home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



26

Уже к вечеру Синдбад осторожно вывел корабль из бухты и взял курс на север. На скалистых вершинах острова пламенели закатные отсветы, чайки, громко крича, низко проносились над водой и взмывали ввысь.

Позади остался заколдованный город и пещера с сокровищами, позади осталось самое трудное, и теперь предстояло хоть и долгое, но приятное возвращение домой: возвращались-то они не с пустыми руками! И пусть царевич в данный момент пребывает в виде козленка — канцлер найдет противоядие злым чарам.

Яромир с Муромцем сидели на палубе и сражались в шахматы. Царственный козленок все время тусовался рядом, забегая то с одной стороны, то с другой, и время от времени советовал, с какой фигуры пойти.

— Отстань, — устало отмахивался Яромир. — Уже в пятый раз из-за тебя проигрываю!

— Потому что надо было пойти слоном на эф шесть! — нудным голосом возразил козленок. — У тебя была выигрышная позиция, а ты ферзя подставил!

— Ерунда! — усмехнулся Муромец. — Не везет в шахматы — повезет в любви!

— Пусть лучше повезет в карьере, — сказал козленок. — Любовь никуда не денется! А если надо будет, я папаше намекну, он тебе такую красавицу просватает — обалдеешь!

— Не, таких не надо! — испугался Яромир. — Мне бы чего попроще!

За игрой время летело незаметно, и через два дня на горизонте показались пустынные берега Аравии. Друзья с нетерпением всматривались в пологий берег, когда к ним подошел Синдбад.

— Я не помешал? — вежливо осведомился он. Муромец посмотрел на почти выигранную партию.

— Одну минуточку, капитан!

— Ладьей ходи! — прошипел козленок. Илья покосился на царевича, почесал голову и двинул ладью вперед.

— Мат! — не веря своим глазам, заявил Яромир. — Я выиграл! Выиграл! Ура!

— А-а... — Муромец замер с открытым ртом, но тут снова вмешался Синдбад.

— Я что хотел сказать. Вам ведь нужно на север, в Кумарию? Тогда я высажу вас здесь: отсюда до Кумарин рукой подать, нужно только перебраться через горы, которые виднеются на горизонте! А мы отправимся в Басру.

— Мы что, пехом потопаем до самых гор? — ужаснулся Илья. — Да на тебе креста нет!

— Конечно, нет, — вежливо улыбнулся капитан «Бесстрашного». — Ведь я — мусульманин! Но тем не менее дам дельный совет. Здесь в любой деревне вы купите коней и без труда доберетесь до места!

Через час лодка доставила Муромца, Яромира и козленка на берег и вернулась обратно.

— Ну и где тут, скажите, деревня? — Илья Муромец огляделся и сплюнул с досады. — Песок, один песок! Хоть бы травка какая росла! Да здесь не то что человеку, муравью делать нечего! Ой!

Муромец невольно подскочил, когда под его ногами зашевелился песок и из него показалась здоровенная хитиновая голова с двумя антеннами-усиками! В следующее мгновение на поверхность выпрыгнул муравей. Он был здоровенный, величиной с большую собаку, весь блестящий, лакированный, как биварский рыцарь. В лапах муравей-гигант сжимал самородок величиной с конскую голову.

— Ёкарный бабай! — прошептал Яромир, отпрыгивая в сторону. — Вот так штука!

В ту же секунду из песка тем же манером появился второй муравей — близнец первого. И этот в лапах держал золотую чушку. Не сговариваясь, муравьи подошли друг к другу, соприкоснулись усиками, сладостно задрожали и ринулись с ошеломляющей скоростью куда-то в пустыню.

— Н-да! — Муромец покачал головой. — Золотоносные муравьи. Помнится, я что-то о них слышал... Такие дочиста обгложут, если встанешь им поперек дороги! Знаешь что? Давай-ка пойдем подобру-поздорову на север. Нечего здесь делать. По пути, может, людей встретим!

Яромир в этом сильно сомневался, но оказался неправ. Людей они встретили, едва только поднялись на бархан. В низине стояло несколько верблюдов, с десяток оборванцев сидели тесным кружком и о чем-то беседовали. Их неприглядный вид богатырей не смутил — как-никак, а все-таки люди!

— Эй, братцы, вот вы где! — Илья Муромец приветливо взмахнул рукой и припустил к ним с бархана. Незнакомцы разом повернулись и застыли как вкопанные. У одного из раскрытого рта вывалился кусок лепешки.

— Муромец! — прохрипел он, выпучив глаза. — Мать честная!!!

— Жужа! — обрадовался Илья. — Так вот ты где, змей подколодный! Мне-то как раз тебя и надо! Стой! Ты куда? Давай поговорим!

Однако Муромец совершенно напрасно напрягал голосовые связки. Разбойники, будто неведомой силой подброшенные вверх, бросились очертя голову в разные стороны и с дикими завываниями мгновенно скрылись из глаз!

Яромир кинулся было вперед, чтобы перехватить атамана, но не тут-то было. Оставляя за собой пыльное облако, Жужа устремился вперед, скача, как призовая лошадь.

Друзья спустились к брошенным верблюдам.

— Ну что за народ? — загрустил Муромец. — Тоже мне, земляки! Посидели бы, поговорили... А теперь и морду некому набить!

— Зато у нас есть эти диковинные звери, — сказал Яромир, указывая на верблюдов. — На них мы и доберемся до Кумарии!

— И то верно! — вздохнул Илья. — Тут не только на двугорбого осла, тут на таракана сядешь, лишь бы побыстрее добраться!

Без особого труда друзья оседлали верблюдов. Конечно, те попытались протестовать, но Муромец без лишних слов поднес кулак к носу вожака, и животное восприняло этот аргумент как надо. Крупной рысью караван устремился на север. Только издалека до слуха богатырей донесся долгий тоскливый вой.

— Пустынные волки, — предположил Муромец.

— Ага, — согласился Яромир.

Козленок от страха закрыл глаза и лишился чувств. Однако друзья были не правы. Этот тоскливый вой издавал атаман Жужа. Поднявшись на бархан, он в бессильной злобе поднял вверх сжатые кулаки и завыл не хуже степного волка.

Солнце уже клонилось к западу, а верблюды все шли и шли вперед.

— Смотри, какие выносливые! — восхитился Муромец. — Кони давно бы сдохли, а эти тянут!

— Надо сделать привал, — сказал Яромир, поглядывая на близкую уже цепочку гор.

— Нет проблем! — откликнулся Муромец и резко осадил вожака. Тот так и сел на хвост, тяжело дыша и пуская длинные слюни.

— Жажда замучила! — сказал Илья. — Ну ничего, сейчас напоим! В конце концов, какая разница? Горилка тоже жидкость!

Вынув пробку, он сделал пару хороших глотков.

— Замечательно! — доложил Илья через пару минут, прислушиваясь к собственным ощущениям. — Как будто заново родился! Пей и верблюдам оставь!..

Яромир сделал несколько глотков.

— Хватит, — сказал он, передернувшись. — Остальное — скотине!

— Ну, голубчики! — Илья игриво подошел к вожаку. — Открывайте пасти! Открывайте, иначе — вот! — Илья снова продемонстрировал животному внушительный кулак.

Верблюды обреченно раскрыли пасти.

— А теперь — водопой! — крикнул Илья. — Точнее — водкопой... — Щедрой рукой он вылил остатки горилки в верблюжьи глотки. — Вот теперь — порядок! И это... Может, отдохнем?

Тем не менее отдохнуть им не пришлось. Вожак, словно подброшенный пружиной, вскочил на ноги. Грива его встала дыбом.

— Иго-го! — заржал он совсем по-лошадиному. И друзья едва успели вскочить в седла.

