home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



23

Богатый хохломабадский базар остался позади. Остались позади веселые крики торгашей, возмущенные протесты обманутых покупателей, богатые палатки и шатры, тягучая, словно клей, восточная музыка, от которой сводило скулы.

Пока богатыри добирались до места, предприимчивые торговцы ухитрились впарить им поношенный халат, чувяки детского размера, медный таз и железную кочергу.

Сопровождаемые любопытными взглядами, богатыри выбрались на пустырь и остановились возле глиняной стены. Это было то самое место, которое описал и начертил на песке незабвенный ПиТарас, прежде чем Илья пинком отправил его домой. Здесь народу не было, ибо горожане были не только любопытны, но и благоразумны. Друзья свалили купленный хлам на землю и огляделись.

– Если есть стена, есть и тот, кто за ней прячется! – сказал Яромир, подходя к глинобитному сооружению высотой в два человеческих роста. По самому верху стены медленно ползало что-то длинное, как удав, и колючее, как ежик. Перелезть через нее нечего было и думать. Яромир остановил случайного прохожего, по виду карманника.

– Эй, любезный!

– Что? – осклабился прохожий, всем своим существом выражая готовность к диалогу. Его правая рука незаметно скользнула к богатырю в карман. Правда, Яромир, озабоченный другими проблемами, этого не заметил.

– Скажи-ка, приятель, что это за стена? Что там, за ней?

– А вы нездешние? – обрадовался прохожий, вытаскивая руку из кармана Яромира и пересыпая украденные монеты к себе. – Вы, значит, наши гости? Мы, хохломабадцы, самый гостеприимный народ в мире!

– Ты прав, братишка, – сказал Муромец, – мы действительно приезжие. Ты уж нам объясни, что к чему.

– Сейчас объясню! – охотно согласился прохожий, подходя поближе к Илье и запуская руку в карман к нему.

– Это стена шайтана!

– А что за ней?

Незнакомец, успевший обшарить все карманы Муромца, оглянулся и шепотом пояснил:

– За ней параллельный мир!

– Что это за хрень?! – несказанно удивился Добрыня.

– Сейчас объясню! – сказал прохожий, подскакивая к Добрыне. – Вот видишь, у нас тут все перпендикулярно, понял? Мы стоим на ногах, и все в ажуре. А если попадете за стену, там для вас все будет параллельно. Короче, протянете ноги и будете лежать, ясно?

– Вот теперь ясно! – закивали богатыри, пораженные необыкновенным умом незнакомца. – А как туда попасть?

– Без проблем! – ухмыльнулся прохожий, прижимаясь к Поповичу. – Тут недалеко есть дверь. Маленькая железная дверь в стене. Постучите и огребете!

– А чего огребем-то? – не понял Яромир, но пришельца уже и след простыл.

– Есть же такие умные люди! – вздохнул Илья.

– И вдобавок ловкие! – заметил Попович. – Пока мы с ним разговаривали, он нас обчистил. Последние деньги выгреб, сволочь!

Богатыри дружно полезли в карманы. Карманы были удручающе пусты.

– Что будем делать? – озадачился Добрыня.

– Следовать нашему железному принципу, – бодро сказал Яромир. – Думать вредно! Надо мыслить и считать!

– Ну считать-то больше нечего, – напомнил ему Попович. – Денежки наши тю-тю!

– Значит, будем мыслить! – отрезал Яромир. – Где тут железная дверь? Вон она! Ну и пошли. Устроим шайтанам хохломабадскую ночь, а то последнее время кулаки что-то чешутся.

– Но сначала будем вести себя как шпионы! – напомнил Илья Муромец и разлохматил парик. – Все должно быть тихо и незаметно… Вот сейчас вызовем Джафара и потолкуем с ним по-свойски…

– Ну так зови! Надоело, честное слово! Домой хочется!

Стараясь не шуметь, Илья подошел к маленькой железной двери, оглянулся на друзей и принялся дубасить по ней кулаком что есть силы.

