home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



32

Альфред, председатель ГКЧП – Городского комитета чертей-подпольщиков – вытер губы кончиком хвоста и прошел в помещение, где располагался штаб восстания.

В комнате было накурено так, что фигуры чертей расплывались в сиреневом тумане. На столе лежали пустые и початые пачки «Беломора». Это зелье с большими трудностями доставали из-за бугра. За бугром было Тридевятое царство, и туда добирались только самые упорные. Многие из них эмигрировали, справедливо считая, что там, за бугром, для чертей настоящее раздолье. Они открыли свой бизнес, занялись торговлей, разбогатели. Себя они называли диким словом – олигархи. Но все-таки полностью связь с родиной не теряли и снабжали угнетенных братьев «Беломором» и порнографическими журналами.

Альфред вошел, вдохнул тяжелый табачный кумар и на мгновение обалдел. Впрочем, к нему тут же подскочили два вежливых черта и, держа за лапы, провели к столу.

– Где последние сводки? – с трудом откашлявшись, спросил Альфред.

– Партайгеноссе, они перед вами! – доложил один из адъютантов, маленький, шустрый чертенок по прозвищу Липучка. Альфред взял листок, исписанный корявым почерком, и ничего не понял.

– Кстати, а почему никто не кричит «хайль»? – вяло поинтересовался он.

– Хайль! – с готовностью крикнул Липучка и тут же получил от кого-то по ушам.

– Хайль! – неохотно откликнулось несколько заговорщиков. В дальнем углу завозились, кто-то пискнул противным голосом:

– Пошел на… хайль! – и тут же глумливо захихикал.

Альфред возмутился:

– Опять обкурились, черти! Нашли время веселиться! Вот хвосты-то пооткручиваю!

– Не волнуйтесь, партайгеноссе, – зашептал Липучка. – Это наблюдатели с болота. Мы сами потом с ними разберемся!

– Ну хорошо, – смягчился Альфред. – А что. хоть тут написано? Не вижу без очков, и дым этот проклятый… Курить надо бросать! Вон в Тридевятом царстве ни один уважающий себя черт не курит!

– Зато они пьют, – шепотом подсказал Липучка – и сердито взмахнул хвостом.

– Мы тоже пьем, – туманно возразил Альфред. – Правда, только это, как его… пиво.

– И едим орешки! – радостно подсказал адъютант. – Хотите? Сейчас устрою!

Он куда-то сбегал и явился с бутылью, в которой тускло плескалось что-то мутно-желтое.

– Наливай!

Липучка нацедил в кружку пива и поставил на стол орешки.

– Угощайтесь, партайгеноссе. У нас сегодня по-походному.

Альфред, задержав дыхание, выдул пиво и потянулся за орешками.

– Что уж, прожарить как следует не могли? Да и не орешки это, а какие-то полешки! – он сжевал без аппетита угощение и снова взял в руки листки. – Прочти, что там?

– Последние сводки, – доложил Липучка. – Богатыри ликвидированы кумарскими магами… это раз!

– Что ты мне про богатырей? По делу давай!

– Теперь по делу. Короли сидят в трапезной и пьют самогон. Их можно брать тепленькими! С острова Буяна сообщений пока нет, но мы ждем их с минуты на минуту. Идолище Поганое скоро проснется и…

– Пусть просыпается, лишь бы к нам не совалось, – перебил его Альфред. – Это лесные чертяки по нему соскучились, а нам и так хорошо, верно?

Липучка захихикал.

Альфред покосился на остальных. Все были заняты делом. Кто-то чертил на бумаге план переворота, кто-то выписывал фамилии членов будущего правительства, но Альфред остался недоволен.

– Ша! – гаркнул он, перекрывая общий шум. – Ситуация известна всем. Кто не с нами, тот против нас! Промедление смерти подобно! Что скажет по этому поводу мой ученый секретарь?

Липучка сбегал в угол и принес ведро с Гарри. Альфред поднял крышку и посуровел.

– Почему Гарри осталось так мало? Где остальное? Кто сожрал моего секретаря? Гарри!

– Я слышу вас, партайгеноссе! – донесся из ведра слабый голос секретаря.

– Гарри! – Альфред невольно обмахнулся хвостом. – Нам нужен твой совет. Сегодня… точнее, сейчас мы должны выступить и захватить в заложники всю королевскую рать.

– Идите к чертовой матери! – слабым голосом ответил Гарри.

– Мы там уже были, – растерянно сказал Альфред. – У меня до сих пор бока болят! Она велела торопиться.

– Вот и идите, только крышку закройте, – попросил Гарри и смолк.

Альфред встал со стула.

– Гвардия! Слушай мою команду! Время «Ч» наступило! Мы идем брать заложников. Отныне наша свобода и благополучие в наших руках. Долой гегемонию людей! Да здравствует Учредительное собрание!

– А что это такое? – прошептал Липучка.

– Не знаю, но звучит внушительно, – признался Альфред. – Ну чего застыли?

– Дык…

– Командир, а может, ну его на фиг? Пиво есть, орешки тоже…

– Разговорчики! – рявкнул Альфред. – На рога насажу! А ну марш на выход! Разложились, понимаешь, лентяи, лоботрясы! Я вам устрою!

При помощи пинков и рогов он быстро навел порядок и даже добился известного энтузиазма. Отряд чертей, вооруженных палками, мотыгами и дрекольем, шустро припустил по подземной галерее. По мере продвижения к ним присоединялись новые бойцы, элита подпольного спецназа. Наконец они замерли у входа, ведущего в царский подвал, и затаили дыхание.

Альфред постучал условным стуком – тринадцать раз, и дверца распахнулась. На них уставилось испуганное лицо Ульриха.

– Где короли?! – сурово спросил Альфред.

– Были в трапезной! – залепетал Ульрих. – Они там пить изволят! Свинничают как поросята, передрались все…

– Я тебя не спрашиваю, что они делают, – прервал его Альфред. – Главное – они там! Вперед!

И толпа чертей-подпольщиков ринулась вверх, по дворцовым коридорам.

Малочисленная стража сопротивления не оказала. Напротив, один из стрельцов даже вызвался проводить жутковатую гвардию до места.

В тот же миг дворец наполнился визгом и воплями перепуганной дворни. Кто-то из поварят, не раздумывая, запрыгнул в котел, но там уже сидел и дрожал шеф-повар. Кто-то из слуг попытался прижаться к стене, но был избит и засунут в уборную. Настоящее сопротивление оказал только стрелец Васька, стоящий у дверей трапезной. Он засучил рукава и бросился на чертей с кулаками. Свалка получилась изрядная. В суматохе Альфреду подбили глаз, наступили на хвост, кому-то отломали рог, кому-то сломали копыто. В конце концов Ваську удалось усмирить, связав хвостами, оторванными у двух боевиков. Боевики стоически перенесли эту операцию. В следующую секунду Альфред рванул дверь, и гвардия чертей-подпольщиков ввалилась в трапезную.

В просторном помещении никого не было.

– Нас предали! – затрясся Липучка. Если бы он мог побледнеть, он бы, наверное, побледнел.

– Ерунда! – отмахнулся Альфред, понимая, что они влипли. – Скоро эти королишки появятся! Жрать-то всем охота. А пока, братцы, навались! Ба, да тут и выпивка!

И гвардия с восторженными воплями налетела на стол.


предыдущая глава | Чертовский переполох | cледующая глава