home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 13

Непроглядная тьма постепенно сменилась сумерками, и затем на горизонте забрезжил рассвет. Кинжал успокоился и вернулся к тому состоянию, которое было для него естественным. Судорожное дыхание трансформировалось в медленное и глубокое, придя в норму. Кинжал искренне радовался хоть какому-то свету, сам себе в этом не признаваясь.

Как всегда, чтобы расслабиться, он решил поиздеваться над своей мишенью.

– Доброе утро, Тирдал. Уже позавтракал? Какое сегодня меню? Небось духовная пища? Что ж, приятного аппетита.

– Спасибо, Кинжал. На завтрак у меня было маленькое летающее животное. На вкус оно напоминает земную утку, однако еще больше – блигрола с Дархела. Хотя ты, конечно, его не пробовал.

– Тирдал, мы оба отлично знаем, что насчет мяса ты лжешь, – раздраженно отрезал стрелок.

Этот чертов эльф невозмутим. Но пуля в голове точно выведет его из равновесия. И чем скорее Кинжал пошлет эту пулю, тем лучше.

– Похоже, ты абсолютно в себе уверен. Зачем тогда говоришь со мной? Тебе что, одиноко? Ругань тебя успокаивает? Отрицание объективной реальности помогает тебе справиться с психозом? Если ты утонешь, куда идти за твоим трупом? Вверх по течению?

Кинжал проигнорировал выпад Тирдала и решил продолжить насмешки и погоню. Есть же у этого ублюдка слабые места?

– Скажи, Тирдал, ты еще не отказался от прежнего обещания получить вместо меня пулю в ногу?

– Конечно нет. Где ты хочешь со мной встретиться? – ответил Тирдал, продираясь сквозь кусты.

Почва под ногами была усеяна чем-то вроде сосновых иголок. Весь склон зарос смолистыми хвойными деревьями. Иголки были довольно скользкими, и сенсат нагнулся вперед, чтобы переместить центр тяжести. Грудь стала болеть меньше, хотя мышцы быстрее утомлялись от неестественной позы.

– Почему бы и нет, Тирдал?

– Укажи место, Кинжал. Боишься? Кстати, ты приведешь с собой Хорька? Или он охотится на тебя? Или просто водит за ручку в темноте? – Сенсат инстинктивно задел больное место стрелка.

– Сдается мне, что это тебе до безумия страшно, дорогой дархел.

– С чего ты взял? Я же сказал, что готов встретиться. Если тебе хочется поскорее разрешить ситуацию, то чего ты ждешь? Тебе нетрудно меня выследить: тут у тебя явное преимущество. А ты предпочитаешь выжидать, хотя я готов облегчить тебе задачу. Так кто из нас двоих боится? И не только смерти. Кое-кто опасается обнаружить свою профессиональную несостоятельность. Еще бы, столько возиться с каким-то неуклюжим дархелом! Да, Кинжал, ты, по-видимому, не такой уж искушенный разведчик, каким кажешься. И уж точно не отважный и хладнокровный убийца.

Тирдал нанес внезапный, хлесткий удар по самолюбию стрелка.

– Даже если мы договоримся о месте встречи, Тирдал, все будет просто: я убийца, а ты нет.

Говорит так, словно мириться собирается. И уж точно не будет язвить. Что с ним происходит?

– Если тебя устраивают твои иллюзии, то я готов к переговорам.

– Пошел ты, дархел! – заорал снайпер. – Я просто пытаюсь… а, да пошел ты!

Разговор окончен, понял Тирдал. Что же так разъярило стрелка?

Сенсат шел, думая о том, что скоро все выяснит. Вдруг его словно что-то кольнуло.

Он почувствовал Кинжала. Его способности никогда не дремали, даже когда он о них забывал, и теперь они оповестили его через подсознание. За последнее время все ощущения сильно обострились. Сенсат мог определить направление, в котором следует искать снайпера. Раньше это ему удавалось лишь на небольшом расстоянии. А Кинжал был довольно далеко. Видимо, сказалось постоянное использование и недавний прилив тала. История происхождения дархелов туманна. Но давным-давно дикие дархелы могли учуять добычу по ментальной активности, а затем преследовать ее, полагаясь только на экстрасенсорные способности. Видимо, сейчас у Тирдала происходит своего рода возвращение к истокам. Хорошо, что его способности не сконцентрированы на добывании пищи, как у предков, иначе они оказались бы бесполезными на этой перенаселенной планете. Одновременный сигнал от всех потенциальных жертв, наверное, свел бы дархела с ума.

Странно, что сигнал снайпера неотчетливый, с перебоями. Интересно почему?

– Кинжал. – Сенсат решил первым потревожить стрелка.