– Джафар! А ну открывай, старая сволочь, пока рога не отшиб! Открывай, кому говорят, гнида позорная! Мы это, лодимерские демоны! Принесли письмо для вашего пахана!..

Богатыри невольно схватились за уши.

– И это ты называешь потихоньку?! Как же тогда громко?

– А вот так! – Илья нанес такой удар, что дверь сорвалась с петель и притаившегося за ней вольноотпущенного черта Джафара расплющило в лепешку.

Богатыри вошли сквозь в образовавшийся проход и остановились в нерешительности. Перед ними была еще одна стена и еще одна железная дверь.

– Опять двадцать пять! – разозлился Яромир. – Они что, издеваются? Одна дверь, другая… Отгородились от людей, куда только халиф смотрит! Развели параллельные миры, возле которых грабители отпиваются!

Тут он перевел взгляд на лежащую в пыли выбитую дверь, из-под которой выпростались лапы дедушки Джафара и его неописуемый хвост.

– Братцы, глянь, а дверь-то и впрямь волшебная! С лапами и хвостом!

В этот момент дедушка Джафар стал понемногу приходить в себя и жалобно запищал.

Илья повел ноздрями, словно пытаясь учуять запах серы.

– Злые дела здесь творятся! – убежденно сказал он. – Последнее дело, когда у дверей вырастают лапы и хвост! И, смотри, шевелится, гадина недобитая! – Тут он топнул по двери сапогом, как по вредному насекомому. Вольноотпущенный черт Джафар коротко вякнул, сплющиваясь до толщины газетного листа.

– Она еще и пищит! – Илья отшвырнул дверь ногой, и только тут обнаружил искомого черта. Обнаружил, но, естественно, не узнал.

– Какой милый коврик! – восхитился Илья, немедленно вытирая об него ноги. – Возьму его с собой, привезу домой, постелю перед входом. Вишь, какой ребристый, любую грязь отчистит.

– Я не ко-оврик! – прохрипел Джафар, но никто его не услышал. Илья Муромец сложил коврик, как газету, и сунул его в карман. Дедушка Джафар, доведенный до отчаяния, попытался пошевелиться в кармане, но Илья похлопал по нему рукой и Джафар ненадолго успокоился.

– А вот эту дверь выбиваю я! – сказал Добрыня, подходя к следующей стене и от души врезая ногой по дверному полотну. Но в этот самый момент дверь отворилась, в нее просунулась непередаваемо отвратительная морда, и сапог богатыря впечатался аккурат в сопливый пятачок монстра.

Богатыри даже не успели толком разглядеть, кто это был. От удара чудовище улетело в неизвестном направлении. Только отдаленный грохот свидетельствовал о том, что улетело оно сравнительно недалеко.

И тут же в дверной проем просунулась следующая физиономия. Она была такой здоровенной, что еле-еле пролезла в дверь. Обнажив клыки, с которых капала желтоватая слюна, чудовище неприветливо осведомилось:

– Вы кто такие, урки? Чего ломитесь? Вина сегодня не будет, кумар тоже закончился. Канайте отсела, а то ща как отоварю…

Чтобы слова, так сказать, не разошлись с делом, чудище попыталось выбраться наружу, но в этот момент Яромир схватил сорванную с петель дверь и вбил ее между стеной и мордой демона, напрочь заклинивая его в дверном проеме.

Чудище злобно зашипело, безуспешно рванулось назад, потом вперёд, потом снова назад. Башка застряла прочно. Монстр тоже это понял и выжидательно уставился на друзей.

– Мужики, вы че, в натуре, совсем, что ли? А ну отпусти! Слышь, пахан узнает, он вас с костями съест!

Теперь Яромир внимательнее разглядел попавшее в ловушку чудище. По всей видимости, это был горный великан. Морда вся волосатая, нос как у свиньи, пятачком, козлиная борода, узенький лоб и длинные спутанные вихры на макушке.

– Слышь, дядя, – он подошел к чудищу поближе. – Вот скажи, почему ты такой уродливый?

– Я красивый! – возмутился великан. – Я очень хорошенький, я просто прелесть!