Упившиеся горилки верблюды неслись по пустыне, обгоняя ветер. От их дыхания разило таким перегаром, что даже Илья Муромец старался дышать в сторону. Они уже доскакали до самого подножия гор, когда вожак пошатнулся и без звука завалился на бок. Через минуту верблюды лежали на земле вытянув ноги.

— Все-таки сдохли! — грустно констатировал Яромир, переминаясь с ноги на ногу.

— Не-а! — Илья Муромец весело прищурился. — Слышишь, как храпят? Да они же пьяные в доску!

Густой, дремучий храп висел над предгорьями Кумарин. Спали верблюды, задрав к темному южному небу волосатые ноги, спали богатыри, подложив под голову пудовые кулаки, спал козленок, сладко шевеля во сне длинными, тонкими губами. Наверное, он вспоминал свою человеческую жизнь. Бурдюк с открытым горлышком стоял рядом. И от него, и от спящих распространялось такое благоухание, что звенящие в округе цикады на какое-то время вдруг примолкли, а потом с небывалой энергией, даже с каким-то залихватским удовольствием ударили плясовую.

Даже вышедший на небеса месяц на мгновение замер, словно бы принюхиваясь, и продолжил дальнейший путь, слегка покачиваясь и задевая рогами неосторожные звезды. Такое поведение небесного светила должно было свести с ума всех астрологов и звездочетов и заставить их задуматься: уж не знамение ли это? Не готовится ли к вторжению в пределы государства невиданный и могучий враг?

Со стороны пустыни дул слабый ветерок. Над ночевкой богатырей он креп и набирался силы и уже навеселе летел дальше. И долетел до чутких ноздрей стража горных врат.

Сфинкс шевельнулся и жадно втянул ноздрями воздух. Не поверив себе, он приподнялся и втянул еще. «Однако, — удивленно пробормотал Сфинкс, с которого сон как рукой сняло, — русским духом пахнет! Или нерусским? Не кумарским — это точно. Запах чеснока я ни с чем не спутаю. Или от кумарцев пахнет луком? Совсем запутался. От украинцев — салом. Это точно. От степняков пахнет овчиной и соломой. А это что-то совсем другое... Любопытно, любопытно! Кто же решил нарушить мой вековой сон? Кому я должен загадывать загадки? Ох, и давно я не загадывал загадок!»

Сфинкс потянулся, стряхнул насевшую на него вековую пыль, которая делала его похожим на каменное изваяние, и, мягко ступая, стал спускаться вниз.

Идти на запах было легко и приятно. У Сфинкса слегка кружилась голова.

«Ну наконец-то, — думал он, — наконец-то! И мне дело нашлось, а то ведь столько лет...»

Богатырей он увидел еще издали. Сфинкс огляделся. Что-то во всем этом было не так. Не как положено. Он посмотрел на скривившийся месяц, на тяжелые, провисшие, словно дождевые капли, звезды, посмотрел на верблюдов и задумался.

«А не огрести бы здесь по самое некуда! — пробормотал он про себя. — Может, ну их, этих пришельцев? Черт! Никогда не видел, чтобы верблюды спали как собаки, задрав ноги вверх! Что бы это значило?»

Однако любопытство оказалось сильнее этих колебаний. Он снова втянул в себя резкий дурманящий запах. На колдовство это не было похоже. А вот на запах шербета... Только не обычного шербета, который можно купить в любой лавке, а шербета божественного! Сфинкс давно не пробовал божественного шербета. И давно не закусывал. А закусон лежал рядом, подвернув под голову кулаки.

Тяжело облизнувшись, страж горных врат подошел к бурдюку, заглянул в него, блаженно прищурился и одним махом опрокинул содержимое себе в глотку. Шумно выдохнув, он сорвал куст колючек и, сладко сопя, захрустел.

— Хорошо!.. Да как захорошело-то! — удивился он через пару минут. — А ну-ка, нет ли у них еще одного бурдючка?

Бурдючок нашелся, и не один. Все их Сфинкс аккуратно откупорил и выпил, закусывая все той же колючкой. Через полчаса страж горных врат сильно окосел.

«Почему на небе два месяца? — подумал он недовольно. — Так не положено! Один лишний. Убрать! Или нет... Прогнать!»

Сфинкс задрал голову и, пошатываясь, закричал:

— Эй, вы! Я, кажется, к вам обращаюсь! Кто из вас того? Лишний?.. А ну — кыш!

Однако месяц никак не реагировал на обращение Сфинкса, ему было не до того.

Сфинкс махнул лапой.

— Э, ладно, плевать. Потом разберемся. А это кто? — И он уставился на друзей совершенно осоловелым взглядом. Но утомленным после долгой дороги богатырям было по барабану.

— Эй! — Сфинкс слегка обиделся и удивился такому невниманию к собственной персоне. — Вы че, с дуба рухнули? Я кто? Тварь дрожащая или право имеющий, а? — Правой лапой он осторожно тронул Илью Муромца.

— Отвянь! — Илья вслепую отмахнулся, думая, что его толкает Яромир.

— Надо же, какой смелый! — удивился Сфинкс — В первый раз такое, гм... — так же осторожно он тронул Яромира.

Яромир открыл глаза и какое-то время молча всматривался в громадный силуэт, нависший над ним. Силуэт был похож на ожившую скалу.

— Е-мое! — невольно вырвалось у богатыря. — Атас, братцы!

— Что атас, где атас? — Муромец мгновенно вскочил и только потом принялся продирать глаза. — Ты че? А это че? Ой!..

— Вот именно, что — ой! — удовлетворенно произнес Сфинкс — Ну-ка, говорите, кто такие и зачем пожаловали?

Голос стража ворот звучал словно рокочущий гром.

— Слышь, Илья, а это кто? — шепотом спросил Яромир, невольно приседая от страха.

— А хрен его знает, — таким же шепотом ответил Муромец. — Сам видишь, чудище какое-то!

— Отвечайте на мой вопрос, — пророкотал Сфинкс, — иначе я вас проглочу — мне это совсем не помешает! Эх, давно я не закусывал! Только травкой. А вы такие сочные, такие упитанные!

— А ты на это не гляди, — крикнул Илья, на всякий случай медленно отступая. — Ишь, демон, чего захотел! Богатырского мясца отведать! Накося, выкуси! — И он повертел в воздухе здоровенным кукишем.

Сфинкс разинул пасть и посмотрел на богатырей. Однако напасть не решился.

— Понял, — сказал он с секундной задержкой. — Я это... ик! Забыл представиться. Страж горных врат. Могу пропустить — могу съесть. Отгадайте три загадки... Ик! Прошу. Не от... отгадаете — съем! Вот!

— И кто же тебя сюда поставил? — поморщился Илья. — Какой дурак?

— Кому надо, тот и поставил! — разозлился страж. — Ты это, думай, что говоришь!

— А чего думать-то? Мы люди простые...

— Странники мы, — вставил Яромир. — Ходим туда-сюда, смотрим, как Божий мир устроен. Вот, в Кумарию идем.

— Во! — Сфинкс вдруг оживился и привстал. — Идете, стало быть, через перевал. То есть минуя мой пост! Ну тогда мне придется вам... ик!.. Загадки загадывать. Кстати, мужики, выпить ничего не осталось?

— Сейчас пошукаем! — Илья посмотрел на опустошенные бурдюки, подошел к дрыхнущим верблюдам и отыскал еще один. На этот раз с водой. — Есть! — сказал он. — Только крепкая очень — ты нос зажми и пей, а то поведет!

— Хорошо, — рыкнул Сфинкс. — Ты мне нравишься. Я тебя съем, ха-ха, в последнюю очередь! — Он неловко сцапал бурдюк с водой и моментально его опустошил. Вода, смешавшись с самогоном, произвела поистине удивительное действие. Сфинкс окончательно поплыл.