Это была не самая удачная идея. Несомненно, чем меньше активности он проявляет, тем сильнее беспокоится стрелок. К тому же Тирдал точно не знал, в чем причина прерывистого сигнала.

– Тирдал? Тебе что-то от меня понадобилось? – Голос Кинжала звучал заинтересованно.

– Нет. Просто забыл пожелать тебе приятного аппетита. У тебя-то что сегодня на завтрак? А что было вчера? Кроме той летучей твари я уже попробовал местных ящериц и одного жука. Похожи на ваших цыплят. Кажется, я вхожу во вкус.

– Мы оба знаем, что ты не способен на убийство, – уже во второй раз заметил Кинжал, – так что хватит нести ахинею.

По голосу снайпера и по странному, неустойчивому ощущению Тирдала было понятно, что Кинжал не ел ничего, кроме производимого конвертером. Любопытно. То ли он не умеет охотиться, то ли не в состоянии есть сырое мясо. Во всяком случае, жизнерадостный тон дархела и рассказы о еде его дико бесят. Лучше приберечь это оружие на потом. Всякому овощу свое время.

А время придет скоро, понимал Тирдал. Лес редел, впереди маячило огромное открытое пространство почти овальной формы. Вероятно, след старого пожара. Есть два варианта. Первый: двигаться дальше своим курсом и пройти несколько километров по открытой местности. Непривлекательная перспектива, учитывая тот факт, что снайпер наступает на пятки. Второй: пойти в обход. Это будет солидный крюк, и Хорек, вовремя сориентировавшись, срежет угол и настигнет Тирдала. Вот Кинжал со своей дальнобойной винтовкой мог безбоязненно показаться на безлесном месте. А Тирдал не мог. Но теперь он знал, какие у стрелка проблемы: голод, усталость и боязнь провала. Между тем дело к вечеру. Возможно, Кинжал еще и темноты боится? С его набором комплексов это весьма вероятно. Возможно, именно поэтому Кинжал и провоцирует, изводит, стремится поскорее все закончить. Если так, то стоит запастись терпением и тянуть время.

Тирдал приступил к детальному осмотру местности. Всегда находится что-то незаметное с первого взгляда, и это «что-то» может помочь. Тирдал нашел, что искал. Водный поток, начинающийся где-то на севере, устроил неглубокий овраг в мягком грунте. Самое то. По дну впадины Тирдал сумеет продвигаться довольно быстро, оставаясь незамеченным. Даже если Кинжал обнаружит сенсата, то сам сенсат найдет где укрыться от выстрелов Кинжала. Мысленно улыбаясь, Тирдал начал искать удобный спуск.


Хорек устал. Он чувствовал себя хуже, чем при сдаче последних экзаменов в СОБРе, и его это удивляло. Разведчик пребывал в убеждении, что ему больше никогда не придется так сильно напрягаться. Однако вот он – раненый, изувеченный, усталый, голодный, вымотавшийся до предела. Сознание затуманено препаратами, которые он принимал, стараясь свести дозы к самому минимуму. От первоначальной боли почти ничего не осталось. Ноги ниже коленей потеряли чувствительность и ныли только при ходьбе. Но появилась другая проблема: коленные суставы болели оттого, что им приходилось перемещать полумертвые стопы. Бедра тоже включились в работу. Поэтому Хорек шел неуверенно и все время спотыкался, провоцируя очередную боль и судороги в мышцах.

На ходу разведчик срывал разные листья и бросал их в конвертер. Затем ел, что получалось. Состав не менялся, но пище можно было придать любой вкус. Правда, листья местных растений оказывались фактически бесполезными. Набор витаминов в живых организмах уникален для каждой планеты, и вряд ли стоит рассчитывать на наличие здесь земных витаминов. Нехватку элементов и минералов, за исключением разве что калия, Хорек не успеет ощутить за такой короткий срок. Некоторое количество белков и жиров обеспечивали корни и семена. Все, что войдет через рот, почти в таком же виде выйдет из кишечника. Мало того, нужно будет еще терпеть дьявольскую боль, принимая удобную позу. Однако производимая конвертером субстанция не давала загнуться от голода разведчику, который уже считал "макароны с тунцом" из «бомжпакетов» настоящим деликатесом.

Хорек в раздумье остановился. Что-то не так было со следом. А, понятно. В надежде на ошибку он взглянул на биосканер и лишь выругался.

Он преследовал Тирдала. Кинжал не оставлял следов. По крайней мере, впереди их не было. Значит, он свернул в сторону, чтобы сбить с толку противников и зайти сбоку. Волна адреналина прокатилась по телу. Но разведчик настолько вымотался, что опасность не взбодрила его. От выброса гормона только сильнее лихорадило.

