home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 16

Хорек услышал звук выстрела. Хлопок раздался неподалеку, и анализ колебаний сузил область местонахождения стрелка до квадрата со стороной приблизительно сто метров. Конечно, снайпер наверху. Но начинать стрелять наугад нельзя: Хорек будет тут же вычислен по фотонному излучению. А произвести точный выстрел без оптики нечего и надеяться.

Значит, остается лишь добраться до Тирдала. Если он, конечно, еще жив. Вдвоем загнать Кинжала будет проще. К тому же когда-нибудь настанет ночь, а это дополнительное преимущество перед стрелком.

Когда все будет кончено, Тирдалу придется ответить на ряд весьма интересующих разведчика вопросов. Хорек передал новые координаты, касающиеся местонахождения снайпера, сенсату. Потом послал их самому Кинжалу, просто чтобы тот знал, что за ним, возможно, наблюдают. Разведчик улыбался; будь у него зеркало, он испугался бы собственного отражения. Боль и страх, усталость, пот и въевшаяся грязь придавали Хорьку устрашающий вид.


Тирдал почувствовал выстрел и бросился в воду, уронив артефакт. Пуля пролетела на критическом расстоянии, обсыпав сенсата песком. Он мог не только слышать свист рассекаемого воздуха, но и чувствовал, как тот нагревается совсем рядом. Потом Тирдал осознал, что пуля все-таки задела его, пройдя сквозь рюкзак и плечо. Рана, хоть и небольшая, однако очень болезненная. Нести рюкзак станет тяжелее. Нельзя дать снайперу понять, что попадание все-таки было.

– Отличный выстрел, Кинжал, – издевательски сказал Тирдал, умело управляя голосом и сдерживая приступы боли. – Таким вряд ли убьешь разумное существо, но для камней и тренировочных манекенов подходит идеально.

Сенсат заполз чуть глубже в воду, чтобы достать артефакт.

– Я стреляю лучше всех! – в ярости прохрипел Кинжал. – Просто ты мерзкий плут.

Стрелка явно задели слова сенсата. Тот факт, что дархел до сих пор жив, он очевидно воспринимает как личное оскорбление. Что ж, надо подлить масла в огонь.

– Плут? "Хочешь жить – умей вертеться". Разве не это негласный девиз СОБРа? В противном случае твоя стрельба – то же плутовство, ведь не каждый так одарен в стрельбе. Короче, в этой игре все используют личные ресурсы. Не сомневаюсь, что такой талантливый стрелок, каким ты себя считаешь, сможет быстро раскусить мои хитрости и не даст мне увернуться. Знаешь, если бы ты был таким умным, каким притворяешься, то давно бы изучил мой стиль.

Последнее замечание Тирдала было заведомой ложью, поскольку никакого особого «стиля» у него не было: каждый раз он «импровизировал». Да пусть стрелок поломает голову.

Тут пришло сообщение от Хорька. Очистив экран визора, сенсат внимательно изучил полученный фрагмент карты. Дархельские приборы Тирдала тоже справлялись с подобными задачами, но разведчик этого, конечно, не знал. В таком случае данное сообщение еще раз доказывает, что Хорек – союзник, по крайней мере до тех пор, пока жив снайпер. А после видно будет.

– Кстати, еще о плутовстве, – добавил Тирдал тем наивным тоном, который способен довести человека до бешенства. – Заметь, не я спрятался за камень и бросил гранату в людей, которые мне доверяли.

Сработало. Четыре пули просвистели над головой сенсата и с мягкими шлепками ударились в противоположный берег. А связь между Кинжалом и сенсатом стала почти такой же прочной, как в момент массового убийства. Тирдал мог видеть глазами снайпера. Он видел изображение в прицеле, видел свою маленькую фигурку, которая только промелькнула и пропала из виду. Судя по положению солнца, Кинжал действительно на том холме, как и предупреждал Хорек. И радиуса действия импульсной винтовки хватит, если стрелять прямо отсюда. Выстрел достигает цели со скоростью света, и нужно только обеспечивать себе прикрытие на время перезарядки – 0,7416 секунды. Тирдал поставил коробку на грунт и поудобнее взялся за оружие.