Богатыри так и покатились со смеху.

– Сейчас мы из тебя сделаем прелесть! – пообещал Илья, вынимая из ножен меч.

– Не надо! – затрепетал горный великан. – Я не буду! Я… я исправлюсь!

– Чего ты боишься? – Илья усмехнулся. – Убивать тебя никто не собирается. Сейчас мы тебя окультурим, верно, братцы? А то смотреть противно!

Двумя точными ударами Илья срубил ему вихры и принялся брить, приговаривая:

– Вот теперь ты у нас будешь как новенький… Ну вот, совсем другое дело! – Он сделал шаг назад, чтобы полюбоваться на свою работу.

– Клыки мешают! – пришел он к выводу. – И нос какой-то некрасивый. Яромирка, дай ему по носу, чтобы получился с горбинкой. Вот так! И клыки…

Через секунду выбитые клыки упали в пыль. Преображенный великан завыл, залился слезами. Как ни странно, в таком виде он стал еще поганей, чем был до этого.

– Какая гадость! – сплюнул Яромир, освобождая чудище. – Пошел прочь, дурак!

Освобожденный великан, продолжая заливаться слезами, вылез из проема и тут же куда-то убежал, громко стеная и призывая на помощь Гуссейна Гуслию.

Друзья прошли в дверь и остановились в нерешительности. Перед ними было огромное поле, у горизонта переходящее в пустыню. Справа громоздились скалы. Как раз туда и рванул опозоренный горный великан.

– Ну и куда мы попали? – удивился Илья. – Я-то думал, здесь – ого! А здесь ни хрена!

– Как это ни хрена? – возразил Яромир. – Вон домишко какой-то. Небось там и сидит чародей.

Богатыри с сомнением уставились на «домишко».

– У нас туалеты больше делают, – сказал Попович. – Братцы, а может, он в уборной живет? Подходящее место для чернокнижника!

– Типа – твое место на параше! – усмехнулся Добрыня. – Пойдем, посмотрим. Заодно и отметимся.

Богатыри направились к дому, больше напоминавшему будку. Кое-как слепленное из саманных кирпичей, покрытое тростниковой крышей здание действительно напоминало незабвенные общественные заведения. Илья потянул носом.

– Спиритус! – сказал он и решительно направился вперед.

Вблизи сооружение показалось еще более странным, нежели издалека. Большую его часть занимало здоровенное колесо вроде мельничного. К колесу были приспособлены веревки, которые через специальный блок, подвешенный к потолку, крепились на деревянной раме. К раме была присобачена сплетенная из лозы люлька.

Яромир сделал шаг вперед и отпрянул в ужасе. Люлька висела над бездонной ямой. Из ямищи и доносился запах спиритуса, и не только спиритуса…

– Выгребная яма, – констатировал Илья, скорчив скорбную мину. – Те, кто внизу, – накладывают, те, кто вверху, – выгребают! Ну а Гуссейн, наверно, следит за порядком. Ничего себе работенка!

Однако грамотный Попович с мнением Ильи Муромца не согласился.

– Чепуха! – сказал он. – Это, братцы, совсем другое. Я где-то читал об этом. Эта машина называется лифт! Ну точно! Вот тут и написано. – Он ткнул пальцем в бумажку, приклеенную на столбе. – «Порядок работы лифта». – Та-ак! Первое. Вынуть деревянный башмак. Где он? А, вот! – Алеша нагнулся к колесу и вытащил тормозной башмак. В ту же секунду колесо закрутилось, и люлька ухнула вниз. Через минуту из ямищи донесся тяжелый стук, чьи-то жалобные вопли и густой мат, переплетенный с витиеватой кумарской речью.

– Вы что, блин, бараны, совсем офигели? Да разорвет шайтан вашу печенку и скормит ее хохломабадской свинье, да отсохнет ее хвост и заколосятся копыта! Тяни назад, твари позорные, иначе вылезу – всех порву на фиг!

Богатыри переглянулись. Илья был доволен.

