home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



7

В приказной избе было душно и вдобавок сильно накурено. Пахучий дым облаком завис под потолком, почти недвижимый. За столом сидел дородный дьяк и что-то писал в толстой конторской книге. Увидев вошедших, он молча кивнул и продолжил писать. Минут через пять Яромир не выдержал:

— Разберитесь тут без меня, а я пойду!

— То есть как — пойду? — встрепенулся дьяк. — Сейчас протокол оформим, тогда и иди!

— Вот и составляй, — бросил Яромир, поднимаясь со скамьи.

— Да кто ты есть, человече? — нахмурился дьяк, откладывая перо в сторону. — Ты знаешь, что за такие речи...

К дьяку тотчас подскочил один из стражников и принялся что-то нашептывать ему в ухо. Лицо дьяка, вначале хмурое, постепенно прояснилось и наконец приобрело изумленно-счастливый вид.

— Оч-чень приятно! — поклонился дьяк. — Не каждый день к нам государевы люди приходят-с! Не узнали. Виноваты-с. Не извольте сердиться, все токмо ради дела и усердия для!

— Ну, так я пошел! — сказал Яромир.

— Конечно, конечно! Не смеем задерживать-с!

Богатырь поднялся со скамьи, еще раз глянул на Жужу и не выдержал, отвесил ему хорошую оплеуху, от которой атаман едва не скончался на месте.

— Вот так, — сказал Яромир, потирая руки. Перед тем как выйти, он еще раз посмотрел на дьяка. — Скажите, любезный, а не тот ли вы дьяк, которому Митька нос набок своротил?

Дьяк сначала залился краской, потом шмыгнул носом. — Ну я, — ответил он, скромно потупив глаза.

— Правильно сделал, за дело. Вы этому Митьке выпишите благодарность: государь такие дела поощряет, — сказал Яромир и вышел.

Сначала он решил вернуться на постоялый двор, но что-то заставило его остановиться.

«Они ж все продажные! — подумал он. — Сейчас эти разбойники попробуют откупиться и наверняка откупятся. Надо подождать!»

Яромир представления не имел, что он будет делать, если разбойники действительно откупятся, но тем не менее тихонько обошел крыльцо и притаился за поленницей, откуда все хорошо было видно. Долго ждать не пришлось. Через пять минут он услышал, как скрипнула подвальная дверь и вслед за этим послышался восторженный вой Митька.

— Давай их сюда! Да всех скопом! Ну, братцы, держись!

Еще до того как стражники захлопнули дверь подвала, раздались сочные удары и отчаянные вопли разбойников, перемежаемые атлетическим хеканьем и сотрясением стены. Лицо Яромира невольно расплылось в довольной улыбке. Он сразу проникся теплыми чувствами к неизвестному Митьку и едва не пропустил самого главного.

На крыльце, словно из ничего, возникла высокая тень. Человек, одетый в черный плащ и черную шляпу, осторожно оглядываясь, вошел в приказную избу и прикрыл за собой дверь.

«А это еще что за нечисть такая? — Яромир даже не удивился. Чего-то подобного он и ожидал. — Не тот ли самый барон пожаловал? Ну живуч, зараза!» — Присев на корточки, Яромир затаил дыхание и прислушался. Сначала ничего не происходило. Затем послышалось слабое восклицание и негромкий стук, будто что-то упало на пол. Через минуту Яромир различил неясные голоса. Слова долетали отрывками; голос говорящего был монотонным и каким-то скрипучим, словно это разговаривал не человек, а несмазанное тележное колесо. Никакого акцента на это раз Яромир не уловил.

— Кто посмел?

— Это был государев человек! — испуганно взвизгнул кто-то, по всей видимости дьяк. — У него с собой какая-то важная бумага!

— Что в бумаге? — спросил неизвестный.

— Не знаю. Я не смотрел... Не посмел.

— Жалкое отребье! — проскрипел незнакомец. — Я бы давно превратил тебя в пыль!

— Я все исправлю! — залепетал дьяк. — Не надо...

В избе что-то ухнуло, сверкнула вспышка, и из окна дохнуло ледяным ветром. Яромир невольно отскочил в сторону и снова спрятался за поленницей.

