home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 1

Зал собраний Специального Отряда Боевой Разведки, серый и невзрачный, чем-то под стать самому отряду. Стены, пол и потолок обшиты листами матово-серой пластистали. В помещении не видно ни столов, ни шкафов, ни вообще каких-либо удобств. В стенах, напротив друг друга, установлены две массивные пластисталевые двери, как у банковских сейфов. Особую прочность им придали в целях безопасности: если что-нибудь случится с блоками питания или боеприпасами, последствия могут оказаться катастрофическими.

Разумеется, никто не хотел, чтобы и с отрядом произошло что-то ужасное, но легче смириться с потерей одного СОБРа, чем целой базы. По крайней мере такое мнение разделяет весь личный состав.

Хорек, с безынерционной энергетической винтовкой на плече, вошел первым. Следующие четверо были вооружены гравитационными винтовками, не считая официально не зарегистрированного оружия. Но никто не собирался оспаривать их право на неучтенные пушки: несколько импульсных винтовок, два крупнокалиберных пистолета и даже гранатомет. Последним явился Кинжал, легко помахивая своей снайперской винтовкой.

– А тебе не слабо еще раз поучаствовать в олимпиаде? – Это Хорек подшучивал над Тором, бросившим на тренировке вызов Кинжалу.

Тор поморщился, и Хорек откровенно рассмеялся.

Банковский счет у Тора стал на пятьсот кредитов меньше. Он был уверен, что на обычном оружии легко превзойдет Кинжала в меткости. Ведь Кинжал часами возится со своей сделанной на заказ и ужасно дорогой винтовкой… Пока же Тору казалось, что он обречен слышать насмешки до конца своих дней.

Кинжал, взяв обыкновенную g-винтовку, всадил прямо в яблочко десять из десяти зарядов с пятисот метров и девять из десяти – с тысячи. Один выстрел пришелся в девятку. Кинжал нажимал на спусковой крючок так быстро, что, казалось, даже не целится. Ни разу не моргнув, он произвел все двадцать выстрелов, и только когда узнал о промахе, гримаса недовольства исказила его лицо. Кинжал обладал сверхъестественной точностью. Это было видно и по его движениям, быстрым, однако плавным и выверенным. Снайпер должен не только отлично стрелять, но и уметь маскироваться. Кинжал и здесь был лучшим.

Тор снова поморщился, и все захихикали.

– Вам не надоело? – спросила Куколка.

Сам Кинжал даже не вспоминал о состязании. Хорек щелкнул выключателем, и из-под пола выдвинулись столы и кресла. Они были такие же идеально серые, как и все вокруг. Куколка, прислонясь к стене, локтем надавила кнопку. В руках она все еще держала массивный штурмовой пулемет. Послышалась музыка. Это были одни из тех агрессивных танцевальных ритмов, которые так любила Куколка, но звучала музыка негромко, и никто не жаловался. На одной из стен вспыхнул голографический дисплей. На нем появились горы искореженных антигравитационных танков, погнутые стволы ракетных гаубиц, расплющенные боевые киборги. Посреди поля битвы стоял мощный, мускулистый солдат в черном берете СОБРа. В руках он держал пулемет; через одно плечо был перекинут гранатомет, через другое – легкий миномет. Устрашающего вида ножи висели на ремешках, которыми изобиловала его форма, а из кармана торчал плюшевый мишка. Надпись гласила: "Никого не трогаю, погулять вышел!" На другой карикатуре была показана неудачная высадка десанта: разбросанные повсюду тела в изорванных бронежилетах, разбитый шаттл, огонь вражеской артиллерии. Некто в майорских погонах держит в руках коммуникатор. И ниже: "Все идет по плану!" На экране мелькали надписи, проливающие свет на истинное значение аббревиатуры СОБР: "СОБРался в ад? Добро пожаловать, СОБРат!" Или просто:

"СОБР-р-р-р".

Беседа постепенно прекратилась: все разложили оружие, чтобы разобрать и вычистить его. Разведчики были потные и грязные, лица и одежда испачканы сажей, травой. Оружие сделалось грязным просто от использования, но о нем следовало позаботиться в первую очередь, поскольку от этого зависела жизнь каждого разведчика. В нестабильной послевоенной обстановке, когда уничтожено чуть ли не все человечество, когда пираты и дикие послины разгуливают на свободе, когда над всеми нависла угроза вторжения «клякс», командос не сидят без работы. И от оружия зависит, выживешь ты или твои останки пошлют родственникам в коробочке.

На оружие был нанесен специальный маскировочный слой, меняющий цвет в зависимости от фона. Поэтому стволы, положенные на стол, сделались почти невидимыми.

– Этот проклятый «хамелеон» будет работать вечно! Ему плевать, стреляешь ты или уже убит, – выругался Хорек, переключая цвет своей энергетической винтовки на нейтральный серый.

