home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4

А Я ЕДУ ЗА ТУМАНОМ ДА ЗАКАТНОЙ ПОЛОСОЙ…

Мы продвигались довольно быстро, во всяком случае, основательно отдохнувшие в бараках лошадки не отставали от моего Трима, идущего ровной и размашистой рысью, как никакой другой аллюр подходящей для дальних переходов. Дорога была пустынной и хорошо накатанной, так что наши верховые животные не особо напрягались. Миля пожиралась за милей в молчании, поскольку всем нам надо было хорошенько подумать.

Когда же лошади команды, уже подуставшие (все-таки это не гроны, которые могут бежать рысью весь день) и взмыленные, выбрались на очередной пригорок, перед нами раскинулось ожидаемое поселение (как там его название?), и мне пришлось снова упаковывать Трима в морок.

М-да… Чем ближе к горам, тем меньше наблюдается воображения у местного населения. Это ж надо было додуматься — назвать селение «Последний город перед перевалом»! Да и какой там город — деревня и не больше! Шесть дворов да пяток всевозможных магазинчиков, один из которых и привлек мое внимание болтающимся над входом роскошным рыжим лисьим хвостом, от которого Шамита аж перекосило.

Судя по прибитой над входом фанерке, сие заведение называлось ни больше ни меньше как «Самай лучий магозин мехав!». У-у-у… Может, оставить местному продавцу учебник по языку «Уж замуж…»? Да нет — напрасный труд.

С этими размышлениями я спрыгнул с грона и вошел в «магозин». Местный торговец, больше напоминавший меховой клубок на ножках, явно относился к той категории населения империи, которая до сих пор считала, что ученье — это только лишние проблемы. Я даже удивился, как он рискнул прибить фанерку? Видимо, ради привлечения клиентов чего только не сделаешь…

За спиной отчаянно заскрипевшая дверь знаменовала приход моих спутников, застывших на пороге и недоуменно разглядывавших горы мехов, абы как наваленных по всему когда-то достаточно просторному помещению.

— Э-э-э… Диран, — обратился ко мне Вангар, созерцая огромную шкуру снежного нейга, погребшую под собой довольно солидную кучу других, более мелких, — а какого мурга мы здесь забыли?

— Мохнатого, Вангар! — ехидно ответил я, занятый поиском необходимых мехов.

Но поскольку они в поле моего зрения не попали, то я рискнул обратиться к хозяину этого… рассадника лони, недоверчиво и с подозрением разглядывавшего нас из-за особо крупной кучи товара.

— А скажите, почтеннейший, у вас шкуры тойна есть?..

Когда мы с братьями и Марикой были маленькими, то очень любили слушать рассказы отца о его бурной молодости. Так вот. Однажды он рассказал нам, как переходил с друзьями Хребет. И из его рассказа мне больше всего врезалось в память, что лучше всего от холода, даже самого сильного, спасают шкуры именно этого зверя.

Услышав мою просьбу, хозяин заведения поперхнулся воздухом, выскочил из-за своей оборонительной кучи, резвым шариком подкатил ко мне и обрушил на мо. бедную голову целый водопад из слов.

— О! Господин разбирается в мехах! Вы не поверите, как приятно встретить в наше время человека, по-настоящему знающего, что ему требуется! Вы… — От обилия слов у меня голова пошла кругом, поэтому я вскинул руки и рыкнул:

— Стоп! — Продавец снова поперхнулся уже набранным для очередного словесного залпа воздухом. — Просто скажите, они у вас есть?

Толстячок обиженно взглянул на меня и, бормоча себе под нос что-то о спешащих непонятно куда людях, отправился куда-то в глубь меховых завалов.

— Диран! — Голос Вангара вновь оторвал меня от размышлений. — Объясни толком, чего ты здесь забыл?

— Меха я здесь забыл, Вангар! — И чего эти светлые сами думать не хотят? — Мы же в горы идем, а не на прогулку в парк!

— Правда, Вангар, — поддержала меня Амата, уже успевшая закутаться в чью-то серебристую шкуру по самые уши, — давай чего-нибудь прикупим!

Эльфийка, с горящими глазами созерцавшая меховое изобилие, так же умоляюще посмотрела на предводителя.

Скривившееся в непередаваемой гримасе лицо Шамита было настоящим бальзамом для моего сердца!

— А денюжек нам как, хватит? — обеспокоился гном.

Вся женская часть команды одарила его глубоко «дружелюбными» взглядами, которых до сих пор только я от Шамита удостаивался.