«Да он, никак, тоже колдун! — ахнул богатырь. — Натуральный чернокнижник. Постой! А не его ли я видел, когда Будулая выручал? Там тоже, помнится, какой-то тип был, и тоже в черном, да ускакал, упырь ушастый! Эх, дать бы ему по башке, да покрепче!»

Между тем голоса в подвале затихли, заскрипел засов, и все тот же скрипучий бас скомандовал: — Выходи! Только не шуметь, иначе...

Что «иначе», Яромир уже догадывался, а разбойники знали наверняка, поэтому не произнесли ни звука, и вскоре так же бесшумно появились на крыльце. Стражников нигде не было видно.

— Разойтись по домам и сидеть тихо! — скомандовал колдун. — Чтобы ни одна живая душа не прознала о том, что произошло!

— Все сделаем, господин! — дрожащим голосом произнес Жужа.

— Пока я вас не позову! — грозно добавил незнакомец. — Спешите, а то утро скоро.

Яромир тихонько выглянул из-за поленницы и увидел разбойников, ковыляющих по дороге. Сегодня им славно досталось! Колдуна нигде не было видно, только в отдалении всхрапнула лошадь, и вскоре до его слуха донесся дробный топот копыт.

Яромир выждал немного, хотел было заглянуть в приказную избу, но не решился и, стараясь держаться в тени, поспешил на постоялый двор.

Ворота оказались заперты. Яромир легко перемахнул через забор и постучал в дверь. Открыла Наська. По ее заплаканному лицу Яромир понял, что хозяин свое зло сорвал на ней, больше не на ком.

— Та-ак! — произнес Яромир, уперев руки в бока. — Где твой хозяин?

— Едва ты ушел с этими... — Наська шмыгнула новом, — как Жухрай куда-то умчался и вот только недавно вернулся. Сидит у себя, сыч проклятый!

— Веди меня к нему! — сказал Яромир, и они прошли наверх.

Комната хозяина оказалась рядом с той, которую отвели Яромиру. Этот любопытный факт заставил богатыря полностью увериться в том, что Жужа и Жухрай, действительно, одна шайка-лейка! Даже имена похожие. Срамота ходячая!

Яромир прижал палец к губам и осторожно тронул дверь. Она оказалась заперта.

— Ну, Господи благослови! — сказал Яромир и двинул по ней кулаком. Дверь с хрустом проломилась внутрь и упала на пол, подняв облако пыли. В следующую секунду богатырь влетел в комнату, едва не налетев на Жухрая, который сидел на кровати.

— Апчхи! — Яромир оглушительно чихнул. Он встретился взглядом с хозяином постоялого двора. Жухрай сидел на кровати и перебирал драгоценности, подаренные великанами. Значит, и Савраску этот гад ухитрился обмануть!

— Ну как, нравятся? — спросил Яромир, подходя ближе. Жухрай остолбенел. Его рот приоткрылся, и тоненькая ниточка слюны вытекла на пол.

— Вот видишь, чужое богатство с ума сводит! — назидательно сказал богатырь.

— Нет, нет, нет! — залепетал хозяин постоялого двора. — Вы меня опять не так поняли. Я... я всего лишь хотел прибрать это, сложить аккуратно, чтобы не украли! — Жухрай задрожал, будто в приступе тропической лихорадки.

— Молодец, — похвалил Яромир. — А теперь все сложи обратно в сумку. Хозяин пришел. Сложил? Молодец! Наклони-ка голову.

— Нет, нет... — затрепетал Жухрай.

— Наклони, кому сказал, — рассердился богатырь, — иначе пришибу, как блоху!

— А если я наклоню, что будет? — засомневался Жухрай.

— Хорошо будет. Тебе понравится. Обещаю!

Жухрай вздохнул, наклонил голову, и в тот же момент Яромир опустил кулак на плоское темя.

На какое-то мгновение хозяин окаменел. Его глаза обессмыслились, лицо обмякло, и по нему разлилась блаженнейшая улыбка.

— Что это с ним? — ахнула Наська, присев от удивления.

— Ничего особенного, — ответил Яромир, вытирая кулак. Уж больно противной оказалась хозяйская потная лысина. — Дураком я его сделал. Балбесом. А то больно шустрый да хитрый.

— Гулям мисюсю? — спросил вдруг Жухрай, задирая голову и пуская пузыри, словно младенец. — Бурлиль сикока?

— Сикока надо, ситока и будет, — передразнил его Яромир.