— Короче. Загадай... Нет, это я загадай, а ты — отгадай! Короче, сорок одежек, а все без... это... застежек, во!

— Ха! — воскликнул Илья Муромец. — Так это луковица!

— Угадал, — мгновенно загрустил страж. — А эту ни за что не отгадаешь! Чудо-коромысло, над рекой повисло!

— Радуга, — сказал Яромир. — Чего же еще.

— Точно, — икая, согласился Сфинкс — Что-то я нынче не в форме. Ладно. Тогда вот еще: вышел месяц из тумана, вынул ножик из кармана... Ой, нет, это другое. Ага! Овцы не считаны, пастух рогат? А? Слабо? — Страж победоносно возвысился над богатырями, замерев в ожидании ответа. На его морде мелькнуло довольное выражение.

— Так это же месяц и звезды! — хором ответили Яромир и Муромец.

— Вот так-так, — огорчился Сфинкс — Это, выходит, я вас должен пропустить, да? А вот фиг вам! Мы драться будем!

— Погоди, чудо! — крикнул Яромир. — А давай, ты нашу загадку попробуешь отгадать! Если не отгадаешь, то мы — идем. И никаких драк! Согласен?

— Валяй! — высокомерно разрешил Сфинкс. — Чтобы я, да не отгадал? Слушаю!

— Два кольца, два конца, полна горница людей! — выпалил Яромир.

— Что-что? — переспросил Сфинкс — А ну-ка, повтори!

Яромир повторил. Сфинкс пошатнулся.

— Два конца... Так! Два кольца? Хм... Полна горница людей... Погодите, сейчас, сейчас! — Страж обхватил башку лапами и принялся сосредоточенно думать, да так, что на землю посыпалась мелкая каменная крошка. — Два кольца... Полна горница... Фу-у! Сдаюсь! Что это?

— Задница! — громогласно заявил Яромир и смело шагнул вперед.

— Чего?! — не поверил своим ушам Сфинкс — Задница? — Он тяжело осел на траву. — Ни шиша себе... — последние слова чудовище произнесло совсем тихо и так же тихо завалилось сначала на бок, а потом на спину, задрав кверху все четыре лапы.

— Тикать надо! — заторопился Муромец. — Пока это идолище не проснулось! Давай, расталкивай верблюдов, и бежим!

— Ме-ме-ме-меня не забудьте! — жалобно проблеял козленок.

— Те-те-те-тебя-то уж никак не забудем, — передразнил его Яромир и отправился раздавать тычки спящим верблюдам. Вскоре, благодаря такой мануальной терапии, вьючные животные были на ногах и прямо-таки рвались в бой. Они жадно втягивали ноздрями воздух, очевидно мечтая опохмелиться.

— Неча носами водить, — прикрикнул на них Муромец. — Вон этот, как его, страж все высосал! Так что двигайте ногами — у первого же караван-сарая опохмелим. Каждому брату по ведру браги!

Смысла слов верблюды не поняли, но уловили суть и припустили вперед так, что ветер у богатырей засвистел в ушах.

Яромир впервые в жизни увидел горы. Во все глаза он смотрел на ледяные вершины, на сверкающие грани ледников, на заснеженные склоны, нависшие над перевалом. Стало холодно, но верблюды словно не ощущали ни усталости, ни мороза. Время от времени вожак принюхивался к чему-то и пер вперед, пыхтя, как кипящий самовар.

Вскоре подъем кончился и начался затяжной спуск. Уже по краям дороги зазеленели альпийские луга, в одной из долин мелькнуло стадо овец и, наконец, запахло жильем.

Еще полчаса тряской езды — и перед богатырями раскинулось большое селение. Откуда ни возьмись набежала ребятня и с криками восторга помчалась за верблюдами. Вслед за ребятней на улицу высыпало все население поселка. Илья Муромец с трудом остановил верблюда и, спрыгнув с него, направился к толпе. Толпа притихла и испуганно молчала. Муромец выбрал самого почтенного на вид жителя — старика с длиннющей бородой — и вежливо поклонился.

— Приветствую тебя, Кавказ седой, твоим горам я спутник не чужой! — сказал он подслушанную у Яромира фразу и, повернувшись, подмигнул своему товарищу, мол, и мы могем стихами шпарить!

— Якши! — разулыбался старик. — Гость хорошо, а два — еще лучше! Таньга бар, бастурма бар! Таньга йок, секир-башка якши!

— Ты мне, старче, по-своему не заливай: мы университетов не кончали! Ты давай по-нашему, по-русски, иначе я тебе такой секир-башка устрою, что одна только задница и останется! Чача есть?

— Вах! Чача! — Старик всплеснул руками и что-то прошептал подбежавшему парнишке. Тот на минуту скрылся в хижине и вернулся оттуда с ковшиком, в котором плескалось что-то мутновато-белое.

— Байрам кумыс! — радостно доложил старик. Муромец с сомнением посмотрел на резко пахнущую жидкость.

— Яромирка, поди-ка сюда!

Яромир спешился и подошел ближе. При виде кумыса богатыря передернуло.

— Отрава какая-то, — пробормотал он. И тут его осенило. Яромир вытащил из кармана еще две монеты и протянул старику.

— Вах! — обрадовался старик и прямо-таки заплясал на месте. Тогда Яромир вытащил еще две монеты.

— Самогон, — повторил он твердым голосом, — горилка. Водка.

— Ой, нет, нет! — замотал головой старик, испуганно озираясь. — Нам нельзя. Закон!

Яромир вытащил еще три монетки и присоединил их к прежним.

— Закон? — спросил он вкрадчиво. Колебания старика длились недолго.

— Какой закон! — махнул он рукой. — Просто так говорят! Если осторожно, то все можно! — Он еще раз мигнул своему пацану, и тот снова сбегал в дом и вернулся с тяжелой двухведерной бутылью, плотно заткнутой пробкой.

— Чача якши! — разулыбался старик. — Пьешь немного — совсем батыр станешь!

— Да это не нам, дядя, — вздохнул Яромир. — Это для верблюдов!

— Зачем? — ужаснулся старик. — Как нехорошо животный мучить!

— Так они с похмелья! — пояснил Муромец. — Это для них как лекарство!

Налив чачу в корыто, он подвел верблюдов. Те мгновенно осушили его и даже подлизали капли.

— Вах! Аль-каши! — удивился старик.

— Еще какие алкаши! — хохотнул Муромец.

В селе они не стали задерживаться. В основном из-за верблюдов. Тем прямо-таки не стоялось на месте. Они перебирали ногами и только что не плясали лезгинку! Грех было не воспользоваться такой прытью! Поэтому друзья скакали до самой темноты без отдыха и только тогда, когда перед ними раскинулся большой город на берегу моря, решили остановиться.

— Кумария! — произнес Муромец с какими-то незнакомыми интонациями. — Чуешь запах?

— Ну, чую, ну и что? — простодушно ответил Яромир, поводив ноздрями.

— Кумарят! — коротко ответил Илья и глубоко вздохнул. — Давай вон к тому караван-сараю! И это... разговаривай поменьше. У нас с кумарцами не очень...

Они подъехали к караван-сараю, отдали верблюдов подбежавшему хозяину, а сами вошли внутрь.

Караван-сарай и в самом деле походил на обыкновенный дощатый сарай. Только пол в нем был застелен потертыми коврами, на которых лежали и сидели купцы из разных стран и городов, усталые путники и какой-то подозрительный сброд, который всегда имеется в изобилии в таких местах.

На вновь вошедших недружелюбно покосились, и разговор сразу стал на полтона ниже. Тотчас откуда-то из глубины караван-сарая вынырнула подозрительная личность и уселась невдалеке, время от времени косясь на друзей.

