной под купол. Айсландия была планетой земного типа, спутником гигантской газовой планеты, предположительно коричневого карлика, под названием Джулиана.

Джулиана уже вступила в фазу полного диска и закрывала нижнюю половину неба с востока. На западе показался Айсел, звезда системы. Отражающая его свет планета была прекрасна. Здесь и там всевозможные оттенки коричневого, оранжевого, охристого, серого цветов, красные отсветы водородных вспышек. Через некоторое время можно будет увидеть и кольца Джулианы – незабываемое зрелище для туристов, которые не могут позволить себе космическую экскурсию. Вращения Джулианы вокруг Айсела и Айсландии вокруг Джулианы создавали очень странные циклы смены дня и ночи.

Едущие на подножке автобуса командос не обращали внимания на горизонт. Не только потому, что выросли здесь и привыкли к этой громадине в небе, но и потому, что их работа была связана с разъездами – они видели гораздо более красивые восходы на других планетах. Кинжал, который не был уроженцем Айсландии, наверное, залюбовался бы, будь он один и в хорошем расположении духа.

Либеральные законы и низкие налоги позволяли любой, даже относительно бедной, колонии иметь довольно большой активный баланс, ведя обширную торговлю с густо населенными внутренними районами. Только поток туристов снизился, поскольку Земля и зависимые от нее территории стали более обособленными и консервативными.

Что-то происходило во внутренних районах. Что-то такое, чего никто толком не понимал, о чем никто старался не говорить. Посетители, поколение за поколением, все меньше интересовались благами Периферии, становясь все более замкнутыми. Хорошо было только то, что подобное безразличие разряжало политическую обстановку.

Автобус маневрировал между огромными по высоте строениями, сверкавшими разными цветами. Более старые здания были просто подсвечены, новые представляли собой подлинные произведения искусства, поднимавшиеся на десятки метров над уровнем движения. Выше находились только трехмерные голографические рекламные вывески. Метеоры – обычное явление для Айсландии. Конечно, все они могли быть энергетической сетью, и двадцатипятимегатонные взрывы происходили в стратосфере, а не на поверхности. Но не стоит искушать судьбу высокими постройками и, соответственно, ненадежными системами защиты. Существующие купола были почти непробиваемыми, но в случае чего взрывная волна просто уничтожила бы все вокруг. Поэтому многие сооружения были возведены под грунтом, хотя строить вниз гораздо сложнее, чем вверх.

Водитель остановил автобус посредине площадки на высоте около десяти метров. Четверо десантников уже стояли у двери и, едва она открылась, выскочили наружу, как выскакивали бы из штурмовой шлюпки под шквальным огнем. Остановились они перед освещенной тусклыми красными лампами старинной лестницей, ведущей в клуб "Сектор А".

Тор вошел первым и, взмахнув личной картой, приложил ее к сенсорной панели у входа. Задержавшись ровно на столько, чтобы лазерный луч успел скользнуть по карте, он стремительно зашагал вперед. Хорошо, что разведчики были еще трезвыми: сверкающие огни и двигающиеся голограммы настолько одурманивали восприятие, что трудно было отличить реальное от мнимого. В этом-то и была изюминка "Сектора А". Тор, окинув помещение взглядом, выбрал столик в углу. Он почти бегом бросился к нему, едва не сбив с ног еще одного претендента. Тот, впрочем, не решился вступать в конфликт. Столики в клубе располагались в нишах, довольно высоко над уровнем пола. К ним вели приставные лестницы, по одной из которых и взобрался Тор. Остальные последовали за ним.

– А вот и мы! – провозгласил Хорек, садясь на стул. – Ты выбрал отличное место для стрельбы, Тор. Зал как на ладони.

– Смотри, как бы не пришлось блевать вниз с этого замечательного местечка, – мигом откликнулся Горилла, которому ввиду высокого роста открывалась еще более обширная панорама.

– Хорек, на сей раз не нервируй никого метанием кружек, ладно? Я, конечно, могу оценить широту такого жеста, но пивные брызги летят во все стороны, да и посетители не в восторге от кружек, падающих на головы. Нас вышвырнут, как в прошлый раз, – благоразумно заметил Тор.

– Скоро вернусь! – радостно воскликнула Куколка, спрыгивая вниз.

Один из охранников что-то крикнул ей, когда она пробегала через зал, чтобы присоединиться к одиноко стоящему парню. Куколка в ответ только помахала стражу порядка и взяла парня за руку. Он сначала удивленно посмотрел на нее, но потом улыбнулся, и они растворились в толпе танцующих.