– Не вечно, – поправил Горилла, специалист-техник, – но очень долго: перекрашивание на таком фоне не требует больших затрат энергии. Однако на задании я не стал бы переоценивать "хамелеона".

– А то я не знаю! Учи свою бабушку азам боевой разведки! "Настоящий разведчик должен полагаться на свое хитроумие и смекалку, а не на различные приспособления".

Разведчики привычными, годами практики отработанными движениями разбирали оружие, раскладывая детали в обыкновенном порядке: стволы и g-двигатели – на середину стола, приклады, прицелы и все остальное, на край. Кинжал сидел за отдельным столом и бережно, словно лаская, разбирал винтовку. Всегда он так: хоть и в команде, но один.

Тор потянул казенник своей винтовки и, включив фонарик, уставился внутрь. Вдыхая едкий запах осевшей на металле гари, он тихо матерился. Все дело в том, что для оружия командос используют нестандартные боеприпасы. Обыкновенный заряд изготовлен из обедненного урана и покрыт графитовой оболочкой, а также снабжен крошечным кусочком антивещества. При выстреле антивещество высвобождается и аннигилирует. Таким образом прочищается ствол. Но у Айсландской Конфедерации недостаточно ресурсов, чтобы наладить производство сложных зарядов, и поэтому большинство используемых патронов просто уранграфитовые.

А на чудовищно большой скорости пули сильно нагреваются в стволе, покрывая его изнутри урануглеродным сплавом, который чертовски трудно отчистить…

Тор, засунув руку в рюкзак, чтобы достать из НЗ банку содовой, наткнулся на что-то хотя и твердое, но совсем не похожее на банку.

– Какого дьявола!

С трудом ухватившись за неизвестный предмет, он вытащил его наружу. Это был камень, килограммов пять весом. Обычный камень.

– Тупоголовые ублюдки.

Речь шла о традиционном приколе. Всякий раз по возвращении с задания или тренировки какая-нибудь зараза ухитряется засунуть булыжник в его снаряжение. У него в углу комнаты уже целая груда разных камней. Штук сорок, наверное. Он и сам не знает, зачем хранит их. Может, на память. Есть у него камень и с Земли.

Все засмеялись, даже Кинжал улыбнулся.

– Еще камешек в твою коллекцию, – сказал Горилла.

– Ну-ну. Камешек. Однажды меня задержат за попытку украсть какой-нибудь долбаный кусок священного румакского гранита, и тогда вы будете за меня штраф платить.

– Да уж придется, – засмеялся Хорек, – потому как все твои денежки скоро перекочуют к Кинжалу.

Тут и снайпер засмеялся. Все началось сызнова.

– Привет, я ковбой Тор. Попадаю в конюшню девятью выстрелами из десяти.

– Пристрели меня, Кинжал, иначе в следующий раз я тебя точно сделаю!

Кинжал промолчал. А что он мог сказать? Тор тоже молчал, выжидая, пока остальные подыщут новую тему для разговора. Тему сменил Хорек:

– Ты, Тор, лучше бы с «кляксами» воевал, чем с Кинжалом.

Все дружно принялись строить догадки по поводу предстоящей миссии. Без сомнения, речь пойдет о «кляксах». Были, конечно, и другие проблемы, но не уровня СОБРа. Вопрос лишь в том, ожидает их впереди внезапное нападение, разведывательная операция или очередной идиотский план от пустоголовых парней из Стратегического штаба.

Так называемые «кляксы», цлеки, были основными врагами объединения разрозненных планет под названием Айсландская Конфедерация. Это темные мягкотелые существа, не имеющие постоянной формы. Вместо конечностей у них развились псевдоножки. Вообще-то, немногие видели цлека более или менее близко. По крайней мере, немногие после этого остались живы. Несколько отдаленных колоний было полностью уничтожено. Первые отчеты просто шокировали: города буквально превращены в раскаленный пар – судя по отчетам, ядерным оружием. Наряду с аннигиляционным оно запрещено к использованию среди всех цивилизаций. Чтобы лучше изучить угрозу, было послано много разведывательных спецподразделений. Некоторые вернулись.

До сих пор неизвестно, сколько планетарных систем на краю исследованной людьми части Вселенной занимают цлеки. Люди обнаружили одну-единственную планету, на которой присутствовало "мирное население" «клякс». А в основном общество «клякс» милитаризовано. В настоящее время военная ситуация носила характер "видимости мира": обе стороны обнаруживали свою враждебность только осторожными вылазками за условную линию фронта. Хотя, конечно, и на такой войне убивали, причем немало…

Потери колонистов на границе исчислялись уже миллионами. Если же допустить вторжение «клякс» на более густо заселенную людьми область космоса, счет жертв пойдет на миллиарды.