— Он что, таким и останется? — ужаснулась Наська. — Как это ты его?

— Это дело тонкое, — заважничал Яромир. — Чтобы дураком сделать и ухитриться не убить. Есть одно место, куда стоит только щелкнуть... Меня этому один приятель научил. Балда. Он у нас одно время любил такие шутки шутить. У него полдеревни в дураках бегало!

— Глюм? — неведомо чему обрадовался Жухрай и залился счастливым смехом. — Люля кисяй!

— Что же мне делать теперь, несчастной?! — заломила руки Наська. — Мало, что в детстве украли, как козу, так теперь без куска хлеба оставили!

— Ну почему же? — невольно смутился богатырь. — Бери это хозяйство в свои руки и управляй! Только с разбойниками больше не связывайся. А потом... Я ведь в стольный град еду, может, у тебя там родня какая есть? Дам знать. Хотя за столько-то лет и сама могла бы догадаться!

Наська насупилась и опустила голову.

— Не знаю я ничего насчет родни. Мала была, не помню. У меня с тех пор и остался только талисман... — тут она как-то по-особенному сверкнула глазами и отвернулась.

— Что за талисман? — спросил Яромир.

— С мощами святого Варфоломея! — Наська говорила, отвернувшись, словно стесняясь его. — Разбойники хотели отнять, да побоялись гнева святого!

— А ну-ка, покажи! — заинтересовался богатырь. Наська расстегнула верхнюю пуговицу и, краснея, показала висящий на шелковой ниточке талисман в форме сердечка.

— Так ты по этому медальону можешь найти родителей, — сказал Яромир. — Нужно только объявление дать, так мол и так! В городе народу грамотного много. Прочтут, глядишь, все и образуется! Эх, учить вас надо, темноту деревенскую! И голову-то держи повыше, чай, не раба уже. Я тебя освободил, Яромир, богатырь святорусский! — Тут он слегка смутился от самохвальства, но тут же вспомнил о деле.

— И вот еще что. Жужа снова на свободе. Всю шайку какой-то колдун освободил. Так что они к тебе еще заявятся. А ты им прямо скажи, что вскоре я приеду с богатырской дружиной и тогда никакой колдун им не поможет!

— Чурли журль! — насторожился Жухрай. — Сиси писи кака! Ух, ух, хамм!

— Все, — сказал Яромир, — веди своего слабоумного на горшок, а то ведь, не ровен час, прямо тут... А я пока отдохну немного. Больно день хлопотный выдался.

Захватив сумку с сокровищами, Яромир прошел в свою комнату. Покосившись на бывший топчан, в котором все еще зияла дыра, Яромир улегся на лавку, предварительно наложив засов. Сквозь сон ему показалось, будто кто-то вошел в комнату и высокая черная тень, на мгновение загородив оконце, наклонилась над ним. Витязь мгновенно раскрыл глаза, и видение растаяло в предутреннем мраке. Повернувшись на правый бок, богатырь заснул глубоким, спокойным сном.

Проснулся он, когда солнце вовсю светило в окно. Спохватившись, Яромир притянул сумку — сокровище, по счастью, лежало на месте. Богатырь сладко потянулся, и в этот момент в дверь что есть мочи забарабанили. На пороге стояла Наська.

— Я уж хотела приказать, чтобы дверь ломали, — выпалила она. — С утра достучаться не могу.

— Спать хотелось, — ответил Яромир и сладко потянулся.

— Хорошо, коли так! — Девица внесла в комнату ушат с водой и полотенце. — По городу слухи нехорошие ходят. Говорят, что в приказную избу дьявол заходил! Дьяка нигде нет, обыскались его, стражники тоже исчезли. Один Митька сидит в подвале ни жив ни мертв да молитвы твердит!

— А я тебе про что говорил? — Яромир с удовольствием зачерпнул холодной воды и плеснул себе на лицо. — Это все тот колдун! Он и мне ночью приснился!

— Приснился?! — Наська побледнела. — А я слышала ночью какие-то шаги, будто крадется кто-то! Хотела выглянуть, да не посмела, страшно стало.

Яромир утерся полотенцем и подмигнул Наське.

«Значит, точно был! Вот ведь зараза! Пришел посмотреть, кто это Жужу в участок приволок! Ну и пес с ним! Пришел — ушел, а нам по делам пора!»