— Шпион, — коротко пояснил Муромец, — соглядатай. Сейчас побежит доносить, что в городе появились подозрительные люди...

— Ишь ты! — удивился Яромир. — Шпион! А с виду обыкновенный одноглазый жулик!

— Одно другому не мешает, — сказал подошедший хозяин. — Он ведь шпионом тут на полставки работает. Семья-то большая, денег не хватает... — сказав это, хозяин поставил перед богатырями по миске плова и оставил на подносе большой медный чайник, из-под крышки которого валил пар.

Время от времени поглядывая на шпиона, друзья принялись за еду. Шпион беспокойно завертелся на месте и быстро выскочил на улицу.

— Твой шпион за стражей побежал? — Илья Муромец подмигнул хозяину караван-сарая. — Это хорошо. Только не для тебя.

— Почему, почтенный? — перепугался караванщик, почуяв в словах Ильи Муромца непонятный подвох. Но никакого подвоха не было. Просто хозяин никогда не имел дела с богатырями.

— А ты сам посуди, — пробормотал Муромец, увлеченно работая ложкой, — придут стражники, начнется драка. От твоего заведения останутся только щепки! Убыток-то какой!

— Как? Почему?! — простонал караванщик. — Я честный человек, все своим трудом нажил — и вдруг в щепки! Ты, наверное, смеешься надо мной, почтенный?

— Я никогда не смеюсь над убогими, — сказал Муромец. — Не веришь — спроси моего друга! Яромир, скажи!

— Подтверждаю! — кивнул Яромир. — Все так и будет! Русские не сдаются!

— Во-во! — посмеиваясь, подтвердил Илья Муромец.

— Что же мне делать?.. Что мне делать?! — взвыл хозяин караван-сарая. — Сейчас этот стукач приведет роту стражников! А может, вы все-таки сдадитесь? — умоляюще произнес он, прижав руки к груди.

— Ни за что! — покачал головой Илья.

— И не проси! — вякнул козленок и тут же замолчал. Хозяин уставился на говорящего козленка и стал медленно изменяться в лице. Причем одна его половина стала сереть, а другая краснеть.

Яромир испугался, что долго такого душевного раздрая хозяин не выдержит и, отложив в сторону чашку, посоветовал:

— А ты, любезный, дал бы нам халаты, чтобы мы сошли за местных! Мы бы и ушли! И тебе хорошо, и нам.

— Я так и сделаю! — обрадовался хозяин караван-сарая и, повернувшись к остальным гостям, спросил. — Все слышали?

— Слышали! — нестройным гулом ответили постояльцы.

— Никому не скажете?

— Никому! — пробасили постояльцы, отводя в сторону лживые глаза.

— Скажут! — обреченно вздохнул хозяин. — Но это ничего. Откуплюсь. Главное, чтобы погрома не было!

— Тогда советую поторопиться, — сказал Яромир. — Слышишь?

Со стороны улицы послышался недружный топот ног, гортанные крики и звон доспехов. Стражники остановились возле дверей.

— Значит, богатыри? — раздался за дверью зычный голос.

— Богатыри! — ответил ему голос шпиона. — Те самые, о которых...

— Ясно! Кто пойдет первым?

Стражники в ответ сердито засопели, но желания ворваться в караван-сарай не высказал никто.

— Значит, добровольцев нет? — прозвучал голос начальника стражи. — Тогда я сам назначу добровольцев!

— А может, измором возьмем? — высказал кто-то дельную мысль.

— Или жребий бросим! — предложил другой.

— Ну, что? — Яромир повернулся к окаменевшему хозяину. — Гони халаты, дядя!

— Вах! — Хозяин подпрыгнул, как от укуса, и бросился вдаль по коридору. — Скорей за мной!

Подхватив козленка, богатыри пошли следом, лениво прислушиваясь к перепалке за дверью. Хозяин завел их в кладовку.

— Сейчас я вас наряжу! Так наряжу, что сам эмир не узнает! — Он отыскал пару халатов попросторней, выбрал красивые чалмы, шелковые пояса, и вскоре Муромец и Яромир стали выглядеть как знатные кумарцы.

— Хозяин! — донесся до них зычный голос — Иди сюда! Поговорить надо!

— Бегите, бегите! — прошептал караванщик, отворяя какую-то дверь и выпихивая друзей в кромешную темноту жаркой кумарской ночи.

— Вот такая наша служба! — философически вздохнул Муромец. — Ни тебе поспать, ни тебе поесть... Все время на побегушках!

— А мне нравится, — признался Яромир. — Все это очень интересно!

— Интересно! — передразнил его Муромец. — Вот куда идти — это интересно!

— Ну теперь мы можем куда угодно податься, — сказал Яромир, расправляя на халате складки. — Вон там, в конце улицы, огонек. Может, пойдем туда?

Муромец на секунду задумался, затем так же молча кивнул головой.

— А я вообще спать хочу! — захныкал козленок. — Я в кроватку хочу!

— А больше ты ничего не хочешь? — мрачно осведомился Илья.

— В туалет хочу, — грустно признался козленок.

— Это сколько угодно, — хмыкнул Яромир, опуская его на землю.

— Отвернитесь! — приказал козленок.

Богатыри отвернулись. А когда повернулись, козленка уже не было.

— Эй, ты где? — испугался Яромир. — Хватит шутить!

— Спаси-ите! — донеслось откуда-то издалека, и друзья увидели в конце улицы мелькнувшую тень.

— Похитили! — не своим голосом взревел Муромец. — Из-под носа увели! В погоню! На куски порву!

Не разбирая дороги, друзья ринулись следом. Они, без сомнения, догнали бы похитителя, если бы не длинные халаты, в которые их нарядил караванщик. Илья моментально запутался в длинных полах, наступил на одну и тяжело рухнул в пыль, пробив в мостовой приличную дырку. Он тут же поднялся и кинулся следом за злодеем, но драгоценное время было упущено.

Богатыри увидели еще раз, как похититель перебегает большую площадь, но не успели они его окликнуть, как тот уже скрылся за высокими воротами, возле которых стояла многочисленная стража. Муромец хотел было сразу всех перебить, но Яромир успел остановить его, схватив за рукав.

— Их же здесь целое войско!

— А мне плевать, что я, войска не видел?

— У них могут быть стрелы, — напомнил Яромир.

— Верно, — согласился Муромец. — Утыкают, как ежа, ни за что ни про что! Может, тогда через забор?

— Внутри стражи еще больше! Кстати, ты заметил, кто украл царевича? Это тот самый шпион! Только неясно: просто так украл или по наущению?

— А куда упер? — не понял Муромец. — Это что за хибара?

— Это дворец самого эмира! — прошептал кто-то, торопливо прошагав мимо.

— Вот! — сказал Яромир. — Теперь, я думаю, лучше дождаться утра!

— Утро вечера мудренее, — согласился Илья.

Не успело взойти солнце, как ворота дворца распахнулись и из них галопом вылетели стражники. Один всадник задержался на дворцовой площади, другие исчезли в кривых улочках города. Глашатай огляделся и, сняв с пояса рог, несколько раз протрубил. Звук у рога был противнейший, от него нестерпимо зачесались уши, и Яромир проснулся, толкнув Муромца в бок.

Площадь потихоньку стала заполняться народом. Глашатай все дудел и дудел, пока наконец не закашлялся. Только тогда он убрал рог и оглядел заполнившуюся площадь.

— Раз-два-три... — тихо сказал он, — проверка голоса! Как слышите? Прием!

— Да нормально слышим! — раздалось в толпе.

— Слушай ты, умник, хватит му-му тянуть, говори уже!

