home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 10

Тирдал почувствовал исходящую от Кинжала агрессию. Она казалась почти осязаемой. Ощущение было настолько сильным, что между сенсатом и снайпером на несколько секунд установилась прочная ментальная связь. Тирдал чувствовал грубую ухмылку стрелка, словно сам улыбался; он видел, как летела граната, словно сам ее бросил. Внезапно перед глазами сенсата промелькнул ядозуб, хищник с Шартана. Кинжал не просто совершал массовое убийство, он наслаждался происходящим. Тирдала поразило сильнейшее чувство, похожее на оргазм, овладевшее стрелком. Может, сенсат и не всегда мог правильно понять, что ощущает человек, но такое чувство было невозможно ни с чем спутать.

Все это промелькнуло в голове Тирдала за мгновение. Он осознал, что сделать уже ничего нельзя. Луч импульсной винтовки пройдет как раз сквозь булыжник, который Кинжал использует для прикрытия от излучения. Но граната уже в воздухе. Тирдал вскочил на ноги. Не было времени на то, чтобы убить снайпера.

Дархел знал, что нужно делать. Нет ни малейшего шанса спасти людей: он просто не успеет добраться до гранаты и отбросить ее на безопасное расстояние. Все, что сенсат мог, – это избежать смерти самому и спасти артефакт, которым стремится завладеть предатель.

Но, чтобы успеть хотя бы это, нужно использовать тал-гормоны. Проблема.

Тирдал призвал на помощь свой тал. Он выпустил из-под контроля естественную злобу на измену снайпера, чтобы она преодолела внутренние барьеры дархельского организма. Прикосновение чистой злобы заставило особую железу выпустить порцию гормона в нервную систему, и восприятие у Тирдала значительно обострилось, а все вокруг как бы замедлило ход. Это давало сенсату преимущество перед смертью.

Во взгляде капитана сквозил ужас. Тирдал оставил это без внимания. Добрый, умный Благовест был уже мертв, сам того не осознавая. Сильным ударом ножа Тирдал почти отсек командиру кисть руки и завладел артефактом. После этого он повернулся и допрыгнул до стоящего сзади булыжника. Он видел, как очень медленно меняются выражения лиц Шивы и Куколки, понявших, в чем дело. Его взгляд раздвоился: правым глазом он наблюдал, нет ли опасности справа, а левым следил за приземляющейся гранатой. Люди так не могут, вспомнилось дархелу. Это может сослужить ему службу.

У Тирдала оставались его винтовка и костюм. Плохо, что он потерял рюкзак. Но, если между сенсатом и гранатой окажется спасительный кусок гранита, Кинжал, пожалуй, узнает пару интересных вещей про дархелов.

Например, он узнает о том, что больше всего на свете дархелы ненавидят предателей. По крайней мере Бэйн Сидх.

Он подпрыгнул высоко вверх, затем, оттолкнувшись рукой от камня, чтобы скорректировать направление, сделал в воздухе над булыжником кувырок назад и растянулся на траве. Рука, ставшая тверже гранита, оставила на вершине камня отчетливый след. За такой неудачный прыжок Тирдала вряд ли похвалили бы на занятиях. Он почувствовал, что вывихнул плечо.

Когда граната бесшумно сработала, сенсат лежал, не поднимая головы. Стараясь дышать ровно и глубоко, чтобы предотвратить линтатай, Тирдал перекатился на живот и стал стрелять в ту сторону, откуда прилетела граната. Спокойно. Он стреляет всего лишь по камням и грязи. Если там окажется снайпер, это будет просто несчастный случай. Это не убийство. Не убийство.


Когда Тор заговорил, Хорек повернул голову и сразу почувствовал: что-то не так. Он сначала не понял, что за предмет вылетел из-за камня, но тотчас осознал грозящую опасность.

К счастью, он сидел спиной к Тору и Куколке, прислонясь к небольшому обломку породы, чтобы создать хотя бы иллюзию обособленности. Хорек шлепнулся в грязь, надеясь укрыться. Что мог бросить этот придурок? Пусть лучше товарищи посмеются над его испуганным и перепачканным лицом, когда раскроется шутка. Просто неудачная шутка.

Разведчик почувствовал, как его опалило, и понял, что ранен. Мгновенная судорога, острая боль и вспышки в глазах малоприятны, но свидетельствуют о том, что он еще жив. Чтобы побороть боль, Хорек сконцентрировался на этой мысли. Вскоре вернулось ощущение времени и пространства, хотя ноги по-прежнему конвульсивно подрагивали. Все тело Хорька было скрыто за камнем, торчали одни голени, и их задело излучением гранаты. Теперь больно. Чертовски больно.

Тем не менее надо двигаться. Это явно не несчастный случай; следовательно, Кинжал вернется, чтобы убить его. Осматриваясь, Хорек с удивлением обнаружил, что среди мертвых тел не было Тирдала. Значит, долбаный дархел и снайпер заодно? Замечательно. Час от часу не легче. Хорек добрался до расселины между двумя валунами и попытался проползти через нее, но застрял. Как просто было бы оттолкнуться ногами, если бы они слушались. А работали только нервы, причиняя дикую боль. Огромным усилием ему удалось напрячь руки так, чтобы выскочить из щели. На мгновение разведчик остановился и увидел бегущего трусцой дархела с артефактом в руках.