Данные, полученные разведывательными кораблями, свидетельствовали о том, что «кляксы» готовят массированную атаку на Внутреннюю Область, но людям не хотелось верить в грозящую опасность. Обычной тактикой было дать группе начать атаку, а потом перерезать пути сообщения с тылом. Именно при такой тактике Земля и Внутренняя Область оставались невредимыми, а все боевые действия разворачивались на территории Айсландской Конфедерации. Конечно, это было не очень приятно.

Очевидно, «кляксы» испытывали потребность в том же, что и люди: в водородном топливе для своих кораблей, запчастях, кислороде для дыхания, пресной воде и пище. Они использовали такую же систему перемещения в пространстве: не требующие больших затрат передвижения по так называемым звездным трассам и гиперскачки, с помощью которых можно было со сверхсветовой скоростью попасть в любую часть космоса через гиперпространство. Люди и их союзники переняли эту технологию от своих врагов – послинов. Единственным минусом «скачков» был огромный расход топлива. Все это говорило о том, что «кляксы» периодически нуждаются в водороде для обыкновенного перемещения и в антивеществе для гиперскачков. Оптимальным способом было использование ресурсов захваченных территорий. То же касается и еды: на кораблях нецелесообразно культивировать растения – они занимают много места и обновляют воздух хуже специальных механизмов.

Поэтому цлекам нужен был некий аванпост на линии продвижения, снабжающий их армады всем необходимым. Для этого требовалась как минимум одна удобная звездная трасса, планета типа Юпитера для пополнения запасов топлива и планета земного типа для производства растительной пищи. Конечно, планета необязательно должна быть с атмосферой, но можно поспорить, что «кляксы» выберут (или уже выбрали) именно такую. Естественная атмосфера гораздо удобнее и надежнее защитных куполов и прочих сооружений. А разного рода облака прекрасно маскируют следы сельскохозяйственной деятельности.

Цлеки оказались не такими глупыми. Их мышление очень похоже на человеческое, а значит, им легко понять, каким будет следующий шаг людей. Они наверняка уже подготовились к возможным разведывательным операциям.

Миссии, относящиеся к угрозе со стороны «клякс», – ужасно рискованные, краткосрочные и кровопролитные. Разведчики все понимали и старались не шутить на данную тему. Любое задание может оказаться роковым, и недавние события только подтверждают это. За последнее время пропало уже несколько СОБРов, а никто даже не знает ни мест назначения, ни обстоятельств проведения операций. Разведчики просто получают короткие извещения: "Такой-то отряд пропал без вести; предположительно уничтожен".

Пока в команде вспоминали погибших товарищей и обменивалась шутками, чтобы скрыть обыкновенный страх, показался капитан. У него с командой давно установились дружеские отношения, и формальности были бы ни к чему, если бы командир был один.

А сейчас все замерли в оцепенении, потому что капитана сопровождало странное существо. Такое редко увидишь: дархел, да еще в униформе.

Обстановка стала напряженной. Несмотря на почти тысячелетнюю историю мирных отношений, дархелы были не в почете. Когда-то они использовали людей фактически как рабов. И до сих пор за ними сохранилась репутация бесчестных, не заслуживающих доверия шайлоков. Те немногие, кто имел дело с дархелами, говорили, что они изворотливее лисиц и коварнее гремучих змей. Им доставляет удовольствие не просто извлекать прибыль, но и издеваться над теми, кого они обманывают. Так поговаривали вокруг, хотя никто не был знаком с дархелами лично.

Это дархелы предупредили людей об угрозе нападения послинов, безжалостных межзвездных кочевников, уничтожавших целые планеты, как саранча посевы. Дархелы разработали новое оружие и оборонные технологии в обмен на стратегический опыт человечества. Но оружие поставлялось так плохо, что к концу войны потери среди недоэкипированного личного состава были ужасающими. Дархелы всегда утверждали, что в условиях военных действий перебои в поставках неизбежны. Но никто не забыл, что итогом стало уничтожение восьмидесяти процентов человечества и почти столетнее прозябание разрозненных его остатков в статусе беженцев, используемых дархелами в своих целях. Они, конечно, помогли людям заново заселить Землю – за разумную плату. Разумную для дархелов. Они даже не предоставили человечеству свои технические ресурсы – люди восстанавливали все по крохам из уцелевшего в войне.

Такое псевдосотрудничество имело роковые последствия. Дархелам надлежало либо оставить людей в покое, либо играть по правилам… Короче говоря, в ходе программ уничтожения, организованных уцелевшими федерациями, некоторые из них выжили. Лишь некоторые.