Запросив у компьютера карту местности, сенсат дополз до чуть более пологого участка выжженной почвы на склоне оврага. Он встал, выстрелил, упал на грунт, перекатился через правое плечо, оказавшись за камнем, снова вскочил, выстрелил, вернулся на первоначальную позицию, вскочил, выстрелил, упал и откатился левее, встал, выстрелил… направо и. огонь – направо, налево, налево – огонь, огонь, огонь… Почти не отдаляясь от исходной позиции, Тирдал появлялся в произвольных местах так, чтобы Кинжал не успевал прицелиться.

Но снайпер и не думал стрелять. Он был в панике. Тирдал улыбнулся своей звериной улыбкой и, подняв артефакт, продолжил путь.


Пока продолжалась стрельба, Хорек просто лежа отдыхал. Кинжал не такой уж безупречный. Он был великолепен на тренировках, отлично справлялся с нападавшими жуками. Что же касается настоящих битв, то Хорек видел личное дело Кинжала, и в нем не было ни одной похвалы от командиров. Раньше разведчик думал, что это из-за тяжелого характера стрелка. А выходит, Кинжал просто набивал себе цену. Полезно это знать.

Хорек лежал ничком в траве, вдыхая отвратительный запах пыльцы вперемешку с вонючей грязью и испражнениями каких-то червеобразных созданий. Рано или поздно он и сам станет пищей для червей. Такое ощущение, что люди, все как один, стремятся побыстрее попасть к ним на обед, захватив с собой как можно больше братьев по расе. И сами, как черви, жрут друг друга.

Здешнее солнце клонится к закату и, стало быть, бьет прямо в глаза стрелку. После четырех новых выстрелов приборы сузили множество вероятных мест дислокации Кинжала до квадрата десять на десять метров. Точнее определить было нельзя: мешала трава, рассеивающая звуки. Если б только был прицел! Можно было бы приподняться и найти Кинжала, не ждущего угрозы с этой стороны и занятого совсем другим.

Тем временем Тирдал стал отстреливаться. Палит себе, и ничего. Какая бы философия ни удерживала дархелов от насилия, переступить через нее, по-видимому, довольно просто. Вот Тирдал и переступил.

И наверное, многие другие дархелы – тоже. А значит, дархелы – источник опасности. Людям стоит приглядеться к ним повнимательнее. Воинствующие инопланетяне – это плохо, особенно если учесть гораздо большую доступность для них технологий "Галтеха".

Хорек лежал и морщился, но через какое-то мгновение до его изможденных мозгов дошло, что надо двигаться. Он подтянул колени и в надежде достать снайпера пополз по-пластунски, раздвигая траву. Если получится подобраться незаметно, дело закончится выстрелом из укрытия и дырой в Кинжале.

Нужно обязательно попасть с первого раза. Иначе Хорек труп. Снайпер сразу обнаружит его и выстрелит в ответ. Он наверняка попадет, хотя и демонстрирует сейчас не лучшую форму. Скорее всего Тирдал просто уклоняется от пуль. Хорек такой ловкостью не обладает.


Внимание Кинжала привлекла карта, переданная Хорьком. Он просмотрел ее, недоумевая, что бы это могло быть. В тот момент все способности мозга, не связанные со стрельбой и укрыванием, словно отключились. Кинжал даже говорил с трудом. А, вот оно что. Это его местонахождение. Значит, ублюдок жив и объединился с дархелом. Ну и хорошо. Все равно снайпер собирался его убить, теперь это будет даже чуть приятнее. Однако какой козел.