Вот сукин сын. Все это ради того, чтобы завладеть прибором? Наверное, они с Кинжалом заключили ночью сделку.

– Капитан, – прошептал Хорек в переговорное устройство, еще надеясь услышать в ответ такой до боли знакомый голос.

Нет ответа. Хорек понимал, что все мертвы, но все равно переключал частоту и отчаянно звал:

– Сержант? Куколка? Тор? Горилла?

В конце концов он осознал, что остался один против двух предателей, и его охватил панический страх. Его собирались убить, однако он выжил. У него почти нет шансов, поскольку граната особым излучением повреждает нервы. Грамотно ампутировать ноги Хорек не мог, а восстановить нервную ткань – тем более. Стало быть, скоро начнется гангрена и он умрет? Хорек не знал, чего ждать, на что надеяться. Встать было нереально. И он пополз.

Пригибаясь как можно ниже, разведчик стал подниматься вверх по склону холма. Ему приходилось осторожно переступать на четвереньках, потому что иначе его легко найдут по следам, которые будут оставлять его наполовину парализованные ноги. Он уже не опасался никаких «клякс», потому что угроза оказалась гораздо ближе, чем можно было предположить. Не «кляксы», а Кинжал будет его выслеживать. А Тирдалу легко засечь его по активности мозга. Хорек не знал, есть ли где-нибудь вообще безопасное место, но просто лежать в ожидании пули он не собирался.

Он был ужасно напуган и не боялся в этом себе признаться. Разведчик страшился смерти, и особенно теперь, когда не видел ни единого шанса выжить. Оттого отпущенные ему несколько часов или, может быть, даже дней покажутся особенно прекрасными.

Осторожно он продолжил пробираться вверх через кусты и спутанные вьющиеся растения. Чем выше он поднимется, тем больше преимущества перед Кинжалом и сенсорами. Да и попасть стрелку будет сложнее. А как стреляет Кинжал, Хорек знал не понаслышке. Тирдал же сопровождал Хорька на протяжении всего пути и наверняка досконально изучил его мозг.

Разведчик, глубоко вдохнув, попытался успокоиться. Он знал, что паникует, знал, что испытывает шок, знал, что сердце бьется слишком быстро. Наверное, пульс под сто восемьдесят, не меньше.

Хорек обнаружил небольшое густо заросшее и слегка влажное углубление в почве. Здесь он переждет некоторое время. Прохлада испарений нормализует температуру тела, и он сможет слиться с фоном и стать невидимым для тепловизора. Хорек напряг последние силы и устроился в укрытии.


Кинжал испытывал радость. Такое с ним случалось нечасто, но на сей раз было чему радоваться. На миллиард кредитов можно купить много счастья.

С миллиардом кредитов в кармане он сможет переехать на Кали и жить до конца дней припеваючи. Он сможет обновлять свое тело столько раз, сколько захочет. А если даже регенерация не сработает, ему по средствам перенести свой мозг в другое тело. Даже в женское… Почему бы не сделать это и без надобности, просто из интереса. На миллиард кредитов можно купить много удовольствия.

Выждав чуть-чуть, Кинжал встал и направился к скоплению трупов среди камней. Отлично. Все они до единого были придурки. А где же, черт возьми…


Тирдал не мог точно определить местонахождение источника радостных мыслей, однако слышал шум шагов. А затем почувствовал удивление и услышал, как Кинжал отступил. Сенсат послал несколько выстрелов туда, где, по его мнению, находился снайпер, и понял, что промахнулся. Это было неудивительно.

Тирдал не понимал только одного: неужели простая жадность может заставить натренированного профессионала убивать товарищей по команде? Или у Кинжала какие-то свои глубинные и недоступные для других мотивы? Человеческий разум трудно понять, думал сенсат. Впрочем, это было не важно. Продолжая стрелять, Тирдал спускался с холма, оставляя отчетливые следы, но сейчас ему важны были время и расстояние.


Кинжал отскочил на несколько метров и низко пригнулся. Он успел заметить, что чертова коробка пропала. Детектор тепла, встроенный в винтовку, позволял определить приблизительное местонахождение дархела, и Кинжал, выпустив вслепую несколько чувствительных к теплу зарядов в ту сторону, сразу потарался убраться подальше. Хоть дархел и отвратительно стрелял, он мог попасть. Что произошло? Ведь снайпер видел, что дархел сидит рядом с остальными. Он специально убедился в этом, потому что избавиться от проклятого эльфа все равно что съесть кремовую розочку на верхушке торта. Понятное дело, эта тварь учуяла его. Но как дархел успел укрыться за камнями прежде, чем разорвалась граната, да еще захватил с собой артефакт?