Позавтракав, он вышел во двор. Служка вывел Савраску из стойла и убежал, не говоря ни слова. Все, кроме Наськи, глядели теперь на Яромира со страхом. Вчерашняя история разнеслась по городу с быстротой молнии.

— Вот ваша новая хозяйка, — сказал Яромир, садясь на коня. — Слушайтесь ее и перечить не вздумайте, иначе я вернусь и всем по шее накостыляю! Все ясно?

— Ясно, — тихими недружными голосами отозвалась челядь.

— Не понял... — Богатырь обвел толпу суровым взглядом.

— Так точно, ваше превосходительство! Будем стараться! — громким хором откликнулись прислужники.

— Так-то лучше. И вообще, смотрите тут у меня! — Яромир проехал мимо крыльца, на котором, пуская слюни, сидел и счастливо улыбался Жухрай. Помахав Наське, Яромир выехал за ворота. Савраска помалкивал, только виновато вздыхал и отводил в сторону карие глаза.

— Ну, чего молчишь? — не выдержал Яромир.

— А чего говорить-то? — вздохнул конь. — Виноват-то я! Понадеялся на себя. Лопухнулся, короче. Камушки твои — тю-тю! Сонной травы в овес подбросили, ну я и того. А когда расчухался, вижу — сумки нет. Эхма!

— Сумка у меня, — сказал Яромир. — Это хорошо, что мы тут остановились. Какой гадюшник разорили! Красота! А ты это... В городе шибко не разговаривай! Не ровен час, обвинят в колдовстве...

— И сожгут на фиг! — подхватил Савраска. — Знаю я! Ну все, молчу, молчу! И так вон уже встречные заглядываются!

Действительно, проехавший мимо на телеге мужик так и пялился в их сторону, вытаращив глаза. Пришлось на него цыкнуть, чтобы закрыл рот и катил быстрее мимо.

До стольного города Лодимера они добрались и не заметили как. Чем ближе к городу, тем чаще попадались богатые села; по широкой наезженной дороге туда-сюда скакали всадники, не спеша катили телеги с мешками. Несколько раз впереди мелькала серо-голубая полоска реки, украшенная кудрявой зеленью садов.

На реке Яромир сразу приметил несколько лодей с широкими прямоугольными парусами. Это иноземные купцы спешили в стольный град со своим товаром.

Наконец взгляду Яромира открылся город. Он стоял на высоком холме, сверкая золотыми куполами, поднимаясь к небу царскими и княжескими хоромами. По кромке холма тянулась высокая крепостная стена.

И тут Яромир буквально обалдел. Прямо на них, изрыгая клубы дыма, неслась самоходная телега, величиной с добрую избу! Белый дым валил из трубы. На крыльце вольготно развалились стрельцы, окружив здоровенного бородатого мужика в шубе. Мужик посмотрел на Яромира и сплюнул, усмехнувшись сквозь зубы. Если бы Яромир не видел самодвижущейся повозки ранее, то наверняка испугался бы. Однако и тут удивления хватило, и минут пять еще он смотрел вслед удаляющейся телеге, от которой к небу дуром валил густой едкий дым.

Из ступора его вывело ехидное замечание Савраски:

— Передовая технология, блин! Прогресс науки!

— Что? Что ты сказал? — переспросил Яромир, с трудом возвращаясь к реальности.

— Это все семечки! Еще и не то увидишь, — заявил конь.

— А я разве против? — Яромир равнодушно пожал плечами. — Я даже помню, как эта штука называется. Мне Будулай говорил. Паро... — тут Яромир на мгновение задумался и торжествующе закончил: — ход! Пароход — вот!

— А я говорю — пароезд! — не согласился конь. — А еще есть пароплав и паролет!

— Повезло мне с ученым конем! — рассердился Яромир. — Совсем заучил, всю плешь проел! Но меня на мякине не проведешь! Чего ж хорошего, когда такая громила по свету бегает, словно демон какой? Да еще и небо коптит? Мы уж как-нибудь по-старому. Так надежней.

Вскоре они подъехали к окованным медью воротам и остановились. Проезд в город загораживал отряд всадников, одетых в боевые доспехи, с копьями наперевес. Они пропускали людей в город не спеша, словно выискивали кого-то. Наконец очередь дошла и до Яромира. Стражники, как по команде, уставились на него. А один из них, с пышной пшеничной бородой, вкрадчиво улыбнулся и, незаметно подмигнув остальным, осведомился:

— А ты куда, молодец, путь держишь?

