home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



9

— Почему я? Я, — царь Дормидонт обиженно надул губы и топнул толстенькой ножкой, — вынужден узнавать о делах государственной важности от своей кухарки?! Все в тереме знают, что поймали атамана Жужу, и только один я, как последний дурак, ничего не ведаю? Ну?!

— Ваше величество! — Кощей прижал руку к груди и поклонился. — Ваше величество, вы не справедливы.

— Это я-то не справедлив?! — с невыразимым упреком произнес Дормидонт. — Да я самый справедливый царь на земле! Вы вот давеча приказали моего водопроводчика казнить за то, что царский туалет протекает! А я что? Помиловал мерзавца, да еще и рублем из собственных сбережений наградил за моральный ущерб! Допусти тебя до руководства государством, так у тебя головы-то, как птички, запорхают!

— Ваше величество! Неопровержимо доказано, что главный водопроводчик — вор! Он импортную сантехнику продавал налево. Купец Калашников признался, что купил у него чухонский унитаз, золотом, кстати, инкрустированный!

— Ну и что? — Царь передернул плечами. — У меня другого народа нет. Надо с этим работать. Воспитывать надо, господин канцлер! В этом и есть высшая справедливость! Так что с Жужей?

— С Жужей дело запутанное, — вздохнул Кощей. — Он объявился в Суждале, и, похоже, у него там секретная база. Тот молодец, которого приняли за Жужу, оказался честным человеком. Он дочь боярина Матвеева отыскал и самого атамана с бандой накрыл, но, как я и думал, у разбойников оказались высокие покровители! Той же ночью неизвестный колдун выпустил Жужу из приказной избы, а весь отряд стражников, во главе с дьяком, исчез, будто сквозь землю провалился!

— Что же это за колдун такой? — испугался царь. — А ежели ему придет в голову боярскую думу вот так же извести? Или... Страшно сказать!

— Не берите в голову, ваше величество! — усмехнулся Кощей. — Насчет колдовства я очень сомневаюсь. Думаю, что витязя провели, как младенца. Легче допустить, что стража была в сговоре с разбойниками и в нужный момент они просто подались в бега, чтобы избегнуть справедливого наказания! Поэтому прошу вас, ваше величество, не верить бабьим слухам! К сожалению, Жужа все еще на свободе, и в данный момент мы пытаемся выяснить, кто греет на этом руки! Есть и устный портрет наводчика. Сегодня мы составим фоторобот и разошлем по всем городам и весям!

— Что такое фоторобот? — моментально заинтересовался царь.

Кощей слегка смутился.

— Это, ваше величество, так рисунок называется. Ну, на котором преступник изображен. Слово специальное, оно к нам из Биварии пришло и прижилось. Для сыска так удобнее.

— Удобнее... — Царь поморщился и покачал головой. — Всю русскую речь испоганили! Давеча вот тоже, встречаю князя Мормышкина и говорю: «Славный у тебя малахай, князь! Небось, у Аркашки шил?» А он говорит: «Это не малахай, ваше величество, а пальто! Куплено во Франкмасонии за сто рублёв!» Пальто. Тьфу! И выговорить-то невозможно! Или вот Будулай приезжал. Что ни слово, так не наше! Надо бы, Кощеюшка, издать закон о чистоте русского языка. Если кто вставляет иноземные слова, так плати штраф! Оно и полезно, и казне хорошо!

— Гениально! — совершенно искренне воскликнул Кощей. — Это же абсолютно новая статья дохода! Да мы на эти деньги флот построим! Пора великому князю Лодимерскому прорубить окно в Европу! Показать кой-кому кузькину мать! И еще введем налог на ругань. Хочешь ругаться — плати денежку! У нас же вся Русь то лается, то дерется! Это же какие деньги!

— Вот что значит царский ум! — заважничал Дормидонт. — Ты хоть и голова, хоть и канцлер, да все же почаще со мной советуйся! А то все норовишь какие-то указы исподтишка тиснуть! Ты хоть и человек государственный, но многого не понимаешь! Нету в тебе широты охвата. Как вот, к примеру, во мне!