— Внимание! — заорал во всю глотку глашатай. — Передаем срочное сообщение! Только что к нам поступило известие о том, что великий канцлер Лодимерский Кощей свергнул с престола законного царя Дормидонта, а сына его, Ивана-царевича, злыми чарами обратил в козленка и отправил в изгнание с двумя палачами! Нашим спецслужбам удалось освободить царевича! Великий эмир кумарский объявляет войну узурпатору! Наша цель — вернуть козленка на трон... — Тут глашатай несколько замешкался и еще раз пробежал глазами по бумаге. — На трон, — повторил он в замешательстве, — и освободить братский русский народ от ужасного гнета могучего чародея! Свободу братьям по разуму! Да здравствует наш великий эмир, да здравствует царевич-козленок... — Глашатай снова поморщился, как от зубной боли, и закончил: — Да здравствует братство между народами!!!

Выкрикнув сообщение, глашатай развернулся и ускакал во дворец. Яромир встревоженно посмотрел на Муромца.

— Это что, выходит — война?..

— Война! — кивнул Муромец, непонятно чему усмехаясь. — Вишь, как все хитро обставили? Комар носу не подточит! Им ведь Урыльские острова нужны! Ну и так, по мелочи... С царевичем на руках они многое сделать могут!

— А нам за это башки оторвут! — мрачно предположил Яромир.

— Это в лучшем случае, мой друг!

— Поэтому нам надо забрать козленка!

— Надо! — кивнул Илья и стал оглядываться, словно искал дубину поздоровее.

— А вот этого не надо! — возразил Яромир, с лету уловив настроение друга.

— А что надо? — жадно спросил Илья.

— Надо обойти вокруг дворца. Осмотреться. Может быть, нам удастся определить, где они держат царевича?

Муромец глубокомысленно вздохнул, с минуту подумал и кивнул головой.

— Дело. Определимся, и ночью...

— И ночью мы разнесем все по кирпичикам! — закончил Яромир.

Придерживая халаты, они пустились вдоль высокой крепостной стены. За ними тут же увязались шпионы. Их было немного, человек пять, и все они мешали друг другу, отпихивали наиболее резвых локтями и громко шептались.

— Это не они!

— А я говорю — они!

— А может, это купцы, а? Вроде по-нашему одеты...

— А ты вообще молчи. Сам без году неделя стукачом работаешь, может, ты с ними заодно?

— Да я тебе за такие слова в морду дам!

— Только попробуй, я сам тебе все зубы вышибу!

Яромиру надоело слушать эти перепалки. Он остановился. Шпионы тоже остановились и принялись сосредоточенно рассматривать крепостную стену, кое-кто стал даже отколупывать штукатурку.

— Ну-ка, подите сюда! — Яромир поманил их пальцем. Один из шпионов дернулся было вперед, но его тут же схватили за рукав.

— Куда, дурила?!

— Вы что, не слышали? — повторил Яромир.

— Не-а! — сказал один из шпионов. — Мы — глухонемые!

— А чего вы тут гуляете? — прищурился Муромец.

— Нам врач прописал, — закашлявшись, нашелся один.

— Ну так я вас вылечу! — сказал Илья, засучивая рукава и направляясь к шпионам с твердым намерением отправить их на заслуженный отдых.

И тут шпионы не выдержали. Не говоря ни слова, они развернулись и бодро припустили назад вдоль стены.

— Ах, нечистая сила, ведь убегут! — крикнул Илья.

Яромир, недолго думая, стащил с ноги сапог и швырнул его в спину последнего соглядатая. Шпиона словно ветром сдуло. Но сдуло на своих же коллег. В результате получилась куча мала. Пока эта куча разбиралась, где чьи ноги, где чья голова, Муромец успел подойти и нанести, как он выразился, несколько контрольных щелчков, от которых шпионы затихли и потеряли интерес к окружающему. Яромир подобрал сапог и оглянулся.

— И это у них называется порядком? Вот теперь, действительно, порядок! — Они снова пошли вдоль стены, посматривая на высокие купола, арки, шпили и башенки. И тут откуда-то издалека до них донесся слабый блеющий голос. Голос был тонкий, ломающийся. Он пел, а ему подпевали чьи-то басистые, грубые голоса.

— Жил-был у бабушки серенький козлик!

— Раз-два! Раз-два! Серый козел! — ухнули басы.

— Вздумалось козлику в лес погуляти! — снова проблеял знакомый голосок.

— Раз-два! Раз-два! Серый козел! — в очередной раз дружно ухнули басы.

— Напали на козлика серые волки-и! — зарыдал тоненький голосок.

— Вон он! — прошептал Яромир, изменившись в лице. — Он нам дает знать, где находится!

— Звук идет, кажется, вон из той башни, — сказал Муромец и открыл уж было рот, чтобы рявкнуть во всю глотку, но Яромир вовремя прижал палец к губам. — Ты нас выдашь!

— А они будто не знают, что мы здесь? — скривился Муромец.

— Главное, чтобы не перепрятали царевича, — снова прошептал Яромир. — Стражники должны быть уверены, что все в порядке!

Чтобы подготовить пути к отступлению, богатыри прежде всего отправились в порт. Из Кумарии до княжества Лодимерского только одна дорога: через — Хвалынское море. Конечно, можно топать пешком в окружную по черным пескам, где обитают дэвы и всякая прочая нечисть. С ними Яромир не побоялся бы схватиться, но чего время зря терять? Да и заблудиться недолго. А уж если заблудился, то можно всю жизнь проблуждать. Одного такого несчастного Яромир встретил еще в детстве в лесу. Пошел мужик за грибами и сбился с дороги. Яромир ему, конечно, все рассказал и подсказал, да тот, видно, не так что-то понял, потому что лет через десять богатырь встретил бедолагу снова. Тот, уже весь седой, дошел до ручки, весь лес избороздил, а к родной деревне все никак не выйдет. Вот какие штуки бывают. Поэтому богатыри твердо решили, если тикать из Кумарии, так только морем! А для этого необходимо было найти судно, идущее на север.

В порту тут и там сновали стражники. Увидев богатырей, они сразу же напряглись и выставили вперед копья.

— Кто такие? — рявкнул начальник караула, выпучив на богатырей красные от вчерашнего кумара глазки.

— Мы купцы залетные! — не моргнув глазом ответил Яромир. — Возим товар туда-сюда, продаем, покупаем, меняем...

— Налоги платим исправно! — совсем некстати вставил Илья Муромец.

— Налоги? — обрадовался начальник стражи. — Платите? Это хорошо! Тогда так: с вас налог за бродяжничество, за то, что гуляете тут и дышите морским воздухом, за ношение усов, бороды и зубов!

— А при чем тут зубы? — не выдержал Илья. — Сильно жмут, что ли?..

Однако стражник не удостоил его ответом, молча вытащил из-за пазухи свисток и поднес к губам. Только тут он снова соблаговолил глянуть на богатырей.

— Платить будете или в тюрьму? У нас там хорошо, особенно тем, кто устроился надолго!

Муромец недовольно вздохнул и уже поднял было кулак, чтобы вогнать лихоимца в землю, но Яромир вежливо улыбнулся и полез за кошельком.

— Мы всегда рады помочь кумарской казне!

Отсчитав на глазах стражников пять золотых, он протянул их ему и, прижав руку к груди, поклонился.

— Теперь, почтенный, все в порядке?

— О да! — расцвел начальник стражи. — Все в порядке! Так вы, говорите, купцы? У нас тут, кстати, военное положение. Но если что, могу поспособствовать! Конечно, за отдельную плату!

— Это хорошо, — сразу обрадовался Муромец. — Нам отсюда удрать надо по делам. Да не сейчас... — Илья сделал нетерпеливый жест рукой, видя, что начальник стражи снова полез за свистком. — Не сейчас. Ночью! Понимаешь?