Что-то затрещало. Черт возьми, эльф открыл огонь! Стрелок вздрогнул. А почему бы и нет? Перестрелка так перестрелка. Хотя простое убийство куда эстетичнее.

Для импульсной винтовки это предельное расстояние, да и дархел почти не умеет стрелять. Кинжал сгруппировался, чтобы лучше отреагировать на новое появление Тирдала. И тот появился, но уже в другом месте. После первого выстрела на стрелка посыпался грунт, второй прошел левее, следующие два – на пару метров ниже. Кинжала била дрожь, но мало-помалу он успокаивался. Уродец вообще не умеет стрелять. Даже с незнакомой импульсной винтовкой Кинжал справился бы лучше. Снайпер слегка злился на себя за то, что позволил этому эльфу так легко себя напугать.

Вдруг почва стала уходить из-под ног. Облака, солнце, деревья качнулись, словно кивая стрелку. Уступ рушился. Кинжал привстал на коленях и попытался отодвинуться от зыбкого края, да было поздно. Разрушение, вызванное выстрелами импульсной винтовки, увлекло снайпера за собой. Его спасло то обстоятельство, что он успел чуть отпрянуть от края, сохранив на пару секунд равновесие, и упал не на голый грунт, а в мягкую кучу только что обрушившейся почвы. Падение метров с восьми слегка оглушило Кинжала. Упав, он проделал углубление в куче грунта, и его с головой засыпало. Задержав дыхание и стараясь не суетиться, снайпер разгребал руками завал над собой. Кое-как он выбрался из вязкой массы, по ходу дела вдохнув таки песчаной крошки. Густые красные облака глинистой пыли застилали солнце. От удара при падении и жжения в легких перед глазами шли зеленые круги. Снайпер чувствовал тяжелый запах свежей, прохладной почвы и едкий, удушливый – грунта, превращенного в пар лучом импульсной винтовки. Выплюнув грязь изо рта, Кинжал опять остро почувствовал жажду. Озираясь по сторонам, он никак не мог избавиться от мысли, что Хорек или Тирдал уже здесь, уже держат его на мушке, уже готовятся спустить курок, уже мозги распадаются на молекулы. Стрелок потянулся за своей винтовкой, но она была погребена под завалом. Правым коленом Кинжал ощущал что-то твердое и, запустив руку по локоть в мягкий грунт, ухватился за ствол.

Вытащить винтовку оказалось непростой задачей. Вдобавок она была забита грязью, и следовало бы найти укрытие и почистить ее. А пока Кинжал кое-как обтер приклад и послал одну пулю в грязь, чтобы прочистить дуло. Она не успела разогнаться и поэтому не наделала шума, только подняла грязный фонтан. Кажется, теперь винтовку снова можно использовать. Кинжал попытался встать на ноги, но тут же упал от тошноты, головокружения и внезапной боли. Что, опять?

Да, опять. Вывихнутое при падении колено, сильнейшее обезвоживание и смертельная усталость. Хорошо бы сейчас воды, еды. Хорошо бы поспать и получить медицинскую помощь. Интересно, а как себя чувствует эльф? Может, ему нужно много воды и минимум пищи? Стоп, пищи ему нужно много. Откуда она у него?.. Он что, ест животных? А что же тогда с его неспособностью убивать? Может, он улавливает боль разумных существ и ему от этого плохо? В таком случае, чтобы ошеломить его, нужно в первую очередь стрелять по крупным жукам в округе. Как снайпер раньше не догадался?

А Хорек? Этот-то простофиля за счет чего держится? Он, конечно, может остановиться, чтобы попить, перекусить или отдохнуть – он же последний. Но раны давно должны были сделать свое дело. Самому Кинжалу просто необходим отдых. Иначе он не сможет поддерживать взятый темп. И, черт возьми, опять смеркается.