– Один – ноль в пользу Куколки, – усмехнулся Горилла. – А когда мы начнем? Или сперва по стаканчику?

– По стаканчику, – с готовностью согласился Тор. – Когда нас вышвырнут по милости Хорька, будет не так больно.

Скоро им наскучил этот клуб, – они, так никого и не подцепив, вышли на улицу. Нужно было немедленно найти себе компанию. Иначе им грозит шляться по клубам до самого утра. Любой из них, подумав хотя бы мгновение, осознал бы всю глупость того, что они желали. Но думать было некогда.

Из "Сектора А" они пошли в «Эден» – клуб, освещенный только ультрафиолетом. Пары и небольшие группы уединялись здесь в укромных уголках, которых было великое множество (специально для «этих» нужд). Раньше в помещении размещался полицейский участок, а теперь все офисы и кладовки были переделаны в комнаты для свиданий.

– Гляньте-ка на этих ужратых дипломатов в костюмах! Ишь вырядились! – чересчур громко сказал Хорек.

– Тихо, – оборвала его Куколка. – Не хами.

Дипломаты оказались откуда-то из СССТ. Было весело наблюдать, с каким раздражением эти степенные консерваторы смотрят на мужчин и женщин, предающихся плотским утехам. Дипломаты-то ожидали увидеть неотесанную деревенщину. В представлениях жителей Внутренней Области айсландец был отсталым фермером. А оказалось, он большой любитель секса и пофигист. Завтра прилетит метеор, с которым защитная сеть не справится, завтра дикий послин откусит ногу или целая стая во главе с «царьком» сожрет детский сад, отправившийся на экскурсию. Так почему бы не есть, не пить, не танцевать и не заниматься сексом сегодня, если работа закончилась и счета оплачены?

В Конфедерации было больше жизни, чем могли себе представить обитатели внутренних районов. У СССТ более продвинутая техника, но именно с Периферии родом все поэты, актеры, художники, которыми восторгается Внутренняя Область. Ежедневная борьба за выживание на Периферии, где жизнь и смерть ходят рука об руку, видимо, рождала больше талантов, чем размеренная, комфортная жизнь внутри.

Как бы то ни было, «провинциалы» на поверку оказывались не такими уж простаками, как полагали "столичные жители". Хотя часто приезжие видели только грубые нравы здешних жителей, однако даже в этом было больше жизненной силы, чем можно найти от Земли до Антареса.

После «Эдена» был "Дворец Мака", а после «Дворца» – еще четыре-пять клубов, названий которых никто потом не смог бы и вспомнить, разве что прочитал бы на отпечатанных около локтя временных пропусках. Где-то на улице, между "Прачечной Судзи Капоне", «Бистро» и «Планетарием», на Тора напала охота пофилософствовать.

– Не странно ли? Мы, молодые и здоровые, шляемся по улице, как похотливые животные, и ищем, где бы нажраться и с кем бы потрахаться. Разве это не печально и не абсурдно?

– Да уж, – хмыкнула Куколка, крутя на пальце чьи-то семейники. – Пока я развлекалась с тем чуваком, ты сам пялил какую-то блондинку. По-моему, транссексуалку.

– Нет, женщина была вполне обыкновенная…

– Где ж ее трусики? – спросил Горилла. – Ведь знаешь уговор: нет сувенира – нет очков в таблице.

– У нас до этого не дошло, – вздыхая, ответил Тор. – Я чувствовал себя забегавшимся бизнесменом…

– Ага. Есть некоторое сходство. Только они получают столько денег, сколько тебе и не снилось, – сказала Куколка. – Кстати, а где Хорек?

– Наверняка в «Судзи», – усмехнулся Горилла. – Я видел его, когда Тор набил себе шишку о кондиционер. Он скрылся за игровые автоматы с какой-то особой, наверняка женского пола.

– Да, точно, – вспомнила Куколка. – Было такое. Ну вот тебе и доказательства твоих умных тезисов. – Язык у нее немного заплетался. – У меня одно очко, у Хорька тоже, у тебя полочка за красоту исполнения. У Гориллы пока ничего, но ночь только начинается.

– Уже три часа, а подъем в семь, – промямлил Тор.

– Кажется, я успею заработать еще очко. – Куколка положила глаз на мужчину с бутылкой, опирающегося на стену бара. – Цель определена, открываю огонь на поражение. – В голосе ее зазвучали страстные, обольстительные нотки, и Тор с Гориллой улыбнулись. – Спокойной ночи! До встречи через четыре часа.

Она помахала им рукой, подбираясь ближе к незнакомцу и окидывая его многообещающим взглядом.


ГЛАВА 1 | Герой | ГЛАВА 3