— Так! — Начальник стражи осмотрелся и, не убирая свистка, стал загибать пальцы. — За секретность информации — раз! За работу — два! За предательство государственных интересов, — тут он сделал значительное и таинственное лицо, — три! Итого — десять золотых!

— Годится! — не торгуясь, согласился Илья Муромец. — Только судно нужно быстроходное и незаметное. Ну, ты понял? Короче, чтобы никто ничего не увидел! Сделаешь — накину еще столько же. От щедрот...

— О! — Начальник стражи даже покачнулся от счастья. — У меня есть как раз то, что вам надо! Идемте со мной!

Отдав своим стражникам необходимые распоряжения, начальник стражи повел богатырей к причалу.

Они долго шли мимо судов, пока наконец не остановились возле длинного, совсем невзрачного суденышка, больше похожего на огромную бочку, спущенную на воду, нежели на корабль.

— Вот! — сказал он, оскалив длинные прокуренные зубы. — Самое лучшее из всего, что здесь есть! — Он постучал по дощатому боку бочки. — Почтенный Бендер-бей! Вылезайте, к вам гости!

В тот же момент внутри бочки послышались быстрые шаги, через минуту сверху откинулась дверца, и седобородый старик в очках и шапке-ушанке высунулся наружу.

— А! — Он настороженно повел глазами. — Любезный Осланбек? Я ведь уже заплатил за моцион и за то, что дышу морским воздухом!

— Гм!.. — смущенно хмыкнул Осланбек. — Дорогой Бендер-бей! Я привел к тебе купцов, которые заинтересовались твоим изобретением!

— Правда? — Бендер-бей мгновенно вылез из люка и уселся на верху своей плавучей бочки. — Ну что ж, я очень рад!

— В общем, вот что, — сказал начальник стражи, — вы тут поговорите, а я пойду. Как бы мои орлы не разбежались. Во сколько вас ждать?

— После полуночи, — мрачно сказал Илья, с неодобрением разглядывая странный плавучий агрегат.

— Тогда запомните пароль, — сказал Осланбек, поправляя сползшие от усердия штаны. — Да здравствует мир во всем мире! Запомнили?

— Такое не забудешь, — пробормотал Яромир, тоже разглядывая чудной корабль и не менее чудного старикана.

— Знакомиться будем али как? — Бендер-бей прищурился и поднес ладонь к уху.

«Он не только слепой, но и глухой! — подумал Яромир. — Эх, обманул нас начальник стражи!..»

— Али как, — пробормотал Муромец. — Мы вообще-то ищем подходящее судно. Чтобы до Руси добраться.

— Да побыстрей, — напомнил Яромир. — И чтобы это... Не догнали!

— Ну тогда вы попали по адресу, — самодовольно улыбнулся изобретатель. — Мой подводный корабль к вашим услугам! Не бесплатно, конечно, — поспешно добавил он и неловко рассмеялся. — Дело не в деньгах, конечно, но... сами понимаете, без этих белых, а в особенности желтых кружочков трудно жить. Тем более я всю наличность вбухал в это изобретение, а отдачи пока никакой.

— Ну насчет этого не беспокойся. — Яромир беззаботно махнул рукой. — Ты лучше вот что скажи. Кораблик-то твой нутряным огнем питается или что?

— Никакого нутряного огня, — воодушевился старик. — Пойдемте, я вам все покажу!

Богатыри еще раз недоверчиво покосились на плавучую бочку и осторожно поднялись на полукруглый борт. Вниз вела небольшая лестница. Внутри плавучей бочки было пусто, гулко и полутемно. Круглые застекленные окошки находились аккурат под водой, и сквозь них все пространство бочки заливалось голубоватым играющим светом. Мимо проплывали любопытные обитатели подводного царства береговой зоны. Они смотрели в оконца, тараща на богатырей круглые глупые глаза.

— Вот это красотища! — невольно ахнул Яромир, прижавшись к окну.

Муромец ткнул пальцем в толстое стекло.

— Смотри-ка, осетр! Ну натуральный осетр, харя-то какая, а! — Он довольно засмеялся и подмигнул полусонной рыбине. — А усы-то, ну прямо как у боярина Матвеева! А сердитый, сердитый-то какой!

— Господа! — донесся до них голос Бендер-бея. — Господа! Вы еще успеете насладиться подводными видами, и, даю слово, вам это еще надоест! Лучше обратите внимание вот на этот механизм!

— Какой механизм? — Яромир насилу оторвался от окна и уставился на изобретателя.

Бендер-бей стоял возле пары каких-то колес, соединенных цепью. К одному колесу были намертво прикручены педали.

— А вот, — горделиво произнес изобретатель и положил руку на колесо, — моя разработка! Двигатель ножной, вращательно-поступательный! Вы садитесь вот в это, с позволения сказать, седло и вращаете педали. А корабль, словно птица, мчится под водой! Никаких парусов, никакого пара. Исключительно мускульная сила. Полезно для здоровья и экономит деньги!

— Ну-ка, ну-ка... — Илья Муромец заинтересованно подошел к агрегату, внимательно осмотрел его со всех сторон, хмыкнул и осторожно взгромоздился в шаткое седло.

— Сиденье-то не сломается?

— Оно железное, — криво улыбнулся Бендер-бей.

— Тогда попробуем на ходу? — Илья поставил ноги на педали.

— Минуточку! — Изобретатель переключил какой-то рычажок. — Дадим задний ход, иначе ударимся о причал! А вы встаньте у руля. Видите там, на носу, штурвал? Вот к нему и станьте! Только рулите осторожней: у меня машина послушная, не то что парусные рыдваны!

— Ну, Яромирка, держись! — Илья подмигнул ему и расплылся в довольной улыбке. — Эх, сейчас вжарим!

Яромир со смешанным чувством восторга и страха смотрел, как вначале медленно, не спеша, Илья Муромец провернул педали, потом завращал быстрее, а через минуту и колесо, и ноги богатыря превратились в полупрозрачный, размытый диск. Изобретатель слабо пискнул и бросился к люку. Корабль плыл в надводном положении, и Бендер-бей с ужасом увидел, как с непостижимой скоростью от них удаляется земля, как скрываются один за другим минареты стольного града.

— Куда?! — Он скатился вниз и схватился за голову. — Мы же так, мы же...

— Не боись, дядя! — хмыкнул Муромец, продолжая наяривать. — Это так, проба сил, я еще и не на такое способен! Ладно, ладно! — Увидев, что Бендер-бей находится на грани отчаяния, он снизил темп и махнул Яромиру. — Поворачивай назад!

Яромир крутнул рулевое колесо, и корабль, заложив крутой вираж, пошел обратно. Вскоре он мягко ткнулся носом о деревянную стенку причала.

— Годится! — Илья Муромец, весьма довольный, вылез из седла. — Значит, так! Жди нас после полуночи. Я у тебя эту посудину покупаю! — Он вытащил кошелек, щедро отсыпал на ладонь золота и протянул изобретателю. — Держи! На эти деньги что-нибудь новое изобретешь! Хватит али мало?

Бендер-бей дрожащими пальцами пересчитал золотые. Еще никогда у него не было столько денег. Его лицо мгновенно переменилось, исказившись настоящей мукой радости, иначе и не скажешь.

— Да я на эти деньги!.. — Он закатил глаза. — Я на эти деньги...

— Ладно, ладно. — Муромец покровительственно похлопал его по плечу. — Придешь домой и решишь, что будешь делать с этими деньгами. А сейчас будь здесь и жди нас! А то, не ровен час, угонят твою лодку и спасибо не скажут. Времена-то наступили военные!

