home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



18

Дуремаг, великий чародей изнурийский, проснулся от ужасной ломоты и боли во всех суставах. Продрав глаза, он не сразу понял, что произошло, но вспомнил приснившийся ему кошмар, и все встало на свои места.

Великому Дуремагу приснился страшный сон. Привиделось ему, будто он пытается убежать, а огромный богатырь лодимерский хватает его поперек туловища, ручки-ножки с хрустом переплетает и завязывает морским узлом, чтобы не смог чародей убежать.

Собственно, на этом месте Дуремаг и проснулся. И в первые секунды испытал облегчение. Но ненадолго. Оказалось, что он и в самом деле завязался узлом, и это было больно и страшно. А хуже всего было то, что самостоятельно развязаться не удалось.

Перед носом Дуремага маячил собственный копчик. Правая рука была накручена на левую ногу, которая была обмотана вокруг шеи. Что было со второй ногой, он даже не хотел думать. Ну и силен оказался богатырь лодимерский, если даже во сне с чародеем такое сотворил!

Дуремаг запищал, попытался дотянуться до волшебной дубинки, но не смог, только свалился с кровати и откатился в угол, стукнувшись лбом о ночной урыльник. Был шанс добраться до волшебной лампы Аладдина. Она лежала на тумбочке в полной боевой готовности.

Дуремаг подкатился к тумбочке, несколько раз подпрыгнул, пытаясь ухватить лампу зубами, но вместо этого откусил полированную ручку и сломал зуб.

– Витя! – в бессилии и тоске взвыл Дуремаг. – Алхимус, мой ученик, где ты?! Помоги-и!

Он знал, что звать Алхимуса бесполезно. В данный момент его ученик должен был находиться в Старухани и спаивать богатырей спецконьяком. И тут остатки волос на его голове зашевелились от ужаса. Тяжелая дверь послушно скрипнула, и в комнату вошел Алхимус. На нем были высокие сапоги, малиновые казацкие шаровары и мундир солдата Преображенского полка.

Нервной походкой бройлера он подошел к Дуремагу и зашипел, как кипящий самовар:

– Шеф, ты где?

– Да вот же я! – захныкал Дуремаг и заскакал, словно мячик.

– Шеф, это не ты, это задница!

– Балда! Это я и есть! В узел завязался, а распутаться не могу. Слышь, Витя, дай попить, жажда замучила! А потом помоги, расплети как-нибудь.

– Жажда! – Алхимус произнес это слово и необыкновенно возбудился. – О, у меня есть, чем ее утолить! И жаждущие будут напоены раз и навсегда. О!

Алхимус вытащил из кармана бутылку, свинтил крышку, попытался найти лицо шефа, и, как ему показалось, нашел.

Он исхитрился и воткнул горлышко в раскрытую как пещера пасть.

Дуремаг глотнул, взвыл, подскочил почти до потолка, шмякнулся на пол и мгновенно распутался.

– Ты что сотворил! – взревел он, облизывая исцарапанные губы. – Да я тебя за такие шутки… О-о-о! Где моя волшебная дубина?

Он уже протянул руку к магической бите, но тут в организме Дуремага стал действовать спецконьяк, и великий чародей мгновенно поглупел. А поглупев, успокоился.

– Витя, ты откуда? – с невыразимой нежностью спросил он.

– Из Старухани! – важно ответил Алхимус, меряя комнату длинными птичьими шагами. – Меня ефрейтор Збруев обратно отослал. Только один раз ножкой махнул, и вот я тута!

– А что ты там делал? – кротко осведомился Дуремаг.

– Что надо, то и делал, – не очень приветливо ответил Алхимус. Он смотрел на своего шефа и вспоминал только одно – как больно тот дрался бейсбольной битой.

– И все-таки что, если не секрет? – продолжал допытываться поглупевший чародей.

– А вот не скажу!

– А я требую, требую!

– По какому праву? – осведомился Алхимус, неприветливо глядя на шефа.

– Потому что я главный!

– А может, я главный! – высокомерно заявил Алхимус. – Это еще проверить надо, кто из нас главный!

– Давай проверим, – обрадовался Дуремаг. – Кто кого переколдует, тот и командир!

Чародей и его ученик встали друг против друга. Дуремаг прихватил магическую биту, Алхимус пошарил глазами и выбрал подзорную трубу.

Дуремаг закатил глаза, поднял дубинку и завыл дурным голосом:

– Плюсквамперфект! Умляут, умляут!

В тот же момент с кончика дубины сорвалась зеленая молния и ударила Алхимуса в лоб. Ученик чародея вздрогнул, но, прежде чем потерять сознание, сделал шаг вперед, взмахнул подзорной трубой и с крепким стуком опустил ее на голову Дуремага. Мастер и ученик без чувств свалились на пыльный ковер.