— Знамо куда, в город! — ответил Яромир. — Еду в дружину богатырскую вступать!

— В дружину? — словно бы обрадовался начальник стражи. — Ждут тебя, значит, там?

— Может, и не ждут, — пожал плечами Яромир, — но возьмут. Не могут они не взять богатыря святорусского!

Стражники так и покатились со смеху.

— Это ты-то богатырь? Вот разбойничья душа, что о себе придумал!

— Ты выбирай слова! — рассердился Яромир. — А то я ведь не посмотрю, что ты броньку вздел. Такую плюху отпущу, что побежишь штаны застирывать! У меня бумага есть, царевичем Будулаем подписанная, он не вам чета! — Витязь широким жестом извлек из-за пазухи грамоту и помахал ею в воздухе. Однако того волшебного действия, как прежде, бумага не оказала.

— А вот мы сейчас посмотрим, что у тебя за грамота! — неприятно осклабился начальник стражи. — Да ты не бойся, мы хоть и не чета Будулаю, но уж как-нибудь да прочтем!

Он взял бумагу, развернул ее и громко прочитал:

«Атаману Жуже!

Пан атаман! С этим письмом сообщаю тебе, что купцы кумарские нами ограблены и перебиты, а все деньги закопаны в старом лесу под дубом, а товар с надежными людьми отправлен на рынок. Засим кланяюсь тебе, твоя правая рука и собрат по мечу Кисла Рожа...»

Стражники, все как один, уставились на богатыря.

— Ну что, атаман святорусский, будешь продолжать отпираться или с нами в приказ добровольно пойдешь? — Начальник стражи прищурился и посмотрел Яромиру прямо в глаза.

После такого письма Яромир на какое-то время вообще перестал соображать.

— Ты что это такое прочитал? — наконец спросил он, даже не делая попытки отступить назад, хотя стражники потихоньку стали брать его в кольцо. — Будулай-то мне совсем другое писал!

— Да Будулай с тобой на одном поле... душегуб проклятый! — разозлился начальник стражи. — Скажи спасибо, что мои молодцы тебя на месте не прикончили! Царев приказ — брать тебя живым, чтобы наказать примерно!

— Постойте, братцы! — испугался вдруг Яромир. — Тут какая-то ошибка! Не было у меня такого письма! Я и не знаю, как оно ко мне попало. Колдовство какое-то! — Тут Яромир на секунду задумался: «А и в самом деле, не колдовство ли? Не тот ли чародей подгадил, что ночью ему привидился, то ли во сне, то ли наяву? А настоящее-то письмо украл, змей окаянный!»

— Стойте, братцы! — воскликнул он. — Да ведь я вот этими самыми руками Жужу поймал! А колдун его снова освободил! Ей-богу, не вру!

— Ты хоть имя-то Божье не поминай, — нахмурился начальник стражи. — Вяжи его, братцы!

Стражники бросились было к нему, но Яромир приподнялся в седле и грозно огляделся.

— Если хоть кто-нибудь меня пальцем тронет, пришибу, как муху! Ежели и вправду вы царев указ выполняете, так я добровольно пойду. Царь у нас справедливый, он во всем разберется!

Возле ворот уже собралась большая толпа. Недовольные задержкой горожане и приезжие громко выражали свое недовольство.

— Что с ним, с разбойником, цацкаться? — кричали в толпе. — Вяжи его, али кишка тонка? Как поборы брать, так мы сильные, а как душегубца заломать, так руки трясутся?

— Молчать!!! — рявкнул Яромир, вытаскивая двуручный меч. — На сем оружии клянусь, что не виновен я! Оговорили меня!

Толпа тут же прониклась к Яромиру сочувствием.

— Раз клянется, стало быть, и в самом деле не виновен!

— Не бывает таких разбойников! У них клыки и рога, а у этого нету!

— Так ты сам пойдешь? — буквально трясясь от злости, спросил начальник стражи. — Хоть народ пожалей, неча в толпе бучу устраивать, только невинных покалечишь!

— Твоя правда! — кивнул Яромир. — Пошли!


предыдущая глава | На службе у Кощея | cледующая глава