Кинжал неподвижно лежал на грунте, когда новый выстрел забросал его грязью. Снайпер мгновенно перекатился через плечо подальше от линии огня. Даже дьявольски уставший мозг почти моментально сообразил: выстрел с юга. Энергетическая винтовка. Не Тирдал, а Хорек. Дерьмовое положение. Попал под перекрестный огонь. Быстро подняв винтовку, Кинжал по рассеивающемуся фотонному следу определил местонахождение стрелявшего. Потом соскользнул с холма, жертвуя обзором и сводя на нет преимущество своей винтовки ради укрытия и безопасности. Значит, умница Хорек там. Секунду спустя стрелок выпустил первую пулю. Если Хорек не сдвинулся с места после первого выстрела, он уже труп. А если еще жив, то сейчас узнает, что Кинжал не хуже его умеет выслеживать добычу.

Новый выстрел Хорька был произведен из другого места почти сразу после того, как Кинжал спустил курок. Кинжал пригнулся, сгруппировался и послал ответ. Остатки страха улетучились. Вот для этого и живет Кинжал: испытывать свой разум, свои способности, свою силу.

– Хорек! Я написал на пуле твое имя!


Разведчик понял, что допустил ошибку: следовало подобраться ближе к растерявшемуся снайперу. Тогда можно было бы тщательно прицелиться, находясь в относительной безопасности. Он не ожидал, что Кинжал так быстро вычислит его и отзовется. Ведь знал же, но выстрелил сдуру! "Понадеялся на авось", как говорили представители давно вымершей народности землян. Теперь можно и пулю словить. Первый выстрел Кинжала прошел в метре от него, а второй чуть не снес ему полголовы.

Хорек, недолго думая, ответил на колкость снайпера. Что-то подсознательное просто требовало этого ответа.

– Надпиши еще пару пуль, Кинжал. А то жужжат тут эти, подписанные "Неизвестному герою", "Таинственному незнакомцу", аж надоели.

Сработало. Злость сделала стрелка менее метким, и следующие несколько выстрелов оказались неопасными. Хорек скрывался в небольшой лощине, и Кинжал мог попасть только ему в голову или в верхнюю часть корпуса. Так что если у Хорька нет бессмертной души, то в случае чего он и не узнает, что умер.

Разведчик был намерен застыть на месте и проследить за перемещениями Кинжала. Прицел энергетической винтовки не идет ни в какое сравнение с оптикой снайпера, но даже такой прибор весьма эффективен на расстоянии до километра. И само по себе оружие довольно точное, поскольку бьет по идеальной прямой и со скоростью света. Один удачный выстрел, и дело сделано.

Только что выпущенная Кинжалом пуля прилетела вон оттуда. Хорек максимально увеличил изображение и заметил слабое движение, которое могло исходить от замаскировавшегося стрелка. Щелчок курка.

Промах. Новая пуля пролетела совсем рядом, и разведчик почувствовал расходящееся от нее колебание воздуха. Впечатляет. Еще один выстрел, и надо двигаться. Чуть-чуть вправо.


Стрелок спокойно наблюдал за следами активных частиц. Если перестрелка будет продолжаться в том же духе, то рано или поздно он попадет в цель. Однако попасть первым может и Хорек. Он прячется в густой траве и не виден в ИК-спектре даже в закатных сумерках.

Последние слова разведчика задели снайпера. Кто таков этот выскочка, чтобы критиковать Кинжала за стрельбу? И кто такой этот Тирдал? Еще немного, и они оба сдохнут! А Кинжал будет жить горя не зная.

Хорек скоро заплатит за свои слова. Вон он. Ветер едва шевельнул траву, однако этого оказалось достаточно, чтобы стал виден едва заметный, но довольно четкий силуэт разведчика. «Хамелеон» не был включен. То ли у Хорька технические неполадки, то ли память дырявая. Какая к черту разница – сейчас чье-то тело станет дырявым. Палец уже на курке.