Плечо болело, Тирдал не обращал на это внимания. Он встал и приготовился идти. Как раз в этот момент к нему устремился один из зарядов Кинжала – так называемых «шершней». Он мог засечь сильный источник тепла, например человека. Летя на сравнительно низкой скорости, он почувствовал Тирдала и начал разгоняться. А Кинжал стрелял просто наудачу. Сенсоры на костюме дархела среагировали на запуск «шершня», встретив его интенсивным потоком протонов. Протоны заставили. заряд испускать электромагнитное излучение, которое уничтожило внутри всю электронику. К этому моменту «шершень» уже взял курс и поэтому врезался-таки в дархела, хотя и на скорости, слишком малой для убийства.

Как бы то ни было, столкновение произошло. Скорости тысяча метров в секунду хватило, чтобы расколоть низ грудной пластины и выбить из легких весь воздух, после чего Тирдал упал плашмя. Глубоко дыша, чтобы не потерять сознание, сенсат поспешно отполз и укрылся среди камней, скорчившись от боли. Обнаружив нишу в склоне, он перебрался туда и спрятался как можно глубже, выставив импульсную винтовку перед собой на случай, если появится снайпер. Постепенно сенсат восстановил способность спокойно думать, хотя искры еще плясали перед глазами и кровь стучала в ушах.

Он чувствовал, что там, в лагере, не осталось никого живого. Тирдал не очень хорошо разбирался в чувствах людей, но мог точно сказать, что все мертвы, – исчез человеческий ментальный фон. Снайпер был где-то рядом. Умение «сопереживать», оттачиваемое практикой Бэйн Сидх, действовало оптимально на близких и далеких расстояниях. Все, что посредине, было как бы в тумане. А снайпер удалялся. Это могло означать, что он нашел удобную позицию для стрельбы. Надо было уходить.

Между тем Тирдалу не мешало бы вернуться в бывший лагерь. Там оставалось много чего важного, например питание, учитывающее особенности дархельского пищеварения и обмена веществ. А чистая вода? Несколько уцелевших боевых киборгов Гориллы могут помочь в борьбе против Кинжала. Но как вернуться? Если стрелок уже занял позицию, то, выйдя к лагерю, первое, что Тирдал почувствует, будет нажатие спускового крючка.

Сенсат бросил взгляд на загадочный артефакт – причину всех бед, а затем огляделся. Покрытая лесом холмистая местность, тут и там сквозь суглинок проглядывают большие обломки породы. Если он станет держаться низких лесных участков, Кинжалу будет сложнее попасть в него. Но время пути существенно увеличится.

Ежели удастся оторваться, то обогнать Кинжала не составит труда. Родная планета дархелов обладает сравнительно большой гравитацией, и поэтому здесь Тирдал чувствовал себя как человек с Земли на Марсе. Он будет двигаться значительно быстрее снайпера.

У Кинжала другое преимущество. Опыта нахождения в полевых условиях у него гораздо больше, чем у Тирдала, который в основном тренировал разум и мускулы. И винтовка Кинжала бьет на расстояние в десять раз большее, чем дархельская. Поэтому вариантов было два: либо уйти далеко вперед, либо приблизиться вплотную и уничтожить предателя. Причем после убийства важно преодолеть передозировку тал-гормонов и ее последствия. Иначе миссию можно считать проваленной. Тирдал поморщился. Гримаса эта похожа у обеих рас.

В идеале сейчас нужно уничтожить артефакт, если он все равно не может пронести его мимо людей и доставить своим ученым. Но энергии импульсной винтовки не хватит, чтобы пробить корпус из пластистали и защитное силовое поле. Значит, остается просто нести коробку, пока не представится возможность с ней разобраться. Ни Кинжал, ни какой-либо другой человек ее не получит.

Тирдал знал, что Кинжал ждет, когда он вернется к лагерю. И понимал, что придется обойтись без своих вещей и еды. Стало быть, надо бежать, пока снайпер не пришел к тому же выводу.

Он спустился к потоку у подножия холма и пошел вдоль него к западу. А где-то на юге снайпер, вероятно, ждет его в засаде. Что ж, появилось время, чтобы оторваться.


Кинжал осторожно занял позицию под одним из уступов на склоне холма. Этот дархел со своей винтовкой может оказаться весьма опасен вблизи, а костюм защитит его от зарядов, начиненных электроникой. Получается, надежда только на обыкновенные патроны. Вот чертов дархел – все испортил. Если бы он сдох, как все остальные, то сейчас Кинжал был бы уже на пути к дому. Снайпер включил сенсор и осмотрел окрестность. Его взгляд задержался на бывшей стоянке. Он подумал было о роботах, однако понял, что в предстоящей схватке эти железки бесполезны. А вот сканер с костюма Хорька и устройство слежения за маячком из рюкзака капитана нужно взять – они могут пригодиться. Вокруг все было спокойно. Тепло излучали лишь остывающие тела. Маленький сукин сын дархел убежал.

Или он просто хорошо спрятался? Сканер Кинжала в состоянии обнаружить малейший тепловой след, но любой прибор можно обмануть. Например, наглухо застегнуть свой костюм и быть почти в безопасности. Конечно, существовал риск погибнуть от перегрева и большой влажности. Тирдал поджарится, как цыпленок, если станет выжидать в укрытии.

Маловероятно. Дархел наверняка давно сделал ноги, и теперь компьютер сообщает, что его нет в округе. Ублюдок дархел сбежал. С артефактом.