Хорек вспомнил, что недавно видел след снайпера. Он был свежий, оставленный минут пятнадцать-двадцать назад. За ночь Хорек сильно нагнал врага, что лишний раз доказывало его превосходство в искусстве общения с природой. И все-таки Кинжала рядом нет. Кинжал в нескольких минутах ходьбы.

Такой расклад может быть выигрышным, если снайпер подкрадывается к Тирдалу. А может обернуться смертельной опасностью, если цель снайпера – сам Хорек.

Неожиданно разведчик почувствовал, что он словно у всех на виду. От страха сильнее зачесалась голова под шлемом, от струек пота стало щекотно шее. Волосы слиплись в сплошной покров, и Хорек хотел было снять шлем, чтобы дать голове отдохнуть, однако раздумал. Не то чтобы шлем помешает Кинжалу прицеливаться, нет. Он сможет погасить скорость пули, пущенной издалека. Или сможет отклонить прицельный луч лазера настолько, чтобы спасти разведчику жизнь. Да и в шлеме просто чувствуешь себя более защищенным.

Хорек решил, что настало время поговорить. Надо напомнить этим двоим, что они все еще убегают от преследования. Кроме того, получить несколько важных ответов. Или хотя бы задать важные вопросы. Возможно, Хорек и не добудет необходимую информацию, однако попытаться стоит. Вдруг удастся выяснить, куда и по чью душу свернул стрелок?

– Тирдал, – позвал разведчик. После секундной паузы дархел ответил:

– Да, Хорек?

– Я еще у тебя на хвосте.

– Конечно, ты у меня на хвосте. Что нам еще остается: мне убегать, тебе преследовать. Так будет, пока мы не доберемся до шлюпки. Я прав?

– Прав, – согласился разведчик. – Кстати, Тирдал, ты спрашивал, почему я не связался с тобой сразу после инцидента. Хочу задать тебе тот же вопрос. Твое молчание говорит о многом.

– Оно говорит лишь о том, что я либо не знал, что кто-то из команды уцелел, либо хотел остаться в одиночестве и сосредоточиться, чтобы выжить. Все это происходило на подсознательном, инстинктивном уровне, так что я и сам до конца не был уверен. Вопрос спорный, и ты вправе решать его для себя как угодно. Никто из нас не может доверять остальным.

– А почему я должен? У тебя коробка. Зачем ты забрал ее?

– Чтобы уберечь от Кинжала, – ответил сенсат.

– Предельно честный ответ. Но почему она до сих пор у тебя? Ты мог бы спрятать ее и устроить засаду Кинжалу.

– Это глупо. Мы оба знаем, как я умею устраивать засады. Кинжалу не составит труда найти меня и прикончить.

– Верно. Но Кинжал идет за тобой следом. Почему бы просто не остановиться и спрятаться? А то и оставить коробку Кинжалу. Все равно, не убив тебя, он не выберется с планеты. Можешь пойти налегке и подождать его у шлюпки.

– Спасибо за совет, Хорек, я не могу так рисковать. Артефакт останется со мной.

– Почему?

– Я уже сказал.

– Ты хочешь уберечь его от Кинжала, тем не менее, неся его, только затрудняешь путь себе и облегчаешь задачу стрелку.

Хорек пытался докопаться до правды. Что-то здесь не так. Разведчик не знал – что, но дархел явно скрывает нечто важное.

– На то есть свои причины.

– Какие же? – поспешил спросить Хорек. Он и правда хотел это знать.

Ответом ему было молчание.

– Что ж. Я так и думал. Ты хочешь присвоить коробку. Ты такая же сволочь, как Кинжал.

– Хорек, – спокойно отреагировал Тирдал, – я, к сожалению, не могу убедить тебя в том, что делаю все для твоего… вашего же блага.

– "Вашего блага". Людям, конечно же, безопаснее быть рабами! – воскликнул Хорек.

– Извини. Мне правда очень жаль.

Молчание.

Ладно. Может быть, стрелок окажется разговорчивей. К тому же разведчик кое-что про него знает.

– С добрым утром, Кинжал! Как ночка? В штаны не наложил?

– А, ты все еще жив. Сказал же Тирдалу, чтоб начинал обходить тебя сзади. Пацифист, елки… Придется все делать самому.

– Хватит молоть чепуху. Совершенно очевидно, что вы друг друга избегаете. Поэтому ты и свернул со следа.

Комментарий был весьма опасный, учитывая то обстоятельство, что Хорек не знал, за кем сейчас охотится снайпер. Но разведчик полагал, что стрелок, узнав о его осведомленности, решит сначала разобраться с Тирдалом. Должно сработать.

– Эта скотина грезит миллиардом кредитов так же, как и ты. И не уступит его без борьбы. Знаешь, я хочу помочь Тирдалу замочить тебя, поскольку потом будет легче его убрать.