Кинжал знал наверняка, что попадет, и жестоко улыбнулся. Чем сложнее цель, тем приятнее с ней разделаться. А Хорек – настоящая заноза в заднице. И выдернуть эту занозу можно за пару секунд.

– Эй, Хорек! Ты, кажется, забыл про своего "хамелеона"!

Разведчик смотрел прямо на снайпера. Тот спустил курок.


Хорек глядел на заходящее солнце и почти забыл о противостоянии, как вдруг услышал голос своего врага. Бросив еще один взгляд на кроваво-красные сполохи, Хорек повернулся, понимая, что видит солнце в последний раз. Неужели прямо сейчас его не станет? Удивительно, разведчика совсем не пугала смерть. Может, это и к лучшему, что в схватке победит другой. Заберет свой дерьмовый артефакт. Хорек даже немного обрадовался тому, что какая-то высшая сила справедливости не позволила ему пролить кровь себе подобного существа. Интересно, что сказала бы мать, увидев эту сцену?.. Она всегда стояла на том, чтобы ее сын "рос настоящим мужчиной". А Тирдал? Хотя, наверное, он и так все видит. Удачи ему. А Кинжал явно улыбается. Тор тоже улыбался в момент своей смерти… Странно, почему вместе со стопами обожжены еще и руки? А Кинжал… не враг же? Господи! Не ведают, что творят… Приглушенные раскаты грома…

На таком ничтожном расстоянии временем полета пули можно было пренебречь. Кусочек ураноуглерода пробил лицо Хорька, а уже внутри головы сдетонировало антивещество. Всего несколько микрограммов. Прогремел глухой взрыв, словно рокот грома за горизонтом. Кости и плоть лишь на долю секунды задержали взрывную волну. Она распространялась со скоростью, не воспринимаемой человеческим глазом. Поэтому Хорька просто не стало. Все, что находилось выше пояса, буквально разлетелось на кусочки. Винтовка упала на грунт, увлекая за собой лишившиеся тела руки, а из остатков живота во все стороны полетели рваные кишки. Нижняя половина тела чуть качнулась и упала на бок. Кучкой вывалились остальные внутренности: серые, красные, розовые. Почва окрасилась в цвет здешнего заката.

Вообще-то, было необязательно заряжать винтовку разрывными, но Кинжалу хотелось, чтобы было еще и "красиво".

– Вот теперь славно. – Улыбка застыла на каменном лице стрелка.

Одним засранцем меньше, остался еще один.

– Привет, Тирдал! Хорек мертв. Ты следующий!

Эльф, конечно, ответил. У него всегда наготове едкий ответ.

– Я уже знаю. Жаль. Не повезло бедняге. Но его смерть лишний раз доказывает, что в экстремальных ситуациях люди зачастую перестают быть рассудительными. А мы с тобой скоро увидимся, Кинжал. Или, по крайней мере, один из нас увидит другого.

– Даже не надейся, что это будешь ты. Хотя можешь смотреть. Все равно ничего, кроме как бегать, ты не умеешь, а с твоим ружьишком ко мне близко не подбежишь.

– Дархелы не понимают, что такое «надеяться». Мы просто видим. Так что "с Богом", выражаясь человеческим языком.

– Ага. И тебя туда же.

Шестеро есть, один остался. Совершив новое злодеяние, Кинжал почувствовал себя куда лучше. Тирдал теперь казался просто назойливым комаром… маленьким земным насекомым.

Быстро темнело. Восторг уступил место дикой усталости, тянувшей снайпера вниз. Лучше всего еще немного пройти и где-нибудь… спрятаться… на ночь. Скверная мысль, но ведь он прячется от Тирдала и местных животных, а не от темноты. Или снова взобраться на некоторое возвышение и следить за подходами. Тирдал, в силу своей неопытности, наверняка придет посмотреть на случившееся.