Все же ему не удастся уйти, обмануть, перехитрить снайпера. Во-первых, командир поставил метку на приборе. Большое ему спасибо. Словно он что-то предчувствовал. Интересно, дархел знает о маяке? Вероятно, нет. Иначе зачем бы он вообще стал связываться с артефактом? Хотя и так непонятно, с какой целью он его прихватил. Весит прибор немало, и Кинжал может это использовать в погоне за дархелом. Вот так собственная жадность и подведет эльфа. Идиот. Во-вторых, другого такого следопыта, как Кинжал, нет в целой Галактике. Он может выследить и поймать химмита среди скал. Что уж говорить о каком-то городском жителе – дархеле.

Кинжал задумался о вещах, которые ему нужны. Приборы Хорька позволяют засечь любое живое существо, наделенное нервной системой, на расстоянии сотни метров. Они также могут находить следы биологического происхождения – кровь, волосы и тому подобное. Вообще-то, сенсоры рассчитаны на людей, но они должны среагировать и на дархела. А если к ним добавить капитанское устройство слежения, то задача значительно упростится. С такими возможностями даже слепой найдет эльфа. И уничтожит его.

В то же время, если Тирдал устроил засаду где-нибудь у трупов, снайпер будет разорван в кровавые клочья выстрелами импульсной винтовки. Лучше не рисковать. Да и вообще, зачем нужны приборы? Это будет битва интеллектов.

Черт, приборы нужны. И нелепые страхи не помешают ему завладеть техникой. Кинжал еще раз просканировал территорию и, сказав себе, что все в порядке, стал быстро спускаться, почти ползком. Винтовку он забросил за плечи, и она болталась, прикрепленная к ранцу. Это было непривычно, зато обе руки оставались свободными для пистолета-пульсара и ножа. Добравшись до стоянки, Кинжал занялся поиском тела Хорька. Дьявол, его нет… Задница. Хорек тоже жив. Еще одна палка в колеса.

Следы были нечеткими, но Кинжал скоро разобрался. Так, тут Хорек прополз через просвет между камнями. Судя по следам, он ранен. В любом случае с ним надо разобраться – живым он Кинжалу не нужен. Следы терялись, и снайпер включил тепловизор. Ничего. Значит, Хорек либо успел уйти, либо прячется. Надо быстрее заканчивать – вдруг тот или другой покажутся поблизости.

Остался этот капитан. Кинжал усмехнулся и проговорил сквозь зубы:

– Вот. Не фиг было заставлять меня копать парашу.

Благовест лежал лицом в сторону леса. Значит, этот трус пытался смыться. Этого следовало ожидать. Встретил врага в собственном отряде, да? А что с рукой? Запястье не просто сломано – кисть свисает на лоскутке кожи. Пальцы вздулись, мышцы сокращены из-за нервного эффекта. Возможно, он неудачно опустился на руку. Сейчас это уже не важно. Важно найти, где этот придурок прятал следящее устройство, и быстро.

Ага, замечательно. Оно во внутреннем набедренном кармане, а костюм был расстегнут. Наверняка дерьмо из судорожно сжавшихся, а потом расслабившихся кишок затекло в карман. Кинжал перевернул тело. Лицо капитана выражало удивление. Выходит, этот идиот так и не понял, что произошло. Следовало ожидать. Снайпер откашлялся и плюнул Благовесту в лицо.

– С удовольствием убил бы тебя еще раз, козел, – процедил Кинжал.

Затем он быстро выпрямился и побежал прочь, пнув на ходу скорченный труп Куколки. Просто так. Грязная сучка.

Кинжал направился на восток. Быстро, но осторожно. Хорошо, что между ним и базой «клякс» эта холмистая гряда. Внезапного нападения со стороны инопланетян можно почти не опасаться. Он пробирался вверх по склону холма, стараясь держаться поближе к густым деревьям. Жаль, деревья скрывают от стрелка бывших сотоварищей. Было бы интересно понаблюдать, как местные трупожоры расправляются с падалью. Поступят ли они так же, как их коллеги с Земли, начав с глаз? Проберутся внутрь тел, даже если костюмы не повреждены, и обгложут их до костей. А потом местные жуки-"шакалы" разгрызут косточки. А что с амуницией и оружием? Постепенно все это будет погребено под песком, грунтом и камнями, растащено в стороны любопытными зверями. А через тысячи лет какая-нибудь новая цивилизация найдет древние артефакты…

Домыслы увлекли Кинжала, правда не настолько, чтобы забыть про миллиард кредитов. Развлечься он сможет и потом, когда заработает. Может, даже организует себе путешествие на эту планету, чтобы все посмотреть. Или закажет на Кали ящик плотоядных жуков и поэкспериментирует на ком-нибудь.

Через двести метров снайпер набрел на хорошую смотровую точку. Солнце только поднималось из-за холмов, разгоняя полумрак, царящий здесь еще пять минут назад. Охота стала только интереснее. Теперь Кинжалу будет проще выследить дархела. Или Хорька, хотя тот явно неопасен. Однако и самого снайпера теперь легче обнаружить. И тепловизор станет бесполезным. Скоро в небо поднимется оранжевая, как тыква, звезда, почти такая же яркая, как Солнце у землян. К этому времени он уже хорошо устроится на своей позиции. День будет коротким, а успеть надо многое.