– Интересно, кого ты там пришиб? – захихикал он. – Может, Гуссейна?

– Сейчас увидим! – коротко сказал Яромир и принялся крутить колесо в обратную сторону. Колесо крутилось со скрипом, было видно, что в люльке кто-то сидит. Илья встал возле шахты наготове, чтобы сразу, если возникнет нужда, двинуть неизвестного грубияна по морде. Он так и сказал – по гладкой нахальной морде!

Морда появилась задолго до того, как люлька вытащила всего амбала. Сначала появилась косматая нечесаная макушка, а затем и вся голова. Голова удивленно уставилась на богатырей.

– Притормози! – скомандовал Илья Яромиру и с любопытством уставился на голову. – Надо же, еще один!

– Ты горный? – вежливо спросил богатырь, заглядывая в маленькие злые глазки. Великан еще не успел испугаться и воинственно шмыгнул носом.

– Ну типа того. А вы что за хрень? Где наши братаны?

– Твои братаны приказали долго жить! – соврал Илья. И с размаху опустил кулак на голову чудовища. Амбал вытаращил глаза.

– Ты чего дерешься, в натуре? Я тебя на клочки порву!

– Не порвешь! – самоуверенно ответил Илья и вторично грохнул кулаком по нечесаной макушке. Но, очевидно, густая грива самортизировала удар или великан попался более выносливый.

– Ну пацан, ты меня достал! – Он протянул лапы, чтобы выбраться наружу, но в этот момент Яромир отпустил колесо и люлька со свистом понеслась вниз. Из шахты донесся душераздирающий вой, затем тяжелый удар и новый залп отборного мата.

– Кажется, кого-то еще пришибли, – шепотом сказал Илья и наклонился над ямищей: – Эй, внизу-у, как дела?!

– Сейчас узнаешь! – мрачно пообещали из глубины и коротко скомандовали. – Тяни!

Яромир снова закрутил колесо. На этот раз люлька шла тяжелее.

– Сейчас целая гвардия вылезет! – пообещал Попович, бегло осматриваясь. В углу он увидел прислоненную к стене дубину величиной с бревно. Перехватив ее поудобней, он встал за колесом так, чтобы его не заметили сразу.

Алеша оказался прав. Из шахты появились сразу две головы. Но это были уже другие головы. Беглого взгляда хватило, чтобы понять, – перед ними настоящие ифриты. У них были наглые откормленные морды и бритые головы. Красные демонские глазки так и рыскали по сторонам. Однако увидев богатырей, ифриты испугались. Всю их самоуверенность словно ветром сдуло.

– Это вы?! – хором, не сговариваясь, прошептали они, не сводя глаз с фиолетового парика Ильи.

– А это вы! – словно поставив точку, сказал Илья. – Мало получили, когда служили у Охмурида-заде? А последний раз, когда подрабатывали у Мерлина?

Братья-ифриты затряслись.

– Это… Непонятка вышла! Мы всё, мы сейчас уходим!

С этими словами ифриты перегнулись через края люльки и не долго думая сиганули вниз.

На этот раз ни воя, ни воплей не последовало. Только кто-то упруго крякнул, и все стихло.

– Вот теперь порядок! – сказал Илья. – Можно и самим вниз спуститься. С охраной, кажется, разобрались.

Быстро посовещавшись, богатыри решили действовать так: Попович и Добрыня крутят колесо и заодно сторожат наверху, а Илья с Яромиром спустятся в шахту. Муромец потрогал люльку, покачал головой и залез внутрь. Яромир последовал за ним.

Спускались богатыри недолго. Вскоре показалось дно. Люлька мягко опустилась на тела пришибленных амбалов. Илья на всякий случай отпинал их ногами. Как оказалось, не зря: кое-кто из великанов уже начал приходить в себя. После такой интенсивной терапии они снова погрузились в забытье.

– Может, им башки срубить на всякий случай? – засомневался Яромир, но Муромец легкомысленно отмахнулся:

– Покамест хватит. Нешто мы звери, безоружных истреблять? Не по-рыцарски это!