Ах, еще еда и питье. Из мясистых листьев растений процессор сделает массу, похожую на салат и содержащую довольно много жидкости. Этого достаточно. По вкусу будет напоминать траву, но по крайней мере не умрешь от жажды. Тирдал не нападет, потому что, пока не выстрелит хотя бы раз, не может быть уверен, достанет ли его винтовка до снайпера. Значит, наверх.

Где бы спрятаться? Можно вернуться к обвалу и слегка закопаться, а руки, грудь и голову укрыть защитным экраном, прижатым камнями. Да, это хорошо. А если расстегнуть костюм, то будет даже прохладно. Грязь поглощает тепловое излучение и постепенно отдает его в атмосферу, так что Кинжала будет не засечь.

Но прежде надо проглотить пилюли, чтобы заглушить боль в колене, нарвать побольше листьев, чтобы извлечь из них воду, а еще почистить винтовку – все-таки там что-то застряло. Пройдя на корточках полосу каменистого грунта, снайпер стал двигаться ползком. Это не только обеспечивало определенную безопасность, но и снимало нагрузку с пульсирующей голени и ноющего колена. На ходу срывая листья целыми горстями, Кинжал запихивал их в конвертер, пока не набил до отказа. Вообще-то, он лучше работает, заполненный примерно до середины, однако нужно торопиться. Придя на выбранное место, снайпер расстегнул ботинок, закатал штанину и прилепил на голень нанопластырь, постепенно всосавшийся в кожу. Ноге стало чуть холодно, потом она зачесалась и онемела. Хорошо, если к рассвету все пройдет.

Снайперу пришлось остановиться на использовании простого стволоочистителя. Разбирать винтовку Кинжал не рискнул, опасаясь потерять мелкие детали. Специальная щеточка вроде справилась со своей задачей. Прицел работал почти нормально. Для Хорька хватило, правда дистанция была не больше километра. Кто знает, с какого расстояния придется стрелять в дархела. Несколько микронов отклонения от вектора-нормаля могут на расстоянии дать существенную погрешность. Вдобавок крепления прицела расшатаны, и любая тряска чрезвычайно затруднит стрельбу. Тут уж ничего не поделаешь.

Почти стемнело. На этой планете даже на 37-й широте ночь наступала быстро, как в тропиках Айсландии. Кинжал засунул руку в процессор и достал оттуда зеленоватые прямоугольные листы. Сочные и хрустящие, по вкусу они напоминали салат. Снайпер набил ими рот и усиленно заработал челюстями. Полученной влаги хватит примерно на один день. Удивительно, почему погоня так затянулась?

Чувствуя себя более спокойным и здоровым после еды, Кинжал тем не менее был крайне измотан. Боль в ноге, усиливающаяся при малейшем движении, не давала ему покоя. И другие травмы, полученные с начала задания, словно сговорившись, докучали десятками очагов и очажков боли. Кинжал аккуратно лег лицом вверх, двумя руками забросал себя небольшим слоем грунта, помогая себе здоровой ногой. Потом натянул на голову и плечи защитный экран. Теперь, если включить «хамелеон» и не шевелиться, можно стать практически невидимым даже для наблюдателя, стоящего в двух шагах. Отдохнуть полчаса и продолжать охоту.

"Скоро дархелу конец", – подумал Кинжал, проваливаясь в небытие.


Тирдал тоже решил устроить передышку перед тем, как продолжить путь. Он мог себе это позволить, поскольку и стрелок не двигался. Хотя кто знает, сколько продлится бездействие Кинжала? Ладно, все расчеты надо оставить на потом. Если будет это «потом». Сейчас важно обеспечить себе хорошую защиту от хищников и снайпера. Сенсат не был уверен, что сможет отличить спящего снайпера от снайпера, готовящегося к выстрелу. Поэтому нужно быть начеку.

Тирдал не чувствовал на юге присутствия Хорька, а когда Кинжал в последний раз стрелял, сенсат засек какое-то умиротворенное удивление. Все равно надежда оставалась.

