home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



25

Венценосные гости съезжались в Лодимер.

Первым прибыл король заполонский – Крючеслав. Прежде чем предстать перед Великим князем Лодимерским, Крючеслав сделал остановку в Суждале, чтобы привести себя в надлежащий вид после долгого путешествия. Его величество слегка подрастрясло на российских дорогах. Сам выйти из кареты Крючеслав не мог, его скрючило. Перед глазами все так и прыгало, поэтому, чтобы не набить себе шишку, славный король отдался своим слугам. Слуги отнесли его в гостиницу, уложили на кушетку, и дворцовый лекарь немедленно поставил Крючеславу на нос пиявку, а на лоб положил холодный компресс. В Лодимер послали гонца, чтобы уведомить князя о приезде венценосного собрата.

Узнав о скором визите, Великий князь Лодимерский Дормидонт побежал надевать новые штаны. Эти штаны шил обрусевший немец Петрушка. Одних только самоцветных каменьев на штаны ушел целый подовичок. Ну и золота не меньше пуда. Штаны и весили, как подовой кирпич из царской печи.

То, что Петрушка обрусел, и даже слишком, Дормидонт понял сразу, едва надел штаны. Во-первых, не было ни одного места, где бы штаны не жали. Во-вторых, они жали и в таком месте, которое следует беречь пуще глаза.

Дормидонт сделал несколько шагов в новых штанах, попытался сесть, немедленно расцарапал каменьями филейную часть и едва не разрыдался. Только железным усилием воли сдержался государь. Ибо не должно царю показывать слабость перед подданными. В данном конкретном случае это был лакей Ульрих.

Сладостно осклабившись, всей своей мордой показывая, сколь приятно лицезреть государя, Ульрих между тем прикидывал, как бы побыстрее смыться, чтобы настучать Альфреду на Дормидонта и сообщить о приезде Крючеслава.

– Ульрих! – прошептал государь, срываясь на трагическую ноту.

– Слушаю-с, ваше величество! – вострепетал Ульрих.

– Пошел к чертовой матери, я должен сосредоточиться!

Ульрих поклонился и, всеми телодвижениями изображая величайшую учтивость, выскользнул вон. Впрочем, ненадолго. За дверью послышался звук смачной оплеухи, и Ульрих бросился назад, потирая подбитый глаз.

– Что такое? – нахмурился Дормидонт.

Ульрих хотел было пожаловаться, что стоящий на часах стрелец дерется, но не решился, и вместо этого с поклоном произнес:

– Я решил спросить, не угодно ли чего вашему величеству?

– Уйди с глаз моих! – крикнул Дормидонт. – Кому сказано!

Ульрих бросился за дверь, и снова получил в глаз от стрельца, но уже не вернулся, а сразу побежал в подземелье к Альфреду. Он живо спустился в погреб, но открыть потайной лаз не успел. На его плечо легла чья-то тяжелая рука. Ульрих повернулся и увидел Блудослава. Вместе с ним стоял какой-то бесцветный тип.

– Ульрих? – спросил бесцветный тип, глядя лакею в пустые, полные пугливой покорности глаза.

– Ага! – глупо ухмыльнулся лакей.

– Зачем сюда залез? – строго спросил незнакомец, продолжая сверлить его пронзительным взглядом.

– Соленых огурчиков государю подать! Груздочков моченых, – соврал Ульрих. – А вы небось тоже хотите? Так это, угостим, не проблема. В этом году у нас запасы хорошие!

Тут Ульрих изловчился, сбросил с плеча руку Блудослава и кинулся к потайному ходу, но бесцветный господин оказался быстрее. Он даже не сдвинулся с места, просто его правая рука мгновенно вытянулась вперед и ухватила лакея за шиворот.

Ульрих забился в истерике:

– Вы не имеете права! Я государю пожалуюсь! Что вы себе позволяете? Кто вы?

– Контрразведка! – тихо, но отчетливо произнес незнакомец, и Ульрих мгновенно потерял сознание.

Между тем Дормидонт, оставшись один, мгновенно стянул с себя штаны и закинул их в угол. Парадные брюки упали, едва не проломив пол. Государь осторожно приоткрыл дверь. Дюжий стрелец тотчас вытянулся в струнку.