В этот момент тишина колдовского замка дрогнула – так по воде пробегает дрожь от внезапного порыва ветра. Резко и чисто обозначились тени, особенно тень от портьеры, висящей возле стены. Она потемнела, приобрела глубину, и оттуда неожиданно повеяло страшным, неземным холодом. Спинка кровати мгновенно покрылась инеем. А из тени, как из открытой двери, выплыли две странные фигуры, одетые во все черное. Длинные плащи трепетали на магическом ветру.

– Что скажешь, почтенный Кощей, насчет этого хода? – спросил один другого, поворачивая к нему подобие лица. Черты его постоянно менялись, то возникали, то исчезали, как меняются контуры облаков в ненастный день.

– Я думаю, что действие коньяка оказалось более сильным, чем я рассчитывал. В таком виде эти жалкие чародеи нам совершенно бесполезны. Не пришлось бы менять сценарий!

Другая фигура глухо рассмеялась:

– Я думал, ты способен оценить изящество комбинации. Именно в таком виде два этих балбеса нам и нужны! Иначе вся операция приобретет слишком… предсказуемый характер!

– Значит, все пойдет по плану? – с сомнением в голосе произнес Кощей.

– Вот именно! – тихо ответил его собеседник. – Тем более что сценарий уже утвержден на самом верху.

В следующую секунду фигуры утратили четкость и плавно растворились в воздухе.


Такого изобилия самых разнообразных плодов Яромир не видел никогда. В саду росли яблоки, груши, сливы, но такие, каких Яромиру не приходилось видеть и во сне. Они были огромные и такие яркие, словно их специально размалевал художник. Росли и другие деревья, совсем незнакомые, и плоды у них были странные, похожие то на булыжник, то на лысую макушку упыря, а то и вовсе на похабный кукиш.

Богатыри смотрели, удивлялись, что-то пробовали, но по-настоящему навалились на виноград.

– Ешь, братцы! – ликовал Илья. – Не ягода – чистый мед! Когда еще так душу отведем?!

Богатыри принялись за «уборку» урожая. Они ели виноград, набирая полные горсти спелых ягод, торопливо прожевывали и набирали снова. И все-таки за Ильей Муромцем им угнаться не удалось. Могучий богатырь не мелочился и глотал его целыми гроздьями.

От этого увлекательного занятия их отвлек какой-то неясный шум, возникший на другом конце этого прекрасного сада. Впрочем, источник шума не замедлил появиться вблизи. Это был тощий старик с козлиной бородой, в халате и тюбетейке. В руке он держал деревянную дубинку.

– Эй! – заорал старик, потрясая дубиной. – Это что за безобразие?! Немедленно прекратить! Я сейчас хозяина позову! Ау-у! Хозяин!

Однако хозяин, как видно, не спешил, и сторож, правильно оценив свои силы, пошел на хитрость.

– Вы много винограда не кушайте, живот заболит!

– Не заболит! – отмахнулся Илья. – Это у тебя живот заболит от жадности. Ты, дедушка, не бойся, мы заплатим.

– А ежели за это и не платят вовсе! – рассердился сторож. – Знали бы вы, к кому в сад залезли, немедленно бы убежали и еще благодарили Аллаха за то, что дешево отделались!

– Ну надо же, какие мы страшные! – развеселился Муромец. – Ты еще скажи, что твой хозяин – колдун! Ладно, не трясись. Яромирка, кинь ему денежку!

Яромир залез в кошель, вытащил золотой динар и протянул его сторожу.

– Вот! Забирай и уходи поскорей, пока я тебя не убил!

Старик схватил деньги, не без ехидства пожелал друзьям приятного аппетита и быстро убежал. Теперь богатыри добрались до яблок и груш, но как следует насладиться дивными плодами не успели. Снова послышался шум, крики и ругань.

– Что за люди? Почему жрут? А ну позвать джиннов! Что, уже звали? Не идут? Ну ладно, я сам разберусь!

– Еще один сторож! – подмигнул Илья, но оказался неправ. По дорожке, посыпанной золотым песком, к ним семенил сам хозяин, высокий и благообразный, в восточном тюрбане, чистом, хоть и не новом халате и стоптанных рыжих сапогах.

– Здравствуй, дедушка! – улыбнулся Илья, запихивая в рот ароматную грушу.

– Здравствуй, невежа! – с горьким упреком произнес старик. Муромец от удивления проглотил грушу целиком и на какое-то время лишился дара речи, выпучив глаза и растопырив руки. За честь друга вступился Яромир.

– Это почему невежа? Мы, кажись, никого не убили, ничего не порушили, а ты ругаться! А может, ты сам демон какой заговоренный? Может, ты специально подослан, чтобы нас убить? Так мы, это, против!