Кинжал закопался в кучу сухих листьев. Его «хамелеон» хорошо приспособился к этой расцветке. Через прицел снайпер поискал эльфа, его нигде не было. Отлично. В смысле, плохо, но если эльф покажется, пусть пеняет на себя. Хорька тоже не было видно. Этот кретин хорошо прячется, нечего сказать. Хотя, может, он просто сдох в лесу. Неплохо бы знать.

Наверное, Тирдал пошел другим путем. Значит, пора спускаться и искать следы. Это будет проще, чем найти иголку в стоге сена. Этот эльф действительно не знает, как вести себя в лесу. Конечно, он двигается тихо, но без Хорька оставит кучу следов.

А Хорек тоже до сих пор не показался. Уж точно уполз умирать. Нечего и беспокоиться.


Тирдал легко обогнал бы снайпера, если б не острая боль в груди. Костюм был пробит, и кровь сочилась из маленького отверстия.

Грудная пластина у дархелов выполняет почти те же функции, что и ребра у людей. Она защищает сердце, легкие и скопление нервных узлов, которое у людей называется солнечным сплетением, а также функционирует как диафрагма. Сначала Тирдал двигался быстрым шагом, но через несколько километров легкое покалывание в груди сменилось острой, резкой болью. Сенсат, быстро просканировав себя, понял, что его худшие опасения подтвердились. То, что он считал тонкой трещиной, оказалось разломом, проходящим почти через всю пластину. Поэтому дышать было очень сложно, а при высоком темпе просто невозможно. Если он сможет передвигаться хотя бы как снайпер, уже хорошо. О том, чтобы уйти от Кинжала, теперь не могло быть и речи. Необходимость нести коробку, прикрепив к ней ремень и перекинув ее через плечо, перекашивало пластину и усиливало боль. Тирдал поменял местами винтовку и артефакт. Стало немного легче. Он вспомнил, что люди преимущественно пользуются одной рукой – правой. Это может пригодиться.

В какой-то момент Тирдал окончательно осознал, что Кинжал убьет его, едва заметит. Даже если снайпер решит смириться с потерей артефакта и убраться с планеты, он не сможет этого сделать, потому что Тирдал старше по званию. Шлюпка не будет повиноваться Кинжалу, пока жив дархел. И Тирдал не сможет просто так воспользоваться шлюпкой, поскольку в точке возврата он обязательно встретится со снайпером. Поэтому с планеты улетит лишь один из них.

Все это произойдет потом. А сейчас Тирдал даже не чувствовал присутствия снайпера. Сенсат обладал тактическим преимуществом, и можно было уделить время тому, чтобы попытаться определить местонахождение противника. Тирдал в который раз удивлялся людям, которые избегают обсуждения жизненно важных вопросов, подменяя их муштрой и зубрежкой. Пройдя курс подготовки для службы в СОБРе, он отлично знал, что должен сейчас делать. Но даже после всех тренировок понятия не имел – как. Когда он задавал преподавателям вопросы, касающиеся непредвиденных обстоятельств, ему отвечали одно и то же: "Этому вас научат ваша команда и собственный боевой опыт". Тирдал не понимал, каким образом можно научиться выполнять работу, при которой непредвиденные обстоятельства возникают на каждом шагу. Дархелы стали бы медитировать и решили бы вопрос самостоятельно или друг с другом. Люди же думают только о себе и поэтому всегда упускают важные детали. Тирдал почувствовал себя жестоко обманутым.

При отсутствии нужных навыков проблемы придется решать известными способами. Сначала выбрать точку, откуда будет все видно, и попытаться найти Кинжала, а затем подобраться на расстояние, позволяющее задействовать импульсную винтовку, но не ближе. Естественный страх и инстинкт самосохранения не позволят подойти слишком близко. В любом случае надо передислоцироваться. Выбрать такое место, которое не будет простреливаться с дальней дистанции.

Тирдал посмотрел между деревьев на реку и задумался. У дархелов большая плотность тела. У них гораздо больше костной ткани, чем у людей. Мышцы гораздо плотнее человеческих. Жировая прослойка почти отсутствует. Поэтому в большинстве своем дархелы плавают как топор. Тирдал умел пользоваться встроенным в костюм прибором для дыхания под водой и научился довольно сносно держаться на плаву. Но пытаться спуститься вниз по реке – чистое самоубийство. Если Кинжал следит за ней, то у него будет и отличное прикрытие, и достаточный простор для стрельбы. Если же нет… все равно нельзя рисковать.

Так что единственным возможным вариантом было оставаться в лесу. Сколько еще снайпер будет ждать возвращения Тирдала к лагерю? До конца дня? Или он уже идет по следу?

Тирдал размышлял над тем, что являет собой сознание снайпера, и почему-то все время представлял себе то слизь, то слякоть. Самодовольный, безжалостный, бесчувственный стрелок, у которого есть только одна эмоция – удовольствие от убийства… Вот «кляксы» – совсем другое. Жестокость естественна для их сознания, они совершенно спокойно относятся к насилию. Их сенсат хотя бы понимал, пусть только разумом. Вообще-то, большинство людей тоже не похожи на это чудовище. А дархелы и подавно.