– Ну что замер, как болван? – прошептал Дормидонт. – Иди-ка сюда!

– Слушаюсь, ваше величество! – пробасил стрелец, входя в царские покои и затравленно озираясь.

– Тебя как зовут? – ласково спросил Дормидонт.

У стрельца запершило в горле.

– Кхе! Кхе! Вася, ваше величество!

– Ну вот что, Вася… Говорят, в городе появился особо модный магазин, называется «Секонд-хенд».

– Так точно, ваше величество! – вытянулся стрелец. – Заезжий биварец торгует штанами и шароварами.

– Это-то мне и надо. Вот что, Вася: тебе задание государственной важности! Беги к этому биварцу в лавку и немедленно купи мне три пары штанов, да покрасивше! И чтобы с рюшечками, как положено, ясно? Вот тебе деньги! Сделаешь все как следует – возьму тебя постельничим заместо Ульриха. Мне его сладкая рожа давно надоела!

– А кто же дверь в ваши покои будет сторожить? – озаботился стрелец.

– Я и посторожу! – сказал Дормидонт. – Давай сюда свой бердыш и кафтан, а я постою. Только быстро, одна нога здесь, другая там!

Дормидонт стянул со стрельца мундир, взял бердыш и встал у двери. Прислушиваясь к удаляющемуся грохоту сапог, он облегченно вздохнул:

– Все-таки хорошо иногда побыть простым человеком!

Тут ему вспомнились пересуды и разговоры о том, что халиф Гарун аль Рашид тоже переодевается в простое платье, чтобы тайно покинуть дворец и узнать, как живет обычный люд.

– А что, неплохо живет, – подумал Дормидонт, сжимая бердыш и искоса посматривая вокруг. Возле двери, ведущей в царские покои, было полутемно. Поэтому на стоявшего в карауле царя никто не обращал внимания. Только какой-то поваренок вытаращился на него, присев от испуга, но Дормидонт рыкнул на мальца, и тот порскнул за угол. А через минуту из-за того же угла выскочил целый наряд стрельцов.

– Кто таков? – издали заорали они. – Куцы Ваську дел, отвечай!

– Да вяжи его, братцы, это вор! – завопил кто-то. – Ваську-то небось пришиб! Теперь до государя добирается!

Стрельцы бросились на царя. Дормидонт и крякнуть не успел, как оказался скрученным по рукам и ногам.

– Тащи его в тайную канцелярию, сейчас разберемся!

– Братцы, да вы что! Я же ваш государь! – завопил Дормидонт не своим голосом. – Неужто вы меня не узнали?!

– До чего обнаглел, сволочь! – возмутились стрельцы. – Ну ничего, сейчас не так запоешь! Сейчас все расскажешь и сообщников выдашь!

Подхватив Дормидонта под микитки, стрельцы поволокли государя в тайный приказ, награждая тумаками и тычками.

Наконец Дормидонта втолкнули в темное помещение, увешанное странными крючьями, кольцами и ржавыми шипами. В углу стоял стол с большими тисками. Возле стола суетился высокий худой человек в монашеской рясе. Человек посмотрел на Дормидонта и многообещающе улыбнулся.

– Давай его сюда, в тиски! Сейчас мы ему башку давить будем!

– А может, сразу на крючок? – засомневались стрельцы. – Он, собака, возле царских покоев ошивался! Бердыш у Васьки спер и кафтан, а самого, видать, убил до смерти. На государя покуситься хотел!

Мужик в монашеской рясе испугался.

– Братцы, да это же, выходит, государственный преступник! Бегите к его высокопревосходительству, зовите канцлера! Только он один и разберется.

– Немедленно позвать Кощея! – обрадовался Дормидонт. – А вам всем я прикажу отрубить головы, руки, ноги…

– И хвосты! – весело подхватил палач. – А ну-ка тащите этого говоруна к столу! Все-таки я зажму его в тиски, а то мозги, видать, поперли не в ту сторону. Давай, давай, вот так! Сейчас мы тебе, болезному, сделаем маленькое бо-бо!..

В мгновение ока палач раздвинул свои страшные тиски и вставил туда многострадальную голову государя.


предыдущая глава | Чертовский переполох | cледующая глава