Кощей снова прижал руку к груди и низко поклонился.

— Всегда счастлив следовать вашим советам, ваше величество! А кстати, не видели ли вы Ивана-царевича?

— Ивашку? — удивился царь и нахмурился. — Кажись, нет. Не до того мне было. Я с утра размышлял о наилучшем государственном устройстве.

— Это все замечательно, — наклонил голову Кощей, — великие мысли достойны великих государей. Однако... — тут он понизил голос до шепота, — до меня дошли слухи, что царевич переоделся попроще и ушел из дворца!

— Как ушел? — испугался Дормидонт, вскочив с трона. — Куда?

— Говорят, что его видели на рынке, — снова прошептал Кощей, — но с тех пор прошло уже два часа, а он так и не появился! Он не был даже на обеде, ваше величество!

— Как не был на обеде! Чтобы Ивашка обед пропустил? Да быть этого не может! Он хоть и любопытен, и глуп, а пожрать любит!

— Тем не менее, — развел руками Кошей. — Я бы не беспокоился, если бы не активизация разбойничьей шайки! Есть свидетельства, что кое-кто из банды Жужи появился в стольном граде!

— Ты хочешь сказать... — ужаснулся царь.

— Я ничего не говорю, ваше величество! — поспешил исправиться Кощей. — Но я, как канцлер, обязан предвидеть любой поворот событий! Сейчас мои люди прочесывают рынок и прилегающую местность. Нет, нет. Я уверен, что все в порядке, что царевич скоро объявится, но должные меры необходимо принять!

— Хорошо, — кивнул Дормидонт, — как только найдете Ивашку, так сразу ко мне. А уж я всыплю ему горяченьких! Забудет, как по улицам шастать! Тоже мне, Гарун аль Рашид нашелся!

— Кто-кто? — несказанно удивился Кощей.

— Халиф багдадский, — нехотя пояснил царь. — Да ты что, не помнишь? Три года назад он был у нас с официальным визитом!

— Ах да! Вспомнил! — улыбнулся Кощей. — Подписание договора о поставках осетрины и паюсной икры!

— И еще по культурному обмену, — напомнил царь. — К нам должен приехать верховный маг и звездочет Гуссейн Гуслия!

— А к ним алхимик Петрович! — добавил Кошей. — Ну конечно!

— Кстати, — сказал Дормидонт, — о Петровиче. Он что, и впрямь научился золото из чугуна делать?

— Научился, — кивнул Кощей, — дело-то нехитрое!

— Безобразие! — искренне возмутился царь. — Почему опять ничего не знаю? Я вот давеча был в казне, так там, понимаешь ли, не густо! Что, нам Петрович не ко двору пришелся?

— Ваше величество! — Кощей тонко улыбнулся. — Вы говорите о том, чего никак нельзя допустить! Вы хотите, чтобы золота стало так много, как чугуна? Тогда оно и стоить будет как чугун! Мы разоримся, ваше величество! Пусть багдадский халиф разоряется, а нам это ни к чему!

— Так значит, ты решил подложить халифу свинью? — изумился царь. На его лице появилась хитрая улыбка.

— Политика! — притворно вздохнул Кощей. — Сами понимаете... Когда у них золото станет дешевле железки, мы скупим все за икру, вернем Петровича и будем самыми богатыми и могущественными в мире!

— О! — только и мог сказать царь. — Ты голова!

— Вы тоже голова, ваше величество! — польстил Кощей и расплылся в довольной улыбке. — Вместе мы — две головы!

— Верно, верно! — задумался царь. — Где-то я это уже слышал или читал?..

— Вы не могли этого прочесть, — мягко поправил Дормидонта канцлер. — Это еще не написано. Вы опередили историю!

Царь опять расплылся в блаженной улыбке.

— Государь обязан идти впереди истории. И это... Чтобы никакой истории с Ивашкой не вышло!


предыдущая глава | На службе у Кощея | cледующая глава