Тирдал размышлял и все четче осознавал, что такой человек, как Кинжал, считает его, дархела, настоящим исчадием ада. Значит, он не ждет в засаде, а идет по следу, чтобы стереть "сукина сына эльфа" с лица этой планеты.

Сенсат продолжил путь, стараясь не сбавлять скорость. Он сконцентрировался на болевых ощущениях и призвал на помощь навыки инсира, с помощью которых загнал боль на второй уровень подсознания. Теперь он не чувствовал повреждения, но, если что-то в организме сработает не так, подсознание сразу оповестит его. Тирдал двигался небыстро, чтобы рана не доконала его. Раздвигая ветки и лианы, перешагивая через узловатые корни, он пробирался сквозь лес.

Спустя некоторое время по сигналам из подсознания он определил наиболее подходящие темп и положение тела. Боль поутихла, хотя, если будут задеты внутренние мягкие ткани, все может начаться сызнова. Коробка на плечах сильно мешала идти.

Тирдал думал о том, что Кинжал будет действовать наверняка. Не показываясь на глаза, найдет его, выберет укрытие и спокойно пристрелит из засады. Поэтому нужно все время двигаться вперед. До того, как шлюпка переместится на аварийную позицию, осталась одна земная неделя или девять местных суток. Итак, у снайпера девять дней и девять ночей, чтобы найти артефакт и убить сенсата. После этого останется еще восемь дней, чтобы выбраться с планеты…

Не обязательно было попасть в первую точку встречи. Шлюпка дважды переменит позицию, перед тем как отправиться. Главное – выжить в смертельной схватке со стрелком.

Дархелы способны обходиться без отдыха довольно долго. Вырабатывающиеся токсины могут накапливаться в мышцах, как у некоторых животных. Тирдал сумеет сносно двигаться в течение трех дней, даже раненый. С неделю он протянет без особого вреда для здоровья, а потом… Надо побыстрее разобраться с ситуацией. Если бы он смог выяснить, когда отдыхает Кинжал, ему легче было бы уйти от погони.

У Кинжала имелось некоторое преимущество в том плане, что Тирдал не особенно хорошо умел передвигаться по лесу. И еще он был ранен. Рана-то заживет, причем скорее, чем снайпер может себе представить, а вот полевые навыки… Плюс побочные эффекты от использования тал-гормонов, необходимость совершить убийство и опасность наступления линтатай. Кинжал продемонстрировал, как легко люди могут убивать. Для дархела это сложная задача. Другая проблема: отсутствие необходимого питания. Тирдал уже испытывает голод. У него есть специальное устройство, которое может преобразовать практически любую живую материю в пищу, пригодную для дархела. Но преобразование занимает время. К тому же останутся следы: чтобы собрать необходимый рацион, нужно будет сорвать множество разных местных растений и, не исключено, даже придется выкапывать коренья.

Так что, по-видимому, если Кинжал выйдет победителем в дуэли, то случится это через один-два дня. Если же все сложится удачно, то неизвестно, на сколько затянется противостояние.

Кинжал явно рассчитывает, что Тирдал постарается побыстрее добраться до шлюпки по обозначенному маршруту, и поэтому будет пытаться преградить ему дорогу. Может, Тирдал и переживет несколько устроенных снайпером засад, но в конце концов для него все закончится печально.

Значит, придется идти другим путем, по неисследованной территории. Тогда Кинжал не будет знать, где в следующее мгновение объявится сенсат.

Итак, решение принято, и Тирдал поворачивает на север. Ему придется пересечь реку и увести за собой Кинжала, чтобы расправиться с ним к тому моменту, как шлюпка прибудет на место последней стоянки.

Тирдал решил отключить «хамелеона»: он все равно не сможет обмануть наметанный глаз снайпера и вдобавок отнимает необходимую энергию у сенсоров и протонного излучателя, который может защитить его от «шершней» и прочих «умных» пуль. Излучение легко засечь, но другого выхода нет.

Тирдал вошел в поток, который здесь достигал ста метров в ширину. Течение было медленным, однако дархела сносило вниз. Он рассчитал свою скорость и скорость течения, поправил груз за плечами, чтобы легче было сохранять равновесие, и пошел. Вода дошла до пояса, практически не давая ему двигаться. Потом до груди. Течение постоянно пыталось сбить Тирдала с ног, и ему приходилось прикладывать огромные усилия, чтобы устоять. Вот он уже по шею в воде. Глубоко вдохнув, он сделал большой шаг и целиком ушел под воду.

