home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 10

25 декабря 1841 года


Она очнулась от резкой боли внизу живота.

— Господи, помоги мне! — заметалась Эмили. — Он убил моего ребенка! Убил моего ребенка!

— Нет, Эмили, нет! — услышала она чей-то шепот, открыла глаза и поняла, что лежит в кровати в своей комнате. Она растерянно переводила взгляд с Марии на Холли.

Мексиканка взяла Эмили за руку и прижала к ее животу.

— Пощупай, твой ребенок жив. Он пытается войти в этот мир. Теперь ты должна помочь ему и нам.

Эмили хотела сесть, но тут же упала на спину, так как началась очередная схватка. Внезапно она застыла.

— Эдгар? — спросила она, и глаза ее в страхе заметались от одной женщины к другой.

Мария пригладила золотистые локоны Эмили. — Успокойся, дорогая. С твоим мужем все в порядке. Он… он убил сеньора Райса.

— Слава Богу, Эдгар жив, — выдохнула Эмили. Мария наклонилась поближе и горячо зашептала:

— Подумать только, я еще сомневалась, рассказывать ли сеньору Эдгару… — По щекам ее потекли слезы. — Я не знала, что мистер Райс — такое чудовище. Прости меня, Эмили, что я тебе не доверяла.

Эмили, растроганная, протянула руки к девушке. Они обнялись, но тут еще более сильный приступ заставил Эмили замереть.

— Сядьте, миссус, — вмешалась Холли, подходя к кровати. — Нам надо раздеть вас, пока ребенок не выскочил вам прямо в юбки.

— Как давно я вернулась сюда?

— Всего несколько минут назад, миссус. Я слышала о быстрых родах, но ваш младенец собирается побить все рекорды. Думаю, это из-за шока.

Женщины переодели Эмили, подстелили полотенца под нее. Холли подложила ей под голову и плечи несколько подушек.

Эмили вдруг закричала, резкая боль свела ей живот. Она чувствовала себя так, будто громадная, жестокая рука пытается вывернуть ее наизнанку.

— Милостивый Боже, я умираю! — закричала Эмили и вцепилась в руку Марии.

Последовали долгие мгновения сильных и частых схваток. Эмили чувствовала, как ребенок с силой продвигается вниз. Она напрягалась от боли, что только ухудшало положение.

— О Боже! — задыхалась Эмили. — Эдгар! Позовите Эдгара!

— Тихо, миссус, это будет неприлично, — небрежно ответила Холли. — А теперь тужьтесь сильнее!

После нескольких приступов изнуряющей боли Эмили ослабела и откинулась назад. Откуда-то доносился стук: может быть, это рвется ее сердце? Потом послышался тоненький плач. Но она слишком устала, чтобы приподнять голову.

— Мой ребенок, принесите мне моего ребенка! — слабо прошептала она.

Холли подала ей крохотный сверток и, сияя от радости, объявила:

— У вас девочка, миссус.

Эмили погладила пушистые светлые волосики на крохотной головке и слезы покатились по ее щекам.

— Девочка…

Она полюбила ее мгновенно и тут же уснула.

А Эдгар в это время метался по гостиной, глотая бренди.

— Проклятый ублюдок Райс! — в десятый раз повторял он Дэвиду, меряя шагами гостиную.

Несмотря на холод в комнате, Эдгар швырнул свой сюртук на стул; его белая сорочка была расстегнута, шейный платок сбился на сторону.

Дэвид схватил его за руку.

— Спокойно, дядя. Все уже позади. Я уверен, что и Эмили, и ребенок в порядке. Лучше прекрати метаться и пить, пока не допился до безумного состояния. Какой тогда Эмили от тебя прок?

Эдгар вздохнул и отдал племяннику свой бокал. Нетвердыми шагами подошел к дивану, сел и запустил пальцы в волосы.

— Подумать только, как я с ней обращался последнее время, и все из-за этого ублюдка! — Он стукнул кулаком себя по колену. — Господи, каким я был дураком! Мне следовало догадаться, что подлый слизняк планировал мщение все эти годы. Но я просто обезумел на фиесте, когда увидел в его объятиях Эмили. Я подумал, что она… я подумал… — Эдгар замолчал и закрыл лицо руками.