– Ты не ошибаешься, считая меня опасным, – ответил снайпер. – Спасибо за признание. В благодарность я убью тебя быстро и безболезненно. Как тебе моя идея?

Хорек, не отвечая на выпад, продолжил:

– Так вот. Ты между мной и сенсатом, так что тактически ты в проигрыше. Я иду за тобой. Веришь ли, убивать тебя мне будет даже приятно. Никогда раньше не думал, что можно получать удовольствие от насилия. Спасибо тебе, просветил.

– Еще какое удовольствие, Хорек! Обычно жертвы не знают, что в следующее мгновение отправятся прямехонько в ад. Ты смотришь в прицел и вершишь их судьбы. Это здорово. Но иногда они знают, что сейчас умрут, и знают, когда допустили роковую ошибку. Так умрешь ты. Мне будет приятно лицезреть тебя за мгновение до того, как твоя физиономия превратится в кровавое месиво.

– Знаешь, Кинжал, тебе и впрямь нужен доктор.

Между тем угроза напугала Хорька. Он снова почувствовал себя беззащитным. А вдруг Кинжал видит его? Да нет, конечно, среди деревьев это невозможно. Спокойнее. Надо следить за Кинжалом. Он легко может зайти сзади. На войне меняется расстановка сил, в игре меняются правила.

– А ведь команда была подобрана идеально, Хорек. Трус для маскировки, маньяк для убийства и еще мямля сенсат.

– Что-то, приятель, ты слишком долго возишься с этим мямлей. Кстати, он хорошо идет. Если продолжит в том же духе, то до шлюпки доберется первым и оставит нас двоих здесь. Тогда помиримся?

Пауза. Кинжал явно оценивал перспективу.

– Не думаю, что это произойдет. Я знаю кое-что такое, о чем вы двое даже не догадываетесь. И чертов эльф с артефактом от меня не скроется.

"Сработало", – решил Хорек. Снайпер перестал издеваться и даже призадумался. Может, стоит еще поиграть на нервах? Стоит.

– Ты хоть понимаешь, что я и с Тирдалом переговариваюсь? Нам обоим известно, какие у тебя планы. Мы могли бы, конечно, посидеть и обсудить их детально, но надо поторопиться и прикончить тебя. К счастью, ты мало-помалу спускаешься на равнину, и нам остается только выбрать правильное место. У нас появится простор для стрельбы и хорошие подступы к тебе.

– Чего время тянуть? Я убью тебя, как только увижу. Тирдал тоже. А потом будет дуэль между эльфом и человеком. Ты же не сможешь насладиться столь редким зрелищем, поскольку у тебя не то что глаз, головы не будет.

– Здорово. Посвятишь в свои фантазии психоаналитика, если вернешься домой целым, а не по кускам, – отрезал Хорек, разрывая связь.

Снайпер не в себе, но и разведчик на взводе. Не стоит выказывать свою слабость перед психопатом, пусть даже только на словах.

Усилием воли Хорек отчасти восстановил контроль над ногами и ускорил свое продвижение. За многие часы, проведенные без отдыха, разведчик выработал приемлемый и довольно быстрый способ ходьбы. Шаги по своей длине были уже почти как у здорового человека. Сначала убить Кинжала, потом Тирдала. Если не суждено Хорьку остаться в живых, то и эти двое упокоятся здесь.


Вскоре и Кинжал, вслед за Тирдалом, заметил, что местность меняется. Довольная, но усталая ухмылка исказила лицо снайпера. Он снова на коне. Если Тирдал выйдет на открытое пространство, то сразу получит пулю. Если повернет назад – тоже. А если пойдет в обход, Кинжал легко настигнет его и досыта накормит ураноуглеродом.

Допустим, эльф выбирает первый путь. Тогда он будет отлично виден в оптику винтовки, и сцену его смерти можно просматривать впоследствии сколько угодно раз. А насчет двух других? Тут главное – не совершать необдуманных поступков. Стоит получше спрятаться и подпустить ублюдка поближе. В этом случае можно будет наблюдать реакцию беспомощного перед лицом смерти эльфа. Подобные мысли помогают усталым ногам двигаться. А если трусливый дархел идет окольным путем, то не составит труда появиться у него перед самым носом и убить, до смерти перепуганного. Ага, судя по маячку, этот тупица прет напрямик.

Вот Хорек – действительно проблема. Этот сукин сын как чирей на заднице. Точно и не определишь, где он сейчас. Наверняка идет следом за Тирдалом. Или нет. Возможно, настолько преуспел, что уже ищет снайпера. Кинжал в который раз пожалел, что разведчик не поджарился вместе с другими.

Почему Хорек и дархел до сих пор не объединились? Эти двое такие благородные, просто диву даешься. Тем не менее на слово друг другу они не верят, когда речь заходит об артефакте. Впрочем, они так и так враги, и убить придется обоих. Их возможный союз просто несколько осложнит ситуацию. Вообще-то, Кинжалу наплевать, однако неплохо было бы выяснить, как обстоят дела.