Друзья с нетерпением ждали прихода ночи. Наконец солнце спустилось за зубчатый край городской стены, и стало темно. В траве зазвенели кузнечики, в городских садах хором, словно слушаясь невидимого дирижера, ударили соловьи. В домах зажглись огоньки, и на шумных еще недавно улицах как-то сразу стало тихо.

— Пора! — сказал Яромир, оглядываясь и поправляя надоевший уже халат.

— Пора так пора, — согласился Муромец. — Только как мы пойдем? Ты как хочешь, а я эти тряпки сниму! Запутаться можно, честное слово!

— Погоди! — Яромир жестом остановил друга. — У меня идея! Зачем нам крушить стены?

— Не стены, а ворота! — ворчливо поправил его Илья. — И не крушить, а выбить. Подумаешь, эка невидаль!

— Но зачем поднимать шум? Вот что! Давай переоденемся стражниками! Тогда нас никто не остановит!

Илья задумался.

— Ты предлагаешь снова идти к караванщику и купить у него одежду стражников?

— Зачем покупать? — рассердился Яромир. — Стражи вокруг, что ли, мало? Вон отряд идет! Выбрать, чтобы по размеру подходило, и отнять!

— А! Понял! — радостно закивал Илья. — Отнять! Так бы сразу и сказал! Вот это по-нашему! — Он отряхнул ладони и заспешил навстречу неторопливо двигавшемуся отряду.

Отряд стражников был хоть и небольшим, но внушительным. Пятеро могучих усачей, в кольчугах и шароварах, строем шли по ночной улице. Увидев Илью Муромца, отряд занервничал и ускорил шаг.

— Эй, братцы, погодите!

Отряд уже бежал, громко стуча сапогами, щитами и зубами. Яромир выскочил им наперерез, но они, ловко обогнув его, устремились в ближайший переулок и скрылись в темноте.

— Что это с ними? — удивился Илья. — Шли, шли — и вдруг...

— Кажется, они испугались, — сказал Яромир. — Наверное, они нас приняли за ночных демонов.

— Ты думаешь у них тут есть демоны? — озадачился Муромец.

— А то нет! — неожиданно раздался грозный рык, и из темноты вышло странное и страшное существо с длинной зубастой мордой, кривыми рожками и поросячьим пятачком. Его маленькие выпуклые глазки горели мрачным утробным огнем.

— Точно! — воскликнул Яромир. — Мы-то думали, что стража от нас драпает, а они драпали от этого урода! Пошли ближе к дворцу, там кого-нибудь найдем!

— Я... Что?! — не поверил своим ушам демон. — Вы что, не боитесь меня?! Жалкие, ничтожные людишки! Трепещите же, несчастные, ибо сейчас я выпью вашу кровь, разорву на куски и сожру ваше мясо!

Илья Муромец и Яромир переглянулись и, не сговариваясь, расхохотались.

— Вы чего это? — озадачился демон. — Сейчас как высосу! Как съем! — рыкнул он, оскалив пасть, усеянную длинными кривыми клыками.

— Слушай! — Яромир перестал смеяться и повернулся к демону. — Вот скажи, почему вся ваша гвардия только одно и талдычит: съем, кровь выпью, мозги высосу? Вы что, помешались на жратве, что ли? Чем вы лучше обыкновенной свиньи? Та тоже всегда жрать просит...

— Ты ничего не понимаешь! — зашипел демон, бешено вращая глазами. — Тебе, жалкому, не дано постичь наше высокое предназначение нагонять на вас страх и ужас!

— На кого это ты можешь нагнать страх? — удивился Илья. — На бедных стражников, что ли? Так они не столько тебя боятся, сколько слухов. У страха глаза велики!

— А вы, значит, меня совсем не боитесь? — нахмурился демон.

— Нет, — отмахнулся Яромир. — Чего тебя бояться? Ты себя в зеркале видел?

— В зеркале? — озадачился демон. — Нет, не видел! — Тут он хитро прищурился, его горящие глазки зажмурились, и морда исказилась в противной улыбке. Из приоткрытой пасти на землю закапала желтоватая зловонная слюна.

— Послушай, ты, урод, у нас совсем нет времени, неужели непонятно?! — Яромир сжал кулаки, крепясь из последних сил, чтобы не вдарить от души по этому поросячьему пятачку.

— Э-э! Да вы пытаетесь меня провести, как я погляжу! Ничего у вас не получится, однако! Все равно я вас выпью и съем!

— Слушай, он мне надоел! — сказал Илья.

— Мне тоже, — признался Яромир. — Но ты погоди, может, еще договоримся. Слышь ты, смесь бульдога с носорогом, значит, ты хочешь выпить?

— Еще как хочу! — уркнул монстр и щелкнул зубами.

Яромир вынул из-за пояса боевые перчатки и не спеша надел их.

— Ну иди, пей!

— Ха! — воскликнул демон и опрометчиво прыгнул вперед. Его клыкастая пасть была нацелена точно в горло Яромиру, но в последний момент монстр вдруг понял, что все идет не так, как обычно. Потому что именно в последний момент бронированная перчатка Яромира с хрустом врезалась в поросячий пятачок демона, отбросив его метров на пять.

Друзья обменялись понимающими взглядами. Пока монстр фыркал, приходя в себя и осторожно ощупывая клыки, добрая половина которых валялась на земле, Илья надел свои перчатки.

— Ну что, повторим? — В два прыжка он оказался рядом с демоном и уже приготовился обработать его по полной программе, когда монстр не выдержал и тоненьким, паскудным голосом завопил, прикрывая морду когтистыми лапами:

— Спаси-ите! Карау-ул! Убива-ают! — Однако вопил он совершенно напрасно. Никто из сородичей к нему на помощь не спешил. Очевидно, они были поумнее. Ну а люди, слыша эти вопли, еще плотней запирали двери и ставни на окнах.

— Прошу прощения, — продолжал стенать демон. — Не разглядел в темноте, не увидел... Виноват! Больше не повторится!

Между тем стальные руки Ильи сомкнулись на тонкой шее монстра.

— Постой-ка! — вдруг оживился Муромец. — А ты, часом, летать не можешь?

— Могу, могу, я все могу! Я способный!..

— Тогда вот что. Перенесешь меня с приятелем через дворцовую стену — отпущу на все четыре стороны. Не перенесешь — порву на куски! Ну, как?

— А что вам надо во дворце? — ни с того ни с сего заинтересовался демон.

— Не твое собачье дело! — грубо оборвал его Яромир. — Так перенесешь или нет?

— Конечно, перенесу! Сей секунд! Только держитесь покрепче!

Друзья обхватили демона, и тот, словно гигантский бройлер, сделал несколько шагов, тяжело оттолкнулся от земли и взлетел, держа курс на дворец эмира.

Приземлились они на пустыре, аккурат перед носом дворцовой стражи. Это было очень неожиданно и само по себе эффектно. Ведь из звездной тьмы перед стражниками выплыл черный шар и, стукнувшись о землю, разделился на три части: злобного демона с горящими глазами и двух несусветных бугаев. Стражники оцепенели, но только на одно мгновение. В следующую минуту они с деревянным стуком повалились на землю.

— Порядок! — констатировал Илья и, повернувшись к монстру, добавил: — Все. Свободен!

— Ура! — прошептал помятый демон, но, прежде чем взлететь, остановился. — А вы кто? На вид люди, а по сути, чувствую, тоже демоны!

— Мы — загадка природы, — туманно ответил Муромец и тут же добавил: — Разгадывать не советую!

— Ну что вы, что вы! — испугалось чудовище и бесшумно кануло в ночь.