– Братцы, да это же тот самый песчаный колдун из пустыни, который нас хотел сожрать опрошлый месяц! – завопил Добрыня. – Ну точно он! Мы его в котле недоварили! Хватай его, держи!

Добрыня рванулся вперед и уже занес было над стариком руку, но в этот момент виноградная лоза обвила его правую ногу, дернула на себя, и богатырь с грохотом упал на землю.

– Ну что? – Старик удовлетворенно потер сухие ладошки. – Съел? Погоди, еще не то будет! А ну-ка, веточки мои виноградные, вяжите этих буйных молодцев и закормите их до смерти! – Сказав это, он отпрыгнул в сторону и горящими глазами уставился на богатырей.

Яромир не выдержал:

– Ты, дядя, соображаешь, что говоришь? У тебя, наверное, мозги на жаре сварились! Ну ты не расстраивайся, я тебя сейчас вылечу. Есть у меня хороший прием, ты обрадуешься! – Говоря все это, Яромир смотрел на старика и совсем не обращал внимания на то, что происходит рядом и вокруг. А происходили довольно странные вещи. Виноградник вдруг весь пришел в движение. Друзья не успели оглянуться, как оказались связанными по рукам и ногам. Груши и яблони тоже старались внести свою лепту. Они окружили уже связанных и принялись хлестать их здоровенными ветками. Яромиру с оттяжкой залепили в лоб огромным яблоком. Богатырь едва не потерял сознание, но зато сразу сделал открытие, достойное Невтона: чем больше яблоко, тем больше шишка!

Через пять минут богатыри, спеленутые по рукам и ногам, лежали на земле, а виноградные щупальца пытались кормить богатырей виноградом. Богатыри сцепили зубы, но лоза, обвиваясь, тянула их за усы, за бороду, заползала в нос, заставляя чихать и кашлять.

– Ну что? – Старик снова потер ладоши. – Как вам мой маленький волшебный сад? Ах, уже не нравится? Ну ничего, придется потерпеть. Посидите недельку на фруктовой диете, а там, когда ваше мясцо размякнет, станет сладким, вот тогда я вас и скушаю. Не всех, конечно, сразу, а по одному.

– Все-таки ты сволочь! – не выдержал Яромир, отплевываясь от винограда. – Жаль, мы тебя тогда, в пустыне, недоварили!

– Ишь ты, какой сердитый! – усмехнулся старик. – Мне такие нравятся. Ты будешь моим любимым шашлыком! О, с каким наслаждением я буду обсасывать твои косточки, пить из них сладкий мозг… О-о! – Старик закатил глаза и задрожал от предвкушения. – А может быть, мне прямо сейчас, прямо здесь отведать кусочек… Нет! Потерплю. Тогда наслаждение будет еще сильнее! А, кстати, почему вы меня называете песчаным колдуном? Это вы меня с моим братцем спутали!

Не-ет! Я не песчаный, а садовый и плодово-ягодный, экологически чистый колдун! Где я, там всегда травка зеленеет, солнышко блестит… Впрочем, почему я делюсь своими сокровенными мыслями с будущим шашлыком? Лежите, поправляйтесь на фруктовой диете, а я пойду разведу огонь в очаге и поставлю воду на суп. Давненько наваристого бульончика не кушал. Голяшки от этого толстяка, наверное, за глаза хватит! – Он ущипнул Муромца за ногу.

– Убью, студент! – взревел Муромец, тщетно пытаясь разорвать волшебные путы.

– Ну так убей или тебе что-то мешает, ась? – Колдун потрепал Илью по щеке. – Ладно, лежи, поправляйся. Я скоро приду!

Длинными скачками старик исчез в глубине сада. Вскоре оттуда донесся звон посуды и шум наливаемой воды.

– Братцы, мы куда-то не туда попали! – простонал Добрыня, прожевывая мягкую, как масло, грушу. – Это же голимый беспредел!

– Причем в двух шагах от столицы! – подхватил Попович.

– Рыба тухнет с головы, – мрачно предположил Яромир. – Значит, в столице творятся вещи похлеще!

– Да что вы в разговоры пустились, спасаться надо! Вам хорошо, а из моей задницы хотят бульон сварить! – простонал Илья в перерыве между двумя гроздьями винограда.

Яромир, как ни крутился, все же проглотил кислющую кисть и сморщился.

– Эй, виноградник!

Зеленые ростки на секунду замерли, затрепетали.

– Что тебе, шашлык? – еле слышно откликнулся он.

– Тебе что хозяин сказал? Кормить нас самой сладкой ягодой, чтобы мясцо было помягче и послаще! А ты впариваешь кислятину! Вот сейчас он придет, я ему пожалуюсь, и колдун тебе задаст!

– А что я поделаю? – перепугался виноградник. – Хорошие-то ягоды все уже сожраны!