Хорек еще далеко. Он говорлив. Тот, кто готовится стрелять, помалкивает. Что сейчас действительно необходимо, так это убить Тирдала, и побыстрее. После можно будет залечь в засаде и ждать разведчика, полагаясь на свою дальнобойную винтовку. Или продолжить путь. Кинжал старше Хорька по званию, а значит, сумеет улететь без него. В общем, не без вариантов. Их как минимум два. Тирдал, стало быть, первый.

Ползком снайпер подобрался к опушке и залег с винтовкой. Отсюда он и будет стрелять. Скоро все разрешится. Здесь и там сновали маленькие жуки, над головой кружились летающие насекомые. Кинжал не обращал на них внимания. День сухой и теплый. Девстенный лес спокоен и невозмутим. Впрочем, как и стрелок – поджарый, жестокий, натренированный. Кинжал чувствовал себя счастливым, остатки его беспокойства улетучились.

А двадцать минут спустя он зарычал от сознания собственного бессилия. По равнине двигалось великое множество животных, отвлекая на себя внимание. Прибор слежения показывал, что артефакт пересекает безлесное место с юго-востока на северо-запад, но снайпер никого не видел в той стороне. Отсюда невозможно поразить цель. Тупой сенсор в шлеме только мешал: он был настолько несовершенен, что засекал сигналы всех более или менее разумных форм жизни, не делая между ними различия. Если бы у снайпера была аппаратура Хорька! Ее, например, можно настроить на обнаружение исключительно людей. Или Тирдала. Правда, эти дархельские штучки… Ладно, дело Кинжала – слежка и стрельба. Всякое там мозгоходство долбаный сенсат пусть оставит себе. Снайперу оно ни к чему.

Хорек, естественно, пользуется биосенсором. И наверняка заметит Кинжала прежде, чем сам обнаружит свое присутствие. Хорошо, хоть энергетическая винтовка стреляет не слишком далеко. Однако этот болван становится реальной и основной угрозой. Он тоже выслеживает Тирдала, поскольку сенсата легче убить и проще заполучить артефакт.

После того как их останется двое, сложится интересная ситуация. Ни Кинжал, ни Хорек явно не захотят утяжелять свою ношу коробкой. Естественно, отходить от нее слишком далеко тоже нельзя. Со снайперской винтовкой можно просто не подпускать Хорька к себе, пока не подвернется случай убить его. Или заключить сделку и убить чуть позже. Нет, Хорек не такой дурак, чтобы купиться на предложение сотрудничать. К тому же он мастерски прячется.

Для начала надо разобраться с дархелом. В общем-то, не важно, кто это сделает, но Кинжалу уж очень хотелось самому нажать курок и своими глазами увидеть, как эльф подохнет.

Может, залезть на дерево? Рядом со снайпером есть несколько, правда они какие-то тощие, хилые. Но найти ствол покрепче и забраться на высоту одного-двух метров реально. Дархел слишком далеко, чтобы воспользоваться импульсной винтовкой. Хорек тоже. Только надо все сделать быстро, спуститься вниз и спрятаться.

Маскировка на фоне веток и листьев – посильная задача для костюма-"хамелеона". Кинжал, включив механизм маскировки, пристально наблюдал за тем, как поверхность костюма словно покрывается рябью, потом меняет цвет, становясь почти невидимой на фоне природы. Поле, излучаемое прибором, было довольно сильным, и засечь его не составляло труда. Вместе с тем оно было слишком слабым, чтобы определить местонахождение источника. Так что без дополнительных поисков Хорек узнает лишь, что Кинжал где-то поблизости, а это разведчику и так уже известно.

Снайпер, скрываясь в густой траве, пополз к выбранному им гигантскому псевдопапоротнику, у которого на приемлемой высоте росло несколько листьев. Ствол был покрыт мягкой зеленой оболочкой, абсолютно гладкой и совсем не похожей на кору. Если бы некоторые листья не опускались почти до самых корней, снайпер столкнулся бы с определенными трудностями. А так он легко вскарабкался на необходимую высоту и осмотрелся. Ага, вот в чем дело! С юго-востока на северо-запад тянулся овраг, которого не было видно с прежней позиции. Наверняка эльф идет вдоль потока, бегущего по дну впадины. Да, у реки наблюдается какое-то движение, но это всего лишь травоядные жуки на водопое, гораздо ниже по течению, чем сейчас находится, судя по прибору слежения, дархел. Стрелок то смотрел в прицел, то сверялся с маячком и наконец приметил шевелящуюся растительность на противоположном берегу. Вот он, маленький ублюдок! Пробирается вдоль зарослей по воде, чтобы не бросаться в глаза.