Башня, где был заточен царевич-козленок, оказалась неподалеку. Дверь в башню была заперта, и пришлось ее грубо высаживать, прищемив при этом какого-то нерасторопного сторожа. Все из той же дворцовой охраны. Внутри было светло. Горели факелы. Друзья поднялись по узкой лестнице и вошли в просторную комнату. На широких скамьях лежали вповалку стражники. Правда, вместо оружия у них были музыкальные инструменты: балалайки, гусли, какие-то дудки. Полный вокально-инструментальный ансамбль. На лицах стражников лежала печать усталости и обреченности.

— Допелись, — хмыкнул Илья. — А где царевич?

Козленка они нашли в следующей комнате. Царевич спал, подобрав под себя копытца и уткнувшись носом в подушку. Илья тихонько сгреб его и спрятал себе под мышку. Козленок тут же проснулся, но Яромир аккуратно сжал ему пальцами мордочку и прошептал:

— Тихо. Свои!

Козленок проморгался и, узнав богатырей, тут же обмяк и расслабился.

Богатыри выскочили из башни.

— Куда теперь? — Яромир огляделся, чтобы сориентироваться. И тут до их слуха донеслись отдаленные вопли, стук барабана и топот ног.

— Да ведь сюда целое войско бежит! — удивился Илья. — Надо же, опомнились!

И тут из-за ближайшего здания выскочило человек сто, не меньше. Завидев богатырей, они на мгновение замерли. Наконец из толпы выскочил невзрачный человечек и сердито топнул ногой.

— Чего встали?! — завопил он. — Это же агенты Кощея! Взять их! Схватить! В башню!

Толпа стражников, завывая то ли от страха, то ли от восторга, ринулась на друзей.

— Бежим! — крикнул Муромец и припустил в противоположную сторону. Яромир бросился за ним, не очень-то понимая, куда они бегут. Между тем Илья обогнул какое-то здание и устремился вкруговую. Толпа стражников поотстала, но зато к ней присоединились новые отряды.

— Куда бежим? — прокричал на ходу Яромир, с трудом нагоняя Илью.

— А я откуда знаю? — крикнул Илья. — Неважно куда: главное — убежать!

Через минуту Яромир и Илья Муромец промчались мимо эмирской кухни. Что это кухня — догадаться было нетрудно: слишком уж соблазнительные запахи валили из открытой двери. Привлеченные шумом, на крыльцо выбежали поварята, прислуга, рабочие и даже сам шеф-повар с огромным черпаком в волосатой руке. Он недоуменно уставился на Илью Муромца, его взгляд скользнул по одежде и тут же уперся в испуганную морду козленка. Шеф-повар мгновенно понял, что произошло, но понял по-своему.

— Дичь украли! — взревел он и ринулся вслед за богатырями. За ним устремилась вся кухня, вооружившись ложками, половниками и скалками.

Вскоре вся эта шумная толпа, кричащая, пыхтящая, ругающаяся, поравнялась с комплексом служебных зданий. В это самое время придворный архитектор возвращался из гостей и, увидев несущуюся прямо на него толпу, вообразил, что недавно спроектированная и построенная башня рухнула и теперь толпа пострадавших бежит, чтобы расправиться с ним за некачественное строительство.

Не говоря ни слова, придворный архитектор устремился вперед, под защиту эмира. На его счастье, страшный переполох достиг пресветлых ушей правителя. Светлейший эмир вместе с визирем обеспокоился.

— Это что? — спросил он, вскакивая с удобного ложа, на котором покуривал кальян.

— Наверное, землетрясение, ваше величество, — сказал визирь первое, что пришло ему в голову, и сам страшно перепугался.

— Скорей из дворца: завалит! — взвизгнул эмир и ринулся на крыльцо. Визирь, тяжело дыша, сунулся следом.

Шум. Гам. Крики. Топот ног...

Эмир буквально подпрыгивал от нетерпения, желая узнать, что происходит, когда мимо него пронесся придворный архитектор.

— Что случилось? — крикнул эмир и сердито топнул ногой.

Архитектор поневоле притормозил и, еле дыша, выпалил:

— Бунт, ваше величество! А может быть, даже революция!

— Спасайся кто может! — взвизгнул визирь, на совести у которого было немало темных делишек, и бросился вслед за архитектором. Тут не выдержал и сам эмир кумарский. Он не знал, что такое революция, но само слово звучало так страшно, что его величество припустил вперед с бешеной скоростью, догнав и обогнав архитектора.

— Куда бежим? — тяжело пыхтя, осведомился архитектор.

— В порт, в порт! — крикнул эмир. — В эмиграцию! — и устремился к воротам.

Яромир и Муромец бежали довольно быстро, но никак не могли догнать бежавших впереди людей. Сзади, на небольшом удалении, наседала вопящая орда, как вдруг ворота впереди распахнулись.

— Мы спасены! — крикнул Муромец, прибавляя шаг. Еще минута — и они мчались по улицам спящего города. Впрочем, сказать, что город спал, было бы вопиющей неправдой. Кварталы, расположенные ближе всего к дворцу, уже проснулись от шума и криков, и горожане, решив, что в город вступил неприятель, дружно взялись за оружие. А когда они увидели бегущего впереди эмира и придворных, то, не сговариваясь, бросились защищать своего правителя, приняв спросонья своих же стражников за чужеземных солдат.

Через минуту в городе кипело настоящее сражение, а эмир с визирем и богатыри уже подбегали к порту.

Стоящий на часах стражник вышел было вперед, но, увидев несущегося прямо на него эмира, едва не лишился рассудка.

— Где корабль? — крикнул эмир, на секунду замедлив ход.

— Там, где и всегда, у причала... У дальнего причала! — рявкнул стражник, и мимо него один за другим пронеслись эмир, визирь, Яромир и Илья Муромец.

— Илья, нас обгоняют! — крикнул Яромир. — Сейчас из-под носа лодку уведут!

— Не уведут! — гаркнул Илья, наращивая темп, но перегнать до смерти перепуганного эмира друзьям все же не удалось. Через несколько минут они уже подбегали к подводному кораблю и видели, как правитель с визирем скрылись внутри. Муромец на секунду остановился, прислушиваясь. Шум вдали нарастал и приближался. Из люка показалась голова изобретателя. Он уставился на богатырей и махнул им рукой.

— Порядок! — Илья подтолкнул Яромира вперед и запрыгнул в люк вслед за ним.

— Там... там... — зачастил бледный как полотно изобретатель, но Муромец только отмахнулся. — Потом разберемся! Задраивай люк — и ходу!

Бендер-бей бросился к люку. Муромец вынул из-за пазухи козленка и уселся за педали, а Яромир встал у руля, косясь на забившихся в угол правителей. Но откуда ему было знать, что это сам сиятельный эмир? Тем более что вместо сияния от него исходил жар, как от натопленной печки, а по лицу струился пот.

— Ну что, оборванцы? — тихо сказал Яромир. — Сами залезли, сами виноваты! Сидите тихо и не вякайте, не то рыбам скормим!

— Ре-во-люция! — по слогам произнес эмир и потерял сознание.

Визирь оказался крепче. Он посмотрел на козленка, потом на витязей и, кажется, все понял.

— Какое счастье видеть русских батыров и козленка-царевича, чудесным образом избавленного от гибели! — радостно доложил он. — Мы с великим эмиром специально решили вам помочь... — продолжил он, но Муромец его опередил.

— Не отвлекать рулевого разговорами, а то заедем не туда!

— Погружаемся! — крикнул изобретатель.

— Даю полный ход! — весело ответил Муромец и нажал на педали. Через минуту стало слышно, как вода обтекает деревянный корпус лодки.

Пламя свечи освещало неверным, дрожащим светом богатырей, работающих в поте лица, козленка, пристроившегося на половичке, изобретателя, склонившегося над каким-то прибором, и притихших кумарских властителей.


предыдущая глава | На службе у Кощея | cледующая глава