home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



3

Во дворце Великого княжества Лодимерского было неспокойно. Бояре, как и положено, плели заговоры. Стрельцы, вместо того чтобы нести службу, буйно и целенаправленно спивались. И даже сам Кощей не мог их образумить.

С запада подгрудили немцы и выжидали удобного момента, чтобы напасть на вольные города. С юга поджимала Кумария, запирая выход в Хвалынское море. На востоке своего часа поджидали полонежцы. И хотя со степняками был заключен вечный мир, но кто же доверится слову степняка?..

Великий князь царь-государь Дормидонт стоял возле стола, на котором была расстелена большая карта, и, беззвучно шевеля губами, пытался постичь расклад сил.

— Кощей! — Царь повернулся к худому высокому человеку, одетому в красную мантию. — Кто у нас канцлер — ты или я?

— Я, ваше величество! — послушно склонил голову Кощей, и на его худом скуластом лице промелькнуло подобие улыбки.

— А если ты, — капризно произнес царь, — так ты и должен объяснить, что тут к чему. Не понимаю я твоей географии! От кого пакости ждать?

— То есть... Вы имеете в виду...

— Вот именно!

— Тогда ото всех! — вздохнул Кощей. — Вот, например, биварцы. То есть немцы. Мои лазутчики доложили...

— Что ты мне про своих лазутчиков?! — вскипел царь. — Государево ли это дело — заниматься такими пустяками? Ты лучше скажи, когда эти чугунные лбы пойдут на нас войной?

Кощей закатил глаза под потолок, снова вздохнул и коротко ответил:

— В ближайшее время, ваше величество, они на такое дело не решатся! Войско у нас сильное, заставы крепкие. Не решатся!

— Ну, a если кумарцы попрут, тогда решатся?

— Тогда решатся, — подумав, сказал Кощей. — Война на два фронта — дело тяжелое.

Царь Дормидонт почесал бороду, беспокойно выглянул в окно и заговорщицким шепотом поделился:

— И все-таки так хочется кому-нибудь объявить войну! Сказать, мол, иду на вы! А то скучно что-то.

Кощей вздохнул в третий раз, правда, уже совсем по-другому. Очевидно, у него в наборе был богатый арсенал вздохов. Великий канцлер изобразил озабоченное внимание.

— Прекрасная идея, ваше величество! Это позволило бы решить некоторые внутренние проблемы. Стрельцы уже больше года томятся без дела, пьют, дурачатся. А там, где безделье, там и бунт... — Он многозначительно посмотрел на царя.

Дормидонт пронзительного кощеевского взгляда не выдержал, его лицо стало медленно покрываться пунцовыми пятнами.

— Бунт?! — прошипел он угрожающе. — И это заявляешь мне ты, великий канцлер? Да я... я...

У Кощея так и вертелось на языке, что «я» — это последняя буква в алфавите, но он коротко улыбнулся и неопределенно махнул рукой.

— Будьте спокойны, ваше величество, у меня все под контролем! Вот, подпишите этот указ, и все будет в полном порядке. — Он положил на стол тяжелый лист пергамента, исписанного мелким бисерным почерком.

Царь надулся, нахмурил брови, словно хотел что-то казать, но вместо этого схватил перо и быстро подписал грамоту. Кощей молниеносно сцапал ее со стола, вежливо улыбаясь, спрятал в карман.

— Это... А что там, в грамоте? — запоздало спросил Дормидонт.

— Указ, ваше величество, — поклонился Кощей, — о введении тайной канцелярии. Бунты надо пресекать на корню. А зачинщиков выводить на чистую воду. В смысле — на плаху!

— Зачинщиков — это хорошо. Только ты, смотри, дров не наломай. Я хоть и строг, но справедлив. Не хочу, чтобы невинные пострадали!

— Вот тут-то вы и заблуждаетесь, ваше величество, — серьезно ответил канцлер. — Невиновных не бывает. Бывает мало пыток.

На какое-то мгновение царь остолбенел и непонимающе уставился на Кощея. Первый министр тут же поспешил разъяснить свою позицию.

— Время от времени в народе возникают нездоровые мысли. Когда люди живут хорошо, им хочется жить еще лучше. Они устремляют взоры туда, куда простому смертному и смотреть нельзя. Они замахиваются на самое святое!

— Это на церковь, что ли? — испугался Дормидонт.

— На частную собственность, — сурово сказал Кощей. — Приезжают заморские купцы, ведут прельстительные речи: мол, все люди равны, и все, что ни есть в государстве, надо поделить поровну. А самого государя... Нет! Не могу сказать. Язык не поворачивается!