У пришедшего дархела была бледная полупрозрачная кожа, а глаза напоминали кошачьи. У большинства глаза зеленые или фиолетовые, у этого же к их уголкам фиолетовый цвет плавно переходил в бирюзовый. Узкое лицо напоминало лисью морду. Серебристо-черные волосы были похожи на человеческие. У дархелов острые уши, подрагивающие в минуты волнения, и зубы как у акулы. Дархелы почти не улыбаются. Они очень похожи на фэнтезийных эльфов. Уши у этого типа не дрожали, а на лице застыло выражение хорошо натренированной приветливости. Такая полуулыбка могла означать что угодно… или совсем ничего.

Вдобавок дархел носил нашивки СОБРа. Заслужил он их путем интриг, за свои шайлокские умения, или в боевых операциях? Занятые этими мыслями разведчики не сразу заметили значок сенсата, прикрепленный к левому карману униформы.

В результате многовековых усилий люди наконец добились заметных успехов в области экстрасенсорного восприятия. Военные стали использовать подобные способности для различных целей. Редкий сенсат обладал даром чтения мыслей, но большинство могли различать эмоции даже на расстоянии. Некоторые умели смутно предчувствовать будущее.

Конечно же, это новшество было встречено враждебно. Несмотря на то что очень немногие предчувствуют и лишь единицы способны на расшифровку, люди боятся вторжений в собственное сознание. К сенсатам относятся с недоверием, и поэтому в массе своей сенсаты – плохие напарники. Хотя фактически подавляющее большинство может лишь ощущать эмоции да иногда очень сильные, концентрированные мысли. Еще им под силу восстановить увиденное человеком перед самой смертью. Но сенсатам от этого не легче. Лишь некоторые сенсаты входили в состав СОБРов. Да и реально они могли пригодиться только в случае засады, когда важно заранее знать о приближении врага. Сенсатами вычислялись и «кляксы». Они часто использовали телепатический способ общения, поэтому не составляло труда обнаружить их на расстоянии до нескольких километров.

– С возвращением. Надеюсь, все прошло нормально, – поприветствовал команду капитан.

В ответ раздались машинальные реплики типа "Да, сэр!", поскольку командос были заняты изучением дархела.

Капитан предвидел такой поворот событий и, не тратя времени попусту, сказал:

– Позвольте представить вам Тирдала Сан Ринтая.

Дархел слегка кивнул.

– Тирдал – сенсат СОБРа, а также медик второго уровня. Он будет сопровождать нас в предстоящем задании.

Послышался неясный ропот, и Кинжал сказал:

– Не хочу никого обижать, – он кивком указал на Тирдала, – но мы давно работаем в одной команде и прекрасно понимаем друг друга. Появление нового члена перед самой миссией не только не сможет помочь, но нарушит сложившуюся атмосферу.

Командир смерил Кинжала взглядом:

– Ты так думаешь? Может, тебе даже известно, какое задание нам предстоит? – И, не дожидаясь ответа Кинжала, он продолжил: – Вот факты. Мы десантируемся на предположительно занятую «кляксами» планету, чтобы выяснить обстановку и по возможности вызволить захваченную технику и пленных, если таковые имеются. В единственной команде, которой удалось вернуться с подобной операции, был сенсат. Поэтому и у нас будет сенсат. Тирдал хорошо обучен, имеет навыки четвертого уровня. Он будет работать с вами. Ясно?

По голосу командира было понятно, что он устал от постоянных конфликтов с Кинжалом. Этот человек стреляет как никто другой и прекрасно маскируется, но характер его оставляет желать лучшего.

Кинжал пристально смотрел на капитана, не скрывая своего раздражения.

– Ясно. Сэр Тирдал, добро пожаловать в команду.

Дархел, стараясь разрядить обстановку, сделал несколько шагов и протянул руку:

– Будем знакомы, Кинжал. Надеюсь, мы сработаемся.

Голос у Тирдала был низким и звучным, а рукопожатие крепким. Кинжал сжал протянутую руку, и как бы в ответ на это она превратилась в живые тиски, а взгляд двухцветных, фиолетово-голубых, глаз, казалось, проникал сквозь черепную коробку в самый мозг.

Кроме того, что Кинжал слыл отличным стрелком, он был еще и одним из сильнейших в этой команде отнюдь не слабых людей. Однако даже он не смог противостоять рукопожатию дархела. После нескольких секунд безмолвной борьбы по лицу Кинжала скользнула гримаса боли, и тогда Тирдал, снова едва улыбнувшись, отпустил руку.

Снайпер ничем не выдал удивления такой силе дархела.

– Да, конечно, – ответил он, стараясь не трясти рукой от боли.

– Буду рад работать с вами, – сказал Тирдал с еле заметным кивком, не отрывая кошачьего взгляда от лица снайпера.

Все остальные тоже пожимали руку дархелу, и всем он кивал в ответ, но ничего не говорил.


Джон Ринго, Майкл Уильямсон Герой | Герой | ГЛАВА 2