— Ну, дядя, не все еще потеряно, — утешил его Дэвид. — У тебя будет много времени, чтобы загладить свою вину.

Эдгар в отчаянии посмотрел на него.

— Так ли, Дэвид? Эмили боится: ее мать умерла во время родов. Я слышал, как она рыдала по ночам, и хотел пойти к ней, но проклятая гордость удерживала меня. Кроме того, я уверен, что Эмили меня ненавидит после всего, что я сделал. Господи, Дэвид, почему я так с женой обращаюсь? Ведь я люблю ее!

Улыбающийся Дэвид сел в кресло у потрескивающего камина.

— Да, дядя, я знаю. Почему бы тебе не сказать ей об этом после рождения ребенка? Тебя может удивить реакция Эмили.

— Да, я скажу ей, — согласился Эдгар. — И чего бы она ни пожелала — пусть так и будет. Я больше не причиню боли жене, никогда!

Услышав донесшийся сверху вопль, мужчины подскочили.

— О Господи, она умирает! — воскликнул Эдгар. — Я должен пойти к ней!

Дэвид снова схватил его за руку.

— Нет, дядя, тебе нельзя. Ты только будешь мешать. Холли сказала, что они обязательно позовут тебя, если будет нужно.

— Отпусти, племянник! Мне не хочется сбивать тебя с ног, но, клянусь Богом, я пойду к своей жене!

Дэвид вздохнул и отпустил его. Эдгар побежал наверх и забарабанил в дверь. Через несколько секунд Холли приоткрыла дверь и сурово посмотрела на Эдгара:

— Что вам нужно, мистер Эшленд? Мы еще не закончили.

— Я слышал ее крик, уйди с дороги, девчонка!

— Нет, сэр! — возразила Холли, наваливаясь всем телом на дверь. — У вас родилась дочь, но вам не подобает входить, пока мы не закончим!

Эдгар ослабел.

— Дочь? — прошептал он и увидел в щелочку спящую Эмили с маленьким свертком на руках.

— Да, сэр. А теперь подождите. И служанка закрыла дверь.

По лицу Эдгара разлилась улыбка. Дочь! Эмили жива! Ребенок выжил! Дочь, его маленькая девочка! Вскоре Холли сжалилась над ним.

— Теперь вы можете войти, мистер Эшленд, — торжественно объявила она.

Взволнованная Мария бросилась к Эдгару, глаза ее сияли от радости.

— Ох, какой счастливый день, сеньор! Поздравляю вас!

— Спасибо, Мария, — сдавленным шепотом ответил он. Эдгар тихонько сел на стул рядом с кроватью. Холли взяла у спящей Эмили сверток и положила его на руки Эдгару.

— Теперь мы выйдем, мистер Эшленд, — сказала она. — Позовете, если мы понадобимся.

Эдгар слышал, как женщины собрали белье и вышли. Он сидел прямо и неподвижно, пока малышка не шевелилась. Дрожащей рукой отец приподнял край пеленки над личиком дочери. О, какой прекрасной она была! Он прикоснулся к маленькому сжатому кулачку; крохотная ручка властно ухватилась за его палец.

— Ну и хватка у тебя, малышка, — сказал он своей дочери дрожащим голосом. — Ты похожа на свою мать, знаешь ли, у тебя золотистые волосы и темные ресницы. Не могу дождаться, когда ты откроешь свои глазки. Они такие же голубые, как у твоей матери? Я думаю, ты будешь очень красивой, моя дорогая.

Эдгар долго и завороженно наблюдал за ней, пока девочка не уснула. Потом на цыпочках подошел к колыбельке и осторожно положил в нее свою дочь. Затем снова сел и стал смотреть на спящую жену.

Она была такой бледной, почти белой! Эдгар погладил влажные золотистые локоны, рассыпавшиеся по подушке. Он наклонился и поцеловал ее в лоб.

— Благодарю тебя за дочь, любовь моя, — прошептал он, и глаза его затуманились.

Эдгар откинулся на спинку и стал смотреть на жену, размышляя над историей своих отношений с Эмили.