Наш разговор прервало появление хозяина лавки, с мученическим выражением лица несущего странную пего-бурую шкурку такого вида, словно ее отобрали у голодающей целый месяц стаи лони. Я молча и с недоумением посмотрел на принесенное.

— Вы хотите сказать, что это и есть шкура тойна?.. — Или я чего-то не понял, или меня за дурака принимают.

— Ну да! — Кристально честным и невинным глазам торговца глубокой темной завистью позавидовал бы любой светлый герой.

— Да ну?! — непритворно удивился я. — Что вы говорите? И с каких это пор тойны стали пего-бурого цвета и страшно полиняли?

— Да что вы говорите! — В голосе торговца звенели искренние слезы незаслуженной обиды. — Это самый натуральный редкий вид тойнов — пегий!

Завороженно внимавшая нашему разговору команда посмотрела на меня с укором. Мол, чего это ты такого хорошего и честного человека обижаешь?! Меня медленно, но верно стал разбирать смех. Честных торговцев, как и пегих тойнов, в природе просто не существует!

— Ага, ага, — согласно покивал головой я. — Тогда заверните мне эту шкурку, я ее вашему наместнику пошлю, как великолепный и редкий образчик продаваемых здесь мехов. Как вы говорите, пегий тойн?.. — Я вопросительно поднял глаза на торговца, делая вид, что собираюсь написать письмо.

Торговец весь как-то резко скис и сдулся в размерах. В его глазах отражались настоящие муки души, но он все-таки переборол себя, стянул с прилавка непонятную облезлую шкурку и пробормотал:

— Я извиняюсь, господин, это мой помощник перепутал. Сей же час все будет как положено. — Он вновь укатился в сторону склада, но уже не так резво.

— Слушай, Диран, — окликнул меня Вангар, до сих пор молча выслушивавший наш диалог с торговцем, — а чего это ты так к этому тойну прицепился? Что, других мехов нет?

Остальные тоже насторожили уши, не подавая, впрочем, вида, что они заинтересованы.

— А скажи мне, Вангар, — развернулся я к светлому, — ты в горах какую куртку предпочтешь: матерчатую или меховую? Ведь и то и другое — куртки.

— Конечно, меховую! — удивился наш предводитель.

— Ну так и чего ты у меня спрашиваешь? — откровенно изумился я.

Вангар хмыкнул, передернул плечами, отошел к Тайме, и они о чем-то активно зашептались. А из подсобки как раз появился торговец, осторожно неся на вытянутых руках мех, в свете ламп отливавший темной сталью.

— Вот! — благоговейно выдохнул он, нежно, как ребенка, опуская шкуру на прилавок.

Я протянул руку вперед и провел по обманчиво мягкому меху. Руку знакомо кольнуло жестким остом. Развернув шкуру во всю ширину и придирчиво осмотрев ее на предмет лишних дырок, я кивнул торговцу:

— Беру.

Торговец словно только этого и ждал, тут же начав нудные и слезные причитания, какой он бедный да несчастный, как много у него детей и как трудно идет в последнее время торговля…

— Сколько? — прямо спросил я, прерывая его скулеж.

— Сто золотых! — тут же отреагировал тот. Синхронный удивленный выдох команды был ему ответом. Но торговец не отрывал взгляда от меня, надеясь что я пошлю его в Светлые земли на прогулку. Ха! Не на того нарвался!

— Хорошо! — кивнул я и развернулся к команде. — Вы что-то себе выбрали? В горы же идем.

Тайма медленно покачала головой и осторожно положила на место уже облюбованную темно-коричневую шкуру. Остальные также стали выкладывать на прилавок уже отобранные меха, выжидательно посматривая на меня. Я, конечно, все понимаю, но представление-то еще не кончено! Наказать торговца за излишнюю жадность все-таки стоило. Поэтому я демонстративно полез в кошель, сверкнув в свете ламп перстнем Хранителя с печаткой. Владелец мехового изобилия медленно позеленел…

— За все меха! — истерично взвизгнул он, пытаясь угодливо улыбнуться.

— Да что вы! — притворно возмутился я. — Как можно! Мы же вас разорим!

— Нет-нет! Для таких клиентов у нас предусмотрены скидки! — Лицо торговца покрылось потом.

— И все равно, сто золотых… — задумчиво протянул я.

— А моя жена с дочками и помощницами еще и накидки пошьют! — Он робко, снизу-вверх, заглянул мне в глаза.