– А на другом конце сада есть?

– Есть! – затрепетал виноградник. – Только ведь далеко, я дотянуться не могу.

– Тоже мне, нашел проблему, – сказал Яромир. – Я тебе скажу, что надо сделать. Ты меня сейчас распутываешь, я иду на другой конец сада, где свежие гроздья, и ты меня снова запутываешь!

– Ой, и правда! – обрадовался виноградник. – Давай!

Однако груши и яблони шумно возмутились.

– Вот дурак! Да они же тебя обманут! Убегут, как есть убегут! Дави их покрепче, а мы их яблоками и грушами накормим!

– Нет! – закричал Яромир, пытаясь увернуться от яблока, тычущегося ему в рот. – Не слушай их! Это они специально так говорят. Они не хотят, чтобы ты нас виноградом кормил, они хотят, чтобы ты держал нас, как дурак, а они бы нас грушами мучили! Не выйдет!

– Не выйдет! – подхватил виноградник. – Ишь, чего захотели! Сами хотите кормить, сами и держите! И вообще, уберите свои нахальные ветки подальше!

– Это у нас-то ветки нахальные? – возмутились деревья, и в этот момент одно из яблок с шумом вломилось в виноградную кущу.

– Ах, значит, так?! – взвыл виноградник. – Ну погоди, сейчас я тебе кое-что надеру!

С этими словами виноградник набросился на яблоневые и грушевые деревья. Богатыри сразу почувствовали, что колдовская хватка ослабла. А когда одна из яблонь пошла швыряться яблоками и длинными ветками драть виноградные лозы, винограднику стало не до богатырей.

Первым освободился Яромир, затем Илья Муромец. Они помогли распутаться Добрыне и Поповичу и, отбежав в сторону, спрятались, не в силах оторваться от потрясающего зрелища.

Деревья и кустарники дрались между собой не на жизнь, а на смерть. В воздухе вилась сорванная листва, носились сломанные ветки. Какое-то дерево, вырванное с корнем, пронеслось мимо них и исчезло.

На шум прибежал перепуганный колдун. Вначале он не понял, в чем дело, и сунулся прямо в гущу битвы. Тут старику не повезло. Сверху его припечатало большой антоновкой, а когда он согнулся, молодая яблонька уложила колдуна точным ударом мичуринского яблока в пах. После чего плодовые деревья скрутили старика, спеленали его как младенца, оттащили в сторону и с садистским упорством принялись впихивать ему в рот самые кислые яблоки и самые жесткие груши. Колдун выл, мычал, плевался, но в конце концов сдался и принялся жрать неспелые плоды.

Только теперь богатыри вышли из своего укрытия. К ним немедленно протянулось несколько веток, но теперь друзья были начеку. Яромир безжалостно рубанул мечом по трясущимся зеленым лапам, и обнаглевшие деревья живенько отступили.

– Ну что, дедушка, нравится тебе такое дело? – спросил Яромир, поигрывая мечом, потому что некоторые росточки нет-нет да и пытались до него дотянуться.

– Ам-ням-ням… спасите! – заверещал старик, пуская зеленые фруктовые пузыри. – Я пошутил, ам-ням-ням! Я больше не буду!

– А кто из меня хотел бульон варить! – возмутился Илья. – Там уже, небось, вода кипит. Так что лежи и не вякай, пока самого не сварили!

– На обратном пути, – сказал Яромир, – мы решим, что с тобой делать. Не волнуйся, ты в надежных руках… то есть ветках!

Подобрав метлы, друзья мгновенно взмыли вверх. На горизонте в золотом пыльном мареве поднимался большой дивный город. Его венчали островерхие башни и купола. Красивые дворцы были окутаны влажной радугой фонтанов. Изогнутые, словно брови красавиц, висячие мосты перекинулись через медлительную реку, соединяя одну половину города с другой.

– Вот это красота! – крикнул Илья в восторге. – Если избы таковы, то каковы же девки… Эх! – размечтался он. – Сейчас прилетим, пожрем…

– Ты еще не наелся? – дружно удивились богатыри. – Тебе что, мало?

– Да разве ж это еда? – скривился Муромец. – Так только, дух один… А в городе-то, небось, мясцо…

– Тьфу! – рассердился Яромир. – То колдун про мясцо, теперь ты туда же! А между прочим, нам службу выполнять… кстати, что это за хрень такая летит? – Он указал на черную точку, которая стремительно приближалась к городу.

– Братцы! Да это ж ядро! – воскликнул Попович, приглядевшись. – Как есть чугунное ядро из пушки. А на нем упырь!

– Вперед! – гаркнул Илья, и боевые метлы богатырей дружно рванули на перехват.


предыдущая глава | Чертовский переполох | cледующая глава