Кинжал все обдумал, прежде чем произвести выстрел. Он никогда не торопился, по крайней мере при стрельбе. «Шершень» долетит до места и попадет в дархела, но электроника костюма не позволит пуле развить нужную скорость, уничтожив всю «умную» начинку на подлете. Не катит. Значит, простые патроны – они тупые, прямолинейные, зато легко преодолевают звуковой барьер. Стрелять будет сложнее, но Кинжал профессионал. Все знают, что он профессионал. И поганый эльф скоро узнает. Но даже не успеет понять, что узнал. Стрелок зарядил нужные патроны и прицелился в один из просветов среди зарослей кустов на берегу. Губы у него были плотно сжаты.

Наконец кусты у края просвета зашевелились, и Кинжал увидел дархела. Тот двигался, подставляя снайперу правый бок. Коробка лежала на левом плече сенсата, а винтовка была перекинута через правое. Не особенно много времени, чтобы прицелиться как следует, но вполне достаточно.

Дархел делает около восьми километров в час. Пуля летит до него полсекунды. Значит, прицел на метр вперед. Вдо-о-ох.

Убийство лучше секса, во всякое время. Начальство старалось максимально ужесточить отбор в СОБР. Однако идеальных систем не бывает. И психопат Кинжал за свою всегда идеальную стрельбу был принят. Для него-то снайперские способности являлись признаком абсолютной власти над другими разумными существами. Ты охотник. Ты смотришь на свою жертву и выжидаешь. В подходящий момент спускаешь курок. Ты бог. Кинжал психологически зависел от своей меткости и очень страдал, когда промахивался, словно наркоман во время ломки.

Выстрел получился на загляденье. Сквозь прицел Кинжал видел, как дрожит нагретый солнцем воздух и как пуля летит прямо туда, где… дархела уже нет.


Тирдал, почувствовав усмешку снайпера, понял, что тот за ним наблюдает. Единственное, что оставалось сенсату, – это двигаться вперед, не подавая виду, что он знает о стрелке. Тирдала подмывало ускорить темп, но грудь болела, и он опасался навредить внутренним органам. Так что дархел придерживался постоянной скорости, шлепая по воде и пригнув голову. Перелезая через камни, он только больше ссутулился, чуть постоял, чтобы справиться с приступом боли, и вновь сосредоточился на Кинжале.

Снайпер излучал злобу, ненависть, усталость и алчность. Вдруг все это исчезло. Ничего не осталось. Странно. Никакой защитный материал не может противостоять сенсату. Чувство ослабевает только с увеличением расстояния. Кинжал не мог мгновенно перенестись в другое место.

И тут Тирдал догадался, что происходит. Готовясь стрелять, Кинжал впал в состояние, подобное трансу. Все чувства и эмоции были подавлены холодным рассудком; значит, до выстрела остались считанные мгновения. Вот те на.

Тирдала совсем не удивила неожиданная волна грубого удовольствия, захлестнувшая Кинжала. Выстрел был произведен, и пуля уже в пути. Тирдал резко отпрянул назад. Это отдалось острейшей болью в груди, усиленной подскочившим на плече артефактом. После того как пуля вошла в грунт, сенсат, превозмогая боль, в один прыжок преодолел не заросший кустами отрезок.

Аппаратура, встроенная в шлем, бешено жужжала, пытаясь по полету засеченной пули определить местонахождение стрелка. В этом не было особого смысла, так как Кинжал все равно был недосягаем для импульсной винтовки.

Тирдал почувствовал досаду и раздражение стрелка, который увидел, что его выстрел не достиг цели, и понял, что придется продолжить игру в кошки-мышки. Надо его еще больше раздосадовать.

Успокоившись настолько, чтобы Кинжал не смог распознать в голосе усталости и страдания, сенсат сказал:

– Так я могу и дальше уворачиваться от пуль. Твои эмоции слишком прозрачны. Даже жуки более скрытны и сдержанны, чем ты. На таком расстоянии я узнаю о том, что ты собираешься выстрелить… со своего дерева… за несколько секунд, до того, как ты спустишь курок. Соответственно, не составляет труда избежать пули. Может, сдашься сейчас? Я обещаю тебе безопасный полет до нашей базы и справедливый военный трибунал за измену и убийство почти всех командос.

Единственной ответной реакцией было возрастающее озлобление со стороны стрелка. И еще очередь «шершней», которые прожужжали рядом и стали снижаться. Нейтронная волна сбила с курса двух из них, и они попали в грунт на безопасном расстоянии, подняв фонтанчики грязи. Еще один с резким звуком срикошетил от камня и исчез в отдалении. Последние два атаковали травоядных из небольшого стада, гулявшего неподалеку. Пули не пробили броню животных, но растревожили их. В стаде поднялся переполох, и оно обратилось в бегство.