– Хорек, ты жив?

Нет ответа. Действительно жаль. Этот человек, такой молодой, но такой мужественный, гнался за двумя врагами уже раненый. Он заслуживал лучшей участи.

Возвращались "летучие мыши", и это очень не нравилось Тирдалу. Тогда они унеслись, напуганные выстрелами, а теперь… нет, полетели дальше, на юг. Наверное, выстрелом Хорька изуродовало и запах крови очень сильный. Вот что их привлекает. Сенсат не знал, охотятся ли эти твари по ночам, и на всякий случай решил поглядывать в небо.

Да, Хорек проявил себя героически в этой схватке. Будет о чем поразмыслить и доложить своему командованию. Люди гораздо крепче, чем кажутся. Настоящие воины. Только одно смущало дархела. Хорек был напуган, ранен, истерзан. В его мыслях явственно читалось желание выжить, однако не это было главным. Разведчик действительно не думал о себе, а выполнял свой долг ради человечества. Воевал ради того, чтобы другие могли жить в мире. Хорек не был воином по природе, сколь бы талантлив и натренирован он ни был. Неужели среди людей еще встречаются честные экземпляры?

Жизнь несправедлива, и глупо на нее обижаться. Тирдал позже сконцентрируется на Хорьке и, медитируя, попробует найти его душу, а сейчас есть неотложные дела в этом мире. Сенсат спустился на самое дно овражка и убедился в том, что ниоткуда не виден.

Сначала плечо. Рана была такова, что обработка ее без посторонней помощи представлялась невыполнимой задачей. Но выхода не было. Тирдал расстегнул костюм и стянул его с плеч, стараясь не вдыхать миазмы, источаемые потным, немытым телом. Двести пятьдесят пять дархельских часов без ванны, в одной и той же одежде. Этот побочный эффект придает службе разведчика особый шарм.

Осторожно заводя здоровую руку за спину, Тирдал умудрился-таки прикрепить нанопластырь. За пару дней повреждение заживет; правда, от вырванного куска мяса останется глубокий след, с ним уже будут разбираться профессионалы. А в ближайшее время не стоит ставить коробку на это плечо.

Надо бы положить ее в рюкзак, да там слишком мало места. К тому же придется задействовать набедренные и головные ремни, чтобы управиться с такой массой за спиной. А это значит сильно потерять в подвижности и гибкости.

Следовательно, надо облегчить рюкзак и оставить ненужную амуницию здесь. И о чем только сенсат думал раньше? Интересно, а Кинжал догадался о том же? Есть много вещей, которые, несомненно, уже не нужны. Запустив руку в рюкзак, Тирдал начал сортировку.

Надо поменять костюм на запасной. Рваный выбросить. Тирдал колебался всего мгновение. Да, он обойдется без «хамелеона» – ведь он не собирается приближаться к Кинжалу и убивать его. Тогда зачем возиться с камуфляжем и порванным костюмом? Пригнувшись, Тирдал довольно быстро поменял одежду, куда в процессе переодевания неизбежно попало немалое количество песка. Все же пятью килограммами легче. Что дальше?

Носки. Дархелу они не особенно нужны, менять слишком скоро он их не будет. Оставить одну запасную пару, а остальные выкинуть. Тирдал подумал было о том, чтобы подложить носки под лямки рюкзака, но вспомнил, что освобождает место для артефакта.

Значит, вес рюкзака не увеличится, и носки точно ни к чему.

Боеприпасы. В импульсной винтовке стоит блок питания, который позволит произвести еще восемьдесят полноценных выстрелов с максимальной мощностью. Этого было вполне достаточно, тем не менее Тирдал захватил еще один блок, чтобы быть уверенным до конца. От четырех других можно избавиться. А вот еще два блока питания и две обоймы патронов для пулемета Куколки. Эти-то уж точно бесполезны. Защитный экран не нужен: Тирдал не будет останавливаться. Альпинистское снаряжение. Оставить моток веревки и пару карабинов, остальное выкинуть. Свой паек Тирдал сегодня доест. Стоит оставить камеру и записывающее устройство. Они весят не слишком много и очень пригодятся после миссии.