Царь снова пошел пятнами, но канцлер его тут же успокоил.

— Потому и необходимо ввести тайную канцелярию, чтобы придушить на корню гидру революции!

— Чего-чего? — Дормидонт аж присел от удивления.

— Это я так, — успокоил его Кощей, — к примеру. Но вот некоторых бояр на место поставить надо! Особенно тех, кто размечтался о древних вольностях. Прижать олигархов!

Некоторое время царь тяжело дышал, осмысливая сказанное. Затем его лицо сморщилось от обиды, на глаза навернулись слезы.

— Вот и старайся для людей! — чуть не плача сказал он. — Я ведь ночами не сплю, за народ болею! Эти самые... реформы провожу. И в ответ такая черная неблагодарность! Эх, плохо быть царем на Руси! Правильно ты сделал, что свою тайную канцелярию организовал! Но все равно — не лютуй! Пыток я не потерплю. Что в Биварии скажут? Опять ромеи возмутятся. Заявят, что я не уважаю права человека!

— А вот на этот счет, ваше величество, можете быть спокойны! Посол Биварии фон дер Шнапс полностью разделяет наши взгляды на проблему. Более того. Он считает, что вы слишком мягки со своими подданными. В лесах хозяйничает Жужа с бандой разбойников. С Рипейских гор прилетает дракон Груня, деревни зорит, крестьян угоняет в полон и продает их кумарцам за баранину! Под Муромом снова появился Соловей-разбойник. Народ уже и в лес за грибами не ходит — столько нечисти развелось! Намедни боярину Клыкову лесной черт откусил палец. И не в чаще, не в глуши, а в собственном саду! Опять же... — тут Кощей понизил голос до шепота, — ходят слухи, что Идолище Поганое проснулось после тысячелетнего сна!

— Так я же и говорю, что война нужна! — простонал Дормидонт. — Ударим по нечисти! Освободим землю-матушку!

— Непременно, ваше величество, непременно! — сказал Кощей, кланяясь в пояс. — Вот этим и займемся в первую очередь! Разрешите откланяться?

— Да чего уж там, — махнул рукой государь, — иди, отдыхай! Это вот мне отдыхать некогда. Теперь всю ночь буду думу думать!

Кощей быстро ушел, с трудом удерживаясь, чтобы не потереть от удовольствия руки. Никакой войны с немцами, никаких враждебных действий против проклятой Кумарии. Не готово княжество Лодимерское к таким серьезным кампаниям! А вот выпустить воинственный пар и пощекотать нечисть у себя в государстве — это пожалуйста! Пусть стрельцы разомнут кости и повыветрят хмель. А тем временем можно будет заняться созданием регулярной армии на манер биварской.

Он спустился вниз, прошел по галерее, с брезгливым выражением на лице миновал женскую половину и вошел в свой кабинет с видом триумфатора.

За большим столом из черного полированного дерева сидела рыжая девица и разглядывала лежащую на столе книгу. Книга была не просто большая, а огромная. Железный оклад с рельефным узором, изображавшим битву каких-то демонов, был отперт. Замок лежал рядом.

— Это вы, па? — Девица отпрянула от книги, как от огня. Лицо Кощея, и до этого не отличавшееся румянцем, вытянулось и посерело еще больше.

— Деточка, откуда ты взяла эту книгу? — дрожащим от гнева голосом осведомился Кощей. — То есть я догадываюсь, откуда ты ее взяла, но ведь я тебе уже говорил! Или не говорил? Ты хочешь, чтобы тебя занесло к черту на кулички? Куда Макар телят не гонял? Ты этого хочешь?! Запомни, деточка, это Великая Книга Заклинаний! Даже не все маги могут ее читать без опасности быть стертыми в порошок!

Девица потупила глаза и скорчила плаксивую гримасу.

— Ну па, не надо! Я ее и в руки не брала! Она лежала здесь. Я просто... Просто рассматривала эти красивые узоры!

— Даже узоры на ней рассматривать нельзя! — рявкнул Кощей. — Без специальной подготовки, без умения нейтрализовать вредное воздействие. В конце концов, не окончив курсов высшей магии... Да у тебя хвост мог вырасти! Кстати, у тебя, случайно, не вырос хвост?..

Девица вскочила и обеими руками схватилась за аппетитно выпирающую заднюю часть.

— Ой, нет! Не вырос! Тьфу! Что вы, папочка, такое говорите? Слушать страшно!