– Зато по совести, – не согласился Яромир.

Оказавшись внизу, богатыри принялись оглядываться и вскоре увидели светлое пятно. Очевидно, это был выход из шахты.

Яромир поежился:

– Надо же, куда залез этот самый Гуссейн! И охрана у него…

– Большой человек, – кивнул Илья. – Авторитет, пахан! Небось, на самогоне большие бабки сделал. Ну и вообще. Ценит его нечистая сила – незаменимый работник. Вот и создали условия.

Друзья не спеша направились к выходу. Вскоре они стояли перед высоким арочным пролетом, за которым мягко струился красноватый ровный свет. Впереди желтела дорожка, посыпанная песком. Богатыри еще раз оглянулись и смело шагнули вперед.

Перед ними предстал дворик с кривыми деревцами и небольшим, поросшим тиной водоемом. На самом краю этого прудика сидели несколько разноцветных лягушек и квакали на все лады.

– Красота-то какая! – громко умилился Яромир. – Почти как у меня в деревне! И тишина…

– А вот тебе хрен! – ответил ему из-за спины грубый пропитой голос. В следующее мгновение что-то с такой силой врезало богатырю по загривку, что Яромир взмыл над грешной землей и приземлился аккурат на середину пруда, подняв тучу брызг и всполошив лягушек и головастиков. Следом за Яромиром в водоем последовал Илья Муромец.

Друзья ошалело переглянулись. Илья выплюнул изо рта струйку воды и попытался распушить съехавший набекрень парик, на котором устроился нахальный лягушонок.

– Кажется, я получил по башке! – догадался Яромир, глядя на арку, ведущую в шахту лифта. Сбоку от нее стояли и нагло ухмылялись натуральные демоны с породистыми кабаньими мордами и ослиными ушами. Челюсти у них были воинственно выставлены вперед, сквозь неплотно прикрытые пухлые губы выглядывали мощные лошадиные зубы. У одного зуб был с большим круглым дуплом. Через это дупло вырывалось короткое свистящее дыхание. Демоны не сводили с друзей хитро прищуренных, но невыразимо глупых глаз и поигрывали внушительными дубинами.

– Вот они! – сказал один. – И откуда к нам эти птички залетели?

– Козе понятно, что из верхнего мира! – еще шире ухмыльнулся второй. – Это же здорово! У них такое нежное и вкусное мясо! Вот увидишь, как я умею готовить. Мы забацаем настоящий шашлык! Ух, и надоело соевое мясо!

От этих слов Яромир поскользнулся, ушел с головой в воду, забарахтался и на четвереньках выполз на берег. Выплюнув кусок тины, он уставился на демонов. Демоны, в свою очередь, плотоядно смотрели на богатыря.

– А что, если они ядовитые? – засомневался первый. – Ну в смысле несъедобные? От них может заболеть живот, а у тебя геморрой!

Второй демон вспомнил о геморрое, охнул и схватился за задницу.

– Ну их на фиг! Соевое мясо лучше. Давай посадим их на цепь! Пусть сторожат, чтобы никто не сунулся.

Первый скрутил ослиные уши в трубочку и помотал головой:

– Не, не пойдет. Они небось лаять не умеют!

– А мы их научим. Ав! Ав!

Яромир перевел взгляд на дубину в руках демона. Так вот чем его приласкали! «Н-да… хороша палица, ничего не скажешь, – подумал он. – До сих пор в голове треск стоит!»

Демон чуть подался вперед и не мигая уставился на Яромира желтыми глазами.

– Лаять будешь или что?

Яромир медленно надел бронированную перчатку.

– Тебе сказать или сам догадаешься?

– Скажи! – расцвел в улыбке демон, продолжая поигрывать дубиной.

Богатырь кивнул:

– Скажу, но только на ухо. По секрету! Но и вы скажите, кто такие, чтобы знать, для кого стараться.

Оба монстра как по команде переглянулись и простодушно прорычали:

– Так это… дэвы мы!