Тирдал быстро догнал насекомых и теперь двигался под прикрытием спровоцированного снайпером постороннего движения.

– Как ты не понимаешь, Кинжал, что всплески эмоций тебе только мешают, – произнес сенсат насмешливым тоном.

Джам отличался от человеческих боевых искусств, но какое-то сходство было. И Тирдал, чтобы позлить стрелка, начал давать ему по-детски простые инструкции для обретения спокойствия.

Между тем стадо замедлило бег. Тирдал тоже передвигался небыстро с таким расчетом, чтобы насекомые своими непробиваемыми спинами прикрывали его от пуль.

– Для начала нужно найти в себе что-то вроде центра равновесия. Дыши медленно и глубоко. Взгляни внутрь себя. Попытайся найти храдир – по виду он напоминает поверхность озера, только сферическую. В идеале она должна быть абсолютно гладкой. Наши эмоции, подобно ветру, вызывают волны на этом озере, но, как и любая вода, храдир способен поглощать их энергию и удерживать ее в себе. Если это кажется тебе слишком сложным, попробуй представить себе мыльный пузырь. Такое сравнение обычно помогает детям и полудуркам.

Ответом стали еще два выстрела. Один просвистел прямо над ухом Тирдала, заставив сенсата распластаться ничком в грязи, так как одно животное от испуга попятилось. Другая пуля пролетела очень далеко. Это значило, что Кинжал не знает, где сенсат.


Хорек, услышав дальнюю стрельбу, на всякий случай пригнулся и спрятался среди листвы. Понятное дело, листья не спасают от пули, но они придают ощущение уверенности и делают невидимым. Хорек взглянул на датчики, чтобы распознать угрозу. Они были настроены на максимальную дальность и сразу дали ответ: снайперская винтовка. Быстро проанализировав плотность воздуха, состав атмосферы, тип ландшафта, сенсор определил примерное расстояние. Последовали еще четыре, двумя очередями. Значит, поначалу Кинжал промахнулся. Удивительно. Неужели он не попал в Тирдала? Или в другого врага? Стоит посерьезнее отнестись к здешним формам жизни. Хорек вспомнил о том, что панцири местных насекомых почти непробиваемы. Может, Кинжал воюет со стаей маленьких хищников или с одним большим. Может, отбивает натиск Тирдала, хотя это маловероятно.

Наверняка ничего сказать нельзя. Сенсоры определили расстояние до стрелявшего, но разведчик уже знал его из показаний биосканера. Однако сам факт подтверждения имеющейся информации придает уверенности. Хорек медленно поднялся и продолжил погоню. Сейчас можно значительно сократить отрыв.

А еще можно опустить стрелка.

– У-у-у, Кинжал. Целых семь выстрелов. Сдаешь позиции, дружище. Не нужна ли помощь квалифицированного специалиста?

Сказав это, Хорек осознал свою неосторожность. Может, не стоило оповещать снайпера о том, что преследователь уже близко? Или, наоборот, стоило? От усталости подкашивались израненные ноги, возобновилось головокружение. Осторожность прежде всего. Его собственная жизнь мало что значит, но задание должно быть выполнено.

Кинжал не отвечал. Следовательно, слова Хорька его сильно задели. Очень сильно. Хорошо.

Лес редеет, а это означает, что стрельба идет где-то на открытом месте. Кинжал наверняка нашел дерево или какое-нибудь другое возвышение. Его трудно обнаружить, если «хамелеон» включен. А дархел не может проливать кровь и поэтому убегает.

Поправка: никто никогда не видел, чтобы дархел проливал кровь. Поэтому лучше считать, что дархелы способны убивать, но без крайней нужды предпочитают этого не делать. Тирдал не приучен убивать, а любое колебание при нажатии на курок может оказаться для него смертельным. Вот он и прячется.

Надо поговорить с сенсатом.

– Тирдал, Кинжал где-то между нами. Прижмем его?

– Это был бы хороший план, Хорек, если б я точно знал, где ты, и мог тебе доверять, – последовал незамедлительный ответ. – А так я подозреваю, что ты подстрелишь меня, едва увидишь. Посему я вынужден отказаться.

– К черту, Тирдал. Кинжал опаснее меня.

Представитель иной расы и рассуждает… иным образом. Четко, логически. Любой человек на его месте, если бы не потерял голову, то по крайней мере занервничал. А Тирдал спокоен. Это бесит.

– Верно. Но он и для тебя опаснее. Меня убить легче. Соответственно, если я высунусь, то буду провоцировать вас обоих убить меня первым. Это основное правило нашей двухдневной войны. Кто первым ослабит позиции, тот умрет.