— Ну… — продолжил я тем же тоном, — мы утром уезжать собрались…

— Они успеют, успеют! — затараторил и замахал руками торгаш, просительно глядя на светлую команду, в недоумении застывшую на месте.

— Ладно, — нехотя кивнул Вангар, — берем.

Не понял, а он то тут при чем? Мои же деньги! Но торговец, уже радостно подпрыгнув на месте, заорал в сторону склада:

— Кори! Кори, едри тебя налево! Быстро иди сюда, остолоп!

Из подсобки появилось нечто, больше напоминавшее вставшего на задние лапы нейга, чем человека. Видимо, это и был пресловутый помощник торговца. Он молча сгреб указанные шкуры и поволок их в сторону замаскировавшейся за рухлядью лестницы, ведущей в жилые помещения.

Мне ничего не оставалось, как молча положить на прилавок небольшой, но туго набитый кошель, который быстро с него испарился. Не понял, он что, даже пересчитывать не будет?

Провожаемые сладкими улыбками торговца, едва не приплясывавшего от нетерпения избавиться от нас, мы вышли за дверь.

— Ну и куда теперь, Такирен? — ехидно вопросил Шамит, когда мы остановились на крыльце.

Я подавился зевком. Это на что он намекает, рыжий вор? Еще и именем светлого обозвал! Лучше бы вспомнил имена тех темных, которых этот Такирен заманил на растерзание волкам! Бедные волки! И, между прочим, эти самые темные оттуда благополучно вышли, захватив его с собой в ближайшее темное селение. Очень уж господин Такирен слезно просил…

— Во-первых, для особо рыжих и глухих повторяю: меня зовут Диран. А что касается вопроса «куда»… — Я задумчиво оглядел с нетерпением ожидавшую ответа светлую шайку. — Вы как хотите, а я — спать! Завтра же еще через перевал идти.

И я снова, не стесняясь, сладко зевнул. Все-таки устал я за этот довольно насыщенный событиями день.

— А что, здесь есть приличный постоялый двор? — непритворно удивилась эльфийка.

— Не знаю, как насчет приличности, — буркнул я, — но хоть какой-то двор здесь должен быть. Не на улице же добытчики мехов ночуют!

— Ага, — подтвердил мои доводы гном. — Я бы сейчас даже на сене вздремнул… И куда это мы так спешим?! Я себе всю задницу о седло стер! Она у меня скоро вообще в один сплошной мозоль превратится!

В доказательство своих слов гном скривился и потер пострадавшую часть тела.

Я ухмыльнулся про себя. Видимо, не желая показаться слабее темных, светлые всю дорогу крепились изо всех сил, погоняя коней и «держа гонор». Ну и кто ж им теперь доктор? Хе! С гроном посостязаться думали!

— Так как, мы идем или нет?! — прервал мои размышления резкий и недовольный голос клирички, в нетерпении уже постукивающей по крыльцу ногой.

— Угу, — тихо буркнул я, взял грона под уздцы и направился в сторону самого большого местного здания.

Я оказался прав, островерхая крыша, на целый этаж возвышавшаяся над другими зданиями, оказалась местной таверной, магазином еды, постоялым двором и еще маргран знает чем. Короче, региональным центром цивилизации.

На вопрос, а имеются ли у него свободные номера, трактирщик смерил нас оценивающим взглядом, скривился и ответил, что только такие у него сейчас и имеются, поскольку все добытчики ушли на промысел и у него не сезон. Поэтому мы довольно быстро получили все желаемое: ключи от комнат, обильный ужин, да еще заказали еды в дорогу. Потом, изрядно отяжелев от поглощенного, отправились набираться сил перед предстоящим переходом.


Утром нас уже ждал готовый и горячий завтрак, полные сумки еды, фляги с настоянным на травах вином и аккуратно сложенные на относительно чистом столе накидки из шкур, принесенные торговцем мехов. Но, видимо, не желая вновь лицезреть столь «состоятельных и любимых» клиентов, сам торговец в зале отсутствовал. Зайти, что ли, попрощаться, или пусть живет?.. А ну его! Тем более что чувство юмора светлых (а точнее, полное его отсутствие) мне уже известно.

Мы молча облачились в меха и направились на улицу, где нас встретил служка таверны, державший под уздцы лошадей и опасливо косившийся на ехидно щерившегося грона в образе черного жеребца. Позевывая, члены команды взгромоздились на коней, и мы отправились в сторону уже очень близких гор, заслонивших весь горизонт.


Отступление первое, слегка воинственное | Тяжело быть младшим… | * * *