Рюкзак стал легче килограммов на двадцать. Теперь можно легко запихнуть в него коробку и не испытывать потом никаких неудобств.

Вроде все. Нет. У снайпера явно есть следящее устройство, и самое логичное место для маячка – артефакт. Сидя на грунте, Тирдал пристально разглядывал коробку, вертя ее в руках, пока наконец не нашел едва приметное пятнышко, похожее на грязный развод, только не смывающийся. И ведь не смоется! Тирдал задумчиво поскреб это место лезвием ножа, но лишь оцарапал поверхность коробки.

Вот и все. Кинжал не просто выслеживает, он следит постоянно. Если бы снайпер просто шел по следу, то можно было бы подпустить его поближе, сведя на нет преимущество винтовки, и убить. А вообще можно было покончить со стрелком еще тогда, в лагере, когда между ними двоими была прочная ментальная связь. Только раненый «шершнем» в грудь и панически боящийся причинить вред разумному существу дархел выбрал другой путь. Можно было вмешаться, когда стрелял Хорек. Дархел не видел снайпера и, наверное, не попал бы в него, но уж точно помог бы разведчику, по крайней мере морально, вселяя в него уверенность и пугая Кинжала. Дархелу, чтобы выстрелить, нужно принять четкое, обдуманное решение. А Тирдал в те моменты не смог и не принял. Сейчас же это сделать необходимо, причем немедленно.

Тирдал знает, что за ним следят. Известно ли Кинжалу о том, что знает Тирдал? Непонятно. С момента последней встречи стало труднее вычислять снайпера. Но злость его чувствуется по-прежнему, и он, как и прежде, идет по следу. Однако на пятки еще не наступает. Можно будет куда-нибудь положить артефакт и отойти в сторону, а Кинжал будет думать, что застигнет отдыхающего врасплох. Вот тогда и напасть на снайпера с фланга… А что, это идея. Надо только выбрать подходящую местность.

Вокруг все было спокойно. Красное солнце почти спряталось за горизонт, оставив после себя прощальные, неверные отсветы. Тирдал не чувствовал Кинжала. Может, решил поспать? Взять бы и подкрасться к нему.

Проблема в том, что при убийстве, чтобы не подвергнуться линтатаю, нельзя будет использовать способности сенсата. А без этого Кинжалу легче легкого насквозь продырявить Тирдала.

Нет, стрелку надо позволить подойти ближе, но не дать выстрелить. В этом смысле спящий снайпер – плохой снайпер. Стоит разбудить его и попытаться разозлить; впрочем, тогда Кинжал догадается, чего от него хочет Тирдал. А свои планы нужно держать в секрете.

Сенсат подумал о том, чтобы вернуться на юг к месту гибели отряда и завладеть снаряжением. Однако там не было ничего, что оправдывало бы подобный путь. К тому же Кинжал окажется между ним и шлюпкой. Естественно, неплохо бы получить кое-какую амуницию, но и эта цель себя не оправдывает. Биосканер Хорька мог бы оказаться полезным, да Тирдал едва умеет им пользоваться. Кроме того, возвращаясь назад, он может засветиться перед снайпером. Нет никакого смысла.

Значит, отдыхать, пока не проснется Кинжал. Тирдал приказал своему подсознанию следить за погодой и животными, а особенно за одним прямоходящим и откинулся на свой рюкзак, как на спинку кресла. Сознание отдохнет и восстановит ресурсы, а подсознание будет начеку. Такая медитация-расслоение гораздо хуже, чем простой сон, но лучшее сейчас невозможно.


ГЛАВА 15 | Герой | ГЛАВА 17