Он женился на этой девушке, чтобы удовлетворить свою похоть. Он вел себя легкомысленно и безжалостно использовал ее, не зная того, что полюбит Эмили. Осталась ли теперь хоть капля надежды? Сможет ли жена когда-нибудь полюбить его в ответ? Или уже слишком поздно?

— Дай мне еще один шанс, Эмили, — с жаром прошептал он. — Пожалуйста!

Ее веки затрепетали; Эмили натянула простыню до шеи, но продолжала лежать неподвижно.

— Эдгар? — слабым голосом произнесла она и посмотрела на мужа, усталого и очень печального.

Тут она вспомнила: Эдгар хотел сына. Эмили занервничала, оглядела комнату и увидела свою дочь в колыбельке.

— Почему она лежит там?

— Малышка спит, — успокоил Эдгар жену.

— Я хочу держать ее на руках.

Он встал и принес Эмили драгоценный сверток.

— Твоя дочь очень похожа на тебя, дорогая, — с любовью прошептал он, кладя новорожденную матери на руки.

Эмили посмотрела на девочку, словно хотела убедиться, что та жива и здорова. Эдгар сел, и она снова увидела в его глазах грусть. Эмили опустила глаза на младенца, чтобы скрыть готовые пролиться слезы.

Муж разочарован!.. Дочь ему ни к чему, как и она сама! Он отнес малышку в колыбель, словно ее вид оскорблял чувства отца, ждавшего сына.

Эдгар откашлялся и сообщил:

— Аарон мертв.

— Да, я знаю. Благодарю тебя за то, что ты спас мне жизнь. И ей тоже.

— Я только жалею, что не мог убить его сто раз, дорогая.

— Это был подлый человек, — согласилась Эмили. — Он… рассказал мне о себе и… Оливии. Как ты, наверное, ненавидел его!

Эдгар нахмурился.

— Ты думаешь, я поэтому его убил?

Эмили вздохнула и покрепче прижала к себе малютку.

— Я уверена, ты не хотел, чтобы он повредил мне или твоему сыну.

— Дочери, — ласково поправил Эдгар.

Эмили взглянула на него, губы ее дрожали от обиды.

— В то время ты думал, что это сын.

— Эмили, какую чепуху ты говоришь? Ты хочешь сказать, что я бы не бросился спасать тебя, если бы знал, что ты носишь девочку?

— Да! — крикнула она, и слезы потекли по ее щекам. Эдгар встал, даже немного растерялся, но протянул к ней руки.

— Дорогая, как ты можешь так думать…

Эмили была утомлена, ей было больно, и что-то в ней сломалось.

— Не прикасайся ко мне! Я больше этого не вынесу! Я хочу одного — уехать домой!

Эдгар тяжело опустился на стул, лицо его вытянулось от отчаяния.

— Домой? Разве не здесь твой дом, Эмили?

— Нет! — зарыдала она. — Когда это был мой дом? Ты меня принудил выйти за тебя замуж, ты удерживал меня здесь против моей воли. Я думала какое-то время, что мы… но тут ты ополчился против меня! Как ты можешь называть этот дом моим, если я никогда тебя не выбирала — и вообще ничего не выбирала? Я не твоя жена, я… я твоя пленница!

Эдгар беспомощно провел рукой по волосам, и, дождавшись, когда жена немного успокоилась, покорно сказал:

— Ты права, Эмили. Я не имел права надеяться на то, что ты останешься со мной после всего, что я натворил.

— Так позволь мне уехать, Эдгар.

— Уехать? — деревянным голосом повторил он. — Но где ты будешь жить, дорогая? И что будет с нашей дочерью?

— Я вернусь в Хьюстон, в дом бабушки. И возьму ее с собой. Пожалуйста, отпусти меня!

Эдгар нахмурился, глаза его потемнели. Он взял жену за руку.

— Ты действительно этого хочешь?

— Да! — прошептала она.

Эдгар выронил ее руку, встал и как во сне подошел к окну, за которым стоял яркий морозный день.

— Тогда можешь ехать, дорогая, — хриплым голосом сказал он. — Но ты ошибаешься. Ты не пленница. Это я — пленник.


Глава 9 | Триумф экстаза | Глава 11