Вода была довольно чистой: почти вся муть улеглась после порога, а тот ил, который дархел поднимал со дна ногами, быстро уносило течением. Иногда попадались ракушки, тут и там валялись обломки камней и гнилые стволы деревьев. Изредка мимо проплывали рыбы, по форме напоминающие угрей. С трудом передвигая ноги, Тирдал ступал по дну. Руки были подняты вверх, чтобы специальным шлангом забирать воздух. По человеческим меркам, было холодно, по дархельским – прохладно. Глубина реки была небольшой: метра два, но давление воды и сила течения сильно сжимали раненую грудь. Было очень больно. Скоро и руки скрылись под водой. Это хорошо только для маскировки. Дышать стало нечем. Придется всплывать. Тирдал добрел до места с песчаным грунтом, где было не так глубоко, и оттолкнулся ногами ото дна. Его голова на мгновение показалась над водой; этого было вполне достаточно, чтобы вдохнуть полные легкие воздуха. Вдох отозвался резкой болью в грудной клетке, и Тирдал мысленно охнул. Несколько метров его несло потоком, но вот он снова уперся ногами в дно и продолжил движение. Вскоре стало гораздо глубже. Сенсат точно не знал, где он сейчас находится, однако надеялся, что ближе к желанному берегу, чем к середине. Неожиданно дно ушло из-под ног, он потерял равновесие, но вскоре выправился. Начался подъем: видимо, он достиг-таки противоположного берега. Это было как раз кстати: кислород уже кончался, а снова всплыть было бы очень тяжело. Грудь дико саднило, перед глазами пошли круги. Ноги увязали в липком иле, и выдергивать их было дьявольски трудно. Мышцы болели от использования тала, усталости и нехватки кислорода. Но вот поднятые руки оказались над поверхностью, а через минуту Тирдал уже шел по шею в воде. Затем он выбрался на берег, поспешив укрыться среди кустов и деревьев, где смог немного передохнуть.

Нет. Отдыхать было некогда. Кинжал наверняка где-то рядом и уж точно видел, как шевелились кусты на берегу. Стоя на четвереньках, Тирдал сделал несколько глубоких вдохов, чтобы привести мысли в порядок. Потом поднял артефакт, который не мог бросить, и углубился в лес, обдумывая, как сбить с толку снайпера и нарушить его планы.


Хорек, нащупав губами трубочку у подбородка, потянул воду из встроенной в костюм емкости. Потом он заставил себя съесть несколько кусков остывшей курицы из своего пайка и стал ждать, пока начнет действовать обезболивающее. Дополнительно он проглотил пилюлю с лечебными наночастицами, хотя они, предназначенные для небольших ран и волдырей, действовали больше как антибиотик. Как они могли помочь при обширном повреждении нервов, Хорек не знал. Может, наночастицы позволят ему протянуть подольше.

Разведчик попытался согнуть правое колено и чуть не закричал от боли. Словно тысячи раскаленных игл впились в ногу. Хорошо еще, что она сгибалась. Значит, главные нервы не совсем уничтожены. Левая нога по-прежнему не подчинялась воле разведчика. А болела так, будто поджаривалась на огне.

Хорек, заслышав легкий шум со стороны лагеря, с трудом поборол в себе желание ползти на подмогу выжившему. Шумел явно Кинжал или Тирдал, вернувшийся за каким-нибудь прибором. Все медицинские принадлежности оставались у Шивы, а он был мертв, как и другие. Лучше оставаться в укрытии. Но нельзя же дать дархелу унести с собой этот артефакт. Как ему помешать?

В течение часа ничто не нарушало тишину, и раненый немного отошел от болевого шока с помощью препаратов. На том, что Хорек уже сделал, его познания в медицине заканчивались. А единственным медиком на планете был этот дархел, который сейчас удирает с артефактом в руках.

Хорек решил, что Тирдал и Кинжал договорились спонтанно, после того как обнаружили прибор. Мысль, будто все было спланировано с самого начала, он сразу, отверг. В таком случае почему Тирдал не завел их прямиком к «кляксам», почему не убил уже давно? Значит, все ради денег за алденатскую штуковину. И подал идею явно Кинжал: он-то сразу заинтересовался этим прибором. Предатели по-быстрому поделили деньги и принялись за дело.

Хорек не мог просто лежать в ожидании, пока умрет сам или пока эти два выродка придут и добьют его. Они направляются к шлюпке, значит, надо следовать за ними. Единственная надежда выжить – это добраться туда первым, ликвидировать обоих или хотя бы попробовать договориться с ними. Нельзя дать им увезти прибор. Такие штуки вообще опасны, а эти придурки способны продать артефакт хоть экстремистам, если те предложат хорошую цену.

Был шанс спасти свою шкуру. С помощью трансмиттера Куколки можно послать сигнал в центр, и Хорек обладал достаточными знаниями, чтобы это сделать. Сюда прибудет огневая поддержка. На планете всего одна «клякса», поэтому Хорек без труда дотянет до того момента, как появятся люди. Даже если цлеки пришлют свои силы раньше, они все равно не станут заниматься поисками какого-то разведчика. Начнется битва, и будут сотни, тысячи убитых и раненых, а чертов артефакт успеют увезти. Да, сам Хорек будет спасен. А потом ему дадут пожизненное заключение. Нет, это еще хуже смерти. Кроме того, разведчик не может поступить так с ни в чем не повинными людьми.

Вот если бы он смог защищать шлюпку до прибытия подкрепления, тогда другое дело. Артефакт стоит жертв, однако сумеет ли Хорек не дать предателям уйти?

Стоило хорошенько обдумать все возможности.