Вздохнув, Хорек смирился. Не будет же он уговаривать дархела. Нужно по максимуму использовать время. Так что пока лучше поговорить о другом.

– Ладно, Тирдал. Сейчас мы все равно не придем к соглашению. Однако попомни мое слово. Кинжал – угроза для нас обоих, как ты верно заметил. Устраним его и попробуем еще раз все обсудить, – сказал Хорек, думая о том, что если не убъет Тирдала, то получит дыру в голове.

– Договорились. Счастливой охоты.

– И тебе того же, – пробурчал разведчик, – если ты сейчас охотишься не на меня.

– Да уж. Мое пожелание звучит неубедительно. А сейчас, если не возражаешь, до связи.

Усталый, раздраженный, с раскалывающейся от боли, чешущейся головой, Хорек поковылял дальше, думая, не побеспокоить ли еще разок Кинжала. Если удастся вывести его из равновесия и заставить выдать себя или вообще совершить какую-нибудь ошибку, то, можно считать, дело сделано. И с Тирдалом будет легче договориться.

Хорек слегка улыбнулся. Некоторые части тела адски болели, некоторые онемели и потеряли чувствительность. Разведчику никогда не хотелось умереть в своей постели, в кругу семьи, но теперь он начал подумывать о том, что было бы неплохо обзавестись и семьей, и своей постелью.

– Ну что, Кинжал, руки дрожат?

– Тебе видно, да? Ну и помалкивай. Где ты, Хорек? – сказал Кинжал почти беззаботным тоном.

– Да ты трусишь, стрелок! Я тебе скажу, где я, не раньше, чем возьму тебя на мушку. А пока можешь не беспокоиться.

– Пытаешься меня остановить? – Кинжал словно сдерживал смех. – Небось подлизываешься к Тирдалу? Говорю же, он со мной. Оттого и не помогает тебе.

Последняя фраза звучала резонно, но была, конечно, полной ерундой.

Всего-то два дня прошло! А кажется, будто месяц. Да, при таком напряжении все человеческие слабости выходят наружу. И Кинжал оказался не столь крутым. Хотя Хорек и так это знал. И на любой слабости можно сыграть.

– Он не помогает мне, потому что он трусливая, бесхарактерная размазня. Я его не боюсь, а вот тебе меня – стоит.

– Хорек, старина, неужто тебя не мучат последствия нейроизлучения? Прихромаешь ко мне и настучишь по голове костылем?

Кинжал знает толк в злословии. И последнее оскорбление оказалось действенным, потому что было недалеко от истины. Хорек утер рукавом слезы, неудачно ступив на какую-то корягу, и справился с дрожью в голосе. Стальные иглы в ногах с каждым шагом словно впивались все глубже. Любой неверный шаг – и волна адского пламени захлестывает по пояс. Мышцы, даже на шее и на руках, то и дело сводит судорогой. Почти пустой рюкзак кажется непомерно тяжелым и огромным. Все вместе это провоцирует постоянную головную боль. Череп раскалывается, и создается впечатление, что лишь шлем не дает половинкам развалиться. Даже глоток воды требует титанических усилий. Приступы тошноты и головокружения дополняют безрадостную картину.

– Ты как-то неудачно бросил гранату. Конечно, я испытываю неудобства, но незначительные. Я хожу, говорю, и у меня есть пушка. Не рассчитывай, что я легко сдамся. Ты, может, и лучше меня стреляешь, однако у меня тактическое преимущество и Куколкин пулемет, – соврал Хорек.

Снайпер насторожился:

– Лжешь. Ты упомянул бы о пулемете раньше.

– Конечно лгу. Подходи и убедись. Давай устроим дуэль на расстоянии двух тысяч метров. Посмотрим, чья возьмет.

Некоторое время ответа не было, и Хорек мысленно записал очко в свою пользу. Он вспомнил набеги на ночные клубы и мирные соревнования, и ему почему-то показалось, что он говорит и делает нечто противное человеческой природе.

– А может, Кинжал, ты выберешь что-нибудь более подходящее для настоящих мужчин? Допустим, сто метров. Или пятьдесят. Видел, какие разрушения может сотворить этот монстр с такой дистанции? Было бы забавно понаблюдать, как тебя тонким слоем размажет по камням или деревьям. Ну что, идет?

– Хорек, – голос снайпера звучал так, будто он едва откашлялся или отдышался после долгого бега, – я не строю из себя супермена, но я убью тебя, и ты это знаешь. Убью, как только увижу. Так что если ты с пулеметом, то тебе лучше научиться им пользоваться.

– Разумеется, Кинжал, я научусь, – пообещал разведчик, чувствуя, как адреналин приводит его в порядок. Хорошо, коли так. Бег на таблетках не самый приятный способ проводить время. – Конечно, Кинжал.


ГЛАВА 12 | Герой | ГЛАВА 14