— А ты, Варвара, слушай да на ус мотай. У меня тут много всякого-разного. Давеча вот холоп Данилка протирал оборотное зеркало и ненароком в него посмотрел. И что теперь?

— А правда, что? — заинтересовалась Варвара.

— А то! — устало сказал Кощей. — Вместо человеческой головы у него выросла баранья! Придется лечить дурака, а у нас, сама знаешь, все белые маги на счету! Большинство за границу подались, а кто остался, у того работы выше крыши, и берут за лечение дорого!

— Это все благодаря вам, папочка, — ядовито заметила Варвара. — Кто специальным приказом запретил чародейство?

— Если бы я его не запретил, — сурово сказал Кощей, — то половина населения уже лежала бы в гробу! У нас ведь любая дура норовит либо соперницу со свету сжить, либо парня приворожить, либо такое устроить... Да ты и сама не хуже моего знаешь.

Девица потупила глаза и покраснела.

— Так что ты иди, Варварушка, займись чем-нибудь... безопасным. А то ко мне должен человек прийти!

— Шпион! — с удовольствием отметила Варвара, и ее розовые губки расплылись в улыбке.

— Да, шпион! — рассердился Кощей. — И не смей больше критиковать отца, иначе... Иначе я не знаю, что сделаю!

— А раз не знаешь, так и не говори! — Варвара звонко рассмеялась и выскочила из кабинета.

— Фу! — Кощей утер пот. — Ну и молодежь пошла! Ни уважения, ни совести! Надо что-то делать. Может, ее срочно замуж выдать? Только кто ж ее добровольно возьмет, она же рыжая!

— Вы не правы! — От портьеры отделилась бесшумная тень и выплыла на середину комнаты. — Прошу прощения, господин канцлер, но я оказался случайным свидетелем вашей беседы. Варвара очень милая девушка.

— Ага! — саркастически заметил Кощей. — Дракон в юбке!

— Просто она умна и темпераментна.

— Иначе говоря, набитая дура!

— За ней большое приданое!

— Да ее и за полцарства никто не возьмет! Знаю я. К ней этот жулик, фон дер Шнапс, хотел подмылиться, да я ведь его, прощелыгу, насквозь вижу. Тоже ведь хочется, чтобы жених был не абы кто, а видный молодец! Ну да ладно. Докладывай, что там у тебя?

— На Будулая, царевича полонежского, было совершено покушение, — трагическим голосом произнес незнакомец, стараясь не выходить из тени. — Опять атаман Жужа со своими подельниками...

— Этого мне только не хватало! — воскликнул Кощей и в сердцах ударил кулаком по столу. — Какого труда мне стоило заключить мир со степняками! А теперь все коту под хвост! Они не простят этого никогда! Значит, надо готовиться к войне с полонежцами!

— Не надо, господин канцлер! — Незнакомец в балахоне произнес эти слова все тем же безразличным голосом, но Кощей безошибочно угадал: покушение не состоялось!

Несмотря на жару, Кощей поежился и плотней запахнулся в красную мантию.

— Рассказывай по порядку!

— Как прикажете. — Тень бесшумно поклонилась. — Господин канцлер! После того как Будулай со своим отрядом переночевал в Черниговке, кто-то посоветовал ему более короткий путь на Сурож. Они свернули с проезжей дороги на заброшенный тракт, и тут, я думаю, без чародейства не обошлось, потому что царевич выбрался на наезженную дорогу, а отряд продолжал двигаться по старому тракту, полагая, что Будулай ускакал вперед...

— Тут на него и напали, — подсказал Кощей, увлеченный рассказом, но незнакомец в ответ покачал головой.

— Нет, господин. Это случилось позже, в Калиновском урочище. Там его и ждали. Да не рассчитали немножко. Рядом оказалось небольшое сельцо, так вот некий тамошний молодец заступился за царевича, шайку разогнал, а Будулая на следующий день проводил до заставы. Там уж его отряд ждал, беспокоился. Так что все обошлось, ваше высокопревосходительство!

Кощей с минуту молчал, нервно барабаня пальцами по столу. Наконец он взглянул на своего собеседника.

— Кому понадобилось убивать царевича? — спросил он прямо.

— О, господин канцлер! — Шпион сделал шаг назад к портьере. — Этого я не знаю. Можно предположить, что бояре...

— Хорошо! — Кощей кивнул и отвернулся к окну. — Можешь идти!

Незнакомец поклонился, сделал шаг назад и растворился в полумраке.


предыдущая глава | На службе у Кощея | cледующая глава