– Девы! – изумленно выдохнул Илья, стаскивая с головы парик и вытирая им лицо. – Нет, это прямо черт-те что получается! Первый раз вижу таких здоровенных дев. Если уж у вас все бабенки такие, то мужики вообще – ого-го!

– Не девы мы, не бабенки!!! – яростно взревели демоны. – Мы – дэвы! Страшные, коварные существа! Перед нами все трепещет и ползает… кроме нашего дорогого шефа. Ух, как мы страшны во гневе! А вы, если хотите остаться в живых, немедленно падайте ниц, вставайте на четвереньки и начинайте лаять! Ав! Ав! А мы позабавимся. Нам очень нравится издеваться над теми, кто слабее.

– А я думаю, оба вы – коровьи лепешки! – сказал Яромир.

– А что это такое? – насторожился первый дэв. – Это, наверное, очень вкусно и питательно? Коровья лепешка! М-м-м! Я немедленно хочу ее съесть! Скажи что-нибудь еще, жалкий человечишка. Только не предлагай грубой пищи, у моего друга…

– Я понял, какая хворь у твоего друга, – перебил его Яромир. – Мы, кстати, хорошие врачи. Мигом твоего друга вылечим. Пусть только он наклонится.

Дэвы засовещались. Беседовали и препирались они довольно долго, наконец первый кивнул головой.

– Хорошо. Только без обмана.

– Да какой может быть обман? – пропел Илья Муромец, подходя ближе. – Скажи своему приятелю, чтобы он присел. Я его и вылечу. Враз все пройдет!

Второй демон глубоко вздохнул, раскорячился и присел. Илья тоже вздохнул, хорошенько прицелился и отвесил дэву такой пинок, что несчастного демона подбросило в воздух, ударило о соседние скалы, и он, завывая, пошел бегать по кругу.

– Видишь! – сказал Илья. – Я же говорил, что вылечу! Вон как радуется, успокоиться не может! А теперь ты подойди, я тебе кое-что скажу на ушко, пока твой товарищ не слышит.

Ничего не подозревающий демон наклонился к Илье, разинув лошадиную пасть. В тот же момент кулак богатыря с хрустом впечатался в морду, отправляя дэва в глубочайший нокаут. Еще пыль не успела опуститься от упавшего на землю чудовища, как Илья прыгнул на поверженного врага, чтобы усилить эффект. И едва не упустил из вида второго демона, который уже пришел в себя и занес над ним свою страшную дубину. Буквально в последний момент богатырь отшатнулся, и дубина с размаха опустилась на первого демона. Чудовище пару раз дернуло ногами и, жалобно хрюкнув, затихло.

– Что ты наделал, дубина?! – возмутился Яромир. – Ты же своего товарища убил!

– Вах! – испугался дэв. – Я не хотел! Я нечаянно!

– За нечаянно бьют отчаянно, – заметил Илья. – А знаешь, что бывает с теми, кто убивает своих друзей?

Демон испуганно вытаращился на друзей:

– Что?

– Их немедленно настигает кара темных сил. Суровое наказание. Над тобой уже сгустились тучи, сейчас звезданет! – Яромир украдкой подал сигнал Муромцу.

– Что?! Где?! – завертел головой дэв.

– Да вон же, вон! – Яромир ткнул пальцем в сумрачное подземное небо.

Демон задрал кверху морду, растопырил ослиные уши.

– Чей-то не вижу!

– А теперь видишь? – крикнул Илья и, подобрав дубину первого дэва, с хрустом опустил ее на шишковатую голову второго. Раздался такой звон, будто не по голове ударили, а в пустой медный котел. Башка демона провалилась в плечи. Наружу теперь выступали только кончики ушей.

– Так вот какая она, кара! – донесся откуда-то из глубины удивленный голос. Простояв еще секунду, дэв рухнул на землю.

– Как и должно было случиться, – довольно произнес Илья, поставив на волосатую спину демона пыльный сапог. – С грубиянами покончено. А теперь пошли искать этого Гуссейна!


предыдущая глава | Чертовский переполох | cледующая глава