Для начала нужно определить, где эти двое. Черт. Тирдал может читать мысли, а у Кинжала почти такое же совершенное снаряжение, как у самого Хорька. Пытаться преследовать их – просто безумие, но он должен это сделать. Артефакт необходимо вернуть, а для этого, видимо, придется убить обоих. Хорек был совсем не уверен, что у него получится.

Медленно вдыхая и выдыхая воздух, он пробовал успокоиться. Приходилось признать, что он фактически уже мертв. Его терзает адская боль. Хуже и быть не может. Каждое мгновение буквально отвоевано у смерти, и нужно использовать отпущенное время по максимуму. Все, что осталось сделать, – это защитить честь мундира и попытаться выполнить свой долг. Всего вероятнее, никто и не узнает, что он совершил.

Хорек медленно перекатился на живот. Ноги болели нестерпимо, хотя поврежденные нервы не должны были посылать никакого болевого сигнала. Каждый раз, когда он ботинками задевал какую-нибудь неровность, обжигающая волна докатывалась до самых бедер. Кое-как Хорьку удалось вытащить из рюкзака биосканер и включить его. Прибор начал поиск следов ДНК и тепловых следов. Разведчик, исключив из сканирования свои персональные данные, пристально вглядывался в экран.

Где-то ниже по течению реки прибор засек следы не местной биологической активности. Показания явно не совпадали с параметрами Кинжала. Значит, этим путем прошел Тирдал.

Хорек мгновение колебался. Найти и достать Тирдала будет легче, чем Кинжала, – сенсат не привык ходить по лесу, а иногда совершает откровенные глупости. К тому же он вооружен импульсной винтовкой, радиус действия которой намного меньше, чем у винтовок Хорька и Кинжала. Вдобавок, судя по показаниям прибора, дархел ранен и не сможет хорошо прятаться. Значит, его нужно убрать первым. Еще у дархела артефакт. А завладев артефактом, можно будет диктовать свои условия Кинжалу.

Решено. Хорек подтянул ноги и осторожно приподнял голову над листвой. Опасности вроде бы не было. Тогда разведчик решил проверить, на что способны его изувеченные ноги. От внезапного приступа тошноты он чуть не захлебнулся собственной слюной и прикусил язык. Стараясь не потерять сознание, Хорек стал цепляться за лианы и через некоторое время поднялся на ноги.

Он мог ходить. Не очень уверенно, но довольно сносно. Правая нога сгибалась, когда он этого хотел. Левую он не чувствовал, хотя мог согнуть усилием воли. Нужен был какой-то костыль, потому что разведчик не знал, как и на что ступает, если не смотрел под ноги. На расстоянии вытянутой руки росло крепкое молодое деревце. Своим ножом Хорек легко срубил его под самый корень, а потом отсек верхушку и очистил от веток, оставив один сук как опору для руки. Костыль был готов. Теперь нужно облегчить рюкзак. Из оружия Хорек оставил две гранаты, энергетическую винтовку с запасным блоком питания и боевой нож. Еще он, конечно, оставит свой биосенсор. Две упаковки еды чуть разнообразят ту дрянь, которую разведчик получит из пищевого конвертера. Перчатки, веревка явно не понадобятся.

Освободившись от лишнего груза, Хорек ковылял гораздо более уверенно. И нервы отчасти успокоились. Может, это начали действовать наночастицы и обезболивающее. А может, нервы просто умирают. Сейчас уже не важно.

Почти что заново научившись ходить, Хорек очень медленно спускался с холма, тщательно прощупывая дорогу костылем и морщась от малейшего сотрясения. Разведчик не собирался возвращаться к месту трагедии и отказался от мысли вызвать подкрепление. Придется полагаться на собственные умения и винтовку. В бывшем лагере можно стать слишком легкой мишенью.


Кинжал устроился на новом месте и оценил обстановку. Занятая им позиция находилась на возвышении, и с нее открывался отличный вид на долину реки. Прямо как в парке, подумал снайпер. Он укрылся внутри кольца деревьев с густо переплетенными ветвями и стал ждать появления цели.

Дархелу нужно петлять, чтобы не показываться на открытом месте, а устройство слежения показывало, что двигается он медленно. Кинжал обнаружил следы фиолетовой крови: значит, один из «шершней» попал-таки в ублюдка, хоть и не убил.

Кинжал глянул на экран и тихо выругался: пока он выбирал место, дархел пересек реку и теперь направлялся на север, совсем не по направлению к шлюпке. Что долбаный эльф вообще делает? Понятно, хочет поиграть. Ладно. Нет проблем. Есть только игра. И называется она: "Кинжал победил". Надо чаще поглядывать на экран слежения. Тогда он прижмет эльфа к ногтю.

Но все это позже. Сенсат идет медленнее, чем он, и не составит большого труда сократить отставание. А сейчас пора перекусить. Кинжал нарвал листьев с ближайшего дерева, выдрал из грунта корней и засунул в конвертер. Может, получится сварганить что-нибудь необычное. Кинжал просмотрел список доступных «блюд». Ага, телячьи мозги. Стоит попробовать.


ГЛАВА 9 | Герой | ГЛАВА 11